Амортизация при лизинге

Ускоренная амортизация при лизинге

Нормы бухгалтерского учета существенно ограничивали право на ускоренную амортизацию и противоречили положениям Закона о лизинге. Между тем решение вопроса о применении амортизации влияет на налоговые отношения, так как объектом обложения налогом на имущество является остаточная стоимость основных средств именно по данным бухучета. Спор по этой проблеме идет уже очень давно, и вот теперь ему дана оценка со стороны ВАС РФ (Постановление Президиума ВАС РФ от 05.07.2011 N 2346/11).

Если договор лизинга содержит условие о переходе права собственности на лизинговое имущество к лизингополучателю, то до момента выплаты всех лизинговых платежей его собственником все равно продолжает оставаться лизингодатель. Однако, несмотря на это, основные средства, являющиеся предметом лизинга, могут учитывать на своем балансе как лизингодатель, так и лизингополучатель (п. 1 ст. 11 и ст. 31 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ; далее — Закон N 164-ФЗ). В связи с этим амортизация по лизинговому имуществу начисляется той стороной лизингового договора, на чьем балансе оно учитывается.

При этом Закон N 164-ФЗ содержит прямую норму о праве сторон договора лизинга по взаимному соглашению применять ускоренную амортизацию с коэффициентом не выше трех. Аналогичная норма о возможности применения повышающего коэффициента амортизации при лизинге для целей налогового учета содержится и в гл. 25 Налогового кодекса РФ.

Немного истории

Специалисты Минфина России с самого начала заняли твердую позицию по этому вопросу. В целом ряде своих писем они указывали, что начислять амортизацию с использованием повышающего коэффициента ПБУ 6/01 "Учет основных средств" (утв. Приказом Минфина России от 30.03.2001 N 26н, далее — ПБУ 6/01) разрешает только при одном способе амортизации — способе уменьшаемого остатка. Использовать повышающие коэффициенты при других методах начисления амортизации, в том числе линейном, ПБУ 6/01 не позволяет.

Не секрет, что самым простым, а потому и самым распространенным способом начисления амортизации является именно линейный метод. Его в большинстве случаев используют участники лизинговых сделок. Поэтому, пытаясь сблизить бухгалтерский и налоговый учет, а также уменьшить налоговую базу по налогу на имущество, многие бухгалтеры пытались пойти на хитрость, то есть достичь того же результата, формально с мнением специалистов финансового министерства. Дело в том, что в бухгалтерском учете, в отличие от налогового, организация самостоятельно устанавливает срок полезного использования основного средства при принятии его к учету (п. 20 ПБУ 6/01) исходя из:

  • ожидаемого срока использования этого объекта в соответствии с ожидаемой производительностью или мощностью;
  • ожидаемого физического износа, зависящего от режима эксплуатации (количества смен), естественных условий и влияния агрессивной среды, системы проведения ремонта;
  • нормативно-правовых и других ограничений использования этого объекта (например, срока аренды).

Таким образом, если налогоплательщики в налоговом учете по лизинговому имуществу применяли специальный коэффициент 3, то в бухгалтерском учете, опираясь на то, что срок договора лизинга является правовым ограничением, просто устанавливали срок полезного использования объекта в три раза меньше, чем в налоговом учете, но, конечно же, не менее 12 месяцев. В таком случае ежемесячная сумма амортизации в обоих видах учета могла совпадать.

Налоговые инспекторы, естественно, возражали против такого подхода, но добиться убедительных побед в судах не могли. Поэтому многие налогоплательщики шли на риск такого спора, надеясь, что практика ВАС РФ по данному вопросу не сформирована, к тому же были все основания полагать, что судьи на стороне налогоплательщиков. Так, в отказном Определении ВАС РФ от 24.12.2010 N ВАС-17627/10 был поддержан тезис, что ограничений по применению ускоренной амортизации лизингового имущества при исчислении налога на имущество действующее законодательство не содержит.

