Экологический налог транспорт

ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИКА

Экологическое налогообложение в Республике Беларусь

Елена Киреева

Белорусский государственный экономический университет, г. Минск, Республика Беларусь

Информация о статье

Поступила в редакцию: 15.03.2018 Принята к опубликованию: 26.03.2018

УДК 336.221 JEL E62, H23

Ключевые слова:

экологические платежи, устойчивое развитие, налог за добычу (изъятие) природных ресурсов, экологический налог.

environmental payments, sustainable development, natural resources extraction tax, ecological tax.

Аннотация

Анализируются проблемы становления и развития экологического налогообложения в Республике Беларусь. Рассматриваются изменения в формах и механизмах экологических платежей. На основе анализа доходов бюджета и расходов на финансирование охраны окружающей среды выявлена роль экологического налогообложения в национальной налоговой системе. Обобщены виды налоговых льгот, показана их динамика для плательщиков экологических налогов.

Ecological taxation in the Republic of Belarus

Акт Kireyeva

DOI: https://dx.doi.org/10.24866/2311-2271/2018-2/137-145

Цель статьи — показать, как организуется система экологического налогообложения в Республике Беларусь.

Степень исследованности проблемы

Глобальный характер экологических проблем и необходимость их государственного регулирования осознаны практически во всех странах мира, включая Республику Беларусь. Всё более актуальными становятся научные труды в области различных аспектов налогообложения в экологической сфере и оценки их влияния на экономические процессы развития общества.

Современное состояние научных исследований, касающихся экологического налогообложения, характеризуется значительным количеством специальных работ как в области экономической теории и теории финансов, так и в области права, бухгалтерского и управленческого учета. Первые публикации по данной проблематике принадлежали А. Маршаллу, В. Парсто, А.С. Пи-гу, П. Самуэльсону (неоклассическая теория благосостояния), Э. Аткинсону, К. Коузу Сегерсону, Дж. Стиглицу, Т. Миселю (теория неоинституциональной экономики и экономики общественною сектора), У. Баумолю, В.И. Оатсу, Д. Пирсу, Д.А. Мирлису, Л.Д. Хеше (экономика природопользования и теория внешних экологических эффектов) и др.

Определение экологических издержек производства связано с работами А. Пигу, который в 1920-х годах сформулировал понимание необходимости введения налога, который откорректирует экономические затраты до уровня, соответствующего затратам общества. А. Пигу предложил специальные налоги для исправления отрицательных внешних эффектов (в том числе и в виде экологического ущерба) и возмещение в виде субсидий для субъектов, улучшающих экологическую среду .

Позже появились работы, в которых предполагалась возможность применения пигуанского налога не только как фактора, обеспечивающего качество жизни наряду с улучшением среды обитания, но и как фактора роста макроэкономических показателей.

Гордон Таллок, в частности, предположил, что налог Пигу может стать альтернативой традиционному налогообложению в формировании государственного бюджета . В этом случае решаются сразу две проблемы: 1) государство имеет стабильный доход, и 2) предотвращается экологический ущерб. Возмещение экологического ущерба является составляющей концепции «двойных дивидендов» от внедрения экологических налогов. Отдельные исследователи в современной Европе полагают, что экологическим налогам должно уделяться первостепенное внимание, потому что они имеют двоякое назначение: формируют бюджет и уменьшают отрицательное воздействие на окружающую среду .

Исследование экономической литературы по вопросам применения экономических механизмов регулирования природопользования подтверждает, что проблемы экологического налогообложения белорусской экономики требуют новых эффективных форм и инструментов, соответствующих тенденциям мировой экономической мысли.

Материалы и методы исследования

В Беларуси ведется активное использование природных ресурсов, поэтому экономические рычаги, в частности налогообложение природопользования, являются необходимым элементом государственной стратегии устойчивого развития . Интенсивное развитие промышленного производства, сельского хозяйства и других отраслей национальной экономики ухудшает экологическую обстановку и повышает риск экологических угроз. При этом необходимо учитывать не только установление платности и привлечения дополнительных источников в бюджет, но и эффект, получаемый от проводимой политики.

Система возмещения расходов по использованию природных богатств сформировалась в Беларуси с начала 90-х годов . В законодательство были введены платежи за выбросы загрязняющих веществ в воздушный бассейн и сбросы сточных вод в водные бассейны. В дальнейшем эти платежи трансформировались в налог за пользование природными ресурсами (экологический налог), состоящий из платежей за пользование природными ресурсами и за выбросы (сбросы) загрязняющих веществ в окружающую среду.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

За период существования экологического налога объект налогообложения неоднократно изменялся.

Основные объекты и периоды действия налогообложения экологическими платежами:

— объемы ресурсов, добываемых из природной среды — 1992 г.- настоящее время ;

— объемы загрязняющих веществ, выводимых в окружающую среду выбросов (сбросов) — 1992-2009 гг.;

— переработка нефти и нефтепродуктов — 1993-2010 гг.;

— объемы нефти и нефтепродуктов, перемещаемых по территории Республики Беларусь — 1997-2010 гг.;

— захоронение и хранение отходов производства — 1997-2017 гг.;

— товары, утратившие свои потребительские свойства и помещенные под таможенный режим уничтожения, а также отходы, образующиеся в результате уничтожения товаров, помещенных под этот режим — 2005-2007 гг.;

— производство и (или) импорт пластмассовой, стеклянной тары, тары на основе бумаги и картона, а также товаров, упакованных в такую тару, после утраты потребительских свойств которых, образуются отходы, оказывающие вредное воздействие на окружающую среду — 2006-2010 гг.;

— выбросы загрязняющих веществ в атмосферный воздух — 2010-2017 гг.;

— сброс в окружающую среду сточных вод или загрязняющих веществ -2010-2017 гг.;

— производство и (или) импорт товаров, содержащих летучие органические соединения (краски, лаки, шпатлевки и др.) — 2010 г.;

— импорт на территорию Республики Беларусь озоноразрушающих веществ, в том числе содержащихся в продукции — 2011-2016 гг. .

