Арбитражная налоговая практика

Политика компании в отношении обработки персональных данных

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Политика обработки персональных данных (далее – Политика) разработана в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных» (далее – ФЗ-152).

Настоящая Политика определяет порядок обработки персональных данных и меры по обеспечению безопасности персональных данных в ООО «Гросс Систем. Информация и решения» (местонахождение: 350072, Краснодарский край, г. Краснодар, ул. Зиповская, д. 8. оф. 807, ИНН 2310153787) (далее – Оператор) с целью защиты прав и свобод человека и гражданина при обработке его персональных данных, в том числе защиты прав на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну.
В Политике используются следующие основные понятия:
— автоматизированная обработка персональных данных – обработка персональных данных с помощью средств вычислительной техники;
— блокирование персональных данных – временное прекращение обработки персональных данных (за исключением случаев, если обработка необходима для уточнения персональных данных);
— информационная система персональных данных – совокупность содержащихся в базах данных персональных данных и обеспечивающих их обработку информационных технологий и технических средств;
— обезличивание персональных данных – действия, в результате которых невозможно определить без использования дополнительной информации принадлежность персональных данных конкретному субъекту персональных данных;
— обработка персональных данных – любое действие (операция) или совокупность действий (операций), совершаемых с использованием средств автоматизации или без использования таких средств с персональными данными, включая сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных;
— оператор – государственный орган, муниципальный орган, юридическое или физическое лицо, самостоятельно или совместно с другими лицами организующие и (или) осуществляющие обработку персональных данных, а также определяющие цели обработки персональных данных, состав персональных данных, подлежащих обработке, действия (операции), совершаемые с персональными данными;
— персональные данные – любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных);
— предоставление персональных данных – действия, направленные на раскрытие персональных данных определенному лицу или определенному кругу лиц;
— распространение персональных данных – действия, направленные на раскрытие персональных данных неопределенному кругу лиц (передача персональных данных) или на ознакомление с персональными данными неограниченного круга лиц, в том числе обнародование персональных данных в средствах массовой информации, размещение в информационно-телекоммуникационных сетях или предоставление доступа к персональным данным каким-либо иным способом;
— трансграничная передача персональных данных – передача персональных данных на территорию иностранного государства органу власти иностранного государства, иностранному физическому или иностранному юридическому лицу;
— уничтожение персональных данных – действия, в результате которых невозможно восстановить содержание персональных данных в информационной системе персональных данных и (или) в результате которых уничтожаются материальные носители персональных данных.
Компания обязана опубликовать или иным образом обеспечить неограниченный доступ к настоящей Политике обработки персональных данных в соответствии с ч. 2 ст. 18.1. ФЗ‑152.

2. ПРИНЦИПЫ И УСЛОВИЯ ОБРАБОТКИ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ

2.1 Принципы обработки персональных данных

Обработка персональных данных у Оператора осуществляется на основе следующих принципов:
— законности и справедливой основы;
— ограничения обработки персональных данных достижением конкретных, заранее определенных и законных целей;
— недопущения обработки персональных данных, несовместимой с целями сбора персональных данных;
— недопущения объединения баз данных, содержащих персональные данные, обработка которых осуществляется в целях, несовместимых между собой;
— обработки только тех персональных данных, которые отвечают целям их обработки;
— соответствия содержания и объема обрабатываемых персональных данных заявленным целям обработки;
— недопущения обработки персональных данных, избыточных по отношению к заявленным целям их обработки;
— обеспечения точности, достаточности и актуальности персональных данных по отношению к целям обработки персональных данных;
— уничтожения либо обезличивания персональных данных по достижении целей их обработки или в случае утраты необходимости в достижении этих целей, при невозможности устранения Оператором допущенных нарушений персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом.

2.2 Условия обработки персональных данных

Оператор производит обработку персональных данных при наличии хотя бы одного из следующих условий:

— обработка персональных данных осуществляется с согласия субъекта персональных данных на обработку его персональных данных;
— обработка персональных данных необходима для достижения целей, предусмотренных международным договором Российской Федерации или законом, для осуществления и выполнения возложенных законодательством Российской Федерации на оператора функций, полномочий и обязанностей;
— обработка персональных данных необходима для осуществления правосудия, исполнения судебного акта, акта другого органа или должностного лица, подлежащих исполнению в соответствии с законодательством Российской Федерации об исполнительном производстве;
— обработка персональных данных необходима для исполнения договора, стороной которого либо выгодоприобретателем или поручителем по которому является субъект персональных данных, а также для заключения договора по инициативе субъекта персональных данных или договора, по которому субъект персональных данных будет являться выгодоприобретателем или поручителем;
— обработка персональных данных необходима для осуществления прав и законных интересов оператора или третьих лиц либо для достижения общественно значимых целей при условии, что при этом не нарушаются права и свободы субъекта персональных данных;
— осуществляется обработка персональных данных, доступ неограниченного круга лиц к которым предоставлен субъектом персональных данных либо по его просьбе (далее – общедоступные персональные данные);
— осуществляется обработка персональных данных, подлежащих опубликованию или обязательному раскрытию в соответствии с федеральным законом.