Однако в текущем году один из таких споров снова попал в порядке надзора в ВАС РФ. В этот раз коллегия судей установила, что в судебной практике нашел отражение как подход о допустимости применения коэффициента ускорения при указанном способе начисления амортизации, основанный на отсутствии каких-либо ограничений в п. 1 ст. 31 Закона N 164-ФЗ, предусматривающем право соответствующей стороны договора лизинга на применение ускоренной амортизации, так и противоположный подход. Иная позиция основана на возможности реализации права на ускоренную амортизацию с учетом п. 1 ст. 375 Налогового кодекса РФ только при соблюдении порядка, установленного п. 19 ПБУ 6/01. Учитывая изложенное, коллегия передала данное дело на рассмотрение Президиума ВАС РФ по случаю, касающемуся доначисления налога на имущество.

И много грустной реальности

Итогом такого рассмотрения стало Постановление Президиума ВАС РФ от 05.07.2011 N 2346/11. К огорчению налогоплательщиков, высокий суд решил, что лизингополучатель, учитывающий лизинговое имущество на своем балансе, не имеет права при линейном методе начисления амортизации для целей бухгалтерского учета сокращать срок его полезного использования против норм, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 01.01.2002 N 1 (применять коэффициент ускоренной амортизации или устанавливать срок службы, равный периоду действия договора лизинга). Понятно, что запрет на такие действия существенно увеличивает платежи по налогу на имущество.

В Постановлении судьи согласились с мнением Минфина России и ФНС России о том, что, несмотря на общую норму ст. 31 Закона N 164-ФЗ о праве сторон договора лизинга по взаимному соглашению применять ускоренную амортизацию предмета лизинга, не ограничивающую это право в зависимости от способа начисления амортизации, при ее применении следует руководствоваться п. 19 ПБУ 6/01, а также п. 54 Методических указаний по бухгалтерскому учету основных средств, разрешающим это делать только при начислении амортизационных отчислений способом уменьшаемого остатка.

Следует особо отметить, что фактически налогоплательщик не использовал в бухучете коэффициент ускоренной амортизации, а просто установил самостоятельно срок службы лизингового оборудования, руководствуясь п. 20 ПБУ 6/01. В данном случае лизингополучатель ссылался на установление срока службы оборудования с учетом нормативно-правовых ограничений использования этого объекта (т.е. условий по сроку договора лизинга). В результате самостоятельно установленный срок все равно оказался равным сроку, принятому в налоговом учете, то есть сроку, установленному Классификацией основных средств, включаемых в амортизационные группы.

Суды первой и апелляционной инстанций, отказывая в удовлетворении требования общества, исходили из необоснованности его действий по установлению в бухгалтерском учете сокращенных в три раза сроков полезного использования. Срок полезного использования, представляя собой время, в течение которого объект ОС служит для выполнения целей деятельности налогоплательщика, не носит произвольный характер и подлежит определению для целей налогового и бухгалтерского учета исходя из Классификации основных средств, утвержденной Постановлением Правительства РФ от 01.01.2002.

Суд кассационной инстанции, отменяя судебные акты нижестоящих судов по рассматриваемому эпизоду и признавая решение инспекции о доначислении налога на имущество недействительным, полагал, что установление сокращенных сроков использования имущества явилось следствием применения ускоренного коэффициента амортизации, равного трем, на что налогоплательщик, по его мнению, имел полное право.

Однако Президиум ВАС РФ указал, что следует оставить в силе решения судов первых двух инстанций, а судьи ФАС Северо-Кавказского округа, отменяя их, были не правы по перечисленным ниже основаниям. Согласно п. 1 ст.

Ускоренная амортизация: формула

375 Налогового кодекса РФ база по налогу на имущество — среднегодовая стоимость имущества, признаваемого объектом обложения. При определении налоговой базы это имущество учитывается по его остаточной стоимости, сформированной в соответствии с установленным порядком ведения бухучета, утвержденным в учетной политике организации.

