Деликтной ответственности

УДК 347.56.614.25

ДОГОВОРНАЯ И ДЕЛИКТНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ:

ОСОБЕННОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ В МЕДИЦИНСКОЙ СФЕРЕ

CONTRACTUAL AND TORT LIABILITY:

FEATURES OF THE APPLICATION IN THE MEDICAL FIELD

М.С. БЕРИЛЛО (M.S. BERILLO)

В первой части статьи рассматривается вопрос о необходимости существования в российском гражданском законодательстве общих норм о гражданско-правовой ответственности, одинаково применимых для её видов: деликтной и договорной ответственности. Во второй — анализируется применение договорной и деликтной ответственности в медицинской сфере. В выводе разграничиваются случаи наступления того или иного вида гражданско-правовой ответственности за причинение вреда в результате медицинского вмешательства.

Ключевые слова: деликтная ответственность, договорная ответственность, медицинское вмешательство, причинение вреда.

Key words: tort liability, contractual liability, medical intervention, causing the injury.

В зависимости от основания возникновения различаются два вида гражданско-правовой ответственности: ответственность за нарушение обязательств (договорная) и внедоговорная ответственность, в том числе за причинение вреда (деликтная). Помимо деликтной к внедоговорной ответственности относятся ответственность за нарушение интеллектуальных прав, преддоговорная ответственность, ответственность за неосновательное обогащение. Многие вопросы института внедоговорной ответственности являются дискуссионными на протяжении десятков лет, единство мнений по ним отсутствует и по сей день. Интересно, что в Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации (далее — Концепции) нет ни слова о возможном развитии института гражданско-правовой ответственности в целом и внедоговорной ответственности в частности. В то же время в Концепции идёт речь о ряде преобразований в данной области.

Ни у кого из авторов не вызывают сомнений положения о том, что в случае нарушения имеющегося между сторонами договорного обязательства возникает договорная ответственность, регулируемая нормами главы 25 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ). А внедоговорная ответственность возникает при причинении вреда личности или имуществу потерпевшего, не связанного с неисполнением или ненадлежащим исполнением нарушителем обязанностей, лежащих на нём в силу договора с потерпевшей стороной. Из последнего правила имеется ряд исключений, когда внедоговор-ная ответственность может возникнуть при наличии договора (к примеру, ст. 800, 1084, 1095 ГК РФ). Общее же правовое регулирование отношений из причинения вреда осуществляется нормами главы 59 ГК РФ. Неоспоримым является и тот факт, что договорная и внедоговорная ответственности являются разновидностями единого правового явления -гражданско-правовой ответственности.

© Берилло М.С., 2011

Возникает вопрос — почему законодатель не предусмотрел наличие общих норм о гражданско-правовой ответственности в ГК РФ? При этом формально глава 25 ГК РФ, исходя из её положения в структуре кодекса, претендует на регламентацию общих положений о гражданско-правовой ответственности. Однако фактически в ней содержатся нормы лишь об ответственности за нарушение обязательств. Интересно, насколько такая позиция законодателя целесообразна. Понять это можно через призму соотношения договорной и деликтной ответственности.

С одной стороны, действительно большое количество авторов разграничивают названные выше виды ответственности — этого требует множество отличительных признаков. Так, во-первых, нормы гражданского законодательства о деликтной ответственности носят императивный характер, что исключает возможность согласования сторонами условий и размера ответственности. Обратная ситуация складывается при регулировании договорной ответственности: ввиду диспозитивного характера договорных отношений стороны вправе самостоятельно определять условия ответственности, уменьшить или увеличить её размер. Во-вторых, деликтная ответственность не наступает за чужую вину, а для договорной ответственности обязанность должника отвечать за вину третьих лиц, на которых было возложено исполнение обязательства, является общим правилом. Деликтная ответственность отличается от договорной ещё и тем, что ею полностью исчерпывается содержание соответствующего деликтного обязательства, договорная ответственность в свою очередь практически всегда выражается в дополнительных обременениях, возлагаемых на стороны основного обязательства. Следовательно, учитывая данные отличия, необходимо разграничивать случаи применения договорной и деликтной ответственности, чтобы не ущемлялись права потерпевшей стороны.

С другой стороны, в самом содержании гражданско-правовой ответственности заложен роднящий виды ответственности критерий — цель и признаки, позволяющие исследовать их как целостную категорию, имеющую разновидности исходя из характера оснований возникновения ответственности. Их

сходство в целевом назначении, а именно -компенсационной направленности и удовлетворении имущественных интересов потерпевшего за счёт правонарушителя. Общим для рассматриваемых видов гражданско-правовой ответственности является также и основание для их наступления, а именно правонарушение. При правонарушении, выражающемся в неисполнении или ненадлежащем исполнении договорных обязательств, наступает договорная ответственность. Естественно, что предварительно между участниками данных отношений должны возникнуть договорные обязательства. Если же правонарушитель нарушает общую пассивную обязанность воздерживаться от посягательства на абсолютные субъективные права другого лица, то возникают деликтная ответственность и деликтное обязательство как «штрафное охранительное правоотношение» . При этом по общему правилу существование договорных отношений между субъектами деликтных обязательств невозможно, так как в качестве предмета договора не может выступать причинение вреда личности или имуществу другого лица.