2.3 Конфиденциальность персональных данных

Оператор и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом.

2.4 Общедоступные источники персональных данных

В целях информационного обеспечения у Оператора могут создаваться общедоступные источники персональных данных субъектов персональных данных, в том числе справочники и адресные книги. В общедоступные источники персональных данных с письменного согласия субъекта персональных данных могут включаться его фамилия, имя, отчество, дата и место рождения, должность, номера контактных телефонов, адрес электронной почты и иные персональные данные, сообщаемые субъектом персональных данных.
Сведения о субъекте персональных данных должны быть в любое время исключены из общедоступных источников персональных данных по требованию субъекта персональных данных, уполномоченного органа по защите прав субъектов персональных данных либо по решению суда.

2.5 Специальные категории персональных данных

Обработка Оператором специальных категорий персональных данных, касающихся расовой, национальной принадлежности, политических взглядов, религиозных или философских убеждений, состояния здоровья, интимной жизни, допускается в случаях, если:
— субъект персональных данных дал согласие в письменной форме на обработку своих персональных данных;
— персональные данные сделаны общедоступными субъектом персональных данных;
— обработка персональных данных осуществляется в соответствии с законодательством о государственной социальной помощи, трудовым законодательством, законодательством Российской Федерации о пенсиях по государственному пенсионному обеспечению, о трудовых пенсиях;
— обработка персональных данных необходима для защиты жизни, здоровья или иных жизненно важных интересов субъекта персональных данных либо жизни, здоровья или иных жизненно важных интересов других лиц и получение согласия субъекта персональных данных невозможно;
— обработка персональных данных осуществляется в медико-профилактических целях, в целях установления медицинского диагноза, оказания медицинских и медико-социальных услуг при условии, что обработка персональных данных осуществляется лицом, профессионально занимающимся медицинской деятельностью и обязанным в соответствии с законодательством Российской Федерации сохранять врачебную тайну;
— обработка персональных данных необходима для установления или осуществления прав субъекта персональных данных или третьих лиц, а равно и в связи с осуществлением правосудия;
— обработка персональных данных осуществляется в соответствии с законодательством об обязательных видах страхования, со страховым законодательством.
Обработка специальных категорий персональных данных, осуществлявшаяся в случаях, предусмотренных пунктом 4 статьи 10 ФЗ-152, должна быть незамедлительно прекращена, если устранены причины, вследствие которых осуществлялась их обработка, если иное не установлено федеральным законом.
Обработка персональных данных о судимости может осуществляться Оператором исключительно в случаях и в порядке, которые определяются в соответствии с федеральными законами.

2.6 Биометрические персональные данные

Сведения, которые характеризуют физиологические и биологические особенности человека, на основании которых можно установить его личность – биометрические персональные данные – могут обрабатываться Оператором только при наличии согласия субъекта персональных данных в письменной форме.

2.7 Поручение обработки персональных данных другому лицу

Оператор вправе поручить обработку персональных данных другому лицу с согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом, на основании заключаемого с этим лицом договора. Лицо, осуществляющее обработку персональных данных по поручению Оператора, обязано соблюдать принципы и правила обработки персональных данных, предусмотренные ФЗ-152 и настоящей Политикой.