Постановлением Правительства РФ от 07.04.2004 N 185 установлено, что федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим выработку единой государственной политики и нормативно-правовое регулирование в области бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности, является Минфин России.

Порядок учета на балансе организаций объектов ОС регулируется ПБУ 6/01. Согласно ему начисление амортизации производится одним из следующих способов: линейным; способом уменьшаемого остатка; способом списания стоимости по сумме чисел лет срока полезного использования; способом списания стоимости пропорционально объему продукции (п. п. 18 и 19 ПБУ 6/01). При этом применение ускоренного коэффициента не выше трех предусмотрено только при начислении амортизации способом уменьшаемого остатка. Аналогичное правило о применении названного коэффициента предусмотрено также п. 54 Методических указаний по бухгалтерскому учету основных средств (утв. Приказом Минфина России от 13.10.2003 N 91н).

В силу требований п. 2 ст. 5 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ положения (стандарты) по бухучету, устанавливающие принципы, правила и способы ведения организациями учета хозяйственных операций, составления и представления бухгалтерской отчетности, методические указания по вопросам бухгалтерского учета обязательны для исполнения всеми организациями на территории Российской Федерации.

Таким образом, реализация права на ускоренную амортизацию с учетом п. 1 ст. 375 Налогового кодекса РФ, согласно которому остаточная стоимость имущества, учитываемая при расчете базы по налогу на имущество, формируется в соответствии с установленным порядком ведения бухучета, возможна только при соблюдении порядка, определенного п. 19 ПБУ 6/01 и п. 54 Методических указаний по бухгалтерскому учету основных средств. Лизингополучатель, применяя линейный способ начисления амортизации, не вправе использовать ускоренный коэффициент амортизации и с учетом этого коэффициента определять срок полезного использования имущества, полученного в лизинг. Так что теперь, после выхода комментируемого Постановления Президиума ВАС РФ, лизингополучателям уже нет смысла перечить воле Минфина России и пытаться прямо или косвенно обойти установленное им ограничение на применение ускоренной амортизации при линейном методе.

Луч света в темном царстве

Лизингополучатель пытался убедить судей, что в момент постановки на учет лизингового оборудования он еще не мог с точностью знать, будут ли им соблюдены все условия лизингового договора. А значит, перейдет ли к нему право собственности на лизинговое имущество или нет. То есть он не был уверен в возможности использования данного оборудования за пределами срока договора. По его мнению, это давало ему право применить положения п. 20 ПБУ 6/01 и установить срок службы, равный именно сроку договора лизинга. Однако даже эти доводы налогоплательщика высокий суд не убедили.

Защищая свою позицию на заседании Президиума ВАС РФ, налоговые инспекторы указали, что они не против применения для лизингового оборудования метода установления срока его полезного использования исходя из срока действия самого договора лизинга. С существенной оговоркой применить этот вариант может только лизингодатель в случае, когда согласно условиям договора лизинговое имущество находится на его балансе. Так как именно для него срок полезного использования в этом случае объективно равен сроку самого договора лизинга. Для лизингополучателя, учитывающего имущество на своем балансе, в случае когда по условиям договора оно после выплаты всех платежей становится его собственностью, установление срока амортизации таким образом неправомерно.

По существу оно является искусственным, так как предполагается, что такое оборудование будет продолжать использоваться лизингополучателем в производственных целях и после окончания срока действия договора лизинга на данное имущество. Ведь срок полезного использования, представляя собой период времени, в течение которого объект основных средств служит для выполнения целей деятельности налогоплательщика, не может носить произвольного характера и подлежит определению как для целей налогового, так и бухгалтерского учета.

