Банкротство КФХ

Об особенностях банкротства крестьянского фермерского хозяйства (КФХ)

Банкротство КФХ требует соблюдения особого порядка, в ходе которого несостоятельным признается индивидуальный предприниматель, выполняющий роль главы организации. Так, например, глава хозяйства может подать в арбитраж заявление о банкротстве только в том случае, если получит согласие всех членов хозяйства.

Есть особенности и в ходе самой процедуры банкротства. Например, глава хозяйства имеет права в течение 2 месяцев с дня введения процедуры наблюдения предоставить судьям план по оздоровлению своей организации, а также график, по которому будет идти погашение задолженности.

В процедуре банкротства важно учитывать график окончания сельскохозяйственных работ, так как по их окончанию хозяйство может получить прибыль, с помощью которой сможет справиться с долгами и обязательными выплатами.

Если период окончания работ позволит удовлетворить требования кредиторов в соответствии с графиком, суд может ввести период финансового оздоровления.

Крестьянское фермерское хозяйство может получить дополнительный год для финансового оздоровления в том случае, если произошел спад производства из-за непредвиденных случаев. Примерами могут быть стихийные бедствия или эпидемии среди животных.

При введении конкурсного производства на продажу идет только то имущество, которое находится в общей собственности крестьянского хозяйства.

Продаже не подвергается индивидуальная собственность главы хозяйства или членов хозяйства.

Также важно иметь в виду, что при распродаже имущества приоритетом будут пользоваться те организации и частные лица, которые также занимаются фермерством.

Если в течение месяца никто из них не проявит интереса к имуществу должника, имущество распродадут в соответствии с общими правилами.

При подаче заявления о банкротстве КФХ, глава фермерского хозяйства обязан предоставить суду следующие документы:

  • полный список людей, выступающих в роли должников и кредиторов, сопровождающийся адресами и реквизитами;
  • cписок, в котором будет перечислено имущество и указан основной состав хозяйства;
  • полный список участников хозяйства с их имуществом и обязательным указанием источника финансирования, на который было получено имущество;
  • расчет предполагаемых доходов, которые можно получить после окончания сельскохозяйственных работ;
  • если в хозяйстве трудятся наемные работники, то необходим документ-протокол с собрания этих работников, на котором выбрался человек, представляющий наемных работников на процессе в суде.

Официальный источник: ФНС РФ (www.nalog.ru)

В рассматриваемой ситуации кредитор не вправе требовать от главы крестьянского (фермерского) хозяйства исполнения обязательств, возникших в связи с деятельностью такого хозяйства.
Прежде отметим, что в соответствии с ранее действовавшим Законом РСФСР от 22 ноября 1990 г. №348-I «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» крестьянские (фермерские) хозяйства (далее — КФХ) создавались как хозяйствующие субъекты с правами юридического лица. С момента вступления в силу части первой ГК РФ КФХ юридическим лицом не признаются. В частности, согласно п.2 ст.23 ГК РФ глава крестьянского (фермерского) хозяйства, осуществляющего деятельность без образования юридического лица, признается предпринимателем с момента государственной регистрации КФХ, а глава 4 «Юридические лица» ГК РФ, перечисляя организационно-правовые нормы юридических лиц, КФХ не упоминает.
Несмотря на то, что Закон РСФСР от 22.11.1990 №348-I «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» утратил силу только спринятием Федерального закона от 11 июня 2003 г. №74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» (далее — Закон КФХ), содержащееся в нем положение о наделении КФХ статусом юридического лица не применяется с момента вступления в силу части первой ГК РФ (ст. 4 Федерального закона от 30 ноября 1994 г. №52-ФЗ «О введение в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»). Таким образом, КФХ, созданное после вступления в силу первой части ГК РФ, не признается юридическим лицом. В связи с этим положения ГК РФ, касающиеся прекращения обязательств вследствие ликвидации юридического лица (п.1 ст.61, ст.419 ГК РФ), не могут применяться в случае прекращения деятельности КФХ ( с внесением в единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей соответствующей записи). Закон о КФХ предусматривает основания для прекращения КФХ (ст. 21 Закона), в том числе его банкротство. При этом, поскольку понятие КФХ неотделимо от личности главы этого хозяйства, под прекращением КФХ можно понимать только прекращение соответствующей деятельности главы КФХ, осуществляемой совместно с иными членами хозяйства, но не прекращение КФХ как некоего самостоятельного субъекта правоотношений. Глава КФХ признается предпринимателем с момента государственной регистрации крестьянского (фермерского) хозяйства (ст. 23 ГК РФ) и исходя из ст. 24 ГК РФ несет ответственность по обязательствам, связанным с предпринимательской деятельностью, в том числе после прекращения такой деятельности (1), т.е. после прекращения КФХ. Иными словами, поскольку КФХ, с точки зрения законодательства, является неправосубъектным образованием, лицом, выступающим в хозяйственном обороте и несущим ответственность по обязательствам, следует признать не хозяйсто, а главу КФХ (индивидуального предпринимателя), который с утратой статуса предпринимателя не освобождается от исполнения соответствующих обязательств.
В то же время по обязательствам, связанным с деятельностью КФХ, глава КФХ отвечает только тем имуществом, которое использовалось для деятельности фермерского хозяйства (имуществом КФХ) (п.3 ст.8, ст.6 Закона о КФХ, п.3 ст.221 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127- ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве)). Имуществом, приобретенном на доходы, не являющиеся общими средствами КФХ, глава КФХ по таким обязательствам не отвечает (смотрите также постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15 марта 2012 г. №15АП-14555/11). Таким образом, на наш взгляд, сам по себе факт прекращения КФХ не означает, что глава КФХ перестает отвечать по обязательствам, связанным с деятельностью такого КФХ (смотрите, например, постановление ФАС Поволжского округа от 3 декабря 2009 г. №А12-11443/2009, постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 18 апреля 2002 г. №Ф04/1406-323/А27-2002, постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20 января 2009 г. №15АП-6090/2008 от 10 июня 2009 г. №15АП-3228/2009). (2). Вместе с тем необходимо принимать во внимание также основания прекращения обязательств, предусмотренные Законом о банкротстве. Согласно п. 9 ст.142 этого Закона (3) требования кредиторов, не удовлетворенные по причине недостаточности имущества должника, считаются погашенными. Погашенными считаются также требования кредиторов, не признанные конкурсным управляющим, если кредитор не обращался в арбитражный суд или такие требования признаны арбитражным судом необоснованными. Аналогичная норма установлена п.4 ст.25 ГК РФ. Кроме того, завершение конкурсного производства в отношении должника означает, что все имущество, которым отвечает глава КФХ, вошло в конкурсную массу и распределено между кредиторами (ст. 221 Закона о банкротстве). Имуществом, которое не подлежит включению в конкурсную массу, глава КФХ не отвечает (п.3 ст.8, ст.6 Закона о КФХ). Таким образом, если денежное требование кредитора не было заявлено в деле о банкротстве или было заявлено, но не было удовлетворено по причине отсутствия (недостаточности )имущества должника, соответствующее требование кредитора считается погашенным, а дальнейшая возможность заявления такого требования к главе КФХ исключается. Отметим также, что в силу п. 3 ст.9 Закона о КФХ гражданин, вышедший из фермерского хозяйства, в течение двух лет после выхода из него несет субсидиарную ответственность в пределах стоимости своей доли в имуществе фермерского хозяйства по обязательствам, возникшим в результате деятельности фермерского хозяйства до момента выхода его из фермерского хозяйства. Однако эта норма может быть применена только к тем членам КФХ, которые к моменту прекращения КФХ вышли из этого хозяйства. Имущество же остальных членов КФХ, которые являлись таковыми на момент прекращения КФХ, повторимся, должно было полностью войти в конкурсную массу и подлежало распределению между кредиторами.
(1) Утрата статуса индивидуального предпринимателя не приводит к прекращению прежнего и возникновению нового субъекта правоотношений. Соответственно, гражданские права и обязанности, приобретенные гражданином в период осуществления им деятельности в качестве индивидуального предпринимателя, сохраняются за ним в полной мере и после государственной регистрации прекращения деятельности в качестве предпринимателя.
(2) В судебной практике представлена и другая позиция, которая косвенно свидетельствует о невозможности привлечения главы КФХ по долгам последнего (постановления ФАС Уральского округа от11 января 2006 г. №Ф09-4369/05-Сб, Фас Западно-Сибирского округа от 20 сентября 2007г. №Ф04-6664/2007). По изложенным основаниям такая позиция представляется неверной.
(3) В силу ст.202 Закона о банкротстве к отношениям, связанным с банкротством КФХ, применяются правила, установленные главами I-VIII Закона о банкротстве, если иное не предусмотрено параграфом 3 главы X Закона о банкротстве.
Источник: Служба правового консалтинга ГАРАНТ

Главный правовой инспектор
труда Профсоюза
Е.Н. Шароварова



Определённый интерес представляют нормы о несостоятельности фермерского хозяйства. Как указано в ст. 217 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — ФЗ «О банкротстве») , основанием для признания крестьянского (фермерского) хозяйства (далее — КФХ) банкротом является его неспособность удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. К несостоятельности КФХ применимы общие правила ФЗ «О банкротстве», в числе которых:

– правила об определении состава и размера денежных обязательств, требований о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и обязательных платежей (ст. 4);

– правила об ответственности должника и иных лиц в деле о банкротстве (ст. 10);

– правила о правах кредиторов, полномочиях собрания кредиторов (ст. ст. 11, 12) и т. п. .

Специальной нормой выступает положение ст. 218 ФЗ «О банкротстве» о том, что заявление индивидуального предпринимателя — главы КФХ о признании его банкротом может быть подано в арбитражный суд при наличии согласия в письменной форме всех членов КФХ. Разумеется, если фермерское хозяйство состоит из одного физического лица, достаточно подать заявление в обычном порядке, так как согласовывать его не с кем.

Положения ст. 221 ФЗ «О банкротстве» определяют состав конкурсной массы КФХ, куда входят все те виды имущества, которые составляют имущество крестьянского (фермерского) хозяйства. Помимо этого, упомянуто право аренды принадлежащего КФХ земельного участка и иные принадлежащие ему и имеющие денежную оценку имущественные права (перечень которых не определён в законе, потому что он может быть чрезвычайно широким) .

В судебной практике отмечается, что исходя из смысла ст. 221 ФЗ «О банкротстве», которая носит специальный характер по отношению к нормам Гражданского кодекса РФ и Федерального закона «О крестьянском (фермерском) хозяйстве», одним из критериев невключения имущества в конкурсную массу является приобретение его не на доходы КФХ. Критерием, необходимым для отнесения того или иного имущества к имуществу КФХ, является в том числе и его производственное (целевое) назначение .

Таким образом, юридическим фактом, влекущим раздел имущества, принадлежащего КФХ на праве общей собственности, является прекращение его деятельности по одному из оснований, определённых в законе.

При выходе одного из членов КФХ из его состава раздел земельного участка и средств производства не производится. Смысл этого ограничения состоит в том, чтобы оградить фермерское хозяйство от недобросовестного поведения отдельных граждан и обеспечить его нормальное функционирование и стабильное участие в гражданском обороте. Таким образом, указанная норма направлена на справедливое и добросовестное распределение результата деятельности хозяйства и вложенных в эту деятельность средств, сил, навыков его членов, а также на недопущение неосновательного обогащения оставшихся (оставшегося) членов хозяйства за счёт вышедшего (вышедших) и наоборот.

При этом выход одного из членов КФХ из его состава возможен только после подачи письменного заявления. Так, суд, отказывая в удовлетворении требований главы КФХ к физическому лицу о признании его утратившим право членства в КФХ, а также о признании его утратившим право на обращение за денежной компенсацией и раздел имущества КФХ, указал, что по смыслу ст. 9 во взаимосвязи с п. 4 ст. 14 Федерального закона от 11.06.2003 № 74-ФЗ и ст. 252 ГК РФ выход из членов КФХ возможен после подачи письменного заявления. При этом возникает необходимость урегулирования имущественных взаимоотношений между фермерским хозяйством и гражданином, прекращающим своё членство в нём.

Прямым логическим следствием данной нормы является запрет на отчуждение КФХ части принадлежащего ему участка. Запрет этот безусловен: он не зависит от того, насколько велика площадь земельного участка (в некоторых случаях это ограничение может быть несправедливым, учитывая тот факт, что минимальной площади земли, которая может находиться в собственности КФХ, законодатель не определил).

Хотя закон не указывает, что именно входит в категорию «средства производства», очевидно, что здесь имеет место обычная экономическая классификация понятий, когда выделяются основные средства производства и оборотные средства. Первые переносят свою стоимость на производимую продукцию постепенно, частями, вторые — полностью в течение одного цикла производства.

Лицо, вышедшее из состава фермерского хозяйства, имеет право на получение денежной компенсации, соразмерной его доле в праве общей собственности. Определение величины компенсации зависит от того, каковы доли членов КФХ.

Важно отметить, что законодатель не предусматривает возможности отступления от презумпции равенства долей в случае отсутствия соглашения лиц, образующих КФХ, давая тем самым понять, что его деятельность как субъекта предпринимательства в силу самой природы товарно-денежных отношений должна соответствовать более жёстким и определённым требованиям: если сами лица, входящие в КФХ, не предусмотрели более справедливой пропорции долей, суд не имеет оснований вмешиваться в их внутренние имущественные отношения.

Литература:

  1. Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (ред. от 03.07.2019) // СЗ РФ. 2002. № 43.
  2. Ажиев А. И. Порядок и основания прекращения крестьянских (фермерских) хозяйств // Вестник СевКавГТИ. 2017. Т. 1. № 2 (29). С. 73–76.
  3. Поздняков А. А. Правовое регулирование банкротства (несостоятельности) крестьянских (фермерских) хозяйств в России // В сборнике: основные направления и формы развития потребительской кооперации в странах Европы и Азии: опыт, проблемы, перспективы Материалы международной научно-практической конференции в рамках ежегодных Чаяновских чтений. 2016. С. 518–522.
  4. Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 17.11.2016 по делу № А79–1183/2014 // Документ опубликован не был. СПС Гарант.
  5. Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.07.2015 № 20АП-3167/2015 по делу № А62–4223/2014 // Документ опубликован не был. СПС Гарант.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

арбитражного суда апелляционной инстанции
по проверке законности и обоснованности решений (определений)
арбитражных судов, не вступивших в законную силу
дело № А01-2943/2017
город Ростов-на-Дону
10 апреля 2018 года
15АП-2228/2018
Резолютивная часть постановления объявлена 05 апреля 2018 года.
Полный текст постановления изготовлен 10 апреля 2018 года.
Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Сулименко Н.В.
судей А.Н. Герасименко, Д.В. Емельянова
при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Ситдиковой Е.А.
при участии:
от временного управляющего индивидуального предпринимателя главы КФХ Волобуевой Людмилы Александровны — Кириенко О.А.: представитель Короткий И.В. по доверенности от 24.01.2018,
от общества с ограниченной ответственностью «ИнтерТорг»: представитель Орел А.Б. по доверенности от 03.04.2018,
от общества с ограниченной ответственностью «Агро-Парнер»: представитель Петренко Е.Л. по доверенности от 12.03.2018,
от индивидуального предпринимателя главы КФХ Волобуевой Людмилы Александровны: представитель Гришин Т.А. по доверенности от 13.03.2018, представитель Стельмах Н.А. по доверенности от 04.04.2018, представитель Арумов Е.В. по доверенности от 13.03.2018,
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу индивидуального предпринимателя главы КФХ Волобуевой Людмилы Александровнына определение Арбитражного суда Республики Адыгея от 10.01.2018 по делу № А01-2943/2017 о признании заявления обоснованным и введении процедуры наблюденияпо заявлению общества с ограниченной ответственностью «ИнтерТорг» (ИНН 7724773833, ОГРН 5107746072341)
о признании несостоятельным (банкротом) индивидуального предпринимателя главы КФХ Волобуевой Людмилы Александровны (ИНН 010200746120, ОГРН 316010500066344),принятое судьей Шебзуховым З.М.
УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью «ИнтерТорг» (далее — заявитель) обратилось в Арбитражный суд Республики Адыгея с заявлением о признании индивидуального предпринимателя главы КФХ Волобуевой Людмилы Александровны (далее — должник) несостоятельным (банкротом).
Определением Арбитражного суда Республики Адыгея от 10.01.2018 по делу № А01-2943/2017 заявление общества с ограниченной ответственностью «ИнтерТорг» о признании несостоятельным (банкротом) индивидуального предпринимателя Главы КФХ Волобуевой Людмилы Александровны признано обоснованным. В отношении индивидуального предпринимателя главы КФХ Волобуевой Людмилы Александровны введена процедура банкротства — наблюдение сроком на шесть месяцев. Временным управляющим индивидуального предпринимателя главы КФХ Волобуевой Людмилы Александровны утверждена Кириенко Ольга Александровна. Требование общества с ограниченной ответственностью «ИнтерТорг» (ИНН 7724773833, ОГРН 5107746072341) в размере 5 034 238,89 руб., из которых: 5 000 000 руб. — сумма долга, 34 238,89 руб. — расходы по уплате государственной пошлины, включено в третью очередь реестра требований кредиторов индивидуального предпринимателя главы КФХ Волобуевой Людмилы Александровны.
Не согласившись с определением суда от 10.01.2018 по делу № А01-2943/2017, ИП глава КФХ Волобуева Людмила Александровна обратилась в Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит обжалуемое определение отменить и прекратить производство по делу.
Апелляционная жалоба мотивирована тем, что суд первой инстанции неправильно применил нормы материального и процессуального права. По мнению апеллянта, суд необоснованно не принял во внимание, что Волобуева Л.А. является наследником умершего должника и не должна отвечать личным имуществом по обязательствам умершего должника — Волобуева А.А. Кроме того, в отношении умершего Волобуева А.А. возбуждено производство по делу о несостоятельности (банкротстве) №А01-3162/2017. Согласно доводам апелляционной жалобы, Волобуева Л.А. лично должником ООО «ИнтерТорг» не является, объектом взыскания в этой процедуре банкротства выступает наследственная масса, наследник должника выступает в качестве заинтересованного лица по вопросам, касающимся наследственной массы, и не является должником по смыслу Закона о банкротстве, включение в конкурсную массу личного имущества Волобуевой Л.А., введение в отношении нее установленных Законом о банкротстве ограничений нарушает ее права.
Законность и обоснованность определения Арбитражного суда Республики Адыгея от 10.01.2018 по делу № А01-2943/2017 проверяется Пятнадцатым арбитражным апелляционным судом в порядке, установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
В отзыве на апелляционную жалобу временный управляющий должника просит обжалованный судебный акт оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения, считает выводы суда соответствующими установленным по делу обстоятельствам и нормам Закона о банкротстве.
В судебном заседании представители лиц, участвующих в деле, поддержали свои правовые позиции по спору.
Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы, выслушав представителей участвующих в деле лиц, арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.
Как следует из материалов дела, общество с ограниченной ответственностью «ИнтерТорг» обратилось в Арбитражный суд Республики Адыгея с заявлением о признании должника несостоятельным (банкротом).
Определением Арбитражного суда Республики Адыгея от 04.12.2017 указанное заявление принято к производству и назначено к судебному разбирательству по вопросу проверки обоснованности.
Исследовав материалы дела по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, дав надлежащую правовую оценку доводам лиц, участвующих в деле, суд первой инстанции признал требование заявителя обоснованным и ввел в отношении должника процедуру наблюдения, правомерно приняв во внимание нижеследующее.
В соответствии с пунктом 2 статьи 3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены.
Согласно пункту 2 статьи 6 Закона о банкротстве дело о банкротстве может быть возбуждено арбитражным судом при условии, что требования к должнику — юридическому лицу в совокупности составляют не менее чем триста тысяч рублей.
В силу статьи 7 Закона о банкротстве правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом обладают должник, конкурсный кредитор, уполномоченные органы, а также работник, бывший работник должника, имеющие требования о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда.
Право на обращение в арбитражный суд возникает у конкурсного кредитора, работника, бывшего работника должника, уполномоченного органа по денежным обязательствам с даты вступления в законную силу решения суда, арбитражного суда или судебного акта о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейского суда о взыскании с должника денежных средств.
Как следует из материалов дела, решением Красногвардейского районного суда Республики Адыгея от 13.06.2017 по делу № 2-2/17 с Волобуевой Л.А. в пользу ООО «ИнтерТорг» взыскана задолженность в размере 5 000 000 руб. и расходы по оплате государственной пошлины в размере 34 238,89 руб.
Апелляционным определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Адыгея от 22.09.2017 решение Красногвардейского районного суда Республики Адыгея оставлено в силе.
Вступивший в законную силу судебный акт Волобуевой Л.А. не исполнен, в связи с этим образовалась задолженность в размере 5 034 238,89 руб.
Как следует из пункта 1 статьи 62 Закона о банкротстве, наблюдение вводится по результатам рассмотрения арбитражным судом обоснованности заявления о признании должника банкротом в порядке, предусмотренном статьей 48 Закона о банкротстве.
Пунктом 3 статьи 48 Закона о банкротстве предусмотрено, что определение о признании требований заявителя обоснованными и введении наблюдения выносится в случае, если требование заявителя соответствует условиям, установленным пунктом 2 статьи 33 Закона о банкротстве, признано обоснованным и не удовлетворено должником на дату заседания арбитражного суда.
В соответствии с пунктом 2 статьи 33 Закона о банкротстве заявление о признании должника банкротом принимается арбитражным судом, если требования к должнику — юридическому лицу в совокупности составляют не менее чем триста тысяч рублей и указанные требования не исполнены в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены.
Поскольку требование к должнику подтверждено вступившим в законную силу решением Красногвардейского районного суда Республики Адыгея от 13.06.2017 по делу № 2-2/17, превышает триста тысяч рублей, а также не исполнено в течение трех месяцев с даты, когда оно должно быть исполнено, суд обоснованно ввел в отношении ИП глава КФХ Волобуевой Л.А. процедуру банкротства — наблюдение.
Согласно разъяснениям, данным в пункте 28 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.12.2004 № 29 «О некоторых вопросах практики применения «Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», в определении арбитражного суда о введении наблюдения должны содержатся, в том числе, указания на признание требований заявителя обоснованными, очередность удовлетворения этих требований и их размер.
Руководствуясь пунктом 4 статьи 134 Закона о банкротстве, принимая во внимание вступивший в законную силу судебный акт, а также отсутствие доказательств исполнения должником обязательства, суд первой инстанции обоснованно включил требование ООО «ИнтерТорг» в размере 5 034 238,89 руб. в третью очередь реестра требований кредиторов ИП главы КФХ Волобуевой Л.А.
Возражая против удовлетворения заявления, должник заявил довод о том, что производство по делу подлежит прекращению, поскольку задолженность перед заявителем — ООО «ИнтерТорг» в сумме 5 034 238,89 руб. является задолженностью умершего Волобуева А.А., наследницей которого является Волобуева Л.А. Непосредственно Волобуева Л.А. не является должником ООО «ИнтерТорг», поэтому дело о банкротстве не может быть возбуждено в отношении нее лично.
Должник также указал, что в соответствии с пунктом 1 статьи 213.1 Закона о банкротстве отношения, связанные с банкротством граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, регулируются параграфами 1.1 и 4 главы X названного Закона, а при отсутствии специальных правил, регламентирующих особенности банкротства этой категории должников — главами I — 111.1, VII, VIII, параграфом 7 главы IX и параграфом 2 главы XI Закона о банкротстве.
Отклоняя указанные доводы, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что требование кредитора подтверждено вступившим в законную силу решением Красногвардейского районного суда Республики Адыгея от 13.06.2017 по делу № 2-2/17, соответствует условиям, установленным пунктом 2 статьи 33 Закона о банкротстве, и не удовлетворено должником на дату заседания.

При принятии решения по делу №2-2/17 суд исходил из того, что Волобуева Л.А. является должником по обязательствам умершего супруга, поскольку приняла наследство умершего гражданина и распорядилась им, при этом, размер наследственной массы превышает размер обязательства перед ООО «ИнтерТорг».
Согласно части 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.
Банкротство крестьянского (фермерского) хозяйства регулируется параграфом 3 главы 10 Закона о банкротстве.
Положения Закона о банкротстве, регулирующие процедуры, применяемые в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, вступили в силу с 1 октября 2015 года (часть 2 статьи 14 Федерального закона от 29 июня 2015 года 154-ФЗ).
В силу пункта 2 статьи 213.1 Закона о банкротстве положения, предусмотренные параграфом Х, не применяются к отношениям, связанным с несостоятельностью (банкротством) крестьянских (фермерских) хозяйств.
Для целей возбуждения дел о банкротстве граждан учитываются, в том числе требования кредиторов и уполномоченного органа, возникшие до 1 октября 2015 года.
Согласно пунктам 2 и 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13.10.2015 № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан» в соответствии с пунктом 1 статьи 213.1 Закона о банкротстве отношения, связанные с банкротством граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, регулируются параграфами 1.1 и 4 главы X Закона, а при отсутствии специальных правил, регламентирующих особенности банкротства этой категории должников — главами I — III. 1, VII, VIII, параграфом 7 главы IX и параграфом 2 главы XI Закона.
Положения, предусмотренные параграфами 1.1 и 4 главы X Закона о банкротстве, применяются к отношениям, связанным с банкротством индивидуальных предпринимателей, с учетом особенностей, установленных параграфом 2 названной главы и пунктом 4 статьи 213.1 Закона, независимо от того, связаны ли обязательства, неисполнением которых обусловлено возбуждение дела о банкротстве, с осуществлением предпринимательской деятельности либо нет (статья 214.1 и пункт 3 статьи 213.1 Закона о банкротстве).
При наличии у должника статуса индивидуального предпринимателя возможно возбуждение и рассмотрение только одного дела о его банкротстве. Возбуждение и рассмотрение одновременно двух дел о банкротстве такого лица — как гражданина и как индивидуального предпринимателя — не допускается.
Положения Закона о банкротстве, касающиеся банкротства граждан, не применяются к отношениям, связанным с банкротством крестьянских (фермерских) хозяйств, в том числе, когда заявление о признании банкротом подается в арбитражный суд в отношении гражданина, являющегося одновременно индивидуальным предпринимателем — главой крестьянского (фермерского) хозяйства (пункт 2 статьи 213.1 Закона о банкротстве). Банкротство крестьянских (фермерских) хозяйств осуществляется по общим правилам Закона о банкротстве с особенностями, установленными параграфом 3 главы X указанного Закона.
Согласно пунктам 1, 5 статьи 23 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.
Граждане вправе заниматься производственной или иной хозяйственной деятельностью в области сельского хозяйства без образования юридического лица на основе соглашения о создании крестьянского (фермерского) хозяйства, заключенного в соответствии с законом о крестьянском (фермерском) хозяйстве.
Главой крестьянского (фермерского) хозяйства может быть гражданин, зарегистрированный в качестве индивидуального предпринимателя.
В силу пунктов 1, 3 статьи 1 Федерального закона от 11.06.2003 № 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» крестьянское (фермерское) хозяйство представляет собой объединение граждан, связанных родством и (или) свойством, имеющих в общей собственности имущество и совместно осуществляющих производственную и иную хозяйственную деятельность (производство, переработку, хранение, транспортировку и реализацию сельскохозяйственной продукции), основанную на их личном участии. Согласно пункту 2 названной статьи фермерское хозяйство может быть создано и одним гражданином.
Крестьянское (фермерское) хозяйство осуществляет предпринимательскую деятельность без образования юридического лица.
К предпринимательской деятельности крестьянского (фермерского) хозяйства, осуществляемой без образования юридического лица, применяются правила гражданского законодательства, которые регулируют деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, если иное не вытекает из федерального закона, иных нормативных правовых актов Российской Федерации или существа правовых отношений.
Судом установлено, что фактически в составе крестьянского фермерского хозяйства входит только Волобуева Л.А., иные члены в составе КФХ отсутствуют. В рассматриваемом случае, принимая во внимание обстоятельства дела, суд пришел к выводу о том, что КФХ является, по сути, индивидуальным предпринимателем.
Признавая обоснованным заявление кредитора о признании должника банкротом, суд первой инстанции исходил из того, что согласно решению Красногвардейского районного суда Республики Адыгея от 13.06.2017 Волобуева Л.А. является единственной наследницей имущества умершего Волобуева А.А. (свидетельство о смерти серия 1-АЗ № 610346 от 04.12.2015). Принятием наследства Волобуева Л.А. взяла на себя обязательство наследодателя по погашению вышеназванного долга, которое ею не было исполнено добровольно и взыскано решением Красногвардейского районного суда.
В соответствии с пунктом 2 статьи 49 Закона о банкротстве в определении о введении наблюдения должны содержаться указания на утверждение временного управляющего.
Как следует из заявления о признании должника банкротом, заявитель просил утвердить арбитражным управляющим должника Кириенко Ольгу Александровну, из числа членов Саморегулируемой организации «Союз менеджеров и арбитражных управляющих».
До начала судебного заседания саморегулируемой организацией «Союз менеджеров и арбитражных управляющих» представлена информация о кандидатуре арбитражного управляющего Кириенко Ольги Александровны для утверждения на должность временного управляющего должника, соответствующего требованиям статей 20, 20.2 Закона о банкротстве.
Руководствуясь статьей 145 Закона о банкротстве, суд, изучив мотивированное заключение, представленное саморегулируемой организацией «Союз менеджеров и арбитражных управляющих», учитывая отсутствие доказательств заинтересованности арбитражного управляющего по отношению к должнику и его кредиторам, правомерно утвердил Кириенко Ольгу Александровну временным управляющим ИП главы КФХ Волобуевой Л.А. с установлением вознаграждения на основании статьи 20.6 Закона о банкротстве в размере тридцати тысяч рублей в месяц за счет имущества должника.
Арбитражный суд первой инстанции полно и всесторонне выяснил обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы суда соответствуют обстоятельствам дела, нормы материального права применены правильно.
Довод апеллянта о том, что Волобуева Л.А. не является должником в смысле Закона о банкротстве, подлежит отклонению по следующим основаниям.
В соответствии со статьей 1112 ГК РФ в состав наследства входят не только права, но и обязанности наследодателя.
Согласно пункту 3 статьи 1175 ГК РФ кредиторы наследодателя вправе предъявить свои требования к принявшим наследство наследникам в пределах сроков исковой давности, установленных для соответствующих требований. До принятия наследства требования кредиторов могут быть предъявлены к исполнителю завещания или к наследственному имуществу. В последнем случае суд приостанавливает рассмотрение дела до принятия наследства наследниками или перехода выморочного имущества в соответствии со статьей 1151 настоящего Кодекса к Российской Федерации, субъекту Российской Федерации или муниципальному образованию.
Для возложения на наследника умершего лица обязанности исполнить его обязательства в порядке универсального правопреемства необходимо установить наличие обстоятельств, связанных с наследованием имущества. К таким обстоятельствам, имеющим значение для правильного разрешения спора, в частности, относятся: факт открытия наследства, состав наследства, круг наследников, принятие наследниками наследственного имущества, его стоимость.
28.11.2015 Волобуев А.А. умер. Волобуева Л.А., будучи единственным наследником, приняла наследство умершего супруга на общую сумму 33 289 599,55 руб., что подтверждается вступившим в законную силу решением суда общей юрисдикции от 13.06.2017. Волобуева Л.А. вступила в наследство и распорядилась частью имущества, полученного по наследству (урожай сельхозкультур). В связи с этим требования кредитора обоснованно предъявлены к Волобуевой Л.А.
Довод апеллянта о том, что в отношении умершего Волобуева А.А. возбуждено производство по делу о несостоятельности (банкротстве) №А01-3162/2017, а потому все требования подлежат предъявлению в рамах этого дела, подлежит отклонению, поскольку обоснованность заявления о признании умершего гражданина банкротом не рассмотрена судом, процедура реализации имущества гражданина не введена.
Довод апелляционной жалобы Волобуевой Л.А. о том, что она лично должником ООО «ИнтерТорг» не является, объектом взыскания в этой процедуре банкротства выступает наследственная масса, наследник должника выступает в качестве заинтересованного лица по вопросам, касающимся наследственной массы, и не является должником по смыслу Закона о банкротстве, не может служить основанием для отмены обжалованного судебного акта, принимая во внимание нижеследующее.
Банкротство гражданина в случае его смерти, предусмотренное положениями параграфа 4 главы X Закона о банкротстве, является специальным случаем банкротства гражданина по отношению к правилам параграфа 1.1 главы X этого же Закона.
Согласно положениям пунктов 1, 4, 7 статьи 223.1 Закона о банкротстве производство по делу о банкротстве гражданина может быть возбуждено после его смерти или объявления его умершим по заявлению конкурсного кредитора или уполномоченного органа, а также лиц, указанных в абзаце 1 пункта 4 данной статьи. Права и обязанности гражданина в деле о его банкротстве в случае смерти гражданина или объявления его умершим по истечении срока, установленного законодательством Российской Федерации для принятия наследства, осуществляют принявшие наследство наследники гражданина. В конкурсную массу включается имущество, составляющее наследство гражданина.
Из положений статьи 223.1 Закона о банкротстве следует, что применение данных специальных правил возможно, как в случае смерти гражданина, в отношении которого уже возбуждено дело о банкротстве, так при возбуждении дела о банкротстве гражданина после его смерти.
При этом положения пункта 48 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13.10.2015 N 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан» разъясняют первую из указанных ситуаций, однако не исключают возможности возбуждения дела о банкротстве и во втором случае.
Наличие либо отсутствие решения суда о взыскании с наследника долга не является обстоятельством, определяющим возможность применения правил параграфа 4 главы X Закона о банкротстве.
Поскольку банкротство умершего гражданина, по сути, является применением конкурсных процедур в отношении обособленного имущества, применение специальных правил параграфа 4 главы X Закона о банкротстве обусловлено, прежде всего, сохранением возможности разграничения имущества, входящего в состав наследства, и имущества наследника, то есть сепарацией наследственной массы, за счет которой кредиторы наследодателя могут удовлетворить свои требования.
В силу статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.
Согласно пункту 3 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.
В силу пункта 4 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.
Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации.
По общему правилу пункта 5 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное. Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения.
Если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично, а также применяет иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны (пункт 2 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Руководствуясь приведенными нормативными положениями, исследовав и оценив относимость, допустимость, достоверность каждого из представленных в материалы дела доказательств в отдельности, а также достаточность и взаимную связь данных доказательств в их совокупности, исходя из конкретных обстоятельств дела, приняв во внимание, что на большую часть имущества, принятого в наследство от Волобуева А.А., его супруга зарегистрировала за собой право собственности, Волобуева Л.А. является единственной наследницей умершего супруга, а также, то, что с момента принятия наследства Волобуева Л.А. не осуществляла никаких действий по погашению задолженности перед кредиторами, вошедшей в состав соответствующего наследства, и, более того, предпринимала активные действия по реализации урожая пшеницы, с целью недопущения погашения за счет этого имущества задолженности перед кредиторами, а также, исходя из того, что Волобуева Л.А., несмотря на наличие вступившего в законную силу решения суда общей юрисдикции о взыскании с нее задолженности в пользу кредиторов, в том числе по ее личным обязательствам, не исполнила решение суда, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что сепарация наследственной массы в данном случае является затруднительной.
Учитывая изложенное, принимая во внимание, что указанные действия Волобуевой Л.А. по выводу наследственного имущества являются недобросовестными, суд пришел к выводу о наличии в данном случае оснований для признания ИП главы КФХ Волобуевой Л.А. несостоятельным (банкротом) и введении в отношении него процедуры наблюдения.
Довод должника о том, что заявитель представил судебный акт, не указав, в каком объеме отвечает перед ним Волобуева Л.А., требования к которой могут быть предъявлены только в пределах стоимости унаследованного имущества, отклоняется судом апелляционной инстанции, поскольку размер задолженности установлен вступившим в законную силу судебным актом, а порядок гашения данной задолженности за счет денежных средств, полученных от реализации принадлежащего должнику имущества (полученного в наследство), определяется конкурсным управляющим с учетом соответствующих требований действующего законодательства и подлежит утверждению судом.

Доводы, приведенные в апелляционной жалобе, не могут служить основанием для отмены обжалованного судебного акта, поскольку не опровергают сделанных судом выводов и направлены по существу на переоценку доказательств и обстоятельств, установленных судом первой инстанций. Оснований для переоценки фактических обстоятельств дела или иного применения норм материального права у суда апелляционной инстанции не имеется.
Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в любом случае основаниями для отмены судебного акта, судом не допущено.
Оснований для отмены или изменения обжалованного судебного акта по доводам, приведенным в апелляционной жалобе, у судебной коллегии не имеется.
На основании вышеизложенного, апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.
Руководствуясь статьями 258, 269 – 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

ПОСТАНОВИЛ:

определение Арбитражного суда Республики Адыгея от 10.01.2018 по делу № А01-2943/2017 оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.
В соответствии с частью 5 статьи 271, частью 1 статьи 266 и частью 2 статьи 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.
Постановление может быть обжаловано в месячный срок в порядке, определенном статьей 188 Арбитражного процессуального Кодекса Российской Федерации, в Арбитражный суд Северо-Кавказского округа.
Председательствующий Н.В. Сулименко
Судьи А.Н. Герасименко
Д.В. Емельянов

Суд:

15 ААС (Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд)

Истцы:

Коваль Вячеслав Викторович
ООО «Агро-Партнер» (ИНН: 0101010414 ОГРН: 1110101000360)
ООО «ИнтерТорг» (ИНН: 7724773833)
Сулейманов Джаваншир Гусейн Бала Оглы

Ответчики:

Волобуева Людмила Александровна
КФХ индивидуальный предприниматель Волобуева Людмила Александровна, глава (ИНН: 010200746120 ОГРН: 316010500066344)

Иные лица:

Кириенко Ольга Александровна
Кириенко Ольга Александровна арбитражный управляющий
Росреестр по Краснодарскому краю
Саморегулируемая организация «Союз менеджеров и арбитражных управляющих» (ИНН: 7709395841 ОГРН: 1027709028160)
СРО «СМиАУ», СРО «Союз менеджеров и арбитражных управляющих» — Саморегулируемая организация «Союз менеджеров и арбитражных управляющих»
Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Республике Адыгея (ИНН: 0105043820 ОГРН: 1040100552205)
УФНС по Краснодарскому краю

Судьи дела:

Сулименко Н.В. (судья)

Судебная практика по:

Злоупотребление правом
Судебная практика по применению нормы ст. 10 ГК РФ

Одним из оснований прекращения крестьянского (фермерского) хозяйства является его несостоятельность (банкротство) (ст. 21 Закона о КФХ). Банкротство крестьянского (фермерского) хозяйства имеет свои особенности, закрепленные в Федеральном законе от 26 октября 2002 г.1 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и направленные на достижение максимальной возможности сохранения хозяйства в качестве субъекта аграрного предпринимательства.

Основанием для признания крестьянского (фермерского) хозяйства банкротом является его неспособность удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

При банкротстве крестьянского (фермерского) хозяйства действует особый порядок признания индивидуального предпринимателя — главы крестьянского (фермерского) хозяйства банкротом.

Так, заявление о признании индивидуального предпринимателя — главы крестьянского (фермерского) хозяйства банкротом подается в арбитражный суд главой хозяйства при наличии согласия в письменной форме всех членов крестьянского (фермерского) хозяйства. К заявлению должны быть приложены необходимые документы, в том числе о составе и стоимости имущества крестьянского (фермерского) хозяйства, о размере доходов, которые могут быть получены крестьянским (фермерским) хозяйством по окончании соответствующего периода сельскохозяйственных работ.

Имеют свои особенности определенные Законом о несостоятельности процедуры, применяемые в деле о банкротстве крестьянского (фермерского) хозяйства. В соответствии со ст. 219 Закона о несостоятельности в течение двух месяцев с момента вынесения арбитражным судом определения о введении в отношении крестьянского (фермерского) хозяйства наблюдения глава крестьянского (фермерского) хозяйства может представить в арбитражный суд план финансового оздоровления и график погашения задолженности.

В случае если осуществление мероприятий, предусмотренных планом финансового оздоровления, позволит крестьянскому (фермерскому) хозяйству, в том числе за счет доходов, которые могут быть получены крестьянским (фермерским) хозяйством по окончании соответствующего периода сельскохозяйственных работ, погасить требования кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей в соответствии с графиком погашения задолженности, арбитражным судом вводится финансовое оздоровление крестьянского (фермерского) хозяйства до окончания соответствующего периода сельскохозяйственных работ с учетом времени, необходимого для реализации произведенной или произведенной и переработанной сельскохозяйственной продукции.

Более того, срок финансового оздоровления может быть продлен на год в случае, если в течение финансового оздоровления имели место спад и ухудшение финансового состояния крестьянского (фермерского) хозяйства в связи со стихийными бедствиями, эпизоотиями или другими обстоятельствами, носящими чрезвычайный характер.

В случае наличия возможности восстановления платежеспособности крестьянского (фермерского) хозяйства арбитражным судом на основании решения собрания кредиторов вводится внешнее управление до окончания соответствующего периода сельскохозяйственных работ с учетом времени, необходимого для реализации произведенной или произведенной и переработанной сельскохозяйственной продукции.

В случае если в ходе внешнего управления имели место спад и ухудшение финансового состояния крестьянского (фермерского) хозяйства в связи со стихийными бедствиями, с эпизоотиями и другими обстоятельствами, носящими чрезвычайный характер, срок внешнего управления может быть продлен на год.

Другой особенностью является установленное Законом право осуществления полномочий внешнего управляющего самим главой крестьянского (фермерского) хозяйства.

В случае признания арбитражным судом крестьянского (фермерского) хозяйства банкротом и открытия конкурсного производства в конкурсную массу крестьянского (фермерского) хозяйства включаются находящееся в общей собственности членов крестьянского (фермерского) хозяйства недвижимое имущество, в том числе насаждения, хозяйственные и иные постройки, мелиоративные и другие сооружения, племенной, молочный и рабочий скот, птица, сельскохозяйственные и иные техника и оборудование, транспортные средства, инвентарь и другое приобретенное для крестьянского (фермерского) хозяйства на общие средства его членов имущество, а также право аренды принадлежащего крестьянскому (фермерскому) хозяйству земельного участка и иные принадлежащие крестьянскому (фермерскому) хозяйству и имеющие денежную оценку имущественные права.

В конкурсную массу не включается имущество, принадлежащее главе крестьянского (фермерского) хозяйства и членам крестьянского (фермерского) хозяйства на праве собственности, а также иное имущество, в отношении которого доказано, что оно приобретено на доходы, не являющиеся общими средствами крестьянского (фермерского) хозяйства.

Закон о несостоятельности закрепляет преимущественное право приобретения имущества крестьянского (фермерского) хозяйства за лицами, занимающимися производством сельскохозяйственной продукции и владеющими земельными участками, непосредственно прилегающими к принадлежащему крестьянскому (фермерскому) хозяйству земельному участку.

В случае если указанные лица в течение месяца с даты получения предложения о приобретении имущества и имущественных прав не заявили о своем желании приобрести имущество и права требования, арбитражный управляющий или глава крестьянского (фермерского) хозяйства осуществляет реализацию имущества и имущественных прав в предусмотренном законом порядке.

Начиная с 1999 г. отмечается тенденция к сокращению количества крестьянских (фермерских) хозяйств.

Согласно данным Всероссийской сельскохозяйственной переписи, за 1990-2006 гг. прекратили заниматься сельскохозяйственной деятельностью 40,1% хозяйств.

Причины этого различны. С одной стороны, за последние годы принято несколько законодательных актов, касающихся государственного регулирования агропромышленного комплекса. Это и национальные проекты, и Государственная программа развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции сырья и продовольствия на 2008-2012 гг., которыми предусмотрено развитие малых форм хозяйствования на селе.

Поддержка государством данного сектора экономики в основном заключается в создании условий, позволяющих хозяйствующим на селе субъектам, в том числе крестьянским (фермерским) хозяйствам, получать кредиты. На практике, однако, такие условия неэффективны. Для ряда крестьянских (фермерских) хозяйств недоступны кредиты из-за отсутствия залогового имущества; отсут-твуют средства дЛя приобретения сельскохозяйственной техники на условиях лизинга.

Не решены многие правовые вопросы, связанные с оформлением прав членов крестьянских (фермерских) хозяйств на земельные участки. По данным Всероссийской сельскохозяйственной переписи, каждое шестое зарегистрированное крестьянское (фермерское) хозяйство не имеет земли. Это связано в том числе и с тем, что землеустроительные работы, проведение которых обязательно для государственной регистрации прав на земельные участки, требует больших материальных затрат.