2.8. Обработка персональных данных граждан Российской Федерации

В соответствии со статьей 2 Федерального закона от 21.07.2014 № 242-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части уточнения порядка обработки персональных данных в информационно-телекоммуникационных сетях» при сборе персональных данных, в том числе посредством информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», оператор обязан обеспечить запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение персональных данных граждан Российской Федерации с использованием баз данных, находящихся на территории Российской Федерации, за исключением случаев:
— обработка персональных данных необходима для достижения целей, предусмотренных международным договором Российской Федерации или законом, для осуществления и выполнения возложенных законодательством Российской Федерации на оператора функций, полномочий и обязанностей;
— обработка персональных данных необходима для осуществления правосудия, исполнения судебного акта, акта другого органа или должностного лица, подлежащих исполнению в соответствии с законодательством Российской Федерации об исполнительном производстве (далее – исполнение судебного акта);
— обработка персональных данных необходима для исполнения полномочий федеральных органов исполнительной власти, органов государственных внебюджетных фондов, исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и функций организаций, участвующих в предоставлении соответственно государственных и муниципальных услуг, предусмотренных Федеральным законом от 27.07.2010 № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг», включая регистрацию субъекта персональных данных на едином портале государственных и муниципальных услуг и (или) региональных порталах государственных и муниципальных услуг;
— обработка персональных данных необходима для осуществления профессиональной деятельности журналиста и (или) законной деятельности средства массовой информации либо научной, литературной или иной творческой деятельности при условии, что при этом не нарушаются права и законные интересы субъекта персональных данных.

2.9. Трансграничная передача персональных данных

Оператор обязан убедиться в том, что иностранным государством, на территорию которого предполагается осуществлять передачу персональных данных, обеспечивается адекватная защита прав субъектов персональных данных, до начала осуществления такой передачи.
Трансграничная передача персональных данных на территории иностранных государств, не обеспечивающих адекватной защиты прав субъектов персональных данных, может осуществляться в случаях:
— наличия согласия в письменной форме субъекта персональных данных на трансграничную передачу его персональных данных;
— исполнения договора, стороной которого является субъект персональных данных.

ПРАВА СУБЪЕКТА ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ

3.1. Согласие субъекта персональных данных на обработку его персональных данных

Субъект персональных данных принимает решение о предоставлении его персональных данных и дает согласие на их обработку свободно, своей волей и в своих интересах. Согласие на обработку персональных данных может быть дано субъектом персональных данных или его представителем в любой позволяющей подтвердить факт его получения форме, если иное не установлено федеральным законом.

3.2. Права субъекта персональных данных

Субъект персональных данных имеет право на получение у Оператора информации, касающейся обработки его персональных данных, если такое право не ограничено в соответствии с федеральными законами. Субъект персональных данных вправе требовать от Оператора уточнения его персональных данных, их блокирования или уничтожения в случае, если персональные данные являются неполными, устаревшими, неточными, незаконно полученными или не являются необходимыми для заявленной цели обработки, а также принимать предусмотренные законом меры по защите своих прав.
Обработка персональных данных в целях продвижения товаров, работ, услуг на рынке путем осуществления прямых контактов с субъектом персональных данных (потенциальным потребителем) с помощью средств связи, а также в целях политической агитации допускается только при условии предварительного согласия субъекта персональных данных.
Оператор обязан немедленно прекратить по требованию субъекта персональных данных обработку его персональных данных в вышеуказанных целях.
Запрещается принятие на основании исключительно автоматизированной обработки персональных данных решений, порождающих юридические последствия в отношении субъекта персональных данных или иным образом затрагивающих его права и законные интересы, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами, или при наличии согласия в письменной форме субъекта персональных данных.
Если субъект персональных данных считает, что Оператор осуществляет обработку его персональных данных с нарушением требований ФЗ-152 или иным образом нарушает его права и свободы, субъект персональных данных вправе обжаловать действия или бездействие Оператора в Уполномоченный орган по защите прав субъектов персональных данных или в судебном порядке.
Субъект персональных данных имеет право на защиту своих прав и законных интересов, в том числе на возмещение убытков и (или) компенсацию морального вреда.

4. ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ

Безопасность персональных данных, обрабатываемых Оператором, обеспечивается реализацией правовых, организационных и технических мер, необходимых для обеспечения требований федерального законодательства в области защиты персональных данных.

Для предотвращения несанкционированного доступа к персональным данным Оператором применяются следующие организационно-технические меры:
— назначение должностных лиц, ответственных за организацию обработки и защиты персональных данных;
— ограничение состава лиц, допущенных к обработке персональных данных;
— ознакомление субъектов с требованиями федерального законодательства и нормативных документов Оператора по обработке и защите персональных данных;
— организация учета, хранения и обращения носителей, содержащих информацию с персональными данными;
— определение угроз безопасности персональных данных при их обработке, формирование на их основе моделей угроз;
— разработка на основе модели угроз системы защиты персональных данных;
— проверка готовности и эффективности использования средств защиты информации;
— разграничение доступа пользователей к информационным ресурсам и программно-аппаратным средствам обработки информации;
— регистрация и учет действий пользователей информационных систем персональных данных;
— использование антивирусных средств и средств восстановления системы защиты персональных данных;
— применение в необходимых случаях средств межсетевого экранирования, обнаружения вторжений, анализа защищенности и средств криптографической защиты информации;
— организация пропускного режима на территорию Оператора, охраны помещений с техническими средствами обработки персональных данных.

5. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Иные права и обязанности Оператора в связи с обработкой персональных данных определяются законодательством Российской Федерации в области персональных данных.

Работники Оператора, виновные в нарушении норм, регулирующих обработку и защиту персональных данных, несут материальную, дисциплинарную, административную, гражданско-правовую или уголовную ответственность в порядке, установленном федеральными законами.

Качество проверок

Статистические данные позволяют сделать вывод о том, что, сокращая количество проверок, ФНС уделяет большее внимание качеству собранного материала. Доказательства вины налогоплательщиков в получении необоснованной налоговой выгоды добываются быстрее по утвержденному вышестоящими налоговыми органами сценарию и под их чутким контролем.

Также следует отдать должное новым системам налогового администрирования АСК НДС 2 и АИС Налог 3, которые помогают отследить неуплату НДС и других налогов и выявить выгодоприобретателя по сделкам с недобросовестными контрагентами.

Доказательства, полученные АСК НДС 2, приобщаются к материалам выездных и камеральных налоговых проверок, что существенным образом затрудняет процесс оспаривания решений по таким проверкам.

Возникает вопрос: как в сложившихся условиях, при наличии у налоговых органов целого арсенала процессуальных и аппаратных возможностей получения доказательств, отстоять свою позицию в суде?

Новая статья Налогового кодекса РФ

Для ответа обратимся к новой статье Налогового кодекса НК РФ — 54.1, которая определяет пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) сумм налога и действует в отношении налоговых проверок по НДС с IV квартала 2017 года и проверок по налогу на прибыль с 2018 года.

В п. 1 указанной статьи законодатель закрепил положения, согласно которым налогоплательщик не может уменьшить налоговую обязанность, если в налоговой или бухгалтерской отчетности искажены сведения о фактах хозяйственной жизни, что в равной степени означает отказ в признании налоговой выгоды фискальным органом в случае отсутствия реальности финансово-хозяйственной операции, сведения о которой отражены в отечности.

Таким образом, во главе угла законодатель, как и прежде, ставит реальность сделки, и если налогоплательщик не сможет ее доказать, суды вынесут решение в пользу ФНС.

Судебная практика

Ярким примером успешного юридического подтверждения реальности стало дело ООО «Центррегионуголь» против Инспекции Федеральной налоговой службы России N 36 по городу Москве (определение Верховного Суда РФ от 29.11.2016 N 305-КГ16-10399).

Инспекция ссылалась на разрыв в движении денежных средств от налогоплательщика и его спорного контрагента первого звена до производителя товара, который, в свою очередь, не подтвердил реализацию в адрес данного контрагента.

Налоговый орган утверждал, что если денежные средства до производителя не доходили, значит, налогоплательщик не мог приобрести данный товар у своего контрагента и финансово-хозяйственная операция нереальна.

Однако юристы смогли доказать последующую реализацию приобретенной продукции и ее транспортировку. Верховный Суд РФ, в свою очередь, указал, что противоречия в доказательствах, подтверждающих последовательность товародвижения от изготовителя к налогоплательщику, но не опровергающих сам факт поступления товара налогоплательщику, не могут являться основанием для возложения соответствующих негативных последствий на налогоплательщика, выступившего покупателем товаров.

На данный судебный акт ссылаются юристы по всей России при доказывании своей позиции в делах о необоснованной налоговой выгоде.

Так, в постановлении Первого арбитражного апелляционного суда от 15.03.2018 N 01АП-929/2018 налоговый орган представил в суд выгрузку из АСК НДС 2 в виде древа связей, согласно которому налогоплательщик приобрел товар у контрагента, который, в свою очередь, приобрел его у фирм-«однодневок», уплачивающих налоги в минимальных объемах.

Кроме этого, согласно информации из АСК НДС 2 контрагенты общества не приобретали данный товар у импортера этой продукции, что также подтверждалось движением денежных средств.

Налогоплательщик доказал реальность поставки от контрагента первого звена, принятие товара на учет и его последующую реализацию со ссылкой на вышеназванную позицию Верховного Суда РФ.

Однако кроме реальности сделки судебные органы, как и законодатель, обращают внимание на деловую цель хозяйственных операций и при ее отсутствии указывают на неправомерность получения налоговой выгоды. В частности, вышеуказанная норма закреплена в пп. 1 п. 2 ст. 54.1 НК РФ. В определении Верховного Суда РФ от 12.01.2018 N 308-КГ17-20269, отказывая налогоплательщику, суд указал, что судами был установлен факт создания заявителем формального документооборота и осуществления хозяйственных операций с контрагентами в отсутствие деловой цели.