С учетом такой позиции налоговых инспекторов по вопросу установления срока службы лизингового имущества у лизингодателя, которую следует признать в этой части обоснованной, можно порекомендовать лизингополучателям следующее. Те из них, которые все-таки хотят продолжать экономить на налоге на имущество, должны заключать договоры лизинга с условием нахождения имущества на балансе самого лизингодателя. Это приведет к тому, что именно последний будет плательщиком налога на имущество, но он сможет платить его в меньшем объеме, чем это делал бы сам лизингополучатель, так как сможет начислять бухгалтерскую амортизацию в большем объеме с учетом сокращенного срока службы имущества.

Отметим, что Минфин России высказывал согласие с установлением для целей бухгалтерского учета срока полезного использования объекта основных средств лизингодателем самостоятельно с учетом норм п. 20 ПБУ 6/01 (Письмо от 08.11.2006 N 03-06-01-04/199).

Переведя имущество на баланс лизингодателя, лизингополучатель может получить и другие экономические выигрыши, помимо уже отмеченных нами. Ведь когда лизингополучатель учитывает имущество у себя на балансе, то он в любом случае платит налог на имущество в большей сумме, чем это сделал бы лизингодатель. Все дело в том, что балансовая стоимость для лизингодателя всегда меньше аналогичной стоимости постановки на учет данного имущества для лизингополучателя. Для лизингодателя первоначальная стоимость имущества будет соответствовать его расходам на покупку основного средства, то есть непосредственно его цене и величине сопутствующих такой покупке услуг. При учете имущества на балансе лизингополучателя его стоимость равна всей сумме договора лизинга (совокупности всех уплачиваемых лизинговых платежей). Обычно их размер достигает от 20 до 50 процентов от первоначальной стоимости средства. Это связано с тем, что в состав лизинговых платежей заложены еще и другие инвестиционные затраты лизингодателя (например, информационные, расходы на страхование, проценты за кредит и другие) плюс, естественно, еще и его собственный доход.

Так что теперь при договоре лизинга с экономической точки зрения лизингодателю выгоднее поставить имущество на баланс к лизингодателю, даже неся при этом дополнительные расходы на оплату услуг самого лизингодателя за выполнение им этих функций, которые он, естественно, потребует.

С.М.Рюмин

Налоговый консультант

По соглашению сторон договора лизинга, имущество, переданное лизингополучателю, учитывалось у него на балансе. Он начислял по данному основному средству амортизацию с применением повышающего коэффициента 3 на основании пп. 1 п. 2 ст. 259.3 НК РФ. При этом в расходах при расчете налога на прибыль налогоплательщик учитывал как амортизационные отчисления, так и лизинговые платежи, причитающиеся лизингодателю по условиям договора. Подобным образом организация учитывала расходы и в тех периодах, когда величина начисленной амортизации по предмету лизинга превышала величину лизингового платежа. Однако налоговый орган указал на неправомерность данных действий лизингополучателя. По его мнению, в рассматриваемой ситуации в расходах по налогу на прибыль нужно было признавать только сумму амортизации. Суд поддержал проверяющих. ФАС Поволжского округа в постановлении от 21.07.2014 № А55-20730/2013 пояснил, что первоначальная стоимость основных средств включается в расходы через амортизационные отчисления (пп. 3 п. 2 ст. 253 НК РФ). Если предмет лизинга числится на балансе лизингополучателя, то он вправе признать в расходах лизинговые платежи за минусом суммы амортизации по такому имуществу (пп. 10 п.

Особенности амортизации при лизинге

1 ст. 264 НК РФ). Из этого следует, что в тех месяцах, когда величина амортизационных отчислений превысила подлежащий уплате лизинговый платеж, такой платеж не уменьшает налогооблагаемую прибыль. То есть лизингополучатель включает в состав расходов только начисленную за данный месяц амортизацию по полученному в лизинг имуществу.

Напомним, что Минфин России придерживается аналогичного подхода (см. письмо от 29.03.2006 № 03-03-04/1/305). Контролирующие органы поясняют, что лизинговый платеж в полном размере правомерно учесть в расходах, лишь когда сумма начисленной амортизации по лизинговому имуществу равна нулю.