Последнее существенное изменение произошло в 2010 г., когда экологический налог стали представлять два самостоятельных платежа, выполняющих разные функции:

— экологический налог (регулируется гл. 19 Налогового кодекса РБ) является платой хозяйствующих субъектов за вредное влияние на окружающую среду. Налог выступает экономическим ограничителем вредного воздействия природопользователей в процессе хозяйственной деятельности;

— налог за добычу (изъятие) природных ресурсов (регулируется гл. 20 Налогового кодекса РБ) .

С 2014 г. механизм расчета и взимания экологического налога в Республике Беларусь был существенно изменен в отношении загрязнения атмосферного воздуха. Так, ранее исчисление экологического налога осуществлялось исходя из годовых лимитов, которые устанавливались Советом министров Республики Беларусь. С момента изменений под процедуру экологического налогообложения попали только стационарные источники выбросов, имеющие разрешения на выбросы загрязняющих веществ в атмосферный воздух. Выбросы от передвижных и стационарных источников, не требующих соответствующего разрешения, не являются объектом налогообложения. Уменьшено количество ставок: применяются только три ставки на загрязнение атмосферного воздуха -по веществам II, III и IV классов опасности. К выбросам веществ I класса и без установленного класса опасности экологический налог не применяется.

Пересмотрен в сторону упрощения механизм определения минимального объема выбросов, не подлежащий налогообложению. Если ранее минимальный объем рассчитывался, то теперь при общем суммарном объеме указанных в разрешении выбросов менее 3 тонны в год экологический налог не взимается.

В целом экологическое налогообложение и налогообложение природных ресурсов занимают важное положение в системе государственного регулирования рационального природопользования в Республике Беларусь. Экологическая политика в сфере налогообложения направлена на обеспечение стабильного экономического роста национальной экономики при умеренном и правильном подходе к использованию налогов.

Роль экологических платежей в доходах невелика. Государство выделяет значительно больше средств на финансирование защиты окружающей среды, о чем свидетельствует структура доходов и расходов республиканского бюджета .

Доходы, %: налог на прибыль -НДС —

4,1; общегосударственная деятель-32,0; ность —

12,3; национальная оборона —

Расходы, %:

46,9; 6,2:

акцизы —

судебная власть, правоохрани-

тельная деятельность и обес-

налог на добычу (изъятие) природных ресурсов -налоги от ВЭД —

печение безопасности -2,3; национальная экономика -19,3; охрана окружающей среды —

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9,6: 16,4; 0,4;

другие налоговые доходы — 3,7;

неналоговые доходы — 18,1;

безвозмездные поступления — 8,2.

здравоохранение — 4,3; физическая культура, спорт, культура, средства массовой

информации — 2,0;

образование — 4,1;

социальная политика — 10,1.

В последние годы наибольшая доля экологических налогов (около 70 %) поступает в республиканский бюджет, хотя еще в 2010 г. она составляла 19 % . Это связано с централизацией бюджетных ресурсов в целях более эффективного их перераспределения. Предполагается, что средства, поступившие в местный бюджет, с большей вероятностью будут использованы именно в этой местности, а налоги, собранные в республиканском бюджете, будут задействованы для обеспечения государственной политики охраны окружающей среды.

Объем экологических платежей, поступивших в государственный бюджет, с каждым годом увеличивается (табл. 1).

Таблица 1

Объемы экологических налогов, поступающих в республиканский бюджет, млн руб. / %

Показатель 2012 г. 2013 г. 2014 г. 2015 г. 2016 г.

Экологический налог 105 487 / 14 116 236 / 17 1 008 / 23 1 049 / 17 137,5* / 22,3

Налог на добычу (изъятие) природных ресурсов 650 975 / 86 573 325 / 83 3 384 / 77 5 045 / 83 478,6 / 78,7

* После деноминации

Источник: расчеты автора на основе .

В общей сумме экологических налоговых поступлений в республиканский бюджет в 2012-2015 гг. удельный вес налога на добычу (изъятие) природных ресурсов значительно больше, чем экологический налог. Резкое увеличение доли указанного налога в 2012 г. обусловлено более четким разделением экологического налога и налога на добычу (изъятие) природных ресурсов. Данная динамика идентична динамике общего объема поступлений от экологических налогов. На тенденцию роста в большей степени повлияло уменьшение суммы поступившего налога на добычу (изъятие) природных ресурсов, вызванное снижением на мировом рынке цен на калийные удобрения, падением объемов добычи и реализации калийных удобрений белорусских предприятий и, как следствие, уменьшением поступлений налога за добычу калийной соли от ведущего экспортера ОАО «Беларуськалий». В результате удельный вес налога на добычу (изъятие) природных ресурсов в ВВП снизился с 0,6 до 0,5 % .