Более того, законом установлено, что налоговая выгода не может быть признана обоснованной по сделке с контрагентом, который указан в договоре, если обязательство было исполнено не этим контрагентом и оно не передавалось по договору или закону иному лицу (пп. 2 п. 2 ст. 54.1 НК РФ).

То есть, если товар по договору должна была поставить компания Х, но фактически этот товар поставила компания Y, то уменьшить налоговые обязательства по сделке с Х налогоплательщик не сможет.

Таким образом, с 2018 года уходит в небытие правило определения реального размера налоговых обязательств по налогу на прибыль, определенное постановлением Президиума ВАС РФ от 03.07.2012 N 2341/12, согласно которому реальный размер предполагаемой налоговой выгоды и понесенных налогоплательщиком затрат подлежит исчислению исходя из рыночных цен, применяемых по аналогичным сделкам. Согласно мнению ВАС РФ иной правовой подход влечет искажение реального размера налоговых обязательств по налогу на прибыль.

Зачастую фискальные органы не оспаривали уменьшение налогоплательщиком налога на прибыль за счет расходов по приобретенным ТРУ, если не могли доказать, что цены по сделкам не соответствуют рыночному уровню, при реальности ТРУ.

Однако, если ориентироваться на новую норму (пп. 2 п. 2 ст. 54.1 НК РФ), даже при наличии реального товара, выполненных работ или оказанных услуг, если в первичных документах указано одно лицо, а ТРУ поставило другое по рыночным ценам, уменьшить базу по прибыли будет нельзя.

Кроме этого, суды продолжают обращать внимание на проявление налогоплательщиками должной степени осмотрительности и осторожности, понятие о котором прямо законодательно не закреплено.

Так, если перед заключением сделки налогоплательщик не убедился в том, что его контрагент сможет выполнить взятые на себя обязательства по договору, не обладает положительной деловой репутацией или является недобросовестным налогоплательщиком, то ФНС может предъявить налоговые претензии по сделке с таким контрагентом.

Однако в случае проявления надлежащей степени осмотрительности суды встают на сторону налогоплательщиков и признают решения по налоговым проверкам не соответствующим НК РФ.

Так, в постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 17.01.2018 N Ф09-8684/17, признавая позицию налогоплательщика правомерной, судебный орган указал, что от контрагента получены документы на 64 листах (договор аренды помещения, документы на используемую технику, налоговые декларации, учредительные документы), подтверждающие реальность контрагента и наличие у него возможности выполнить договорные обязательства.

Таким образом, несмотря на печальную для налогоплательщиков судебную статистку, при наличии обоснованной правовой позиции, подтверждающей реальность сделки и самого контрагента, а также наличие деловой цели, суды принимают позицию налогоплательщиков.

Мы приготовили подборку арбитражной практики по налоговым спорам за январь-май 2016 года. Рассмотрим интересные дела, касающиеся применения упрощенки, трансфертного ценообразования, выплат сотрудникам при увольнении, уплаты налогов через проблемные банки и многих других.

В материале анализируется арбитражная практика по налоговым спорам за последние пять месяцев. Судьи отвечали на вопросы, надо ли платить НДС компаниям на упрощенке, можно ли возместить расходы на досудебное обжалование решений налоговиков, вправе ли территориальные налоговые органы контролировать цены в сделках между взаимозависимыми лицами. Поговорим об этих и других делах подробнее.

Налоговый спор про УСН и НДС

Лица, применяющие УСН, должны платить НДС, если выставляют его покупателям (определение КС №460-о от 29.03.2016). Так указал Конституционный суд РФ, сославшись на свое же Постановление от 3 июня 2014 года N 17-П, презюировал, что лица, не являющиеся плательщиками НДС, имеют возможность выбора наиболее оптимального способа организации экономической деятельности и налогового планирования.

Таким образом, они вправе:

  1. Либо сформировать цену товаров (работ, услуг) без учета сумм НДС и, соответственно, без выделения этих сумм в выставляемых покупателю счетах-фактурах, что повышает ценовую конкурентоспособность соответствующих товаров (работ, услуг).
  2. Либо выставить контрагенту по конкретным операциям по реализации товаров (работ, услуг) счета-фактуры с выделением суммы НДС.

Во втором случае у такого лица возникает обязанность по уплате НДС, несмотря на то, что изначально он не признавался плательщиком данного налога.

Можно ли возместить расходы на досудебное обжалование решений налоговиков

Расходы, связанные с досудебным обжалованием решений налоговых органов, признаются судебными издержками и подлежат возмещению (Постановление Пленума ВС от 21.01.2016 №1). В указанном постановлении суд разъяснил, что в случаях, когда законом либо договором предусмотрен претензионный или иной обязательный досудебный порядок урегулирования спора, расходы, вызванные соблюдением такого порядка (например, издержки на направление претензии контрагенту, на подготовку отчета об оценке недвижимости при оспаривании результатов определения кадастровой стоимости объекта недвижимости юридическим лицом, на обжалование в вышестоящий налоговый орган актов налоговых органов ненормативного характера, действий или бездействия их должностных лиц), в том числе расходы по оплате юридических услуг, признаются судебными издержками и подлежат возмещению исходя из того, что у истца отсутствовала возможность реализовать право на обращение в суд без несения таких издержек (суд сослался на статьи 94, 135 ГПК РФ, статьи 106, 129 КАС РФ, статьи 106, 148 АПК РФ).

Кто вправе осуществлять контроль цен в сделках между взаимозависимыми лицами

Контроль цен в сделках между взаимозависимыми лицами теперь вправе осуществлять территориальные налоговые органы (апелляционное определение ВС РФ от 12.05.2016 № АПЛ16-124). Важный прецедент с точки зрения развития налоговой практики в области трансфертного ценообразования. Так, указанным определением суд отказал налогоплательщику в оспаривании Письма Минфина России от 18.10.2012 N 03-01-18/8-145.

Приведем выдержки из письма:

«В случаях совершения между взаимозависимыми лицами сделок, не отвечающих признакам контролируемых, …контроль соответствия цен, примененных в таких сделках, рыночным ценам может быть предметом выездных и камеральных проверок. При этом в целях определения фактической цены сделки, в которой предполагается занижение суммы налога, подлежащего уплате в бюджетную систему Российской Федерации, считаем возможным применять методы, установленные главой 14.3 Кодекса.

В иных случаях установления фактов уклонения от налогообложения в результате манипулирования налогоплательщиком ценами в сделках необходимо доказывание получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды в рамках выездных и камеральных проверок, в том числе с применением методов, установленных главой 14.3 Кодекса.»

По мнению налогоплательщика, территориальные налоговые органы не вправе осуществлять контроль цен в сделках между взаимозависимыми лицами и применять методы определения доходов, указанные в главе 14.3 Кодекса.

Оспариваемое положение имеет нормативное содержание и противоречит пунктам 2, 3 статьи 105.3, пункту 1 статьи 105.17 НК РФ, изменяет определенное Кодексом содержание полномочий территориальных налоговых органов, расширяя сферу применения контроля цен по сделкам между взаимозависимыми лицами, нарушает его права как налогоплательщика, который был привлечен налоговым органом к ответственности за совершение налогового правонарушения, и может привести к нарушению принципа равенства налогоплательщиков.

Однако суд не согласился с налогоплательщиком.

Вместе с тем, сам же Минфин в 2015 году напоминал налоговым органам об их полномочиях по проверке цен между взаимозависимыми лицами.

В письме Минфина России от 19.06.2015 N 03-01-18/35527 разъяснено, что сделки, не признаваемые контролируемыми, а также сделки, по которым объем доходов не превышает суммовые критерии, не могут выступать предметом налогового контроля с целью проверки соответствия цен рыночным ценам как в рамках проверки полноты исчисления и уплаты налогов, проводимой ФНС России, так и в рамках выездных и камеральных налоговых проверок.

Важным является и тот факт, что за месяц до приятия приведенного определения тот же ВС РФ в своем постановлении от 11.04.2016 №308-кг-15-16651, рассматривая другое дело, указал, что по сравнению с ранее действовавшим правовым регулированием контроля цен (статья 40 НК РФ), положения раздела V.1 НК РФ сузили круг контролирующих органов, наделенных полномочиями по контролю цен, применяемых в сделках между взаимозависимыми лицами на соответствие цен рыночным ценам, предоставив такие полномочия исключительно ФНС России.

Соответственно, НК РФ исключил из числа сделок между взаимозависимыми лицами, подлежащих контролю сделки, не соответствующие критерию контролируемых сделок, а также сделки, по которым объем доходов не превышает суммовые критерии.

Однако, новое Определение ВС может повернуть практику не в пользу налогоплательщиков.

Налоговый спор про штраф за непредставление документов

Размер штрафа за непредставление документов нужно обосновать (определение ВС 302-кг15-19180 от 04.02.2016). Верховный суд встал на сторону налогоплательщика, указав, что по смыслу п. 1 ст. 126 НК РФ штраф взыскивается не исходя из количества представленных налогоплательщиком с просрочкой документов, а исходя из истребованных (указанных в требовании) и не представленных (несвоевременно представленных) документов и не может определяться расчетным путем.

Налогоплательщика нельзя привлечь к ответственности, если число не представленных им документов с достоверностью не определено налоговым органом. Установление размера штрафа исходя из предположительного наличия у налогоплательщика хотя бы одного из числа запрошенных видов документов недопустимо.

Налоговые споры про страховые взносы

Можно ли включить материальную помощь на лечение в базу для начисления страховых взносов Материальная помощь, не связанная с оплатой труда, не формирует базы по страховым взносам (определение ВС РФ от 19.02.2016 №307-кг-15-19614). Суд, признавая недействительным оспариваемые решения ПФР, указал, что следующие виды материальной помощи (превышающей 4000 рублей на одного работника за расчетный период), не связанной с выполнением работниками трудовых обязанностей, не являются стимулирующей или компенсирующей выплатой, вознаграждением, элементами оплаты труда, в связи с чем не подлежат включению в расчетную базу для начисления страховых взносов .

К таким видам помощи относятся:

  • единовременная материальная помощь на обустройство;
  • единовременная материальная помощь работникам предприятия, пострадавшим от несчастных случаев на производстве;
  • выплаты на медикаменты и лечение.

Налоговый спор про оплату путевок работникам

Выплаты за санаторно-курортные путевки работникам, не зависящие от результатов труда, не формирует базы по страховым взносам (определение ВС РФ от 19.02.2016 № 303-кг-15-20158). Суд пришел к выводу, что выплаты за санаторно-курортные путевки работникам, предусмотренные коллективным договором, не связаны с исполнением работником трудовых обязанностей, не являются стимулирующими, не зависят от квалификации работников, сложности, качества, количества, условий выполнения самой работы, не являются оплатой труда, следовательно, правомерно исключены обществом из базы для исчисления страховых взносов.

Включать ли оплату жилья и проезда работникам в базу по страховым взносам

Оплата жилья иногородним работникам, проезда от места жительства до места работы, а также доплаты в связи с почетными званиями не формирует базы по страховым взносам (определение Верховного Суда РФ от 24.02.2016 303-кг16-261). Суд указал, что не связаны с трудовыми отношениями, трудовой функцией, не предусмотрены трудовыми договорами и потому не формируют базы по страховым взносам следующие периодические выплаты:

на компенсацию расходов по оплате жилья привлеченным иногородним работникам учреждения, заключившим бессрочные и срочные трудовые договоры;

на компенсацию проезда работников от места жительства до места работы (в общественном пригородном транспорте);

сотрудникам учреждения, имеющим почетное звание «Заслуженный работник культуры Сахалинской области».

Налоговый спор про выплаты сотрудникам при увольнении

Выплаты сотрудникам при увольнении по соглашению сторон уменьшают базу налога на прибыль органиаций (постановление АС МО от 12.04.2016 по делу № А40-194209/2014). Инспекция считала, что указанные выплаты не могут признаваться расходами на оплату труда согласно ст. 255 НК РФ и соответственно уменьшать базу по налогу на прибыль. Однако налогоплательщик смог доказать, что в результате соответствующих мероприятий по реорганизации управленческой структуры и сокращению штата был получен экономический эффект несопоставимо больший по сравнению с расходами, выплаченными сотрудникам при увольнении по соглашению сторон. Суд принял сторону налогоплательщика.

Налогоплательщик представил локальные нормативные акты организации (платы сокращений, стратегии развития компании) а также расчет, подтверждающий экономическую выгоду. Суд также учел репутационную выгоду от расторжения трудовых договоров по соглашению сторон, в противовес сокращению штата.

Можно ли уменьшить лизинговые платежи на сумму амортизационной премии

Лизинговые платежи нельзя уменьшать на сумму амортизационной премии (постановление АС МО от 28.03.2016 по делу № А40-94972/2015). Налогоплательщик включил в состав внереализационных расходов по налогу на прибыль организации расходы на списание амортизационной премии по самолетам, полученным в операционный лизинг в размере 30% от первоначальной стоимости самолетов.

Суд встал на сторону налогового органа, указав, для того, чтобы воспользоваться заявленным в учетной политике организации для целей налогообложения правом на применение амортизационной премии, налогоплательщику необходимо произвести затраты на капитальные вложения в объекты основных средств.

Применение амортизационной премии лизингополучателем при условии учета объектов основных средств на его балансе, приводит к нарушению положений абзаца 4 пункта 5 статьи 252 НК РФ, а именно к двойному учету расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль.

Налоговое законодательство не предусматривает возможность уменьшать лизинговые платежи на сумму амортизационной премии.

Налоговый спор про проблемный банк и недобросовестность

Уплачивать налоги через «проблемный» банк при отсутствии обязанности по их уплате недобросовестно (постановление АС Поволжского округа от 14.04.16 № Ф06-7414/2016).

Налогоплательщик представил в банк платежные поручения на перечисление авансов по налогам до того, как у него появилась обязанность по их уплате. Банк списал суммы с расчетного счета организации, но затем у него была отозвана лицензия и он признан банкротом. Налогоплательщик обратился суд, получив отказ налогового органа в зачете перечисленных сумм в счет оплаты налогов за текущий и последующие периоды.

Суд поддержал налоговый орган, сославшись на постановление Конституционного суда РФ от 12.10.98 № 24-П и определению этого же суда от 25.07.01 № 138-О, указав, что средства были перечислены раньше сроков уплаты авансов по налогам, и что признание обязанности по уплате налога исполненной при отсутствии налогового обязательства не соответствует положению пункта 3 статьи 45 НК РФ.

Суд учел, что ранее через этот банк организация налоги не уплачивала. Перечисляя авансовые платежи через проблемный банк при отсутствии на момент подачи платежного поручения обязанности по уплате, организация действовала недобросовестно. Суд признал обязанность по уплате спорных налогов неисполненной.

Что будет, если не представить копии документов на выездной проверке

Непредставление копий документов в рамках выездной проверки само по себе не является основанием для выемки оригиналов (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 18.02.16 № А78-7499/2015).

В рамках выездной налоговой проверки налогоплательщик получил требование о представлении документов, копии которых не предоставил, но выдал оригиналы, которые налоговики забрали с территории налогоплательщика.

Суд признал суд неправомерным вынос с территории предпринимателя оригиналов документов и их удержание в инспекции, обязав возвратить оригиналы документов и указав, причины для выемки не было, поскольку предприниматель сам представил оригиналы документов по требованию инспекции.

Налоговые споры про ЕНВД

Для целей применения ЕНВД площадь для камер хранения, отделенных от зала лишь турникетом, правомерно не включать в площадь торгового зала (постановление АС Волго-Вятского округа от 03.02.16 № Ф01-6017/2015). Суд встал на сторону налогоплательщика и указал, что независимо от того, что торговый зал и площадь, где располагались камеры хранения, были разделены лишь турникетом и не разграничивались капитальными конструкциями, проходы для покупателей, расположенные внутри самого торгового зала, не приспособленные к розничной торговле, не учитываются при определении площади торгового зала. Налогоплательщик доказал, что камеры хранения не использовались для торговли, ими пользовались покупатели соседних торговых предприятий.

Для целей ЕНВД торговый зал может быть отделен от склада временными, а не капитальными перегородками (постановление АС Западно-Сибирского округа от 22.04.16 № А70-6147/2015). Суд поддержал налогоплательщика и указал, что установка временных (некапитальных) перегородок из гипсокартона и стеллажей подтверждается соответствующими документами (договор подряда, акт выполненных работ) и позволяет индивидуализировать сданную в аренду площадь торгового зала. Одни лишь экспликации из технического паспорта не могут служить основанием для доначисления налога, поскольку они не свидетельствуют о том, что налогоплательщик имеет какие-либо права на использование торговых площадей, не указанных в договоре аренды.

Инспекция и налогоплательщик смогли договориться

Утверждено мировое соглашение между налогоплательщиком и инспекцией, чего на практике почти никогда не бывает (постановление АС МО от 25.03.2016 по делу № А40-25939/15). Согласно тексту мирового соглашения, налогоплательщик признал контролируемую задолженность перед иностранной компанией согласно п.2 ст.269 НК РФ, обязался удержать и уплатить в бюджет налог с доходов иностранных организаций от источников в РФ, а также согласился с невозможностью учесть своих затраты на подрядные работы по ремонту, поскольку обязанность по ремонту согласно договору возложена на арендодателя. Налоговый орган, в свою очередь, признал и согласился с возможностью скорректировать и перенести на будущее убытки налогоплательщика.

Круглова Татьяна руководитель практики налогового консалтинга «Лемчик, Крупский и Партнеры»