ФЗ антимонопольное

Содержание

Часть 4 статьи 17 Закона о защите конкуренции дополнена положением о том, что антимонопольный орган вправе обратиться в суд с иском о признании торгов, запроса котировок, запроса предложений и заключенных по результатам таких торгов, запроса котировок, запроса предложений сделок недействительными только в случае, если проведение таких торгов, запроса котировок, запроса предложений является обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации.

<Письмо> ФАС РФ от 21.02.2007 N ИА/2168 «О разъяснении применения части 1 статьи 18 Федерального закона «О защите конкуренции» (вместе с «Разъяснениями по основным вопросам применения части 1 статьи 18 Федерального закона «О защите конкуренции»)

Кроме того, необходимо учитывать требования части 1 статьи 17 Закона о конкуренции, в соответствии с которой при проведении торгов запрещаются действия, которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции. В частности, при проведении торгов на размещение заказов на оказание услуг для государственных или муниципальных нужд запрещается ограничение конкуренции между участниками торгов путем включения в состав лотов продукции (товаров, работ, услуг), технологически и функционально не связанной с товарами, работами, услугами, поставки, выполнение, оказание которых являются предметом торгов.

<Письмо> ФАС РФ от 26.02.2009 N ИА/4770 «О направлении обновленных разъяснений по вопросам применения статьи 17.1 Федерального закона «О защите конкуренции»

При проведении торгов на право заключения договоров в отношении государственного и муниципального имущества, включенного в указанные перечни, ФАС России считает не противоречащим антимонопольному законодательству, в том числе статье 17 Закона о защите конкуренции, случаи, когда к участию в данных торгах допускаются только субъекты малого и среднего предпринимательства, на которых распространяется Закон N 209-ФЗ.

<Письмо> ФАС РФ от 21.08.2009 N ИА/28530 «О принятии мер по реализации положений Федерального закона от 17.07.2009 N 173-ФЗ «О внесении изменений в статьи 17.1 и 53 Федерального закона «О защите конкуренции»

Несоблюдение уполномоченными органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органом местного самоуправления после 20 ноября 2009 года вышеуказанного порядка размещения и опубликования информации о проведении торгов, предусмотренных статьей 17.1 Закона о защите конкуренции, будет содержать признаки нарушения антимонопольных требований к торгам, установленных статьей 17 Закона о защите конкуренции, и является основанием для признания судом соответствующих торгов и заключенных по результатам таких торгов сделок недействительными, в том числе по иску антимонопольного органа.

<Разъяснения> ФАС РФ от 01.11.2011 «Разъяснения ФАС России по применению статьи 17.1 Закона о защите конкуренции, Правил проведения конкурсов или аукционов на право заключения договоров, предусматривающих переход прав владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества, утвержденных Приказом ФАС России N 67 от 10.02.2010»

Проведение торгов в форме конкурса в отношении имущества, не указанного в Перечне, будет являться нарушением пункта 3 части 1 статьи 17 Закона о защите конкуренции, что, согласно части 4 статьи 17 Закона о защите конкуренции, является основанием для признания судом соответствующих торгов и заключенных по их результатам сделок недействительными, в том числе по иску антимонопольного органа.

<Письмо> ФАС РФ от 28.08.2009 N ИА/29631 «О применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»

Следовательно, при установлении антимонопольным органом фактов нарушения органом государственной власти или органом местного самоуправления статей 15, 17, 17.1 Закона о защите конкуренции, установленных соответствующим решением комиссии антимонопольного органа, необходимо решить вопрос о возбуждении дела об административном правонарушении по статье 14.9 КоАП РФ.

<Письмо> ФАС РФ от 07.07.2011 N ИА/26163 «О требованиях к участникам размещения заказа на выполнение работ по строительству, реконструкции и капитальному ремонту объекта капитального строительства»

В соответствии со статьей 17 Федерального закона от 26 июля 2006 года N 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции) при проведении торгов запрещаются действия, которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции, в том числе путем включения в состав одного лота технологически и функционально не связанных товаров, работ, услуг.

<Письмо> Минэкономразвития РФ N 16811-АП/Д04, Минздравсоцразвития РФ N 8035-ВС, ФАС РФ N ИА/20555 от 31.10.2007 (с изм. от 09.07.2012) «О применении норм Федерального закона от 21 июля 2005 г. N 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» в рамках программы дополнительного лекарственного обеспечения»

В соответствии с частью 3 статьи 17 Федерального закона от 26 июля 2007 г. N 135-ФЗ «О защите конкуренции» запрещается ограничение конкуренции между участниками торгов путем включения в состав лотов продукции (товаров, работ, услуг), технологически и функционально не связанной с товарами, работами, услугами, поставки, выполнение, оказание которых являются предметом торгов.

ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 11. ПРАВО. 2010. № 6

И.С.Янович, аспирантка кафедры административного права юридического факультета МГУ*

АНТИМОНОПОЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН: ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

В статье рассматриваются вопросы становления антимонопольного законодательства в зарубежных странах, дается характеристика общих черт антимонопольного законодательства и тенденции его развития.

Ключевые слова: антимонопольное законодательство, антимонопольные органы, конкуренция, монополия, доминирующее положение, недобросовестная конкуренция, монополистическая деятельность, государственное регулирование.

Антимонопольное регулирование является важнейшим инструментом современной государственной политики и направлено на развитие и содействие конкуренции. Его основная цель — обеспечить равные возможности на конкурентном поле всем субъектам рынка. Соответственно отсутствие такого законодательства у государства чаще всего объясняется низким уровнем экономического и социального развития (Афганистан, Ангола, Бангладеш, Иран, Катар, Саудовская Аравия, Куба, Нигерия, Эфиопия и др), поскольку реализация антимонопольной политики требует значительных финансовых вложений со стороны государства.

Антимонопольное законодательство представляет собой комплекс правовых актов, обеспечивая юридическую основу поддержания конкурентной среды и ограничения монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции. В настоящее время значение эффективной конкурентной политики заметно возросло, что выражается в существенном повышении статуса национальных антимонопольных органов, модернизации действующего антимонопольного законодательства.

Исследование общих черт и особенностей антимонопольного законодательства в зарубежных странах представляется весьма актуальным, прежде всего развитие правового регулирования конкуренции и монополии в государствах Западной Европы и США.

* InnaYanovich@yandex.ru

Традиционно выделяют две области антимонопольного законодательства — собственно антимонопольное правовое регулирование и преследование недобросовестной конкуренции. В свою очередь «классическими» элементами правового регулирования являются нормы, направленные на предупреждение и пресечение антиконкурентных соглашений, устранение злоупотреблений доминирующим положением на рынке, контроль за экономической концентрацией1.

В конце XIX — начале XX в. в Германии, США и других индустриально развитых странах устойчивый характер приобретают гигантские промышленно-торговые монополии. Обладая высоким уровнем концентрации производства, они сосредоточили в своем распоряжении материальные условия выпуска определенных видов товаров, лучшую в отраслях технику и квалифицированную рабочую силу, захватили источники сырья и рынки сбыта. Неизбежная тенденция к монополизации, завоеванию на рынке доминирующего положения вызывают необходимость регулирования конкурентных отношений с помощью как экономических, так и юридических методов. Были приняты первые законы, направленные на защиту свободной конкуренции от монополии и предотвращение недобросовестной конкуренции в торговле и коммерческой деятельности2. Обычно выделяют две основные системы антимонопольного законодательства — американскую и европейскую. Американская система в качестве основного принципа провозглашает запрещение монополий, европейская ограничивает только злоупотребление3, что объясняется более поздней монополизацией экономики западноевропейских стран4.

Европейская система антимонопольного законодательства предусматривает контроль над монополистическими объединениями в целях недопущения ими злоупотреблений своим господствующим положением на рынке, регистрацию определенных видов соглашений о создании монополий или существенном ограничении конкуренции. При противоречии указанных соглашений публичным интересам они признаются антимонопольным или иным государственным органом, регистрирующим подобные соглашения, вышестоящим государственным органом или судами недействительными. Рассмотрим подробнее американскую и европейскую системы антимонопольного законодательства.

Формирование прецедентов законодательного ограничения монополистического поведения на рынках США начинается в конце

4 См.: Паращук С.А. Конкурентное право. М., 2002. С. 114.

XIX в., что отражает экономические и исторические условия, предопределившие принятие системы антимонопольного законодательства. Экономическая, политическая и правовая элиты США были убеждены, что рынок сам по себе защищает общество до тех пор, пока законное право заниматься торговлей, прежде всего свобода выхода на рынок и свобода конкуренции гарантируется конституцией. Несоответствие конституционной нормы действительности впервые стало очевидным в ходе революционных изменений в сфере железнодорожного транспорта, промышленного освоения Юга и создания новых технологий, когда производители товаров с низкой издерж-коемкостью получили возможность овладевать рынками сбыта в регионах, до этого обслуживаемых только местными фирмами5. Инвестиционный и финансовый капитал начал быстро внедряться в новые растущие фирмы, наметилась тенденция к концентрации капиталов и ресурсов. Стали активно создаваться группы доверительных собственников (trustees), привлекающих ценные бумаги во временное доверительное управление от держателей акций в нескольких компаниях. Данная тактика позволила наиболее крупным фирмам-трестам контролировать многие крупные отрасли промышленности.