Ввиду того, что и деликтная, и договорная ответственность являются видами гражданско-правовой ответственности, в ГК РФ должны содержаться базовые нормы, относящиеся к их регулированию. В результате отсутствия законодательного закрепления полноценного института гражданско-правовой ответственности возникают непонимание ряда категорий и подмена понятий, которые приводят к откату правовой доктрины на десятилетия назад. В начале советского периода в правовой литературе господствовала теория причинения, согласно которой само причинение вреда являлось единственным и достаточным основанием ответственности за противоправно причинённый вред. Принцип причинения тогда рассматривался как социально справедливый, заменяющий субъективный подход к ответственности на объективный .

Вскоре принцип причинения обоснованно подвергся жесткой критике и его сменил принцип вины как обязательного условия возникновения гражданско-правовой ответственности. В настоящее время мы опять возвращаемся в прошлое, отходя от психологических доктрин к «объективистским категориям».

Так, при наличии законодательных пробелов в базовых положениях института гражданско-правовой ответственности суды, вынося решения о применении деликтной ответственности, оперируют нормами, характерными для договорной ответственности. О.В. Дмитриева, констатируя этот факт, пишет: «решая вопрос о наличии или отсутствии вины при возложении ответственности за причинение вреда, судебным органам следует руководствоваться определением вины, содержащимся в п. 1 ст. 401 ГК РФ» . Данная норма выражает «объективистский» подход к категории ответственности с некоторыми вкраплениями психологической концепции, ввиду использования при её характеристике субъективных элементов: умысел, неосторожность, заботливость и осмотрительность. Однако в данной статье напрямую не даётся понятия вины, а лишь говорится о невиновности стороны в обязательстве. Кроме того, статья 401 ГК РФ не случайно расположена в разделе, посвященном общим положениям обязательственного права, она хороша для характеристики ответственности при нарушении договорных обязательств, а также применима при привлечении к ответственности юридических лиц.

Очевидно, что при отсутствии должного внимания к субъективным критериям данной категории возникает опасность возврата к принципу причинения, от которого так долго пытались отойти советские цивилисты. В сложившейся ситуации количество концепций и взглядов приверженцев «объективистской» теории со временем может возрасти, возвращая нас, в лучших традициях восточного цикла, к отправной точке и начиная всё заново. Прервать замкнутый круг можно лишь путём внесения соответствующих поправок в российское законодательство.

Мы разделяем мнения авторов, которые признают объективную необходимость существования общих норм о гражданско-правовой ответственности в современном российском законодательстве. Интересным представляется предложение Т.В. Шепель о целесообразности закрепления в ГК РФ общей нормы о гражданско-правовой ответственности и её условиях, в том числе о вине. Возможно её расположение в главе 2, посвященной возникновению гражданских прав и обя-

занностей, осуществлению и защите гражданских прав. В статье 12 этой главы предусмотрены основные способы защиты гражданских прав, в числе которых названы только формы ответственности: возмещение убытков и взыскание неустойки. Норма об ответственности и её условиях, в том числе определение понятия вины, могла бы быть помещена в отдельную статью этой главы .

В качестве условий деликтной ответственности выступают элементы состава гражданского правонарушения: вред, противоправность поведения причинителя вреда, причинная связь между противоправными действиями и вредом, вина причинителя вреда. Особое значение в вопросе гражданско-правовой ответственности в медицинской сфере имеет такое условие, как вред. По замечанию К.В. Егорова, от ненадлежащего оказания медицинских услуг нужно отличать причинение пациенту вреда в результате их оказания .

Действительно, в результате медицинского вмешательства пациенту может быть причинено два вида вреда. Один из них предусмотрен информированным добровольным согласием: телесные повреждения, которым сопутствует причинение данного вида вреда, являются неизбежными и допустимыми при оказании медицинской помощи . В юридическом смысле такой результат медицинского вмешательства нельзя охарактеризовать как вред. Вредом являются телесные повреждения, которые нельзя отнести к допустимым, которые не были предусмотрены до начала медицинского вмешательства, и находящиеся в прямой причинно-следственной связи с действием (бездействием) медицинского работника. В последнем случае имеет место ответственность за причинения вреда жизни или здоровью пациента, которая регулируется нормами главы 59 ГК РФ.