Подробнее налогах, которые при заключении договора лизинга должен уплатить лизингополучатель, см. справочник "Договоры: условия, формы, налоги".

<<< Назад

Ускорить амортизацию — что это такое, и как провести?

Амортизация при лизинге автомобиля

Все статьи Выкупной лизинг: определяем срок полезного использования предмета лизинга (Шелестова Н.Л.)

Вправе ли организация в целях обложения налогом на имущество определять срок полезного использования объектов основных средств, приобретенных на условиях выкупного лизинга, исходя из срока действия договора лизинга?

По мнению контролеров, данная возможность предоставляется только при условии возврата предмета лизинга после его окончания. Так ли это? Читайте в нашей статье.

Кто из сторон договора лизинга является плательщикомналога на имущество?

В силу п. 1 ст. 374 НК РФ объектом обложения налогом на имущество для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество (включая имущество, переданное во временное владение, пользование, распоряжение или доверительное управление, внесенное в совместную деятельность), учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета.
Порядок учета на балансе организаций объектов основных средств регулируется ПБУ 6/01 <1>. Пункт 4 этого Положения определяет, что актив принимается организацией к бухгалтерскому учету в качестве основных средств, если одновременно выполняются следующие условия:
а) объект предназначен для использования в производстве продукции, при выполнении работ или оказании услуг, для управленческих нужд организации либо для предоставления организацией за плату во временное владение и пользование или во временное пользование;
б) объект предназначен для использования в течение длительного времени, то есть срока продолжительностью свыше 12 месяцев или обычного операционного цикла, если он превышает 12 месяцев;
в) организация не предполагает последующую перепродажу данного объекта;
г) объект способен приносить организации экономические выгоды (доход) в будущем.
———————————
<1> Положение по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" ПБУ 6/01, утв. Приказом Минфина России от 30.03.2001 N 26н.

Согласно ст. ст. 4, 15 и 31 Закона о лизинге <2> лизингодатель приобретает в ходе реализации договора лизинга в собственность имущество и предоставляет его в качестве предмета лизинга лизингополучателю за определенную плату, на определенный срок и на определенных условиях во временное владение и пользование. При этом по договору лизинга лизингополучатель обязуется по окончании срока действия договора возвратить предмет лизинга, если иное не предусмотрено указанным договором, или приобрести предмет лизинга в собственность на основании договора купли-продажи. Предмет лизинга, переданный лизингополучателю по договору лизинга, учитывается на балансе лизингодателя или лизингополучателя по взаимному соглашению.
———————————
<2> Федеральный закон от 29.10.1998 N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)".

Таким образом, предмет лизинга, одновременно отвечающий четырем признакам основного средства, является объектом обложения налогом на имущество, при этом плательщиком налога на имущество является лизингодатель или лизингополучатель в зависимости от того, у кого предмет лизинга учтен на балансе в соответствии с договором лизинга.

Как определяется налоговая база?

Согласно п. п. 1, 3 ст. 375 НК РФ налоговая база по налогу на имущество определяется как среднегодовая стоимость имущества, признаваемого объектом налогообложения. При определении налоговой базы это имущество учитывается по его остаточной стоимости, сформированной в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета, утвержденным учетной политикой организации.

Как определяется остаточная стоимость?

По норме п. п. 17 — 19 ПБУ 6/01 стоимость объектов основных средств погашается посредством начисления амортизации одним из следующих способов: линейный способ; способ уменьшаемого остатка; способ списания стоимости по сумме чисел лет срока полезного использования; способ списания стоимости пропорционально объему продукции (работ). При этом годовая сумма амортизационных отчислений определяется с учетом срока полезного использования — в зависимости от избранного способа погашения стоимости ОС.
Таким образом, для целей бухгалтерского учета остаточная стоимость основного средства определяется исходя из его первоначальной стоимости и амортизационных отчислений, размер которых зависит от способа начисления амортизации, выбранного налогоплательщиком, и срока полезного использования основного средства.