В условиях экономической депрессии и сомнительных финансовых сделок, в которых участвовали тресты, общественность выступила за уничтожение трестов законодательным путем. Таким образом, был принят первый антитрестовый акт — закон Шермана 1890 г. («Акт с целью защиты торговли и коммерции от незаконных ограничений и монополии»), который заложил основы американского антимонопольного регулирования. Основная экономическая цель закона — создать условия в пользу свободного предпринимательства и ничем не ограничиваемой конкуренции, а также повысить благосостояние потребителей, предотвратить несправедливое перераспределение благ от потребителей к производителям, поддержать жизнеспособность демократических институтов6. В законе отсутствуют формулировки понятий «монополия» и «трест» (основная форма монополии). Закон содержит прямые запреты на объединения в форме треста, тайные сговоры или иные действия, ограничивающие торговлю или коммерцию между штатами, монополизацию, попытки ее осуществления, вступление в сговор с целью монополизации. Закон Шермана никогда не имел своей целью защиту конкуренции — это был откровенно протекционистский закон, созданный для защиты малого и менее эффективного бизнеса от более крупных конкурентов7.

Демократия в США, по мнению большинства собственников, ас-

5 См.: КнязеваИ.В. Антимонопольная политика в России. М., 2009. C. 111.

6 См.: Гелхорн Э, Ковачич В.В. Антитрестовое законодательство и экономика США. М., 1995. С. 35.

7 ДиЛоренцо Т. Происхождение антимонопольного регулирования: риторика и реальность // Экономическая политика. 2007. № 3. С. 55.

социировалась с возможностью иметь собственный бизнес, экономическую и политическую самостоятельность. Наступление на эти права в виде трестов и монополий создавало угрозу для функционирования демократических институтов. Противоконкурентное поведение компаний-гигантов порождало недовольство мелких собственников и напряжение в обществе. В ходе президентской кампании 1912 г. внимание общественности было сосредоточено на роли правительства в экономической жизни общества. В результате был принят в 1914 г. закон Клейтона («Закон, дополняющий существующие законы против неправомерных ограничений и монополий, а также преследующий иные цели»), создавший прецедент государственного вмешательства в экономические процессы в обществе. Он запрещал дискриминацию в сфере цен, ведущую к ограничению торговли и монополизации рынка, а также заключение связывающих договоров, предоставляющих исключительные права, которые могут ограничивать конкуренцию. Был создан специальный административный орган — Федеральная торговая комиссия — с целью формирования благоприятных условий для добросовестной конкуренции и запрета нечестных методов конкуренции в сфере бизнеса и торговли, противоречащих целям социальной политики и наносящих убытки потребителям.

Особенностью антимонопольного законодательства США является то, что на уровне федерации обеспечение исполнения анти-трестовых законов возложено на два административных органа — Министерство юстиции и Федеральную торговую комиссию8. На уровне штатов эти функции выполняли генеральные атторнеи.

Министерство юстиции — основное федеральное учреждение, проводящее в жизнь эти законы и наделенное широкими полномочиями. Закон о Федеральной торговой комиссии предусматривал создание комиссии как административного учреждения для выполнения особых задач, лежащих в сфере бизнеса и торговли, и наделял ее квазиправовой властью в области применения антитрестовских законов. Эти два федеральных органа несли ответственность в области применения федеральных антитрестовских законов, что является уникальной практикой по сравнению с другими государствами. Уголовные и гражданские дела возбуждаются Министерством юстиции и рассматриваются федеральными региональными судами, причем с обжалованием можно обращаться в федеральные суды и Верховный суд. Федеральная торговая комиссия со своей стороны может возбуждать иски лишь по гражданским делам и проводить их через независимых административных судей при возможности обжалования в федеральных региональных судах и Верховном суде9.

8 См.: Баринов Н.А., Козлова М.Ю. Антимонопольное законодательство РФ (вопросы теории и практики). Волгоград, 2001. C. 62.

9 См.: Князева И.В. Указ. соч. C.114.

В 1992 г. Министерство юстиции и Федеральная торговая комиссия совместно издали «Руководство по применению законов при слияниях», которое является основным документом, анализирующим влияние слияний на конкуренцию, и представляет собой политику реализации антимонопольными органами США закона Клейтона, первой части закона Шермана и пятой части Закона о Федеральной торговой комиссии. Основная идея данного руководства зафиксирована в положении о том, что «разумная реализация слияний является важным компонентом нашей системы свободного предпринимательства, способствующей конкурентоспособности американских компаний и благосостоянию американских потребителей».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Регулирование конкурентных отношений в США считается в настоящее время одним из самых комплексных, жестких и эффективных в мире. В последние годы наблюдается дальнейшее усиление уголовного преследования нарушителей антитрестовского законодательства. Претворение в жизнь антимонопольного законодательства способствует защите американских потребителей и производителей от монополистических злоупотреблений и содействует развитию американской экономики.

В Западной Европе антимонопольное законодательство получило широкое распространение после Второй мировой войны, однако регулирование конкуренции различается в разных странах. Например, во Франции сильными сторонами является жесткий контроль, в то время как антимонопольное законодательство Германии испытало значительное влияние американского законодательства.

В рамках Европейского союза ключевые положения антимонопольного законодательства закреплены в ст. 81, 82 Римского договора о создании ЕС. Статья 81 запрещает заключение договоров и осуществление совместных действий, которые оказывали бы влияние на торговлю между странами-членами и целью которых являлось бы предотвращение, ограничение или нарушение конкуренции на общем рынке. Договоры, противоречащие ст. 81, считаются аннулированными автоматически. Статья 82 запрещает злоупотребление господствующим положением любому концерну на общем рынке, которое оказывало бы влияние на торговлю между остальными государствами.

В ЕС в качестве главной задачи конкурентной политики было определено «создание режима, обеспечивающего условия, при которых конкуренция на Общем рынке будет носить нормальный харак-тер»10. Конкурентная политика в ЕС существует не обособленно, а развивается в рамках глобальной интеграционной политики и проникает во все сферы экономической деятельности. Европейская комиссия осуществляет регулирование по четырем направлениям антимонопольной политики:

1) контролю за антиконкурентными соглашениями и злоупотреблением доминирующим положением;

2) контролю за слиянием фирм;

3) либерализации экономических секторов, относящихся к сфере естественной монополии;

4) регулированию государственной помощи.

Антимонопольное законодательство ФРГ занимает промежуточное положение между европейской и американской системами антимонопольного законодательства. Значительным импульсом в развитии антимонопольного законодательства в ФРГ стало утверждение там свободной рыночной экономики в послевоенное время. В 1949 г. были разработаны два законопроекта: об обеспечении конкуренции путем повышения эффективности и о ведомстве по монополиям. Работа в этом направлении была продолжена и завершилась принятием в 1957 г. основополагающего акта немецкого антимонопольного законодательства Gesetz gegen Wettbewerbsbeschränkungen (Закон ФРГ об отмене ограничений в конкуренции 1957 г.), пришедшего на смену Правилам об отмене картелей, установленным в 1947 г. Историческую роль в его принятии сыграл политический фактор — поражение и капитуляция Германии во Второй мировой войне. Политика государств-победителей предполагала демилитаризацию экономики Германии и как следствие — ее деконцентрацию и демонополизацию.

Следует отметить, что Закон ФРГ об отмене ограничений в конкуренции покоится на двух принципах — запрещения и контроля регулирования монополистической деятельности. Как и в США, он запрещает определенную категорию соглашений, например картельные договоры и картельные постановления. Однако эти запреты сопровождаются многочисленными исключениями, которые в значительной степени нейтрализуют принцип запрещения монопольной практики. Так, если Закон Шермана объявляет незаконным заключение любого договора, ограничивающего торговлю, то закон ФРГ признает недействительным исполнение картельных договоров или постановлений. Кроме того, в отличие от горизонтальных конкурентных ограничений, вертикальные ограничения формально не запрещаются. Они подлежат административному контролю с целью предупреждения антиконкурентной практики.

В Германии антимонопольный контроль играет важную роль в реализации государственной экономической политики. Он ставит своей целью разрешить создание и существование крупных фирм производителей, но не позволяет им злоупотреблять своей мощью на рынке, в особенности если жертвами могут стать мелкие фирмы. Во многих из запрещенных видов деятельности требуется привести доказательства в пользу господствующего положения нарушителя.