По экологическому налогу тенденции практически те же. Доля налога в ВВП осталась в размере 0,1 %, несмотря на то, что объемы отходов производства, сбросов сточных вод, выбросов в атмосферный воздух загрязняющих веществ уменьшились. Из объекта налогообложения экологическим налогом исключены озоноразрушающие вещества, импортируемые на территорию Беларуси, в том числе содержащиеся в продукции. Снижение общей суммы налога также произошло вследствие применения льготы по налогу на сумму освоен-

ных капитальных вложений в строительство либо реконструкцию газоочистительных установок, установок по использованию возобновляемых источников энергии, созданию автоматизированных систем контроля за выбросами в атмосферу загрязняющих веществ. В последние годы общая доля двух экологических платежей в доходах бюджета в последние годы не опускается ниже 2 %, а в 2016 г. составила 2,8 % .

Величина экологических платежей рассчитывается как произведение налоговой базы и установленной ставки налога для конкретного объекта налогообложения. Поэтому на изменение суммарного объема уплаченных экологических налогов влияют следующие факторы: объем используемых и загрязненных природных ресурсов (или налоговая база экологического налога и налога на добычу (изъятие) природных ресурсов), цена такого использования (загрязнения) (или налоговые ставки по указанным налогам), уменьшение облагаемой базы за счет налоговых льгот.

Как изменяются ставки налога на добычу (изъятие) природных ресурсов?

Наибольшие ставки налога установлены на добычу (изъятие) 1 тонны:

— золота, янтаря (данные природные ископаемые не традиционны для нашей страны, их запасы незначительны);

— прудовой, съедобной, озерной и зеленой лягушки, личинок хирономид, длиннопалого (узкопалого) рака, виноградной улитки (чрезмерное использование данных видов животных приводит к сокращению их популяции и к быстрому вымиранию);

— мореного дуба (является ценным материалом, некоторое время приравнивался к драгоценным металлам);

— нефти (высокие ставки объясняются тем, что запасы данного ресурса не очень велики, страна и так не может обеспечивать собственными средствами всю потребность в данном ресурсе, поэтому нужно использовать его рационально);

— при добыче (изъятии) 1 тонны подземных или поверхностных вод для производства алкогольных, слабоалкогольных напитков и пива ставка увеличивается в тысячу раз по сравнению с обычным ее использованием (препятствует распространению и производству алкогольных напитков). Хотя ставка на данный ресурс по сравнению с другими невелика.

Необходимо также обратить внимание на то, что ставки налога на такие ресурсы, как торф, песок, калийная соль, очень малы, потому что их запасы в стране значительны. Интересен тот факт, что государство не повышало (или снижало) ставку налога на определенный вид ресурса в целях усиления охраны какого-либо вида сырья или, наоборот, ослабления контроля ввиду достаточного количества его запасов. Все изменения ставок по годам пропорциональны, т.е. в 2011 г. ставки на добычу всех видов ресурсов были увеличены примерно на 8 %, в 2012 г. — на 115 %, в 2013 г. — на 22 %, 2014 г. — на 12,7 % . Это говорит о том, что применяемые ставки указанного налога в полной мере отражают степень необходимости регулирования добычи того или иного ресурса. Поэтому изменение ставок происходит в основном вследствие инфляции. Именно в рамках этого показателя увеличиваются рассматриваемые ставки. Однако сравнение изменений ставок и уровня инфляции показывает, что ставки не всегда изменялись соразмерно росту цен, что объясняется отсутствием ожиданий высокой инфляции.

Согласно данным исследования, в 2011-2015 гг. количество плательщиков, применяющих льготы по экологическому налогу, возросло (табл. 2). Это особенно характерно в отношении платежей за выбросы загрязняющих веществ в атмосферный воздух, где за указанный период число таких плательщиков увеличилось в 4 раза. Такая тенденция объясняется расширением действия данной налоговой льготы. До 2012 г. льгота применялась к расходам на строительство и (или) реконструкцию газоочистных установок. Она распространялась и на финансирование автоматизированных систем контроля выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух. После внесения в Налоговый кодекс соответствующих изменений стали применяться льготы на расходы по установке и использованию возобновляемых источников энергии. В результате применения указанной льготы Республика Беларусь существенно расширила использование возобновляемых источников энергии во всех сферах деятельности. По данному показателю Беларусь в 2016 г. занимает 40-е место в мире и задействует 0,2 % от их мирового объема, а по индексу изменения климата Беларусь заняла 44-е место .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Таблица 2

Льготы по экологическому налогу в Республике Беларусь в 2011-2015 гг., тыс. руб.

Год Льгота за выбросы загрязняющих веществ в атмосферный воздух Льгота за сброс сточных вод Льгота за хранение, захоронение отходов производства

2011 9/ 1 613 719,0 11 / 10 971 989,0 3 / 1 123 607,0

2012 26 / 10 731 326,2 19 / 31 981 862,2 6 / 2 973 795,2

2013 21 / 43 772 810,8 15 / 34 742 870,6 6 / 5 118 357,1

2014 38 / 55 228 376,0 15 / 36 313 936,3 7 / 368 443,1

2015 36 / 105082701,3 15 / 44 909 786,3 7 / 479 033,2

Примечание. В числителе — количество плательщиков, в знаменателе — сумма льгот.

Источник: расчеты автора на основе .

По двум остальным категориям льгот рост числа плательщиков, их применяющих, не такой существенный. В то же время следует отметить увеличение общей суммы полученных налоговых льгот в 2011-2015 гг. почти в 11 раз (рис. 2).

Выводы

Защита окружающей среды является необходимым элементом государственной стратегии устойчивого развития, в связи с чем налоговая политика в области налогообложения природопользования должна учитывать современные мировые тенденции, быть эффективной с точки зрения стимулирования природоохранных мероприятий. Республика Беларусь расходует значительные средства на охрану окружающей среды, однако только небольшая часть покрывается собранными экологическими налогами.

В течение становления и развития национальной налоговой системы происходил поиск наиболее эффективных инструментов экологического налогообложения.

Общие тенденции либерализации экономических процессов в республике и повышение значимости охраны окружающей среды нашли отражение

и в упрощении процедур налогообложения, сокращении облагаемых объектов, применении точечных льгот.

Сумма льгот по экологическому налогу в расчете на одного плательщика в 2011-2015 гг.:

1 — за выбросы загрязняющих веществ в атмосферный воздух; 2 — за сброс сточных вод; 3 — за хранение, захоронение отходов производства (без учета деноминации), млн руб.

Возможность увеличения ставок экологических налогов позволит обеспечить их значимость в налоговой системе и ответственность плательщиков, нарушающих налоговое и природоохранное законодательство. Тенденция роста налоговой нагрузки от экологических платежей должна повлиять на бизнес-активность и может быть нивелирована снижением налогов на прибыль и доход.

Список источников / References

2. Tullock G., 1967. Excess Benefit. Water Resources Research, 3, 2: 643-644.

3. Чижикова О.А., Костогрыз В.В. Экологическое налогообложение в странах Европейского союза. Економка природокористування та еколопзащя навко-лишнього середовища, 2012, № 11. . Ekonomka prirodokoristuvannya ta ekolopzashhya nav-kolishn’ogo seredovishha, 2012, № 11.

4. Налоговый кодекс Республики Беларусь (Особенная часть) от 29 декабря 2009 г. № 71-З. Зарегистрировано в Национальном реестре правовых актов Республики Беларусь 30 декабря 2009 г. № 2/1623. . Available at: www. ncpi .gov .by

Сведения об авторе / About author

Киреева Елена Федоровна, доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой налогов и налогообложения, Белорусский государственный экономический университет. 220070 Беларусь, г. Минск, проспект Партизанский, 26. E-mail: kireeva-e@yandex.ru.

Экологический налог на авто – новая инициатива законодателей, которые предлагают заменить этим видом фискального платежа налог на транспорт. Обоснование нововведения сводится к необходимости сделать формулу расчета обязательств перед бюджетом более справедливой и объективной. В настоящее время налог рассчитывается с учетом четырех параметров:

  • мощность двигателя;
  • регион регистрации (ставки в субъектах РФ разнятся, так как они могут корректироваться региональными властями);
  • возраст транспортного средства;
  • стоимость автомобиля.

Предполагается, что в будущем налог должен быть привязан к объему вредных выбросов, производимых транспортным средством.

Разговоры об отмене транспортного налога до сих пор не нашли законодательного подкрепления. Теперь обсуждение перешло в русло трансформации порядка взимания этого налога вместо его полной отмены. Суть предложения в том, чтобы увеличить нагрузку на владельцев неэкологичного транспорта и снизить фискальное давление на собственников автомобилей с низким уровнем выбросов в воздух. Для разделения транспортных средств на категории безопасности для окружающей среды, предусматривается оперирование понятием «экологический класс автомобиля», налог будет взиматься в повышенном объеме с машин, в отработанных газах которых содержится наибольший объем вредных элементов. Классификация автомобилей по уровню экологичности предусматривает выделение 5 групп:

  • Евро-1 – старые автомобили, наносящие наибольший вред окружающей среде;
  • Евро-2 – как и в предыдущем случае, речь идет о машинах с бензиновым двигателем, которые наносят значительный ущерб экологическому состоянию окружающей среды, но вред от них меньше, чем от авто класса Евро-1;
  • Евро-3 – доля вредных элементов в выхлопных газах бензиновых и дизельных автомобилей еще ниже, чем в предыдущих вариантах;
  • Евро-4
  • Евро-5;
  • Евро-6, который начал действовать в Европе, но не введен в РФ.

Экологический налог на автомобиль в 2019 году не применяется в России, проект закона по нему планируется обнародовать в этом году, чтобы успеть обсудить эту инициативу и принять окончательное решение к 2020 году. Новые ставки налогообложения и формула расчета обязательств неизвестны, эти вопросы находятся на стадии разработки. По имеющимся комментариям чиновников становится понятно, что автомобили класса Евро 4, Евро-5 и Евро-6 будут либо освобождены от налогообложения, либо им предоставят значительные преференции. Одной из задач изменения схемы применения транспортного налога является стимулирование продаж нового автотранспорта, который отвечает современным требованиям по уровню экологичности.

Экологический налог на автомобиль пока не принят, но в будущем он может быть введен в НК РФ. Основу расчетов будут составлять экологический класс машины, объем вредных выбросов в выхлопных газах с учетом пробега транспортного средства за истекший налоговый период. Акцент планируется делать на объеме выбросов СО2, который зависит от типа двигателя, класса и качества используемого топлива, пройденного автомобилем километража. В итоге нагрузка на владельцев автомобилей старше 10 лет может возрасти в разы. Возможно, будет предусмотрено временное освобождение от налогообложения автомобилей с малой мощностью, или им будут предоставлены льготы в налогообложении.

Транспортный налог экологический класс автомобиля в действующей схеме расчета обязательств практически не учитывает – Налоговый кодекс разрешает региональным властям устанавливать дифференцированные ставки налогообложения, в том числе, за счет привязки к классу экологичности транспортного средства, к возрасту авто и его цене. В перспективе законодатели хотят ввести единые для всех регионов правила налогообложения автомобилей – это позволит уравнять в правах жителей всей страны, создать механизм расчета налога более справедливым.

Минусом такого шага станет непомерный рост фискальной нагрузки на граждан, которые не могут позволить себе приобретение автомобиля с высоким классом экологичности и заправлять его более качественным и дорогим бензином. Именно этот нюанс обозначен Минфином как наиболее проблемный. Министр транспорта в одном из своих комментариев сообщил, что возможность замены транспортного налога, который платят и те, кто фактически не пользуется машиной, и те, кто ежедневно активно эксплуатирует авто, более справедливым экологическим налогом есть. Но для этого министерству необходимо провести экспертные консультации, проанализировать все возможные варианты изменения действующего законодательства, рассмотреть потенциальные угрозы для владельцев авто.

Источник spmag.ru Метки Автомобили налоги

Минпромторг намерен с 2021 года увеличить базовую ставку транспортного налога на автомобили, чей экокласс Евро-3 и ниже. Предполагается, что это коснется только коммерческого транспорта. Депутаты же предлагают и вовсе запретить эксплуатацию коммерческих машин классов Евро-0 и Евро-1.
Ведомство в ближайшее время отправит Минтрансу предложение об увеличении транспортного налога для авто экологического класса Евро-3 и ниже, сообщает «Коммерсантъ», ссылаясь на замглавы министерства Александра Морозова.
По оценке Минпромторга, в России свыше трех миллионов таких авто. В ведомстве уверены, что каждый день эта техника наносит непоправимый ущерб экологии.
Сегодня регионы устанавливают дифференцированные ставки в отношении каждой категории транспортных средств с учетом количества лет, прошедших с года выпуска и их экологического класса.
Глава комитета по транспорту и строительству Госдумы Евгений Москвичев предложил еще более радикальный метод – запретить коммерческие машины классом Евро-0 и Евро-1.
— Давайте мы их в историю сдадим, им по 35–37 лет, а мы покупаем, покупаем запчасти, — сказал Москвичев.
Отметим, что против такого решения выступил КаМАЗ. Представители предприятия сказали изданию, что видят выход в экономических мерах стимулирования вывода из эксплуатации таких грузовиков. Отметим, что грузовых машин в стране 6,5 млн, для 2,6 млн из них не установлен экологический класс.
Напомним, что ранее в Госдуме настаивали на присвоении экологического класса всем автомобилям. Со следующего года машины без отметки об экоклассе будут автоматически считаться транспортным средством с высоким уровнем выброса вредных веществ.
При этом в стране несколько миллионов старых автомобилей, двигатель которых получит или уже имеет отметку ниже Евро-3.

Украина в вопросе экологических налогов решила, как это иногда бывает, «идти своим путем»

Экологическая тематика в 2019 году начала звучать громче и стала предметом обсуждения на уровне ООН, Европейской комиссии, ведущих государств мира и международных организаций. Одним из вопросов, который поднимается в рамках дискуссии о загрязнении окружающей среды, является экологическое налогообложение.

Эхо мирового тренда мы видим и в Украине: дискуссия касательно ставок рентной платы, премьер-министр анонсировал повышение налогов на загрязнение, а в ноябре в Верховной Раде начали появляться первые законопроекты по этому вопросу.

Понимаем, что реформа экологического налогообложения в Украине уже назревает. И это повод проанализировать лучшие практики и современные мировые тенденции взимания экологических налогов.

Именно их недавно обсуждали в городе Лимасол, где состоялась 20-я Глобальная конференция по экологическому налогообложению GCET20. В течение трех дней высокопоставленные чиновники в сфере экологической политики, представители международных организаций и бизнеса, ученые обсуждали экономические и правовые аспекты современных подходов к экологическому налогообложению.

Гонка налогообложений

Наверное, не будет открытием, что драйверы «экологизации», в первую очередь, — это западноевропейские государства. На путь «экологизации» собственной экономики они стали уже достаточно давно. Еще в 80−90-х годах они начали более интенсивно использовать налоговые инструменты для формирования экологически благоприятного поведения своих граждан. Это был период так называемых ETR — environmental tax reforms.

В 2000-х годах на уровне Европейского Союза было принято несколько ключевых директив, которые вводили минимальные ставки налогообложения энергоносителей и систему торговли квотами на выбросы парниковых газов.

Сегодня экологический вопрос для Европы стоит уже под другим углом. Речь идет о дальнейшем усилении налогового давления. Основная идея — экологический платеж должен «ощущаться» безотносительно к тому, налог это, плата за лимит или стоимость квоты. Именно за счет этого он может определенным образом повлиять на поведение плательщиков.

Быстрыми темпами Европу пытается догнать Китай. Там экологический налог ввели в 2018 году, а сейчас запущены несколько пилотных систем торговли квотами на выбросы. Большинство развитых государств мира поддерживает необходимость «экологизации» экономики.

Rocket science и желтые жилеты

Одну из самых оживленных дискуссий на GCET20 породила панель о переходе государств к экологическому налогообложению. На ней представители Швеции, Франции и США делились опытом и ключевыми выводами о введении ETR.

Здесь интересно отметить несколько позиций. Старший юридический советник Министерства финансов Швеции Сузанна Окерфельдт уверена, что экореформа — это не rocket science, и государствам просто надо переступить через себя и сделать это. Однако, стоит заметить, что ставки углеродного налога в Швеции растут постепенно уже почти 30 лет.

Более сдержанную позицию представил профессор Крістіан де Пертуа. Он привел пример Франции, которая поставила себе целью в течение ближайших 10−15 лет выйти на эффективный уровень экологического налога Швеции. Уже на четвертом году реформы это стало одной из ключевых причин Революции желтых жилетов. Как следствие, важный урок — экологический налог сильно влияет на бедные слои населения.

Возникает вопрос — как ETR должно повлиять на доходы бюджета. Здесь тоже есть разные позиции. Глава департамента по вопросам налогообложения и окружающей среды центра налоговой политики и администрирования ОЭСР Курт ван Дендер считает, что в результате реформы должен наблюдаться пусть небольшой, но рост доходов бюджета. Также он отметил интересную тенденцию — появление запроса от бизнеса на стимулирование экологического налогообложения (хотя не уточнил, где именно это наблюдается).

Противоположное мнение высказала Жаклин Коттрелл из Green Budget Europe. Она считает, что ETR должна быть нейтральной относительно доходов бюджета, поскольку это лучше воспринимается населением.

Нерешенных вопросов остается много, и очевидно, что тренд на эко-тематику стремительно теряет свою популярность, когда начинает заглядывать в кошелек плательщика. Но, в общем, есть понимание, что в этом направлении все равно нужно двигаться.

Украина в вопросе экологических налогов решила, как это иногда бывает, «идти своим путем»

А что у нас?

Украина в вопросе экологических налогов решила, как это иногда бывает, «идти своим путем». Тогда как фокус европейских государств направлен на налогообложение энергоносителей, наш законодатель в течение многих лет с довольно противоречивым успехом пытается контролировать уровень загрязнения.

Следствие — недостаточная эффективность взимания экологического налога. За 2018 в бюджете был заложен прогноз поступлений от эконалога на уровне 3 млрд грн. Много ли это?

Например, 4 крупнейших производителя табачных изделий уплатили вместе в 14 раз больше налогов, чем запланировано собрать экологического налога со всем его плательщиков по Украине. И каждая отдельно взятая из этих табачных компаний самостоятельно оплатила налоговых обязательств больше, чем запланировано собрать экологического налога по стране.

Для сравнения, в то же время только за выбросы в атмосферный воздух, по данным Счетной палаты, отчиталось около 55 000 субъектов хозяйствования. И налоговикам надо организовать контроль за уплатой налога всеми этими субъектами. При таком сравнении экономическая эффективность существования эконалога стремительно движется к нулю.

Очевидно, что ситуация, которая сложилась в Украине, требует изменений.

Эконалог стучится в дверь

Недавно премьер-министр Украины заявил о том, что количество налогов на загрязнение окружающей среды должно расти, и эта позиция является одной из основных среди вопросов налоговой политики нового правительства на следующие пять лет.

Пока мы не видим каких-то конкретных шагов правительства в этом направлении. Возможно, этот вопрос станет частью «малой налоговой реформы», запланированной на весну 2020 года. Однако, на наш взгляд, ETR европейского образца сложно назвать «малой» реформой.

Европейское экологическое налогообложение — сложная система из разного рода налоговых платежей, механизма торговли квотами на выбросы и ряда как налоговых, так и неналоговых стимулов.

Среднестатистический европейский завод большинство своих экологических налогов платит в цене энергетических продуктов и электроэнергии, которые он использует в своей деятельности. Количество выбросов регулируется с помощью системы торговли квотами. В ряде случаев этот завод может использовать налоговые льготы. Как правило, их получение связано со стимулированием его к внедрению «экологически дружественных» технологий или процессов.

Например, в Италии компании, которые используют новейшие технологии для уменьшения негативного влияния на окружающую среду, могут претендовать на так называемую «гиперамортизацию» этих активов. Что это значит? Фактически компания может самортизировать до 270% процентов стоимости такого актива вместо 100%.

В Бельгии государство может компенсировать значительную часть налоговых расходов (до 80%) в случае, если компания является участником договоров о внедрении новейших технологий энергосбережения (например, в соответствии со стандартом ISO 50 001).

Отдельно можно выделить группу налоговых стимулов, предоставляемых плательщикам за их вклад в разработку новых технологий (сюда можно отнести, например, R&D налоговый кредит или так называемые Patent Boxes).

Опыт стран ЕС показывает, что переводить экономику на «экологические рельсы» надо комплексно. На наш взгляд, для эффективной реформы экологического налогообложения откорректировать ставки недостаточно.

Опыт стран ЕС показывает, что переводить экономику на «экологические рельсы» надо комплексно. На наш взгляд, для эффективной реформы экологического налогообложения откорректировать ставки недостаточно. Надо переосмысливать сам подход, рассмотреть возможность частичного смещения «экологического» налогового бремени на энергоносители, более широко подойти к закреплению налоговых льгот.

В ряде стран (Швеции, Дании, Нидерландах) повышение ставок экологических налогов компенсировалось уменьшением налоговой нагрузки на фонд оплаты труда. И этот шаг имеет под собой логическое обоснование. Так или иначе, увеличение налогового давления на бизнес в конце концов чувствуется в цене товаров и услуг для населения. Такая модель перехода к эко-налогообложению требует тщательного экономического анализа и моделирования.

Мировые тенденции указывают на то, что внедрение современной модели эконалога (со смещением акцента с налогообложения доходов на налогообложение негативного воздействия на окружающую среду) является вопросом времени.

Верим, что Украина может достойно принять вызов реформы экологического налога. Однако, чтобы эта реформа была успешной, она должна основываться на лучших мировых практиках и учитывать локальный контекст. Мы, в свою очередь, попутно заявим о готовности активно участвовать в этом процессе.

11.12.2018 Примерное время чтения: 7 мин.
Юлия Юрченко Ксения Литвинова Владимир Воинов

Экологический налог: предлагаемые изменения

Проектом закона (далее – Законопроект) предусмотрено введение в часть вторую НК РФ главы 25.5 «Экологический налог»

В целом положения новой главы Кодекса соответствуют положениям действующего Федерального закона от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» (далее – Закон об охране окружающей среды), а также Постановления Правительства РФ от 03.03.2017 «Об исчислении и взимании платы за негативное воздействие на окружающую среду» (далее – Постановление Правительства РФ № 255). Так, сохраняется подход в отношении следующих элементов платежа:

  • общее определение плательщика;
  • определение объекта налогообложения и налоговой базы;
  • установление налоговых и отчетных периодов, а также порядок исчисления налога и авансовых платежей;
  • установление налоговых вычетов (по Закону об охране окружающей среды – зачет природоохранных затрат);
  • установление применяемых коэффициентов.

Отсутствие четких формулировок о применении повышающего коэффициента К=100 вызывает вопросы: неясно, применяется он ко всему объему сверхнормативных выбросов/сбросов, или только к объему выбросов/сбросов свыше временно согласованных нормативов. Последний вариант, соответствующий общим положениям о формировании налоговой базы, прямо из текста Законопроекта не следует, что может приводить к применению К=100 к временно согласованным объемам выбросов/сбросов.

Однако есть и некоторые новшества, в частности, следующие:

  • в качестве плательщиков эконалога отдельно выделены пользователи недр;
  • вводится понятие «группа налогоплательщиков» со ссылкой на критерии, установленные ст. 105.1 НК РФ, применительно к отдельным случаям исчисления налога пользователями недр;
  • установлено ограничение по сроку применения К=0 после внедрения наилучших доступных технологий – в течение 10 налоговых периодов;
  • налоговые ставки соответствуют ставкам платы, установленным на 2018 год, при этом предусмотрено ежегодное применение коэффициента инфляции .
  • налогоплательщики, применяющие специальные налоговые режимы (кроме системы налогообложения при выполнении соглашений о разделе продукции) не обязаны исчислять и уплачивать авансовые платежи.
  • предусмотрена обязанность налогоплательщиков, эксплуатирующих объекты III категории, одновременно с налоговой декларацией представлять ряд отчетных документов;
  • не признается объектом налогообложения размещение отходов на объектах размещения, исключающих НВОС, при условии представления в налоговый орган соответствующего решения уполномоченного органа.
  • установлено ограничение на применение налогового вычета: он возможен лишь в пределах суммы налога, исчисленного в пределах нормативов допустимых выбросов, нормативов допустимых сбросов.

Текущее регулирование позволяет осуществлять зачет затрат в пределах всей суммы платы (исчисленной как в пределах установленных нормативов, так и с учетом сверхнормативного воздействия).

  • установлена предельная величина налогового вычета: не более 70% от исчисленной за налоговый период суммы налога.

Действующее регулирование не предусматривает такого ограничения. Предприятиями неоднократно подвергались критике положения Закона № 7-ФЗ, ограничивающие учет затрат только по тем загрязняющим веществам, на уменьшение которых направлено мероприятие, что приводит к невозможности учесть всю сумму произведенных затрат в пределах срока действия плана мероприятий по охране окружающей среды. Поскольку действующее ограничение (по загрязняющим веществам и срокам в пределах плана, программы природоохранных мероприятий) также сохраняется, возникает вопрос обоснованности установления дополнительного 70% ограничения по сумме затрат.

Вопросы налогового администрирования эконалога

Постановка на учет в качестве налогоплательщика осуществляется по месту нахождения объекта НВОС, при этом под ним понимается территория субъекта РФ. Соответственно, если объекты НВОС расположены на территории разных субъектов РФ, необходимо будет встать на учет в качестве налогоплательщика в каждом субъекте РФ.

На Росприроднадзор возлагается обязанность представлять налоговым органам сведения об объемах НВОС (на ежегодной основе), а также сведения и изменения в сведения, вносимые в государственные реестры объектов, оказывающих НВОС (в течение 10 дней с момента внесения сведений и изменений).

При проведении камеральной налоговой проверки декларации по эконалогу налоговым органам предоставлено право проводить осмотр территорий и помещений, а также документов и предметов проверяемого лица.

Такие полномочия в действующей редакции статей 91 и 92 НК РФ предоставлены налоговым органам только при проведении камеральной проверки декларации по НДС. Можно сделать вывод, что государство придает существенное значение вводимому эконалогу как источнику пополнения бюджета.

Законопроектом не решена проблема с имеющейся переплатой по плате за НВОС, а также проблема возврата переплат по авансовым платежам при изменении модели их уплаты на налоговую. Хорошо известен печальный опыт передачи налоговым органам администрирования страховых взносов, когда плательщики «потеряли» соответствующие суммы, перечисленные в ПФР, и были вынуждены при наличии переплаты уплачивать текущие платежи дополнительно и инициировать судебные процессы для возврата переплаты.

Единый утилизационный налог

Законопроектом предусмотрена замена взимаемых в настоящее время утилизационного и экологического сборов единым утилизационным сбором (по сути – налогом) и включение его в состав Налогового кодекса РФ.

Законопроект в основном переносит в НК РФ действующие в настоящее время нормативные положения, касающиеся уплаты утилизационного сбора (с транспортных средств) и экологического сбора (с отдельных видов товаров, подлежащих утилизации после утраты потребительских свойств). При этом состав плательщиков, объект обложения, ставки, порядок исчисления и уплаты примерно соответствуют действующему регулированию.

В то же время из правового регулирования обращения с отходами у производителей и импортеров исчезает стимул к собственно утилизации отходов, то есть к вовлечению отходов в хозяйственный оборот в качестве дополнительных источников сырья. Например, в действующем законодательстве для упаковки, произведенной из вторичного сырья, применяются пониженные нормативы утилизации. В законопроекте такой нормы нет.

Более того, в настоящее время основной способ выполнения нормативов утилизации состоит именно в утилизации отходов либо собственными силами, либо путем заключения договоров с лицами, осуществляющими утилизацию отходов, а экологический сбор уплачивают только те производители и импортеры товаров, которые не обеспечивают утилизацию отходов от использования товаров. Законопроект такого порядка также не содержит.

По сути утилизационный сбор, предлагаемый к включению в НК РФ, будет представлять собой скрытый акциз на широкий перечень товаров, взимаемый с производителей и импортеров, реализующих товары на территории РФ. При этом, как и с заменой платы за загрязнение окружающей среды экологическим налогом, включение утилизационного сбора в состав НК РФ повлечет все выше обозначенные проблемы, связанные с ужесточением порядка администрирования этих платежей, включая появление угрозы привлечения к уголовной ответственности.

Выводы

Если в части состава лиц, обязанных уплачивать «новые» платежи, объекта обложения, ставок, порядка исчисления и уплаты, существенных изменений не предвидится, то в части процедуры проведения проверок, а, главное, взыскания налога, после принятия закона будут применяться суперэффективные меры налогового администрирования, включая безакцептное взыскание, блокировку счетов, выемку документов, взыскание пеней, а также привлечение к штрафной и уголовной ответственности. Что, вопреки обещаниям чиновников, очевидно приведет к увеличению налоговой и административной нагрузки на бизнес.

Администрированием этих платежей вместо профильных специалистов будут заниматься налоговые органы, специалисты которых в первое время в этих вопросах вряд ли будут обладать необходимой квалификацией.

На этом фоне снижение до 10% размера штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ при неуплате или неполной уплате сумм экологического налога, утилизационного сбора на период с 1 января 2020 года по 31 декабря 2029 года не выглядит существенной уступкой для бизнеса. Более того, как следует из пояснительной записки к законопроекту, именно возможность применения уголовной ответственности наряду с другими мерами по обеспечению уплаты и взыскания налогов, рассматривается его разработчиками преимуществом и одной из причин передачи платы за НВОС в ведение налоговых органов, поскольку существующее правовое регулирование не обеспечивает «должной мотивации» для исполнения обязанности по внесению платы за НВОС.

Как попытка обеспечить «должную мотивацию» для уплаты экосбора выглядит подготовленный Минприроды России проект федерального закона о внесении изменений в КоАП РФ в части усиления ответственности за нарушения законодательства об обращении с отходами производства и потребления, устанавливающий драконовские штрафы. Законопроект с аналогичным содержанием внесен 6 декабря текущего года в Госдуму одним из депутатов.

Нерешенным остался вопрос о целевом расходовании собираемых средств, что является одним из основных недостатков Законопроекта. Отсутствие целевого характера экологического и утилизационного налогов также свидетельствует о том, что включение новых платежей в НК РФ преследует лишь цель пополнения казны, и не имеет отношения к решению экологических задач.

О чём подумать, что сделать

Проанализировать положения Законопроекта совместно налоговыми и экологическими (технологическими) подразделениями компаний, подготовить предложения по доработке и направить в соответствующие деловые ассоциации и государственные органы.

Помощь консультантов

Юристы «Пепеляев Групп» готовы провести анализ рисков, возникающих в связи с Законопроектом как в целом, так и применительно к конкретным компаниям, сформулировать предложения по доработке и направить их в соответствующие деловые ассоциации и государственные органы.

Ставки платы за НВОС установлены Постановлением Правительства РФ от 13.09.2016 № 913.

Разъяснения Минфина России от 14.08.2018 (http://www.ecoindustry.ru/news/view/53933.html).

Из пояснительной записки к Законопроекту: «Ответственность за нарушение природоохранного законодательства в части уплаты обязательных платежей закреплена в КоАП РФ. Взыскание неуплаченных платежей производится в судебном порядке, а способы обеспечения исполнения обязанности по уплате фактически отсутствуют. Неуплата экологических неналоговых платежей не образует состава преступления, предусмотренного УК РФ. Таким образом, в рамках действующего законодательства у плательщиков отсутствует должная мотивация к правомерному поведению в форме уплаты платы за негативное воздействие на окружающую среду.

Введение экологического налога при сохранении действующего уровня налоговой нагрузки позволит увеличить поступления в бюджетную систему Российской Федерации за счет улучшения качества администрирования, то есть возможности применения мер налоговой, административной и уголовной ответственности, способов обеспечения исполнения обязанности по уплате налогов и сборов, механизма принудительного и бесспорного взыскания».

В Стратегии экологической безопасности России на период до 2025 г. (утв. Указом Президента РФ от 19.04.2017 № 176) в числе вызовов и угроз экологической безопасности указано «нецелевое и неэффективное использование средств, поступающих в бюджеты бюджетной системы Российской Федерации в качестве платы за негативное воздействие на окружающую среду, возмещения вреда, причиненного окружающей среде, административных штрафов и других экологических платежей и налогов».