Как определяется срок полезного использования?

Согласно п. 20 ПБУ 6/01 срок полезного использования объекта ОС определяет организация при принятии объекта к бухгалтерскому учету исходя из:
— ожидаемого срока использования этого объекта в соответствии с ожидаемой производительностью или мощностью (способ 1);
— ожидаемого физического износа, зависящего от режима эксплуатации (количества смен), естественных условий и влияния агрессивной среды, системы проведения ремонта (способ 2);
— нормативно-правовых и других ограничений использования этого объекта, например срока аренды (способ 3).
Таким образом, в целях бухгалтерского учета срок полезного использования для объектов основных средств определяется одним из трех перечисленных способов.

Какой способ применяется в случае выкупного лизинга?

Как правило, срок полезного использования (СПИ) лизингового имущества определяется исходя из срока договора лизинга. Однако анализ судебной практики показал, что в случае выкупного лизинга (договор лизинга с правом выкупа предмета лизинга) такой подход влечет налоговые споры.
Какие доводы приводят налоговики, рассмотрим на примере Постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 17.09.2014 N 09АП-31385/2014 по делу N А40-130146/13.
По мнению контролеров, при выкупном лизинге установление сроков полезного использования равными срокам договоров лизинга неправомерно, так как СПИ объекта основных средств должен быть определен исходя из срока, в котором объект способен приносить налогоплательщику экономическую выгоду (доход), при этом истечение срока действия договоров лизинга не является окончанием данного срока и не служит нормативно-правовым ограничением, позволяющим применить специальную норму абз. 5 п. 20 ПБУ 6/01.
Доводы общества о том, что срок полезного использования для целей бухгалтерского учета должен определяться в том числе исходя из срока действия договора аренды, разновидностью которой является лизинг, несостоятельны, поскольку окончание срока действия договора лизинга, в отличие от договора аренды, не пресекает для арендополучателя (лизингополучателя) возможность полезного использования имущества.
Определение срока полезного использования лизингового имущества должно производиться с применением взаимосвязанных положений п. п. 4 и 20 ПБУ 6/01, в соответствии с которыми СПИ определяется исходя из ожидаемого срока использования объекта в соответствии с ожидаемой производительностью или мощностью, а также ожидаемого физического износа.
Данное толкование нормы согласуется и с экономическим смыслом обложения имущества налогом на имущество, поскольку налогообложению подлежит любое имущество налогоплательщика на всем протяжении его существования и использования. Если происходит выбытие объекта (его ликвидация либо продажа) либо объект передается налогоплательщику с условием его обязательного возврата, начисление налога прекращается.
Положения же абз. 5 п. 20 о том, что срок полезного использования определяется с учетом нормативно-правовых и других ограничений использования этого объекта, являются специальной нормой и могут применяться лишь при наличии указанных ограничений в использовании имущества. Данные положения не отменяют общего правила об определении СПИ как срока, в течение которого имущество способно приносить налогоплательщику доход. Они применяются только тогда, когда этот срок ограничен указанием на дату или событие, при наступлении которого налогоплательщик в соответствии с законом или договором утрачивает право владения и пользования данным имуществом и, соответственно, возможность извлечения доходов посредством него.
По мнению контролеров, наличие или отсутствие условия о переходе права собственности на лизинговое имущество напрямую определяет, имеет ли место нормативно-правовое ограничение срока полезного использования данного имущества в смысле п. 20 ПБУ 6/01.
В случае же с имуществом, полученным по договору выкупного лизинга, в соответствии с которым оно переходит в собственность лизингополучателя после выплаты им всех лизинговых платежей, никаких нормативно-правовых ограничений не устанавливается, так как не предусмотрено обязательное выбытие данного имущества из владения лизингополучателя.
Более того, заключение договора выкупного лизинга однозначно указывает на заинтересованность лизингополучателя в приобретении данного имущества в собственность и направленность на это его воли, а значит, дальнейшее использование имущества. Направленность воли лизингополучателя однозначно исключает возможность трактовать срок договора лизинга как нормативно-правовое ограничение, которое приведет к выбытию предмета лизинга из имущества лизингополучателя и, как следствие, утрате возможности извлечения дохода посредством данного предмета лизинга.
То есть, заключив договор выкупного лизинга, общество не предполагало установление ограниченного срока, в течение которого данное имущество способно приносить ему доход, а напротив, предполагало эксплуатировать его и после истечения срока действия договора, таким образом, оно не имело оснований для уменьшения срока полезного использования для целей бухгалтерского учета. Так рассуждают налоговики.
Вместе с тем для целей применения п. 20 ПБУ 6/01, который позволяет определять СПИ объекта основных средств с учетом нормативно-правовых и других ограничений использования, в качестве примера такого ограничения прямо указывает срок аренды основных средств. При этом п. 20 ПБУ 6/01 не предъявляет к договору аренды каких-либо требований, соблюдение которых позволило бы рассматривать срок аренды в качестве ограничения срока полезного использования основных средств. Такие требования отсутствуют и в других нормативных документах по бухгалтерскому учету.
По мнению Девятого арбитражного апелляционного суда, доводы налогового органа по данному эпизоду основаны на расширительном толковании положений п. 20 ПБУ 6/01. Ставя возможность ограничения срока полезного использования в зависимость от конкретных положений договора аренды, инспекция фактически дополняет п. 20 ПБУ 6/01, включая дополнительные условия ее применения, что в итоге искажает действительный смысл нормы.
Аналогичный вывод содержится в Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.01.2014 N 09АП-45745/2013, 09АП-46735/2013 по делу N А40-24756/13 <3>. Суд признал обоснованными доводы налогоплательщика о том, что заключенными договорами лизинга предусмотрены передача лизингодателем лизингополучателю во временное владение и пользование на определенный договором срок. Следовательно, при постановке лизингового имущества на баланс лизингополучателя и определении СПИ правовой статус имущества определялся как "имущество, которое передано во временное владение и пользование на определенный срок".
———————————
<3> Оставлено без изменения Постановлением ФАС МО от 07.05.2014 N Ф05-3943/14 по делу N А40-24756/13, Определением ВС РФ от 25.09.2014 N 305-КГ14-1477.