Контроль применения антимонопольного законодательства в Германии осуществляют несколько органов: Федеральное ведомство

по надзору за деятельностью картелей, Министерство экономики и технологии, антикартельные службы федеральных земель, входящие в состав правительств земель. Рассмотрим полномочия данных органов.

Федеральное ведомство по надзору за деятельностью картелей (das Bundeskartellamt) — это независимый федеральный орган государственного управления, формально входящий в состав Федерального министерства экономики и технологии. Основные задачи Федерального ведомства по надзору за деятельностью картелей заключаются в обеспечении контроля за слияниями компаний, надзоре за злоупотреблением доминирующим положение. Федеральное ведомство обладает следующими правами: проводить расследования, выносить постановления, налагать штрафы и принимать решения по антитрестовым вопросам в случае нарушения антимонопольного законодательства. Контроль за слияниями компаний — основная часть практической работы данного органа.

Традиционно важным направлением совершенствования немецкого антимонопольного регулирования является повышение эффективности надзора и действенности мер по пресечению злоупотреблений доминирующим положением субъектами рынка. В соответствии с Законом ФРГ об отмене ограничений в конкуренции слияние запрещается, если предполагается, что оно создает или усиливает доминирующее положение. Цель контроля над слияниями — противодействие «излишней» концентрации, т.е. поддержание конкурентной структуры рынка и обеспечение достаточного контроля за всем разнообразием операций компаний, с тем чтобы последние не посягали на свободу действий других компаний и потребителей. Таким образом, контроль над слияниями должен противостоять любому риску по отношению к конкуренции, который может возникнуть в результате изменений в структуре рынка, вызванных концентрацией. Доминирование является центральным пунктом для действующего в Германии подхода к анализу возможности и допустимости слияний. Сам по себе факт доминирования на рынке в соответствии с немецким законодательством не является нарушением закона и не может служить основанием для применения санкций к хозяйствующему субъекту.

Надзору и наказанию подлежит использование доминирующего положения в целях получения частных выгод в ущерб экономическим интересам контрагентов.

Министр экономики и технологии Германии может санкционировать сделку, которая во всех иных случаях была бы незаконной, если ограничение конкуренции, являющееся следствием сделки, «перевешивается общими экономическими преимуществами слияния или если слияние оправдано более значимым общественным интересом».

Антикартельные службы правительств федеральных земель являются самостоятельными структурами, не подчиненными Федераль-

ному ведомству по надзору за деятельностью картелей. Они входят в состав правительства земель и подчиняются министру экономики соответствующего земельного ведомства. Всю политическую ответственность за реализацию конкурентной политики несет соответствующий земельный министр экономики.

Независимым органом в Германии стала Монопольная комиссия. Она является специализированным исследовательским и консультационным органом федерального правительства, состоит из пяти членов. Монопольная комиссия проводит постоянный анализ антимонопольной деятельности Федерального ведомства по надзору за деятельностью картелей. В обязанности комиссии входит наблюдение за ситуацией в антимонопольной сфере и представление раз в два года министру экономики и технологии рекомендаций в области экономики, а также указание тенденций, свидетельствующих о концентрации деловых операций в Германии, в том числе в сфере применения положений Закона о контроле над слиянием компаний и поведением на рынке доминирующих компаний. Деятельность Монопольной комиссии направлена на поддержание открытой антимонопольной политики.

Антимонопольная политика в Германии, как и во многих государствах, проводится в жизнь главным образом через судебную систему. Частные лица имеют право вмешиваться в проводимые Федеральным ведомством по надзору за деятельностью картелей и обращаться в суд с исками о возмещении убытков, понесенных в результате нарушения требований антимонопольных нормативных актов. Выделяют три вида правовых процессов по применению антимонопольного законодательства в Германии: в рамках административного права, в рамках законодательства о правопорядке, в рамках гражданского права. Административный процесс и процесс по нарушению правопорядка начинается с подачи жалобы в Федеральное ведомство по надзору за деятельностью картелей, гражданский процесс начинается с подачи жалобы в Земельный суд первой инстанции. Решения Федерального ведомства по надзору за деятельностью картелей подлежат обжалованию в Высшем земельном суде и далее в Федеральном Верховном суд.

Франция обладает богатыми традициями как в области развития конкуренции, так и в области управления крупным государственным сектором в экономике. В последние годы был принят ряд новых правил в области конкуренции в связи со значительными структурными преобразованиями в экономике страны. Правительство выступает за дальнейшее развитие конкуренции, осуществляет программы по реформированию естественных монополий, активно участвует в процессе конвергенции законов о конкуренции с законодательством ЕС.

Закон «О свободе цен и конкуренции», принятый в 1986 г., утвердил цели и задачи конкурентной политики и определил механизмы для ее успешного проведения. Французский закон содержит несколько основных положений, носящих универсальный характер и касающихся

всех секторов экономики. В своей основе он сочетается с основными положениями Римского договора и законодательства ЕС. Главная ценность данного закона — простота его понимания для предприятий, надзорных и судебных органов. Он основывается на базовом положении: конкуренция является не самоцелью, а средством регулирования экономики. Поэтому конкурентные органы Франции широко практикуют так называемый педагогический подход, при котором штрафные санкции применяются только в случае констатации злоупотреблений1.

Во французском конкурентном законодательстве принято считать, что слияния и объединения предприятий сами по себе не являются факторами, искажающими условия конкуренции и порождающими злоупотребления доминирующим положением, поскольку иногда такие объединения полезны для повышения эффективности отдельных отраслей и для экономики в целом. В связи с этим закон предусматривает многочисленные изъятия из установленных правил при контроле за экономической концентрацией.

Во Франции контроль над монополистической деятельностью возложен на Совет по вопросам конкуренции, Министерство экономики и суды общей юрисдикции. Совет по вопросам конкуренции считается независимым административным органом, на решения которого министр экономики не может налагать вето: он выполняет консультативные функции по заказу различных учреждений и организаций, а в определенных случаях сам налагает соответствующие санкции.

Важной составляющей частью контроля над монополистической практикой во Франции является проверка экономической концентрации на рынке. Согласно французскому законодательству, если министр экономики, финансов и промышленности посчитает, что проект слияния или уже свершившееся слияние может нанести вред конкуренции, он запрашивает экспертное заключение Совета для принятия решения и на основании этого заключения выдает свое предписание предприятиям прекратить сделку, вернуться к первоначальному состоянию, изменить или дополнить условия совершения сделки и принимает все меры для восстановления конкуренции. Решение министра публикуется одновременно с заключением Совета по конкуренции. Полномочия совета вступает в силу в случаях, если совокупная доля объединяющихся предприятий на рынке становится больше 25 %, или если их совокупный оборот до налогообложения превышает 150 млн евро, или если оборот во Франции каждого участника сделки превышает 15 млн евро.

Основные положения закона касаются контроля за антиконкурентными соглашениями, включающими соглашение по крайней мере между двумя физическими или юридическими лицами, работающими в государственном или частном секторе, причем юридическая форма

11 См.: Князева И.В. Указ. соч. С. 121.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

соглашения не имеет значения. Примерами соглашений могут служить: обмен информацией по ценам и маржам, договоры об эксклюзивной или селективной продаже, общие условия продажи, уступки на конкурсах, разделение рынка, создание барьеров по вхождению в рынок.

Еще одно направление регулирования — это контроль за злоупотреблением доминирующим положением. Органами государственного регулирования во Франции является Совет по конкуренции и Генеральная дирекция по конкуренции, потреблению и борьбе со злоупотреблениями Министерства экономики и финансов. Рассматриваемые ими дела подведомственны Суду первой инстанции. Генеральная дирекция осуществляет проведение расследований, решения принимаются независимой инстанцией — Советом по конкуренции, который предоставляет заинтересованным лицам право на защиту интересов. При этом Совет по конкуренции и Суд первой инстанции следят за соблюдением европейского законодательства, а Генеральная дирекция как государственный орган проведения конкурентной политики Франции представляет страну в европейских конкурентных ведомствах.

Независимость Совета по конкуренции гарантирована его организационной структурой и практикой проведения расследований и рассмотрения дел. Совет состоит из 17 членов, работающих в трех коллегиях. Члены назначаются правительственным постановлением по представлению министра экономики на срок 6 лет; вывести члена Совета из его состава можно только в исключительных случаях.

Совет по конкуренции призван исполнять две основные функции — юридическую и консультативную. Первая предусматривает контроль над соглашениями, злоупотреблениями доминирующим положением или экономической концентрацией путем проведения расследования, которое может быть начато как по инициативе министра экономики, так и по просьбе предприятий, профессиональных организаций или организаций потребителей.

Юридическая функция Совета по конкуренции заключается в том, что он как орган, специализирующийся на регулировании конкуренции на рынках товаров и услуг, имеет юридические полномочия по пресечению антиконкурентных действий, мешающих свободному функционированию рынков, и может не только выдавать заключения и рекомендации, но и наказывать виновных в нарушении законодательства о конкуренции.

Поскольку французское конкурентное право распространяется на все виды экономической деятельности, Совет осуществляет деятельность на всех рынках без исключения. Консультативная функция Совета предусматривает оказание консультативных услуг правительству и парламенту, профессиональным организациям потребителей по вопросам регулирования конкуренции на французском рынке, а также по условиям выполнения директив ЕС по открытию рынков в

секторах, подлежащих дерегулированию (общественный транспорт, в том числе железные дороги, аэропорты; телекоммуникации, электроэнергетика и газоснабжение, СМИ, а также кабельное, спутниковое телевещание и т.д.).

Совет отвечает за общую конкурентную политику во всех секторах экономики и изучает комплекс экономических и юридических аспектов деятельности рынков. Следует отметить, что французский опыт проведения конкурентной политики в условиях экономики с сильным государственным сектором, сочетание национальных и общеевропейских интересов в антимонопольном регулировании экономики, особенно отраслей естественных монополий, интересны для более детального изучения и разработки новых подходов и приемов конкурентной политики в России.

Таким образом, основной тенденцией современного антимонопольного законодательства зарубежных стран является его направленность на развитие конкуренции и предпринимательства, контроль над негативными проявлениями монополизации. В современных условиях реформирования европейской конкурентной политики важное место отводится модернизации национальных правовых систем, их гармонизации с европейскими нормами, а также развитию эффективных механизмов применения антимонопольного законодательства.

Список литературы

2. Баринов Н.А., Козлова М.Ю. Антимонопольное законодательство РФ (вопросы теории и практики). Волгоград, 2001.

3. Гелхорн Э, Ковачич В.В. Антитрестовое законодательство и экономика США. М., 1995.

4. ДиЛоренцо Т. Происхождение антимонопольного регулирования: риторика и реальность // Экономическая политика. 2007. № 3.

5. Жидков О.А. США: антитрестовское законодательство на службе монополий. М., 1976.

6. Князева И.В. Антимонопольная политика в России. М., 2009.

9. Паращ ук С.А. Конкурентное право. М., 2002.

10. Ячеистова Н.И. Международная конкуренция: законодательство, регулирование и сотрудничество. Нью-Йорк; Женева. 2001.

Принят Государственной Думой 20 февраля 2020 года

Одобрен Советом Федерации 26 февраля 2020 года

1) статью 4 дополнить пунктом 24 следующего содержания:

«24) система внутреннего обеспечения соответствия требованиям антимонопольного законодательства — совокупность правовых и организационных мер, предусмотренных внутренним актом (внутренними актами) хозяйствующего субъекта либо другого лица из числа лиц, входящих в одну группу лиц с этим хозяйствующим субъектом, если такой внутренний акт (внутренние акты) распространяется на этого хозяйствующего субъекта, и направленных на соблюдение им требований антимонопольного законодательства и предупреждение его нарушения.»;

2) главу 1 дополнить статьей 91 следующего содержания:

«Статья 91. Система внутреннего обеспечения соответствия требованиям антимонопольного законодательства

1. В целях соблюдения антимонопольного законодательства и предупреждения его нарушения хозяйствующий субъект вправе организовать систему внутреннего обеспечения соответствия требованиям антимонопольного законодательства.

2. Для организации системы внутреннего обеспечения соответствия требованиям антимонопольного законодательства хозяйствующий субъект принимает внутренний акт (внутренние акты) и (или) применяет иные внутренние акты, в том числе другого лица из числа лиц, входящих в одну группу лиц с этим хозяйствующим субъектом, если такие внутренние акты распространяются на этого хозяйствующего субъекта. Указанные внутренние акты в совокупности должны содержать:

1) требования к порядку проведения оценки рисков нарушения антимонопольного законодательства, связанных с осуществлением хозяйствующим субъектом своей деятельности;

2) меры, направленные на снижение хозяйствующим субъектом рисков нарушения антимонопольного законодательства, связанных с осуществлением своей деятельности;

3) меры, направленные на осуществление хозяйствующим субъектом контроля за функционированием системы внутреннего обеспечения соответствия требованиям антимонопольного законодательства;

4) порядок ознакомления работников хозяйствующего субъекта с внутренним актом (внутренними актами);

5) информацию о должностном лице, ответственном за функционирование системы внутреннего обеспечения соответствия требованиям антимонопольного законодательства.

3. При принятии внутреннего акта (внутренних актов), указанного в части 2 настоящей статьи, хозяйствующий субъект вправе включить в него дополнительные требования к организации системы внутреннего обеспечения соответствия требованиям антимонопольного законодательства.

4. Информация о принятии (применении) внутреннего акта (внутренних актов), указанного в части 2 настоящей статьи, размещается хозяйствующим субъектом на своем сайте в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет». Данная информация размещается на русском языке.

5. Хозяйствующий субъект вправе направить в федеральный антимонопольный орган внутренний акт (внутренние акты), указанный в части 2 настоящей статьи, или проект внутреннего акта (проекты внутренних актов) для установления их соответствия требованиям антимонопольного законодательства.

6. Федеральный антимонопольный орган в течение тридцати дней рассматривает направленный внутренний акт (внутренние акты), указанный в части 2 настоящей статьи, или проект внутреннего акта (проекты внутренних актов) и дает заключение об их соответствии или несоответствии требованиям антимонопольного законодательства.».

Президент Российской Федерации В. Путин

Обзор правоприменительной практики ФАС России и ее территориальных органов по вопросам запрета соглашений между хозяйствующими субъектами-конкурентами, если такие соглашения приводят или могут привести к повышению, снижению или поддержанию цен на торгах (п.2 ч.1 ст.11 ФЗ «О защите конкуренции»)

Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I. Общие положения о запрете между хозяйствующими субъектами соглашений, если они приводят к повышению, снижению или поддержанию цен на торгах

Согласно п.2 ч.1 ст.11 ФЗ «О защите конкуренции» признаются картелем и запрещаются соглашения между хозяйствующими субъектами — конкурентами, то есть между хозяйствующими субъектами, осуществляющими продажу товаров на одном товарном рынке, если такие соглашения приводят или могут привести к повышению, снижению или поддержанию цен на торгах.
В соответствии с п.18 ст.4 Закона N 135-ФЗ под соглашением понимается договоренность в письменной форме, содержащаяся в документе или нескольких документах, а также договоренность в устной форме.
В качестве примера можно привести следующие виды подобных соглашений:
— неконкурентоспособное предложение — конкуренты соглашаются подать предложение с заведомо проигрышной ценой или неприемлемыми условиями;
— ограничение участия — один или несколько конкурентов соглашаются воздержаться от участия в конкурсе или отозвать свое предложение, чтобы победил другой конкурент.
Данное правонарушение предполагает, что для целей исполнения закона неважно, состоялись ли торги, а также были ли участники соглашения участниками состоявшихся торгов. Более того, полагаем, что неважно и то, были ли торги объявлены в принципе.
В соответствии с частью 1 статьи 8 Закона N 135-ФЗ согласованными действиями хозяйствующих субъектов являются действия хозяйствующих субъектов на товарном рынке, удовлетворяющие совокупности следующих условий:

1) результат таких действий соответствует интересам каждого из указанных хозяйствующих субъектов только при условии, что их действия заранее известны каждому из них;

2) действия каждого из указанных хозяйствующих субъектов вызваны действиями иных хозяйствующих субъектов и не являются следствием обстоятельств, в равной мере влияющих на все хозяйствующие субъекты на соответствующем товарном рынке.
Согласно разъяснениям, данным Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в Постановлении Пленума от 30.06.2008 N 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства», при анализе вопроса о том, являются ли действия хозяйствующих субъектов на товарном рынке согласованными (статья 8 Закона N 135-ФЗ), арбитражным судам следует учитывать: согласованность действий может быть установлена и при отсутствии документального подтверждения наличия договоренности об их совершении.
Вывод о наличии одного из условий, подлежащих установлению для признания действий согласованными, а именно: о совершении таких действий было заранее известно каждому из хозяйствующих субъектов, — может быть сделан исходя из фактических обстоятельств их совершения. Например, о согласованности действий, в числе прочих обстоятельств, может свидетельствовать тот факт, что они совершены различными участниками рынка относительно единообразно и синхронно при отсутствии на то объективных причин.

На основании ч.1 ст.14.32 КоАП РФ заключение хозяйствующим субъектом недопустимого в соответствии с антимонопольным законодательством Российской Федерации соглашения, а равно участие в нем или осуществление хозяйствующим субъектом недопустимых в соответствии с антимонопольным законодательством Российской Федерации согласованных действий влечет наложение административного штрафа:
— на должностных лиц в размере от 20000 до 50000 рублей либо дисквалификацию на срок до трех лет;
— на юридических лиц — от 1/100 до 15/100 размера суммы выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено административное правонарушение, либо от 1/10 до 1/2 начальной стоимости предмета торгов, но не менее 100000 рублей, а в случае если сумма выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено административное правонарушение, превышает 75% совокупного размера суммы выручки правонарушителя от реализации всех товаров (работ, услуг) или административное правонарушение совершено на рынке товаров (работ, услуг), реализация которых осуществляется по регулируемым в соответствии с законодательством Российской Федерации ценам (тарифам), — в размере от трех тысячных до трех сотых размера суммы выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено административное правонарушение, но не менее 100000 рублей.

II. Суды согласились с решением ФАС по вопросам запрета соглашений между хозяйствующими субъектами-конкурентами, если такие соглашения приводят или могут привести к повышению, снижению или поддержанию цен на торгах

Участники аукциона совместно реализовывали единую стратегию поведения, целью которой являлась не конкуренция, а достижение взаимовыгодного результата

1. Участники аукциона совместно реализовывали единую стратегию поведения, целью которой являлась не конкуренция, а достижение взаимовыгодного результата

Решение Управления Федеральной антимонопольной службы по Приморскому краю от 30.07.2013 по делу N 14/06-2013
В антимонопольный орган поступило заявление Федерального государственного бюджетного учреждения высшего профессионального образования «Приморская государственная сельскохозяйственная академия» на действия участников торгов при проведении открытого аукциона в электронной форме на выполнение работ по капитальному ремонту крыши (извещение N 0320100005712000051), мотивированное тем, что между участниками аукциона имеется взаимное соглашение, направленное на ограничение конкуренции.
Управлением в ходе рассмотрения обращения ФГБОУ ВПО «Приморская ГСХА» проведен мониторинг открытых аукционов в электронной форме (далее — ОАЭФ), в которых принимали участие ООО «РегионСтройИндустрия», ООО «Амур-РК» и ООО «ГК Вира».
В результате проведенного мониторинга управлением выявлено однотипное поведение указанных хозяйствующих субъектов при участии в ОАЭФ на территории Дальневосточного федерального округа.
Антимонопольным органом на основании приказа от 31.05.2013 N 143 возбуждено дело N 14/06-2013 по признакам нарушения ООО «ГК Вира», ООО «Амур-РК», ООО «РегионСтройИндустрия» пункта 2 части 1 статьи 11 Федерального закона 135-ФЗ, выразившегося в поддержании цен на торгах.
Управление посчитало, что ООО «Амур-РК» и ООО «РегионСтройИндустрия» преднамеренно исключили возможность положительного рассмотрения вторых частей заявок (отсутствие свидетельства о допуске к работам, оказывающим влияние на безопасность объектов капитального строительства) и заключения с ними контракта по результатам торгов, однако снизили цену контракта более чем на 45% от начальной (максимальной) цены контракта.
В настоящее время ФГБОУ ВПО «Приморская ГСХА» контракт по результатам ОАЭФ N 1 не заключен.
По аукциону N 0123200000313001132 установлено следующее.
Антимонопольный орган посчитал, что ООО «Амур-РК» и ООО «РегионСтройИндустрия» преднамеренно исключили возможность положительного рассмотрения вторых частей заявок, данные юридические лица не имели свидетельства о допуске к работам, оказывающим влияние на безопасность объектов капитального строительства и заключения с ними контракта по результатам торгов, однако снизили цену контракта на 40,7% от начальной (максимальной) цены контракта.
Проанализировав в совокупности все имеющиеся сведения, антимонопольный орган пришел к выводу о нарушении ООО «ГК Вира» требований действующего законодательства и признал ООО «РегионСтройИндустрия», ООО «Амур-РК» нарушившими пункт 2 части 1 статьи 11 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции».

На основании вынесенного решения управлением также оформлено предписание от 30.07.2013 N 14/06-2013-1, согласно которому ООО «ГК Вира» необходимо прекратить ограничивающее конкуренцию соглашение и совершить действия, направленные на обеспечение конкуренции, а именно: прекратить ограничивающее конкуренцию соглашение в срок до 16.08.2013.
Не согласившись с требованиями, общество обратилось в суд.
Решением суда от 29.01.2014, оставленным без изменения постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда от 14.05.2014, в удовлетворении заявленных требований отказано.
В Постановлении Арбитражного суда Дальневосточного округа от 08.09.2014 N Ф03-3746/2014 по делу N А51-28478/2013 суд также отказал в удовлетворении исковых требований.
Суд признал решение антимонопольного органа правомерным.
При анализе спорных аукционов в электронной форме была установлена следующая закономерность: наименьшие ценовые предложения поступали от двух участников аукциона, при рассмотрении вторых частей заявок которых оказывалось, что их заявки подлежали отклонению ввиду непредставления участниками необходимых документов, при этом лица, подавшие первую часть заявки на участие в аукционе, не выходили на торги в установленное время по причине установления минимальной цены исполнения контракта другими участниками, а победителем аукциона признавалось общество (истец по делу), предложившее минимальное снижение цены контракта, суд счел, что суды двух инстанций сделали правильный вывод о наличии в действиях участников по непредставлению документов признаков умышленности и плановых действий в пользу истца. Эти участники подавали заявки и активно участвовали в торгах, заведомо зная, что их заявки аукционной комиссией будут отклонены. Они совместно реализовывали единую стратегию поведения, целью которой являлась не конкуренция, а достижение взаимовыгодного результата — победы истца. При указанных обстоятельствах, по мнению суда, материалами дела подтверждалось, что действия участников являлись результатом соглашения, заключенного в устной форме, которое приводило к поддержанию цен на торгах, что свидетельствовало о нарушении ими п.2 ч.1 ст.11 ФЗ «О защите конкуренции».

Заключение ограничивавшего конкуренцию соглашения, которое привело к поддержанию цен на торгах

2. Заключение ограничивавшего конкуренцию соглашения, которое привело к поддержанию цен на торгах

Решение Управления Федеральной антимонопольной службы по Московской области от 14.09.2012, принятое по делу N 05-15/25-12
На официальном сайте Российской Федерации для размещения информации о размещении заказов в сети «Интернет» 02.04.2011 размещено Извещение о проведении открытого аукциона в электронной форме на право заключения муниципального контракта на выполнение работ по ремонту дорожного полотна на пл.Ленина в г.Ногинск с реестровым номером — 0148300008111000016; начальная (максимальная) цена контракта — 1498219,45 руб. в соответствии с извещением о проведении открытого аукциона.
Согласно материалам, полученным Управлением экономической безопасности и противодействия коррупции Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Московской области в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий, 25.04.2011 (дата проведения аукциона) Кочнев В.П. и Левьев В.И. вели между собой телефонные переговоры, свидетельствующие о достижении определенной договоренности относительно названного аукциона; так, в телефонных разговорах Кочнев В.П. и Левьев В.И. подтвердили свои намерения по участию в аукционе и определили тактику поведения, согласно которым победителем в этом аукционе становится предприятие. Согласно протоколу подведения итогов аукциона в 11 часов 56 минут общество сделало предложение по цене контракта в размере 1480843,65 руб., а в 12 часов 04 минуты предприятие сделало предложение по цене контракта в размере 1473352,55 руб. и стало победителем аукциона. Действия общества и предприятия, зафиксированные в протоколе подведения итогов аукциона, соответствуют достигнутой между руководителями этих двух организаций договоренностям о прекращении при участии в аукционе конкурентной борьбы, в то время как в силу пункта 2 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции признаются картелем и запрещаются соглашения между хозяйствующими объектами-конкурентами, то есть между хозяйствующими субъектами, осуществляющими продажу товаров на одном товарном рынке, если такие соглашения приводят или могут привести к повышению, снижению или поддержанию цен на торгах.
Решением суда от 26.06.2013 в удовлетворении заявленного требования отказано.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.09.2013 решение оставлено без изменения.
В Постановлении ФАС Московского округа от 16.01.2014 N Ф05-16656/2013 по делу N А40-163562/12-152-1213 суд согласился с решением суда нижестоящей инстанции.
Суд пришел к выводу, что предприятию было обоснованно отказано в удовлетворении требования о признании незаконным решения антимонопольного органа.
При этом суд принял во внимание, что согласно имевшейся информации руководители предприятия и общества вели между собой телефонные переговоры, в ходе которых подтвердили свое намерение участвовать в аукционе и определили тактику поведения, согласно которой победителем в этом аукционе должно было стать предприятие.

С учетом материалов уголовного дела компания была признана виновной в нарушении антимонопольного законодательства

3. С учетом материалов уголовного дела компания была признана виновной в нарушении антимонопольного законодательства
Решение Управления Федеральной антимонопольной службы по Волгоградской области от 6 декабря 2012 года N 12-01-11-06/598
На основании поступившего из прокуратуры Волгоградской области заявления и проведенной УФАС по Волгоградской области проверки антимонопольным органом установлено нарушение ОГУП «Волгоградавтодор», ООО «ДСП «ПК-строй», ООО «Автотехпарк», ООО «Волгоградавтомост» требований Закона о защите конкуренции.
Решением УФАС по Волгоградской области от 06.12.2012 по делу N 12-01-11-06/598 признан факт нарушения вышеуказанными организациями пункта 2 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции.
Не согласившись с выводами антимонопольного органа, изложенными в оспариваемой части решения, ОГУП «Волгоградавтодор» обратилось в суд с требованиями о признании указанного решения антимонопольного органа недействительным.
Решением Арбитражного суда Волгоградской области от 18 сентября 2013 года заявленные требования удовлетворены.
Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 5 декабря 2013 года, оставленным без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 26 марта 2014 года, решение суда отменено, в удовлетворении заявления отказано.
Определением Верховного Суда РФ от 03.09.2014 N 306-КГ14-117 по делу N А12-6733/2013 в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ отказано.
Отказывая в удовлетворении заявления, суды апелляционной и кассационной инстанций, исследовав процедуру проведения повторного открытого аукциона от 31 декабря 2009 года по лотам N 11 и N 12 по заключению контракта на содержание автомобильной дороги, с учетом материалов уголовного дела N 509853, сделали вывод о наличии в действиях ОГУП «Волгоградавтодор» нарушений пункта 2 части 1 статьи 11 Федерального закона от 26 июля 2006 года N 135-ФЗ «О защите конкуренции».
Учитывая материалы уголовного дела, антимонопольный орган пришел к выводу о заключении ООО «ДСП «ПК-строй», ООО «Автотехпарк», ОГУП «Волгоградавтодор», ООО «Волгоградавтомост» соглашения на участие в торгах.

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции запрещаются соглашения между хозяйствующими субъектами или согласованные действия хозяйствующих субъектов на товарном рынке, если такие соглашения или согласованные действия приводят или могут привести к повышению, снижению или поддержанию цен на торгах.

Судом установлено, что руководители участников аукциона дали показания в рамках возбужденного уголовного дела N 509853, из которых следует, что между участниками аукциона было достигнута договоренность, направленная на поддержание цен на торгах при отсутствии на то объективных причин.
При этом апелляционным судом правомерно указано, что судом первой инстанции не учтены разъяснения Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, данные в пункте 2 Постановления Пленума от 30.06.2008 N 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства», согласно которым при анализе вопроса о том, являются ли действия хозяйствующих субъектов на товарном рынке согласованными (статья 8 Закона о защите конкуренции), арбитражным судам следует учитывать, что согласованность действий может быть установлена и при отсутствии документального подтверждения наличия договоренности об их совершении. Вывод о наличии одного из условий, подлежащих установлению для признания действий согласованными, а именно, о совершении таких действий было заранее известно каждому из хозяйствующих субъектов, — может быть сделан исходя из фактических обстоятельств их совершения. Например, о согласованности действий, в числе прочих обстоятельств, может свидетельствовать тот факт, что они совершены различными участниками рынка относительно единообразно и синхронно при отсутствии на то объективных причин.
При нарушении хозяйствующим субъектом пункта 2 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции возможность наступления последствий в виде влияния на конкуренцию презюмируется, следовательно, не доказывается.

Доказанность фактов наличия в действиях обществ событий и составов административных правонарушений, предусмотренных ч.1 ст.14.32 КоАП РФ

4. Доказанность фактов наличия в действиях обществ событий и составов административных правонарушений, предусмотренных ч.1 ст.14.32 КоАП РФ

Постановление УФАС по г.Москве от 13.02.2013 по делу об административном правонарушении N 4-14.32-558/77-12 (дело N А40-40-24326/13).
Департамент города Москвы по конкурентной политике обратился в УФАС России по г.Москве с заявлением о возможном наличии признаков нарушения антимонопольного законодательства в действиях участников открытых аукционов в электронной форме, проведенных 05.09.2011 Государственным бюджетным учреждением города Москвы «Дирекция по ремонтам и техническому обслуживанию учреждений» Департамента социальной защиты города Москвы, в качестве заказчика, на проведение капитального ремонта зданий первой очереди строений Психоневрологического интерната N 33 Департамента социальной защиты г.Москвы.
Из материалов дела следует, что на участие в аукционах с реестровыми номерами торгов 0373200041511000091, 0373200041511000092, 0373200041511000094, 0373200041511000095, проведенных одним и тем же заказчиком — Государственным бюджетным учреждением города Москвы «Дирекция по ремонтам и техническому обслуживанию учреждений», при одинаковой начальной максимальной цене контракта, было подано от 12 до 13 заявок, при этом предложение о снижении начальной (максимальной) цены по каждому из таких аукционов было подано только одно, в результате чего процент снижения по каждому из заключенных контрактов составил не более 0,5% от начальной максимальной цены, предложенной заказчиком.
На основании изложенного антимонопольным органом было принято решение от 23.08.2012 N ЕП/23689, которым ЗАО «Газтехстрой», ООО «Лидер Инжиниринг», ООО «Мега Строй» признаны нарушившими п.2 ч.1 ст.11 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции»
Компании не согласились с требованями и обратились в суд.
Решением Арбитражного суда города Москвы от 10.07.2013 в удовлетворении заявленных требований отказано.
Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 18.12.2013 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от 02.04.2014 решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения.
В Определении ВАС РФ от 08.07.2014 N ВАС-8706/14 по делу N А40-152254/2012 в передаче дела в Президиум ВАС РФ отказано.

Суд первой инстанции указал на соответствие оспариваемого решения Московского УФАС России от 23.08.2012 по делу N 1-11-323/77-11 о нарушении антимонопольного законодательства требованиям Федерального закона от 26.11.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» и отсутствие нарушения оспариваемым решением прав и законных интересов заявителей в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
В рассматриваемом случае антимонопольный орган при доказывании факта заключения антиконкурентного соглашения, приведшего к поддержанию цен на торгах, исследовал в этих целях весь объем фактических обстоятельств, подлежащих установлению в соответствующих случаях, нормам Закона о защите конкуренции, непосредственно регулирующим спорный предмет. При этом антимонопольный орган правомерно исходил из того, что хозяйствующие субъекты преследовали цель получения выгоды посредством заключения государственных контрактов с каждым из них с минимально возможным понижением первоначальной максимальной цены.
Довод ЗАО «Газтехстрой» о том, что в каждом из торгов, при размещении которых антимонопольным органом установлен факт заключения антиконкурентного соглашения, участвовало от 12 до 15 хозяйствующих субъектов, при этом для достижения соглашения необходимо было согласие всех участников торгов, правомерно не принят судом первой инстанции как несостоятельный.
Суды исходили из законности и обоснованности оспариваемых решения и постановлений антимонопольного органа, а также сочли доказанными факты наличия в действиях обществ «Лидер Инжиниринг», «Газтехстрой» и «Мега-Строй» событий и составов административных правонарушений, предусмотренных частью 1 статьи 14.32 КоАП РФ.
Нарушений требований процессуального законодательства, влекущих отмену оспариваемых судебных актов, не усматривается.

УДК: 347.73

Смагина А. Ю.

преподаватель, Тольяттинский государственный университет,

г. Тольятти (Россия)

РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ АНТИМОНОПОЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

В РОССИИ

Развитие антимонопольного законодательства является актуальной проблемой ввиду его взаимосвязи с изменяющимися экономическими процессами и необходимостью регулирования деятельности на товарных рынках. В статье рассмотрен процесс становления в России антимонопольного законодательства. Представлена структура нормативно-правовых актов и прочих источников права, образующая систему антимонопольного законодательства.

Ключевые слова: антимонопольное законодательство, Закон «О защите конкуренции», монополии, конкуренция.

Антимонопольное законодательство является неотъемлемой частью современной системы законодательства России. Оно регламентирует важнейшие категории в сфере конкуренции, предусматривает ограничения и запреты, необходимые для целей нормального функционирования современной рыночной экономики. Одним из важнейших движущих элементов развития такой экономики является существование конкурентной среды. Конкуренция способствует не только установлению приемлемых цен и надлежащего качества предлагаемых товаров, работ, услуг. Но и побуждает к развитию технологических процессов, созданию инновационных продуктов, с целью привлечения внимания потребителей и создания спроса на предлагаемый продукт.

Деятельностью, прямо противоположной конкуренции является монополистическая деятельность. Она предполагает отсутствие возможности продвижения на рынок иных субъектов и полностью нивелируют конкурентную среду. Как следствие — отсутствие прогресса, установление произвольно цен и тарифов на предлагаемые товары, работы или услуги, стагнация рыночной экономики.

Такое же разрушительное воздействие на экономическую сферу оказывает недобросовестная конкуренция. Общественные отношения в области конкуренции необходимо регламентировать законодательно для утверждения определённых норм, нарушение которых может повлечь юридическую ответственность. С этой целью создана система антимонопольного законодательства.

Соблюдение предписанных норм обеспечивает антимонопольный орган в виде Федеральной антимонопольной службы России. Первый закон, позволяющий определить особенности антимонопольного регулирования экономики появился в России в 1991 году. Это Закон «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках». Дальнейшее развитие антимонопольного законодательства позволило за короткий период времени построить эффективную системы антимонопольного законодательства. Ее основу составляет Закон «О защите конкуренции».

Целью этого закона является обеспечение единства экономического пространства, свободного перемещения товаров, свободы экономической деятельности в РФ, защита конкуренции и создание условий для эффективного функционирования товарных рынков. Закон о защите конкуренции определяет основы защиты конкуренции, в том числе предупреждения и пресечения монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции.

Актуальность исследуемой проблемы заключается в том, что законодатель создает единую систему правового регулирования конкурентных отношений, обеспечивая единообразие дальнейшего применения антимонопольного законодательства.

Антимонопольное законодательство характеризуется использованием различных методов регулирования. Прежде всего это метод власти и подчинения — императивный. Другими словами, это метод предписаний, который применяется в отношениях антимонопольных органов с государственными органами. Или с органами местного самоуправления, а также с хозяйствующими субъектами и иными участниками рынка.

Однако, вместе с императивным методом, который характерен для административного права, используется и диспозитивный метод. Посредством его реализации участникам рынка предоставляется возможность выбора различных правовых вариантов поведения. Диспозитивный метод относят к методам гражданского права.

Применение одновременно перечисленный методов регулирования: императивного и диспозитивного объяснимо различием в сферах регулирования, сущности и составе регулируемых отношений. Другими словами, причиной является неоднородность предмета регулирования.

Российское антимонопольное законодательство содержит нормы, устанавливающие запреты в отношении органов государственной власти и органов местного самоуправления. Запреты налагаются на принятие актов и совершение действий, ограничивающих или устраняющих конкуренцию. Антимонопольное законодательством также определены полномочия антимонопольных органов по пресечению и предупреждению монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции хозяйствующих субъектов.

Вместе с тем антимонопольным законодательством установлены правила дозволенного поведения хозяйствующих субъектов на товарном рынке. Определены пределы осуществления гражданских прав. Установлен запрет субъектам гражданско-правовых отношений на недобросовестную конкуренцию и злоупотребление рыночной властью.

Иными словами, запрещено доминирующее положение на рынке при заключении и исполнении гражданско-правовых договоров. Перечисленные нормы наряду с публичными отношениями призваны регулировать имущественные отношения, а это — свойство частного или, по-другому, гражданского права.

Этот факт подтверждает двойственность правовой природы некоторых норм антимонопольного законодательства. Например, статья 10 Закона «О защите конкуренции» направлена на регулирование различных отношений. Антимонопольных органов с хозяйствующими субъектами, государственными органами и органами местного самоуправления — это публичные отношения. Отношения между хозяйствующими субъектами-участниками товарного оборота — это гражданско-правовые отношения.

Антимонопольное законодательство несет в себе административный порядок применения правовосстановительных мер принуждения и ответственности. Направлено на защиту публичного порядка и защиту гражданских прав. Нарушение антимонопольного законодательства предполагает осуществление защиты нарушенных прав в судебном порядке, аналогично непосредственному обращению в суд заинтересованного лица. Также, как и в случае рассмотрении судом заявлений об оспаривании актов антимонопольных органов. Симбиоз элементов публичного и частного права, императивного и диспозитивного метода не позволяет ученым найти достаточные основания для признания совокупности норм антимонопольного регулирования в качестве самостоятельной отрасли права. Однако, взаимодействие публичных и частноправовых норм обусловливает комплексный характер антимонопольного законодательства.

Антимонопольное законодательство — это совокупность нормативно-правовых актов регулирующих, поддерживающих и стимулирующих конкурентную среду, пресечение и

предупреждение. Предмет антимонопольного законодательства представляет собой властные или вертикальные отношения.

Изменение экономической системы в России, формирование рынка и рыночных отношений стали предпосылкой в формировании законодательства. Которое позволяет нормально функционировать рынку, создать благоприятные условия для развития конкурентной среды.

Такое законодательство начало свое развития с принятия Закона РСФСР от 22 марта № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках». Данный закон бал подвержен многочисленным изменениям. Это нашло отражение в изменении рыночной среды и практики применения законодательства. В 1995 году принят Федеральный закон от 17.08.1991 года № 147 «О естественных монополиях».

В период развития антимонопольного законодательства принят Федеральный закон от 18 июля 1995 года № 108 «О рекламе». В 1999 году принят Федеральный закон от 23 июня 1999 года № 117 «О защите конкуренции на рынке финансовых услуг».

Все эти законы являлись взаимосвязанными по сфере регулируемых отношений. Они приводились в исполнение одним государственным органом — федеральным антимонопольным органом и его территориальными управлениями. Некоторые понятия и термины, представленные в Законе «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках», применялись и в других законах, прямо или косвенно регулирующих антимонопольные отношения.

Все законы имели общую цель. Ее можно выразить в необходимости государственного регулирования поведения на рынке субъектов антимонопольного законодательства. К цели законов относилась защита конкуренции и создание условий для эффективного функционирования товарных рынков.

Обобщив практику применения таких законов был принят новый. Его название — Закон «О защите конкуренции». Прежний закон «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» утратил силу.

Федеральный закон «О защите конкуренции» 2006 года — важный этап в модернизации всего российского антимонопольного законодательства. По существу, этот закон подвел итоги более чем пятнадцатилетнего периода развития антимонопольного законодательства в России, длительной практики его применения антимонопольным органом и судами, научного осмысления проблем правовой защиты конкуренции.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

За пятнадцать лет развития антимонопольного законодательства ежегодно принималось более восьмисот судебных решений. Более трех тысяч пятисот решений антимонопольных органов. В частности, федерального антимонопольного органа и его территориальных органов. За этот период несколько десятков дел, связанных с применением антимонопольного законодательства, рассмотрел Высший Арбитражный Суд Российской Федерации. Им же в 1997 году в специальном информационном письме закреплены толкование отдельных аспектов антимонопольного законодательства. В 2008-м году обобщена практика его применения решением Пленума.

В эти же годы проблема конкуренции как особого объекта правовой защиты была осознана рядом гуманитарных научных дисциплин. В частности, институциональной экономической теорией и юриспруденцией, экономической социологией.

Необходимо отметить важный аспект. Вступив в силу, Закон о защите конкуренции сохранило концептуальное ядро предыдущих законов. В частности, единый предмет регулирования. Это отношения, связанные с защитой конкуренции, независимо от сферы и формы их существования. Будь то сфера гражданско-правовых договорных отношений. Или сфера административных отношений, предполагающая исполнение участниками рынка властных предписаний соответствующих публично-правовых образований, российская или иностранная территория. Государственный контроль и надзор за соблюдением

антимонопольного законодательства, который позволяет участникам рынка защищать свои нарушенные права.

Осуществление такого контроля и надзора уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, функции которого соответствуют предмету регулирования. В 1991 году создан орган исполнительной власти в составе Правительства Российской Федерации. Он создан с целью осуществления антимонопольного регулирования. Антимонопольный орган сменил несколько названий. Он приобретал или терял функции. Однако неизменно за ним оставались закреплены функции, связанные с осуществлением антимонопольного регулирования . По состоянию на 2016-й год он имеет название Федеральная антимонопольная служба России.

Законодательство Российской Федерации предусматривает антимонопольное со-регулирование отдельных секторов экономики. Например, законодательство о банках определяет следующее. Соблюдение антимонопольных правил в сфере банковских услуг контролируется Федеральной антимонопольной службой совместно с Банком России. При этом, Федеральная антимонопольная служба наделена самостоятельной функцией контроля за соблюдением антимонопольных правил при осуществлении Банком России контроля за экономической концентрацией в банковской сфере.

Эти положения законодательства о банках развиваются в антимонопольном законодательстве и формируются в концепцию антимонопольного сорегулирования деятельности кредитных организаций. Она устанавливает объем полномочий, функции и сферу регулирования Федеральной антимонопольной службы и Банка России. Элементы антимонопольного со-регулирования присущи и другим сферам деятельности финансовых организаций, если они подлежат обязательному лицензированию федеральным органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг.

Помимо Федерального закона «О защите конкуренции» к системе антимонопольного законодательства относится Конституция Российской Федерации. В соответствии с ней гарантируется единство экономического пространства, свобода перемещения товаров, услуг и финансовых средств. Гарантируется поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности, не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию, недобросовестную конкуренцию . В систему антимонопольного законодательства входит и положения Гражданского кодекса Российской Федерации. Согласно ему, не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу. А также злоупотребление правом в иных формах, использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции. Кодекс РФ об административных правонарушениях, предусматривает ответственность за нарушения антимонопольного законодательства. Также к антимонопольному законодательству относят Уголовный кодекс РФ, указы Президента РФ, постановления и распоряжения Правительства РФ, нормативные правовые акты, принимаемые Федеральной антимонопольной службой в рамках ее компетенции.

Проанализируем основные источники антимонопольного законодательства.

Развитие антимонопольного законодательства, как и многих других отраслей российского права, базируется на нормах Конституции Российской Федерации. Это нормы о конкуренции, едином экономическом пространстве и едином рынке, в частности, представленные в статьях восемь, тридцать четыре, семьдесят один. Принятие и изменение федеральных законов, контроль за их соблюдением, в соответствии со статьей семьдесят один Конституции, входит в компетенцию Федерации. Это означает, что все антимонопольные законы являются федеральными.

В Части 1 статьи 8 Конституции установлено, что в Российской Федерации гарантируются единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств . Гарантируется поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности.

С точки зрения антимонопольного законодательства важной является статьи тридцать четыре Конституции. В ней установлены права и свободы человека и гражданина в экономической сфере. Каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. Не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию. Эти нормы являются основой современного российского антимонопольного законодательства.

Кроме норм Конституции, антимонопольное законодательство базируется на нормах Гражданского кодекса Российской Федерации. Так, к ним относятся основные начала гражданского законодательства. Например, нормы, предусмотренные первой статьей Гражданского Кодекса РФ.

Гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора. На недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты. Граждане и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора. Этой же статьей установлено, что никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения. Товары, услуги и финансовые средства свободно перемещаются на всей территории Российской Федерации.

Важное значение для антимонопольного законодательства имеет статья десять Гражданского Кодекса Российской Федерации «Пределы осуществления гражданских прав». Так, не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав или злоупотребление правом. Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке. В случае несоблюдения таких требований, суд, арбитражный или третейский, с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом. Такие последствия применяются и в случае, если злоупотребление правом выражается в совершении действий в обход закона с противоправной целью.

Особое значение имеет 4 Часть Гражданского кодекса Российской Федерации. В ней регламентированы права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Статья 1033 Гражданского кодекса Российской Федерации Ограничения прав сторон по договору коммерческой концессии, как и ряд других норм, неразрывно связана с антимонопольным законодательством, дополняя его.

Среди федеральных законов, которые относятся к антимонопольному законодательству, выделяют и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях. Это обусловлено значимостью норм, регламентирующих ответственность за его нарушение антимонопольного законодательства. По действующему российскому законодательству такие нормы отделены от диспозиции и гипотезы запретительных и поведенческих норм антимонопольного законодательства и размещены в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях.

Кодексом определены как ответственность за нарушение антимонопольного законодательства, так и порядок возбуждения и рассмотрения антимонопольными органами дел об административных правонарушениях. Так, статья двадцать три сорок восемь Кодекса, определила, что Федеральный антимонопольный орган, его территориальные органы

рассматривают дела об административных правонарушениях антимонопольного законодательства.

Рассматривать дела об административных правонарушениях от имени этих органов вправе руководитель федерального антимонопольного органа, его заместители, или руководители структурных подразделений федерального антимонопольного органа, их заместители. Также рассмотрение дел об административных правонарушениях могут осуществлять руководители территориальных органов федерального антимонопольного органа, их заместители в пределах своих полномочий. К статьям Кодекса об административных правонарушениях, регулирующим правонарушения антимонопольного законодательства относятся следующие:

— ст. 14.32 Заключение ограничивающего конкуренцию соглашения, осуществление ограничивающих конкуренцию согласованных действий, координация экономической деятельности;

— ст. 14.33 Недобросовестная конкуренция.

Уголовный кодекс РФ, наряду с другими кодифицированными нормативно-правовыми актами, предусматривает уголовную ответственность за нарушение антимонопольного законодательства. Так, статья 178 предусматривает ответственность за ограничение конкуренции путем заключения между хозяйствующими субъектами-конкурентами ограничивающего конкуренцию соглашения, которое запрещено в соответствии с антимонопольным законодательством Российской Федерации. Если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо повлекло извлечение дохода в крупном размере.

Законы, входящие в состав антимонопольного законодательства, послужили основой принятия ряда актов разной правовой силы. В соответствии со ст. 2 Закона о защите конкуренции антимонопольное законодательство Российской Федерации основывается на Конституции Российской Федерации, Гражданском кодексе Российской Федерации и состоит из Федерального закона, иных федеральных законов, регулирующих отношения, которые связаны с защитой конкуренции, в том числе с предупреждением и пресечением монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции, в которых участвуют российские юридические лица и иностранные юридические лица, организации, федеральные органы исполнительной власти. Также органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, иные осуществляющие функции указанных органов органы или организации. Законы в области антимонопольного регулирования применяются и в отношении предупреждения и пресечения монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции, в которых участвуют государственные внебюджетные фонды, Центральный банк Российской Федерации, физические лица, в том числе индивидуальные предприниматели.

Такие отношения могут регулироваться постановлениями Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами федерального антимонопольного органа в случаях, предусмотренных антимонопольным законодательством.

Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены Законом О защите конкуренции, применяются правила международного договора Российской Федерации. Таким образом, международные договоры обладают большей юридической силой, чем Закон о защите конкуренции. Основным законом в системе действующего антимонопольного законодательства является Федеральный закон «О защите конкуренции» с последующими изменениями. Закон о защите конкуренции распространяется на товарный рынок, включая финансовые услуги. В тоже время, особенности рынка финансовых услуг находят отражение и в самом Законе, и в постановлениях Правительства Российской Федерации.

Статья 1 закона «О защите конкуренции» определяет предмет и цели данного законодательного акта. Так, определены организационные и правовые основы защиты

конкуренции, в том числе предупреждения и пресечения монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции. Определены меры пресечения недопущения, ограничения, устранения конкуренции федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями, а также государственными внебюджетными фондами, Центральным банком Российской Федерации.

Целями Закона о защите конкуренции являются обеспечение единства экономического пространства, свободного перемещения товаров, свободы экономической деятельности в Российской Федерации. Защита конкуренции и создание условий для эффективного функционирования товарных рынков.

В соответствии со статьей 3, положения Закона применяются к достигнутым за пределами территории Российской Федерации соглашениям между российскими или иностранными лицами либо организациями. Если в отношении таких соглашений в совокупности выполняются определенные условия. Если соглашения достигнуты в отношении находящихся на территории Российской Федерации основных производственных средств и нематериальных активов. Либо в отношении акций российских хозяйственных обществ, прав в отношении российских коммерческих организаций. И если соглашения приводят или могут привести к ограничению конкуренции в Российской Федерации. Статья четыре Закона О защите конкуренции раскрывает понятия монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Монополистическая деятельность — злоупотребление хозяйствующим субъектом, группой лиц своим доминирующим положением, соглашения или согласованные действия, запрещенные антимонопольным законодательством. А также иные действия или бездействие, признанные в соответствии с федеральными законами монополистической деятельностью.

Недобросовестная конкуренция — любые действия хозяйствующих субъектов, которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности. Если они противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости. И если они причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам — конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.

Закон О защите конкуренции распространяется на отношения, которые связаны с защитой конкуренции, в том числе с предупреждением и пресечением монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции, и в которых участвуют российские юридические лица и иностранные юридические лица, федеральные органы исполнительной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, иные осуществляющие функции указанных органов органы или организации, а также государственные внебюджетные фонды, Центральный банк Российской Федерации, физические лица, в том числе индивидуальные предприниматели.

Федеральный закон от 17.08.1995 № 147 «О естественных монополиях» также входит в состав антимонопольного законодательства . Ранее он предусматривал создание самостоятельных органов для регулирования отношений в отдельных областях естественных монополий. Позже органы регулирования деятельности субъектов естественных монополий полностью изменились. Первоначально образованные органы были упразднены, а их функции переданы антимонопольным органам.

Российская Федерация вступила во второе десятилетие XXI века с государственной политикой развития конкуренции, с развитой институциональной инфраструктурой антимонопольного регулирования и зрелым антимонопольным законодательством. С действенным законодательством о наказаниях за ограничение конкуренции и сформированной судебной практикой.

Таким образом, антимонопольное законодательство продолжает свое развитие вместе с изменением экономической ситуации, что находит отражение в постановлениях Верховного Суда РФ, изменениях в законах о защите конкуренции и о естественных монополиях.

Литература

3. Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ (ред. от 05.10.2015) «О защите конкуренции» (с изм. и доп., вступ. в силу с 10.01.2016).

4. Федеральный закон от 17.08.1995 N 147-ФЗ «О естественных монополиях» (ред. от 05.10.2015).

6. Репетева О.Е. Юридическая ответственность за семейные, финансовые и экологические правонарушения как межотраслевой институт права // Право и государство: теория и практика, 2010. — № 3. — С. 135-139.