Очевидно, что при причинении вреда жизни и здоровью пациента, в рамках договорных отношений значимым обстоятельством является получение от пациента информированного согласия и его содержание. По мнению ряда авторов, без такового согласия пациента не будет заключена сделка по поводу оказания медицинских услуг, а следовательно, отношения врач — пациент не будут носить договорный характер. Это, в свою

очередь, означает, что при наличии медицинского вмешательства такие отношения имеют публично-правовые основания, являются деликтными либо основаны на нормах института negotiorum gestio (добровольная деятельность в чужом интересе).

Если же при наличии информированного согласия пациента при осуществлении медицинского вмешательства медицинский работник в своих действиях выходит за рамки оговоренных манипуляций ввиду каких-либо особенностей строения организма пациента или других объективных причин, что приводит к причинению вреда жизни или здоровью пациента, то возникают обязательства из причинения вреда.

Между тем неясным остаётся вопрос о критериях разграничения деликтной и договорной ответственности при оказании медицинской услуги. Так, С. В. Егизарова полагает, что если медицинская услуга оказывается в рамках договора обязательного медицинского страхования, можно говорить только о деликтной ответственности лечебно-профилактического учреждения за вред, причинённый жизни и здоровью застрахованного в результате некачественной медицинской помощи. Деликтная ответственность будет наступать и при оказании некачественной медицинской помощи, финансируемой за счёт бюджетных средств. Если же вред жизни и здоровью пациента причиняется в результате производства некачественной платной медицинской услуги, то налицо сочетание ответственности деликтной и договорной. В этом случае речь пойдёт не только о возмещении вреда, причинённого жизни и здоровью пациента, но и о возмещении убытков и уплате неустойки, предусмотренных договором на оказание платной медицинской услуги . Данное мнение нельзя назвать корректным. Ведь при оказании платных медицинских услуг применение мер договорной ответственности может вовсе не находиться в прямой или косвенной связи с медицинским вмешательством, а возникать из неисполнения или ненадлежащего исполнения сопутствующих медицинскому вмешательству услуг. Причиной этому может послужить недостаток качества осуществления ухода, связанного с реабилитацией пациента, нарушение условий договора об обеспечении (осна-

щении) палаты требуемым оборудованием и т. д .

Некоторые авторы пытаются любую медицинскую деятельность рассматривать как возмездную услугу. Так, трактуя статью 41 Конституции РФ, в которой говорится, что медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счёт средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений, Е. Козьминых приходит к выводу, что даже медицинская помощь оказывается на возмездных началах и не отличается от оказания услуг по договору . Однако, не вдаваясь в детали, просто рассмотрев одну из разновидностей медицинской помощи — скорую медицинскую помощь (ст. 37.1 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан), указанная выше точка зрения покажется в корне несостоятельной. Скорая помощь зачастую оказывается вне зависимости от наличия полиса обязательного медицинского страхования, вне зависимости от того, имеет ли нуждающийся в помощи гражданство РФ или нет, вне зависимости от того, будут ли оплачиваться действия медицинских работников при оказании помощи в конкретном случае, то есть без всякой связи с какими-либо договорными отношениями. Скорая медицинская помощь оказывается по факту нуждаемости в ней, говорить же о том, что она является возмездной, весьма некорректно. Она лишь финансируется средствами из бюджета, как и любая другая деятельность бюджетных учреждений. Следовательно, в данной сфере при причинении вреда жизни или здоровью больного применение мер договорной ответственности не представляется возможным, целесообразнее использовать инструменты института деликтной ответственности.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Таким образом, можно предложить следующие правила применения ответственности в сфере медицинской деятельности.

Во-первых, по умолчанию при причинении вреда жизни или здоровью пациента должны использоваться меры деликтной ответственности.

Во-вторых, если факт причинения вреда является свидетельством ненадлежащего исполнения договорных обязательств или, если

причинённый вред не связан с медицинским вмешательством, но факт его причинения приводит к нарушению обязательств по оказанию медицинских услуг, то применению подлежат нормы института договорной ответственности.

В-третьих, договорная ответственность должна наступать тогда, когда в результате медицинского вмешательства жизни или здоровью пациента причинён вред, не предусмотренный информированным согласием, что в свою очередь приводит к нарушению договорных обязательств медицинским учреждением. Кроме того, договорная ответственность должна возникать и тогда, когда вред причиняется в рамках договора об оказании медицинских услуг, но вызван обстоятельствами, относящимися к оказанию сопутствующих медицинскому вмешательству услуг.

В-четвёртых, деликтная ответственность в медицинской сфере наступает только при причинении вреда жизни или здоровью пациента в результате медицинского вмешательства, при этом она может возникнуть как при наличии договорных отношений между субъектами ответственности и пострадавшим лицом, так и при отсутствии таковых.

В зависимости от применимого вида ответственности будут различаться и её формы. Так, деликтная ответственность выступает в форме возмещения причинённого вреда в натуре, то есть путём восстановления нарушенного состояния в прежнее положение или путём возмещения причинённых убытков, договорная ответственность выражается в форме возмещения убытков, неустойки, пени и других характерных для договорной ответственности форм.

В концепции предлагается усилить деликтную ответственность органов юридического лица перед соответствующим юридическим лицом. Предполагается, что она должна быть солидарной (при наличии нескольких «волеизъявляющих» органов юридического лица или при их коллективном характере) и, как правило, виновной, наступающей лишь в случаях грубой неосмотрительности (неосторожности) или риска, неоправданного по условиям оборота (например, отчуждение имущества юридического лица при наличии конфликта интересов по существенно заниженной цене, непроявление

должной осмотрительности в выборе контрагента и (или) при подготовке условий сделки и т. п.). Кроме того, согласно Концепции, в сфере обязательств из причинения вреда с международным элементом предполагается ряд изменений: предлагается расширить круг внедоговорных обязательств, в отношении которых ГК предусматривается коллизионное регулирование. В том числе желательно включить коллизионные нормы относительно: 1) действий, ограничивающих свободную конкуренцию, 2) нарушения интеллектуальных прав, 3) ведения чужих дел без поручения (negotiorum gestio), 4) так называемой преддоговорной ответственности (culpa in contrahendo). Однако все эти изменения без сформированной базы, на которой они будут надстраиваться, пользы не принесут.

1. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации // Вестник ВАС РФ. — 2009. — Ноябрь. — № 11 . Доступ из справочно-правовой системы «КонсультантПлюс».

2. Кархалёв Д. Н. Концепция гражданского охранительного правоотношения : автореф. дис. … д-ра юрид. наук. — Екатеринбург, 2010. -С. 35.

4. Дмитриева О. В. Ответственность без вины в гражданском праве : дис. . канд. юрид. наук. — СПб., 1996. — С. 78.

8. Егоров К. В. Указ. соч. — С. 90.

10. Козьминых Е. «Бесплатные» медицинские услуги как форма возмездных отношений // Российская юстиция. — 2002. — № 12. — С. 27.

внимании к нравственному и духовному воспитанию. Т.к. все эти составляющие имеют важное значение в гармоничном и всестороннем развитии несовершеннолетнего, влияют на его дальнейшую судьбу.

В соответствии со ст. 57 Семейного кодекса РФ ребенок вправе выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе судебного или административного разбирательства .

Также, начиная с возраста 14 лет малолетний имеет право обратиться в органы ЗАГС с просьбой о смене имени, фамилии или отчества. Замена производится в органах ЗАГС по месту жительства или по месту регистрации, это зарегламентировано в п.1 ст. 59 Семейного кодекса.

Следует отметить, что Конвенция ООН запрещает дискриминацию ребенка по каким-либо основаниям: в зависимости от расы, пола, языка, религии, национального, этнического происхождения, социального происхождения, политических взглядов . Обеспечение этих прав — задача конституционного, а не семейного права. Семейное право призвано не допустить дискриминацию ребенка в семейных отношениях .

В заключение можно сказать, что Конституция, Семейный кодекс, Конвенция о правах ребенка и целый ряд законодательных актов обеспечивают достойную защиту детей в условиях современного мира, наделяют правами и свободами с самого рождения и помогают в формировании порядочного гражданина своего государства.

Список литературы

1. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-Ф3 (ред. от 30.12.2015)

2. Антокольская М. В. Семейное право. 2-е изд., перераб. и доп. Москва: Юристъ, 2002. С. 197

4. Семейное право: Учебник / Гонгало Б. М., Крашенинников П. В., Михеева Л. Ю.; под ред. П. В. Крашенинникова. М.: Статут, 2008. С. 5

ДЕЛИКТНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ Очеретный И. С.

Очеретный Илья Станиславович — магистрант, кафедра гражданского и трудового права, Российский университет дружбы народов, г. Москва

Аннотация: основанием деликтной ответственности является юридический факт, с которым связано нарушение субъективного права потерпевшего, — наличие вреда. Условия ответственности — это указанные в законе требования, характеризующие основание ответственности и необходимые для применения соответствующих санкций. Таким образом, основание и условия ответственности тесно взаимосвязаны. В статье рассмотрено понятие деликтной ответственности с позиции российского законодательства, отмечаются наиболее существенные проблемы в плане определения данного понятия в законодательстве РФ. Ключевые слова: деликт, деликтная ответственность, деликтология.

Актуальность настоящей статьи определяется тем фактом, что обязательства, которые возникают из причинения вреда, являются одними из сложнейших видов

обязательств, что и определяет необходимость и значимость изучения деликтной ответственности целом.

В первую очередь определимся с понятийным аппаратом.

Юридический термин «деликт», который произошел от латинского слова delictum и переводится как «правонарушение», «проступок» или «вина», хоть и не используется российским законодательством, тем не менее, широко применяется в правоведении.

В широком смысле деликт — это любой проступок или правонарушение, а в более узком — это все те деяния людей, которые противоречат нормам, указанным в гражданском законодательстве. При этом за такие правонарушения предусмотрены штрафы — наказание в виде материальной ответственности.

В гражданском праве России определения деликта не содержится. Однако, не закрепляя определения деликтного обязательства, Гражданский кодекс РФ1, в ст. 1064 установил условия возникновения деликтной ответственности, к которым относится:

1). Наличие вреда или ущерба.

Этот признак — непременное и обязательное основание деликтной ответственности. В случае отсутствия вреда вопрос о деликтной ответственности возникнуть даже не может. Понятие вреда здесь охватывается категориями неблагоприятных для субъекта гражданского права имущественных или неимущественных последствий, возникших в результате повреждения или уничтожения принадлежащего ему имущества, а также в результате причинения увечья или смерти гражданину (физическому лицу).

2). Противоправность действия, в результате которого возник вред.

Характеризуя это условие, отметим, что противоправное поведение нарушает и

правовую норму (общее или специальное предписание либо запрет), и субъективное право, которое охраняется этой нормой.

Противоправность в деликтных обязательствах представляет собой любое нарушение чужого субъективного права, влекущее причинение вреда.

3). Наличие вины в действиях причинителя.

Вина лица, которое причинило вред, как элемент состава гражданского правонарушения не всегда является основанием для возникновения обязательств для возмещения вреда. Для понятия вины не требуется деяние, направление воли как признака2 .

4. Причинно-следственная связь между противоправным действием и наступившим вредом.

Объектом деликтного обязательства можно считать подвергшиеся вредоносному воздействию со стороны правонарушителя материальные ценности или нематериальные блага, принадлежащие субъекту гражданского права (а до того воздействия эти ценности и блага представляли собой обычные объекты права собственности, иных имущественных прав либо личные неимущественные блага). Объектами деликтных обязательств они становятся с того момента, когда произошло правонарушение, имеются основание ответственности (вред) и условия ответственности (противоправность действий причинителя вреда, причинная связь между этими действиями и вредом, вина причинителя вреда). Также отметим, что противоправное поведение включает в себя как определенные действия, так и бездействие.

Для характеристики сущности деликта, считаем важным отметить и тот факт, что в области гражданского права деликтом именуется всякое противоправное действие

1 Гражданский кодекс (часть вторая) от 26.01.1996 N 14-ФЗ (ред. от 30.11.2011) (с изм. и

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

доп., вступающими в силу с 01.01.2012) // Собрание Законодательства РФ, 1996. № 5.

Мороз Б. А. «К вопросу о научных точках зрения относительно виновности лица, причинившего вред, в качестве основания для возникновения деликтных обязательств», журнал «Вестник Волгоградского государственного университета», сер. 5. № 1 (14), изд-во «Юриспруденция», 2011.

(будь то преступление или проступок), которое вторгается в личную или имущественную сферу личности и причиняет ей тот или иной ущерб (независимо от существующих между лицами гражданско-правовых отношений).

При этом все же необходимо учитывать, что преступление и деликт в значительной мере совпадают друг с другом, но не всегда. Например, некоторые преступления не подлежат гражданско-правовому взысканию, поскольку нет лиц, которым необходимо возместить ущерб (например, в результате убийства) или в ходе преступления никому не был причинен вред (в случае покушение на преступление). С другой стороны, ряд деликтов не может считаться тяжелым преступлением, за которым должна последовать кара, однако такие случаи подлежат гражданско-правовому возмездию.

В науке разграничение преступлений и деликтов проводится по следующим основаниям:

— степень общественной вредности и ценность объекта посягательства;

— характер общественной вредности;

— способ (ненасильственный или насильственный);

— обстановка и время противоправного действия;

— размер и характер причиняемого вреда;

— форма и интенсивность противоправных действий;

— мотивация для совершения правонарушения;

— личностные характеристики правонарушителя и др.

Анализ этих оснований приводит к выводу о том, что деликт от других правонарушений отличается тем, что это преднамеренное деяние, целью которого является причинение того или иного вреда.

Пункт 1 ст. 1064 ГК РФ гласит, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Поскольку обязанность лица, причинившего вред, возместить его, может существовать только в отношении субъекта, который имеет право требовать исполнения, законом закреплено, и право потерпевшего требовать возмещения вреда. Закон связывает возникновение обязательства вследствие причинения вреда с таким юридическим фактом как деликт — факт причинения вреда. Таким образом, законодательно определены условия и основания возникновения деликтного обязательства, а также вопрос и о возникновении ответственности за вред. В честности, в законе указывается, что не каждый человек обладает деликтоспособностью, например, психически больные и несовершеннолетние не являются субъектами правонарушений.

Юридическое основание привлечения лица к деликтной ответственности — факт правонарушения. Противоправность, вина, вред и причинная связь являются составом гражданского правонарушения, но ответственность возможна и при отсутствии любого из элементов состава1 .

Таким образом, для того чтобы у потерпевшего возникло право требовать от правонарушителя возмещения вреда, нужно определить состав правонарушения. Признаками состава гражданского правонарушения являются условия и основания ответственности, или наличие следующих факторов:

— факт правонарушения;

— причинитель вреда, как субъекта правонарушения;

— вина субъекта вины в причинении вреда (а в случаях, установленных законом, независимо от вины);

— объект правонарушения — конкретные нарушенные права;

1 Богданов О. В. «Вред как условие гражданско-правовой ответственности», автореферат. М., 2012.

— причинно-следственная связь между фактом правонарушения и виной причинителя вреда;

— иные факторы.

Чаще всего правонарушения в гражданском праве, следуют из обязательных отношений. В свою очередь основой обязательственных отношений являются договоры между их участниками, но обязательства могут возникнуть и в случаях отсутствия таких соглашений, например вследствие причинения одним лицом другому имущественного вреда (деликта), либо в результате неосновательного обогащения (в данном случае происходит приобретение чужого имущества, либо сбережение своего имущества без законных оснований (примером может являться ошибочно внесенный платеж).

Различных видов деликтных обязательств в гражданском праве можно выделить весьма много. В связи с этим, немаловажное значение для понимания сущности деликтов играет их классификация.

Классификация деликтных обязательств проводится по различным основаниям в зависимости от того, какой деятельностью причинен вред:

— обычной или связанной для окружающих с повышенной опасностью;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— оперативно-хозяйственной или такой, в какой воплощены выполняемые государством и его органами функции властвования;

— в зависимости от того, кем и кому причинен вред и в чем он выражается.

Кроме того, могут быть выделены следующие виды деликтов:

1. Административный деликт. Это виновное, неосторожное и умышленное действие, которое посягает на общественный или государственный порядок, свободу и права человека, на формы собственности. За эти правонарушения в законодательстве предусмотрена ответственность на административном уровне.

2. Международный деликт. Это действие или бездействие, которое было совершено (не совершено) субъектами международного права, в результате чего были нарушены международные правовые нормы и принципы или договорные обязательства. За это деяние данный субъект повергается международно-правовой ответственности. Его именуют делинквентом. Существует мнение, что международным деликтом можно считать только умышленное международно-противоправное деяние, и оно также является ничем иным, как международным преступлением.

3. Гражданско-правовой деликт. Это неумышленный проступок, который ведет к нарушению правопорядка, но не образует состава преступления. Однако лица, совершившие это деяние, привлекаются к гражданско-правовой ответственности. Это может быть нарушение интересов и законных прав различных субъектов в области их личных и имущественных (неимущественных) отношений.

Тем самым, можно заключить, что в действующем законодательстве весьма четко определены основания и признаки деликтной ответственности. В то же время, отсутствие легального определения «деликта» в гражданском праве России, на наш взгляд, нередко ведет к терминологической путанице — ведь характер ответственности способен кардинально измениться в зависимости от толкования применяемых норм. Полагаем, что во второй части ГК РФ необходимо дать общее понятие «обязательства вследствие причинения вреда». В качестве такого определения может быть использована следующая формулировка «обязательства вследствие причинения вреда — это такое обязательство, по которому одна сторона (потерпевший) вправе требовать согласно закону от другой стороны (ответственной за причинение вреда) возмещения вреда либо приостановления (прекращения) вредоносной деятельности, создающей опасность причинения вреда в будущем». Его можно поместить в качестве первого абзаца п. 1. ст. 1064 ГКРФ. Действующий первый абзац п. 1. ст. 1064 ГК РФ, при этом, становится вторым, и далее по тексту статьи.

Список литературы

3. Административное право России: учебник / Попов Л. Л., Мигачев Ю. И., Тихомиров С. В. М.: Проспект, 2010. 512 с.

4. Бахрах Д. Н. Административное право России. М.: Норма-Инфра, 2010. 350 с.

5. Уголовное право России: Учебник для вузов. В 2-х т. Т. 1. Общая часть. М.: Норма, 2012. 453 с.

При наличии вреда как основания деликтной ответственности для применения мер принуждения к правонарушителю необходимо установить наличие условий деликтной ответственности. Они входят в состав генерального деликта, т.е.

имеют общее значение и подлежат применению, если законом не предусмотрено иное.

Условия деликтной ответственности — это обязательные общие требования, соблюдение которых необходимо в случае применения к правонарушителю соответствующих мер ответственности — санкций, т.е. для принуждения его к исполнению обязанности возместить вред .

В настоящей главе рассматриваются особенности деликтной ответственности как одного из видов гражданско-правовой ответственности, в том числе особенности условий деликтной ответственности. О гражданско-правовой ответственности в целом см. гл. 16 т. I настоящего учебника.

Деликтное обязательство и соответственно деликтная ответственность за причинение вреда возникают при наличии следующих условий:

— противоправность поведения лица, причинившего вред;

— причинная связь между противоправным поведением причинителя вреда и возникшим вредом;

— вина лица, причинившего вред.

1. Деликтные обязательства

Обязательства возникают в том числе вследствие причинения вреда (п. 2 ст. 307 ГК РФ).

Согласно п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

При этом положения ст. 1064 ГК РФ не следует толковать ограничительно. Так, в частности:

– вред может быть причинен любому имуществу, которым могут быть как вещи, так и имущественные права ;

– деликтная ответственность может наступить в связи с двойным отчуждением вещи ;

– допускается возмещение юридическому лицу нематериального (репутационного) вреда .

По общему правилу, обязательство вследствие причинения вреда возникает при наличии совокупности следующих условий:

– наступление вреда,

– противоправность поведения причинителя вреда,

– причинно-следственная связь между противоправным поведением причинителя вреда и наступлением вреда,

– вина причинителя вреда.

На данный состав неоднократно указывал и продолжает указывать Конституционный Суд РФ .

Можно сказать, что условия возникновения деликтного обязательства и условия ответственности за причиненный вред совпадают, обязательство вследствие причинения вреда имеет своим содержанием ответственность за причиненный вред.

Наличие условий возникновения деликтного обязательства должен доказать потерпевший (ч. 1 ст. 56 ГПК РФ/ч. 1 ст. 65 АПК РФ), при этом в силу п. 2 ст. 1064 ГК РФ наличие вины причинителя вреда презюмируется (о противоправности поведения причинителя вреда чуть далее).

«По общему правилу» – так как существуют исключения. К примеру, обязанность возмещения вреда может быть возложена законом на лицо, не являющееся причинителем вреда (абз. 2 п. 1 ст. 1064 ГК РФ); в случаях, предусмотренных законом, подлежит возмещению вред, причиненный правомерными действиями (абз. 1 п. 3 ст. 1064 ГК РФ).

В соответствии со ст. 1082 ГК РФ способов возмещения вреда два: 1) возместить вред в натуре или 2) возместить причиненные убытки.

Говоря о возмещении причиненных убытков, истец дополнительно столкнется с обязанностью доказать их размер. Однако необходимо отметить, что в настоящее время это не должно вызывать существенных затруднений: размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности; в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить .

Довольно странно, конечно, что положение п. 5 ст. 393 ГК РФ решили разместить именно среди норм гл. 25 ГК РФ, регулирующих ответственность за нарушение обязательств, но, благо, Верховный Суд РФ более чем прямо указал на применение этого подхода и при возмещении убытков за причинение вреда.

2. Принцип генерального деликта

В широком смысле все деликтное право по признаку его систематизации условно может быть разделено на два больших пласта: 1) централизованное (унитарное) деликтное право, в основе которого лежит принцип генерального деликта; 2) децентрализованное (плюралистическое) деликтное право, исходящее из существования лишь отдельных видов правонарушений, при отсутствии общего принципа, который дал бы возможность определить признаки гражданского правонарушения. При этом некоторые юрисдикции могут быть отнесены к системам смешанного деликтного права .

Принято считать, что в нашем праве принцип генерального деликта выражен в п. 1 ст. 1064 ГК РФ: «подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред» .

Во Франции принцип генерального деликта выражен более явно: любое действие человека, причиняющее другому вред, обязывает лицо, виновное в его причинении, этот вред возместить (ст. 1382 ФГК).

То есть согласно принципу генерального деликта само по себе причинение вреда уже может служить основанием возникновения деликтного обязательства (в отличие от сингулярных деликтов, в которых ответственность предусмотрена за отдельные виды деликтов с конкретными фактическими составами ).

Встречается позиция, согласно которой в объем понятия «генеральный деликт» входят все условия ответственности за причиненный вред (в том числе и вина), но мне ближе позиция, согласно которой принцип генерального деликта означает только то, что всякое причинение вреда презюмируется противоправным . Из этого исходил и Высший Арбитражный Суд РФ .

3. Вина в гражданском праве

ГК РФ выделяет следующие формы вины: умысел и неосторожность. Неосторожность, в свою очередь, разделяется на простую и грубую.

При этом ГК РФ не содержит определение понятия вины, но абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК РФ позволяет его сформулировать через определение понятия невиновности: вина состоит в непроявлении должником той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота .

Такое определение вины как условия гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательства позволяет для соответствующих случаев отграничить ее от уголовно-правовых взглядов. Последние, как известно, определяют вину как предполагаемое психическое отношение лица к своим действиям и их последствиям.

Таким образом, вина переводится из области труднодоказуемых субъективных психических ощущений конкретного человека в область объективно возможного поведения участников имущественных отношений, где их реальное поведение сопоставляется с определенным масштабом должного поведения .

Некоторые коллеги, кстати, небезосновательно отмечают (Репин Р.Р.), что «психологический» и «объективный подход» – это все об одном и том же, но разными словами. Полагаю, что в отношении неосторожности это действительно весьма близко к истине (развеять сомнения поможет текст ст. 26 УК РФ). Относительно же умысла вопрос чуть тоньше.

4. Различие форм вины

Исходя из текста абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК РФ, поведение лица сопоставляется с определенным масштабом должного поведения как применительно к неосторожности, так и к умыслу.

Это подтверждает и Верховный Суд РФ: в обоснование отсутствия умысла должником, ответственность которого устранена или ограничена соглашением сторон, могут быть представлены доказательства того, что им проявлена хотя бы минимальная степень заботливости и осмотрительности при исполнении обязательства .

Однако ГК РФ не раскрывает сами понятия умысла и неосторожности, не определяет границу между простой и грубой неосторожностью.

С одной стороны, это, по сути, не является проблемой, так как в гражданском праве различие форм вины редко имеет юридическое значение – для наступления ответственности в подавляющем большинстве случаев достаточно наличия любой формы вины.

То есть в гражданских правоотношениях, по сути, значение имеет не вина как условие ответственности, а доказываемое делинквентом отсутствие вины как основание его освобождения от ответственности.

И даже Конституционный Суд РФ не смог сформулировать некие (хотя бы совсем уж ориентировочные) критерии, для отграничения простой неосторожности от грубой. Ограничился следующим: «опрос же о том, является ли неосторожность потерпевшего грубой небрежностью или простой неосмотрительностью, не влияющей на размер возмещения вреда, разрешается в каждом случае судом с учетом конкретных обстоятельств. При этом, применяя общее правовое предписание к конкретным обстоятельствам дела, судья принимает решение в пределах предоставленной ему законом свободы усмотрения, что также не может рассматриваться как нарушение каких-либо конституционных прав и свобод гражданина» .

Чего уж говорить о разграничении умысла и грубой неосторожности.

На мой взгляд, если рассматривать вину как условие ответственности за нарушение обязательств, вполне разумна позиция, озвученная на одном из НКС М-Логос Ширвиндтом А.М.: когда мы боимся разрушить границу между умыслом и грубой неосторожностью, мы исходим из ложной посылки, что она есть.

Отделение же простой неосторожности от грубой/умысла – это вопрос конкретных обстоятельств конкретного дела и применение судом критерия «существенность».

5. Умысел делинквента

Применительно к вопросу о вине как условию возникновения деликтного обязательства нельзя не отметить постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина».

Так, в п. 23 данного постановления разъяснено: «од умыслом потерпевшего понимается такое его противоправное поведение, при котором потерпевший не только предвидит, но и желает либо сознательно допускает наступление вредного результата (например, суицид)».

Такой взгляд на умысел практически идентичен положениям ст. 25 УК РФ, раскрывающим соответствующее понятие в уголовном праве.

Следовательно, умысел потерпевшего в рамках деликтной ответственности следует понимать именно как психическое отношение лица к деянию и его последствиям.

Возникает вопрос: следует ли аналогично, через установление психического отношения лица, определять наличие умысла у причинителя вреда (к примеру, при применении п. 3 ст. 1083 ГК РФ) и отделять умысел и грубую неосторожность в рамках деликтной ответственности?

Гутников О.В. Деликтная ответственность за нарушение относительных прав: перспективы развития в российском праве // Закон. 2017. № 1.

Определение Верховного Суда РФ от 22.05.2017 № 303-ЭС16-19319.

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17.07.2012 № 17528/11, определение Верховного Суда РФ от 18.11.2016 № 307-ЭС16-8923.

П. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», п. 9 обзора судебной практики Верховного Суда РФ № 2 (2016), утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 06.07.2016, п. 84 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.11.2015 № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства».

Пятин С.Ю. Гражданское и торговое право зарубежных стран. М.: Дашков и К, 2008.

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 27.07.2010 № 4515/10.

Байбак В.В. Общие условия ответственности за нарушение обязательств в ст. 401 ГК РФ: старые правила в новом контексте // Закон. 2016. № 10.

Российское гражданское право: учебник: в 2 т. / отв. ред. Е.А. Суханов. 2-е изд., стереотип. М.: Статут, 2011. Т. 1.

Абз. 2 п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств».

Определение Конституционного Суда РФ от 21.02.2008 № 120-О-О.