До выполнения условий договора относительно полной выплаты лизинговых платежей у лизингополучателя отсутствуют правовые основания для использования лизингового имущества, соответственно, отсутствуют основания для установления срока его полезного использования после окончания срока договора лизинга.
Определение срока полезного использования не может зависеть от фактических обстоятельств, которые могут возникнуть или не возникнуть в будущем. Заключение договора лизинга само себе следует рассматривать как установленное сторонами договора ограничение срока полезного использования имущества, на возможность использования которого прямо указывает п.

Ускоренная амортизация при лизинге

20 ПБУ 6/01.
Таким образом, срок полезного использования объектов основных средств, приобретенных на условиях выкупного лизинга и учитываемых на балансе лизингополучателя, для целей бухгалтерского учета должен определяться исходя из сроков действия договоров лизинга.

Выводы

1. Положения п. 20 ПБУ 6/01 не ставят возможность определения СПИ имущества, равного сроку действия договора, в зависимость от условия договора о переходе права собственности на такое имущество.
2. Вывод налогового органа о том, что срок аренды не может рассматриваться в качестве ограничения срока использования имущества, если договор аренды содержит условие о переходе права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю после окончания срока аренды, противоречит буквальному содержанию п. 20.
3. Мнение инспекции о возможности установления СПИ предмета лизинга исходя из срока действия договора только при условии возврата предмета после его окончания не соответствует требованиям бухгалтерского учета.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту: