Институт наказания в уголовном праве

Список литературы диссертационного исследования кандидат юридических наук Тоскина, Галина Николаевна, 2005 год

1. Нормативные правовые акты

2. Декрет СНК «О расширении прав городских самоуправлений в продовольственном деле» // СУ РСФСР. 1917. — № 1.

3. Декрет СНК «О восьмичасовом рабочем дне» // СУ. 1917. № 1.

4. Декрет СНК «О государственной монополии на печатание объявлений» // СУ РСФСР. 1917. — № 2.

5. Декрет СНК «О суде» № 1 // СУ РСФСР. 1917. — № 4.

6. Декрет СНК «О борьбе с контрреволюционным восстанием Каледина, Корнилова, Дутова, поддерживаемым Центральной Радой» // СУ РСФСР. 1917. -№ 4.

7. Декрет СНК «О подавлении контрреволюционного восстания буржуазии, руководимого кадетской партией» // СУ РСФСР. 1917. -№ 4.

8. Декрет СНК «Об аресте вождей гражданской войны против революции» // СУ РСФСР. 1917. -№ 5.

9. Декрет СНК «О переходе управления флотами в ведение центральных комитетов флотов» // СУ РСФСР. 1917. — № 6.

10. Декрет СНК «О конфискации и объявлении собственностью Российской республики всего имущества Акционерного общества Богословского Горного Округа» // СУ РСФСР. 1917. — № 6.

11. Декрет СНК «О запрещении сделок с недвижимостью» // СУ РСФСР. 1917.-№ 10.

12. Декрет СНК «О конфискации всего имущества акционерного общества Сергинско-Уфалейского горного округа» // СУ РСФСР. -1917. -№ 13.

13. Декрет СНК «О конфискации всего имущества акционерного общества Кыштымского горного округа» // СУ РСФСР. -1918.-№13.

14. Декрет СНК «О биржах труда» // СУ РСФСР. 1918. — № 21.

15. Декрет СНК «О комитетах цен» // СУ РСФСР. 1918. — № 23.

16. Декрет ВЦИК «О суде» № 2 // СУ РСФСР. 1918. — № 26.

17. Декрет СНК «О конфискации фабрики Товарищества Иваново-Вознесенской ткацкой мануфактуры» // СУ РСФСР. 1918. — № 27.

18. Декрет СНК «О конфискации Первого русского завода Рентгеновских трубок» // СУ РСФСР. 1918. — № 27.

19. Декрет СНК «О революционном трибунале печати» // СУ РСФСР. -1918.-№28.

20. Декрет СНК «О мобилизации землемерных инструментов» // СУ РСФСР. -1918. -№31.

21. Декрет СНК «О регистрации облигаций и прочих процентных бумаг» // СУ РСФСР. 1918. — № 32.

22. Декрет ВЦИК «О сроке службы в Красной Армии» // СУ РСФСР. -1918. -№ 33.

23. Декрет ВЦИК «О предоставлении Народному Комиссару Продовольствия чрезвычайных полномочий по борьбе с деревенской буржуазией, укрывающей хлебные запасы и спекуляцией ими» // СУ РСФСР. 1918. -№35.

24. Декрет СНК «О взяточничестве» // СУ РСФСР. 1918. — № 35.

25. Декрет СНК «О лесных заготовках» // СУ РСФСР. 1918. — № 35.

26. Декрет СНК «О суде» № 3 // СУ РСФСР. 1918. — № 52.

27. Декрет СНК «Об организации и действии местных народных судов» // СУ РСФСР. 1918. — № 53.

28. Декрет СНК «О тыловом ополчении» // СУ РСФСР. 1918. — № 54.

29. Декрет СНК «О спекуляции» // СУ РСФСР. 1918. — № 54.

30. Декрет СНК «О торговых книгах» // СУ РСФСР. 1918. — № 59.

31. Декрет СНК «О регистрации торговых и промышленных предприятий» // СУ РСФСР. 1918. — № 59.

32. Декрет СНК «О порядке перехода по частным сделкам торговых и промышленных предприятий и о преобразовании предприятий» // СУ РСФСР.- 1918. -№61.

33. Декрет ВЦИК «Об изъятии из общей подсудности в местностях, объявленных на военном положении» // СУ РСФСР. 1919. — № 27.

34. Декрет ВЦИК «Положение о Революционных Военных трибуналах» // СУ РСФСР. 1919. — № 58.

35. Декрет СНК «Положение о чрезвычайных военных комиссарах железных дорог» // СУ РСФСР. 1919. — № 86.

36. Декрет СНК Украины «Об ответственности за нарушение постановлений продовольственных органов» // СУ УССР. 1919. — № 20.

37. Декрет СНК «О революционных трибуналах» // СУ РСФСР. 1920. -№11.

38. Декрет СНК «О реквизициях и конфискациях» // СУ РСФСР. -1920.-№29.

39. Декрет СНК «О бесхозяйном имуществе» // СУ РСФСР. — 1921. —18.

40. Декрет СНК «О конфискации всего движимого имущества граждан, бежавших за пределы Республики или скрывающихся до настоящего времени» // СУ РСФСР. 1921. — № 18.

41. Декрет СНК «О конфискациях ^ реквизициях имущества частных лиц в местностях, освобожденных от неприятеля» // СУ РСФСР. 1921. -№21.

42. Декрет СНК «Об ответственности за нарушение декретов о натуральных налогах и их обмене» // СУ РСФСР. 1921. — № 55.

43. Декрет СНК «О борьбе со взяточничеством» // СУ РСФСР. 1921.60.

44. Декрет СНК «О порядке реквизиции и конфискации имущества частных лиц и обществ» // СУ РСФСР. 1921. — № 70.

45. Декрет СНК «Об ответственности заведующих государственными кооперативами и частными предприятиями за уклонение от дачи в установленные сроки сведений, требуемых центральными и местными учреждениями» // СУ РСФСР. 1922. — № 1.

46. Декрет СНК «О наказаниях за нарушения постановлений об охране труда» // СУ РСФСР. 1922. — № 30.

47. Инструкция НКЮ «О революционном трибунале, его составе, делах, подлежащих его ведению, налагаемых им наказаниях и о порядке ведения его заседаний» // СУ РСФСР. 1917. — № 12.

48. Инструкция НКЮ «О запрещении провоза предметов роскоши» // СУ РСФСР.-1918.-№15.

49. Инструкция НКЮ «О конфискации акционерных капиталов бывших частных банков» // СУ РСФСР. 1918. — № 19.

50. Инструкция НКЮ «Руководящие начала по уголовному праву» // СУ РСФСР. 1919. — № 66.

51. Инструкция по применению постановления СНК «Об ответственности за нарушение декретов о натуральных налогах и об обмене и о порядке возбуждения и направления дел об этих нарушениях» // СУ РСФСР. — 1921. — №70.

52. Обращение СНК «О борьбе с буржуазией и ее агентами» // СУ РСФСР.- 1917.-№2.

53. Обращение СНК к населению «О победе Великой Октябрьской социалистической революции и о задачах борьбы на местах» // СУ РСФСР. -1917.-№ 2.

54. Обращение СНК к Военно-революционному комитету «О борьбе со спекуляцией» // СУ РСФСР. 1917. — № 3.

55. Положение «О страховании на случай безработицы» // СУ РСФСР. -1917.-№8.

56. Положение «О Революционных Военных трибуналах» // СУ РСФСР.-1920.-№29.

57. Постановление СНК «О конфискации всего имущества Русско-Бельгийского металлургического общества» // СУ РСФСР. 1917. — № 9.

58. Постановление НКЮ «О революционном трибунале печати» // СУ РСФСР.-1917.-№10.

59. Постановление ВСНХ «О запрещении привоза предметов роскоши» // СУ РСФСР. 1917. — № 15.

60. Постановление СЕК «О разрыве дипломатических отношений с Румынией» // СУ РСФСР. 1917. -№ 16.

61. Постановление Ачинского Совета рабочих и солдатских депутатов «Об образовании временного революционного суда» // Известия Енисейского губернского народного комиссариата. -1917.-№12.

62. Постановление ВЦИК «О признании контрреволюционным действием всех попыток присвоить себе функции государственной власти» // СУ РСФСР.-1918.-№ 14.

63. Постановление Кассационного отдела ВЦИК «О подсудности революционных трибуналов» // Известия ВЦИК. -1918.-6 окт.

64. Постановление НКЮ «Об отмене всех доныне изданных циркуляров о революционных трибуналах» // СУ РСФСР. 1918. — № 44.

65. Постановление НКЮ «О лишении свободы, как мере наказания и о порядке отбывания такового» // СУ РСФСР. 1918. — № 53.

66. Постановление Совета Рабочей и Крестьянской Обороны «О мерах к искоренению дезертирства» // СУ РСФСР. 1918. — № 54.

67. Постановление НЮО «О набатном звоне» // СУ РСФСР. 1918.57.

68. Постановление СНК «О красном терроре» // СУ РСФСР. 1918.65.

69. Постановление Совета рабочей и крестьянской обороны «О борьбе с дезертирством» // СУ РСФСР. 1918. — № 99.

70. Постановление НЮО «О досрочном освобождении» // СУ РСФСР. — 1919.-№ 12.

71. Постановление Революционного военного совета Республики «О революционных военных трибуналах» // СУ РСФСР. 1919. — № 13.

72. Постановление Совета Рабочей и Крестьянской Обороны «Об ответственности за злоумышленное разрушение железнодорожных сооружений» // СУ РСФСР. 1919. — № 50.

73. Постановление НЮО «Положение об общих местах заключения РСФСР» // СУ РСФСР. 1921. -№ 23-24.

74. Постановление ВЦИК и СНК «О карательной политике и состоянии мест заключения» // Еженедельник советской юстиции. 1928. — № 14.

75. Постановление ВЦИК и СНК «Об организации принудительных работ» // СУ РСФСР. 1928. — № 35.

76. Постановление ЦИК и СНК СССР «Об особом совещании при Народном комиссаре внутренних дел СССР» // СЗ СССР. 1935. — № 11.

77. Уголовный кодекс Азербайджанской ССР.

78. Уголовный кодекс Армянской ССР.

79. Уголовный кодекс Белорусской ССР.

80. Уголовный кодекс Грузинской ССР.

81. Уголовный кодекс Таджикской ССР.

82. Уголовный кодекс РСФСР 1922 г.

83. Уголовный кодекс РСФСР 1926 г.

84. Уголовный кодекс РСФСР 1960 г.

85. Уголовный кодекс РФ 1996 г.

86. Уголовный кодекс Туркменской ССР.

87. Уголовный кодекс Узбекской ССР.

88. Уголовный кодекс Украинской ССР.

89. Уложение о Наказаниях Уголовных и исправительных // Полное собрание законов Российской Империи. Собрание Второе. 1846. — Т. XX. — № 41476.

90. Устав о наказаниях, налагаемых Мировыми Судьями // Полное собрание законов Российской Империи. Собрание Второе. — 1867. Т. XXXIX. Отделение И. -№ 41478.

92. Циркуляр НКЮ «Об отмене всех доныне изданных циркуляров о революционных трибуналах» // СУ РСФСР. -1918. -№35.

93. Циркуляр НКЮ «О взыскании штрафов в пользу голодающих» // Еженедельник советской юстиции. — 1922. № 39 — 40.

94. Циркуляр НКЮ «О наложении штрафа исключительно в денежных знаках и в пользу государства» // Еженедельник советской юстиции. 1922. -№39-40.

95. Циркуляр НКЮ «О применении статей 21, 39, 49 УК» // Еженедельник советской юстиции. 1923. — № 23.1.. Судебная практика

96. Постановление Пленума ВС РСФСР от 7 июля 1924 г. «О разъяснении ст. 50 УК» // Сборник циркуляров и важнейших разъяснений Пленума Верховного Суда РСФСР за 1924 г. М., 1925.

97. Сборник действующих постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924-1957.-М., 1958.

98. Сборник разъяснений Верховного Суда РСФСР. М., 1931.

99. Судебная практика РСФСР. 1927. -№ 1.1.I. Книги

100. Багрий-Шахматов JI.B. Уголовные наказания и исправительно-трудовое право / Под ред. H.A. Стручкова. М., 1969.

101. Беляев H.A. Уголовно-правовая политика и пути ее реализации. -Л., 1986.

102. Бушуев И.А. Исправительно-трудовые работы как мера наказания в советском уголовном праве. М., 1955.

103. Борьба за власть Советов в Иркутской губернии (октябрь 1917 -июль 1918гг.): Сб. документов. Иркутск, 1957.

104. Борьба с преступностью в Украинской ССР (1917-1925). Т. 1. Киев,1966.

105. Венедиктов A.B. Гражданско-правовая охрана социалистической собственности в СССР. M.-JI., 1954.

106. Вышинский А .Я. Суд и карательная политика Советской власти. — Л., 1925.

107. Гернет М.Н., Трайнин А.Н. Научно-практический комментарий к УК РСФСР.-М., 1927.

108. Герцензон А. Борьба с преступностью в РСФСР. М., 1935.

109. Герцензон A.A., Грингауз Ш.С., Дурманов Н.Д., Исаев М.М., Утев-ский Б.С. История советского уголовного права. М., 1947.

110. Данишевский К.Х. Революционные военные трибуналы. М., 1920.

112. Детков М.Г. Научное и организационно-правовое обеспечение исполнения уголовных наказаний в виде лишения свободы в Российском государстве: исторический аспект и современность. М.: ВНИИ МВД РФ, 1998.

113. Жижиленко A.A. Очерки по общему учению о наказании. -М., 1923.

114. Жильцов С.В. Смертная казнь в истории России. -М., 2002.

115. История советского уголовного права. — М., 1948.

116. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т. 2. — 2-е изд. — М.,1983.

117. Криминология: учебник для вузов / Под общей ред. А.И. Долговой. -М., 1997.

118. Крыленко Н.В. Ленин о суде и уголовной политике. М., 1934.

119. Курс советского уголовного права: в 6 т. Т. 3. М., 1970.

120. Курс уголовного права: общая часть. Т. 1: Учение о преступлении / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и И.М. Тяжковой. М., 2002.

121. Ленинский сборник. T. XXI.

122. Лесниевски-Костарева Т.А. Дифференциация уголовной ответственности. Теория и законодательная практика. М., 2000.

123. Малько A.B., Жильцов C.B. Смертная казнь в России. История. Политика. Право. -М., 2003.

124. Материалы Народного комиссариата юстиции РСФСР. М., 1918. — Вып. 1.

125. Материалы Народного комиссариата юстиции РСФСР. — М., 1918. -Вып. 2.

126. Материалы Народного комиссариата юстиции РСФСР. М., 1918. -Вып. 3.

127. Материалы теоретической конференции по вопросам советского исправительно-трудового права. М. 1969.

128. Михлин A.C. Высшая мера наказания: История, современность, будущее. М., 2002.

129. Наумов A.B. Уголовное право: курс лекций. Общая часть. — М.: БЕК, 1996.

130. Научно-практический комментарий к УК 1922 г. М., 1925.

131. Немировский Э.Я. Советское уголовное право. Одесса, 1926.

132. Ной И.С. Вопросы теории наказания в советском уголовном праве. -Саратов, 1962.

133. Отчет ГУМЗ за 1923-24 г. М., 1926.

134. Право на смертную казнь / Под ред. A.B. Малько. М., 2004.

135. Преступность и репрессия в РСФСР. М., 1930.

136. Проблемы социалистического права. -М., 1938.

137. Сборник документов по истории уголовного законодательства СССРиРСФСР. 1917-1952 гг.-М., 1953.

138. Сборник нормативных актов по советскому исправительно-трудовому праву. М., 1959.

139. Скрыпник Н. Уголовная политика советской власти. Харьков,1924.

140. Советское исправительно-трудовое право. М., 1960.

141. Советское уголовное право. Часть Общая. М., 1952.

142. Советская уголовная репрессия. М., 1934.

143. Современная преступность. Вып. 2.- 1928.

144. Сорок лет советского уголовного права. 1917-1957 гг. Т. 2. -Л., 1957.

145. Стучка П.И. Народный суд (в вопросах и ответах). Баку, 1920.

146. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть общая. В 2 т. Т. 2.-М.: Наука, 1994.

148. Уголовное право: Общая часть. М., 1938.

149. Уголовное право: Общая часть. -М., 1948.

150. Уголовное право. История юридической науки. — М., 1978.

151. Фуко М. Надзирать и наказывать: рождение тюрьмы. Пер. с фр. -М» 1999.

152. Чучаев А.И. Уголовный закон. Ульяновск, 1995.

153. Чучаев А.И. Цели наказания в советском уголовном праве. -М., 1989.

154. Чхиквадзе В.М. Советское уголовное право. Часть Общая. — М., 1952.

155. Шаргородский М.Д. Наказание по уголовному праву эксплуататорского общества. -М., 1957.

156. Швеков Г.В. Первый советский уголовный кодекс. М., 1970.

157. Шишов О.Ф. Становление и развитие истории уголовного права в СССР. Проблемы Общей части (1917-1936 гг.). Вып. 1. М., 1981.

158. Эстрин А. Развитие советской уголовной политики. -М., 1933.1.. Статьи

159. Аскарханов С.С. О принудительных работах без содержания под стражей // Еженедельник советской юстиции. 1923. — Вып. 6.

160. Берман Я.Л. К вопросу об уголовном кодексе социалистического государства // Пролетарская революция и право. 1919. — № 24.

161. Берман Я. О революционных трибуналах // Пролетарская революция и право. 1919. — № 1.

162. Бриллиантов A.B. Эволюция дифференциации наказания в докоди-фицированном советском уголовном законодательстве и первых уголовных кодексах // История органов внутренних дел России. Вып. 3. Сборник научных трудов. М.: ВНИИ МВД РФ, 2000.

163. Булатов С.Я. Руководящие начала по уголовному праву РСФСР // Правоведение. 1959. — №4.

164. Владимиров A.B. Организация Советской власти на территории партизанских отрядов Северо-Канского фронта // Ученые записки Казанского юридического ин-та. 1940. — Вып. 1.

165. Волков Г. Наказание в советском уголовном праве // Проблемы уголовной политики. Кн. I. М., 1935.

166. Гернет М.Н. Система карательных мер в Уголовном кодексе РСФСР // Право и жизнь. Кн. I. — М., 1922. — № 1-3.

167. Герцензон А. Руководящие начала по уголовному праву РСФСР 1919 г. // Проблемы социалистического права. Сб. 3. — М., 1938.

168. Герцензон A.A. Из истории советского уголовного права // Ученые труды ВИЮН. 1947. — Вып. 10.

169. Как судят на местах // Правда. 1918. — 24 июля.

171. Курский Д.И. Новое уголовное право // Пролетарская революция и право. 1919.- № 2-4.

172. Полубинская C.B. К вопросу о целях наказания // Проблемы совершенствования уголовного закона. М., 1990.

173. Саврасов Л.А. Преступление и наказание в текущий переходный период // Пролетарская революция и право. 1918. — № 5-6.

174. Саврасов JI.А. К вопросу о наказании // Пролетарская революция и право. 1919.- № 2-4.

175. Тарновский В. Судебная репрессия в цифрах за 1919-1922 гг. // Еженедельник советской юстиции. 1922. — № 44-45.

176. Утевский Б. Система и виды наказаний в уголовном кодексе // Проблемы социалистического права. Вып. 6. М, 1938.

177. Фойницкий И.Я. Влияние времен года на распределение преступлений // На досуге. Сборник статей и юридических исследований. СПб., 1898.

178. Хачатуров P.JI. Ленинские принципы организации советского суда и практика создания первых народных судов в Восточной Сибири // Труды Иркутского государственного университета. Сер. Юридическая. Т. 75. 1970.

179. Хачатуров Р.Л. Создание революционных трибуналов в городе Иркутске // Вопросы теории и истории государства и права: Труды Иркутского государственного университета. Т. 45. Вып. 8.4.1. — Иркутск, 1971.

180. Черлюнчакевич Н. Карательная практика местных народных судов в цифрах // Пролетарская революция и право. 1918. — № 8-10.

181. Ширяев В. Эволюция советского уголовного законодательства // Право и жизнь. М., 1926. — №1-5. — Кн. 2-3.

182. Шишов О.Ф. Смертная казнь в истории Советского государства // Смертная казнь: за и против. М., 1989.

183. Шляпочников А. Остальные меры принудительно-воспитательного характера в советском уголовном законодательстве // Советская уголовная репрессия. М., 1934.

184. Эстрин А. К вопросу о принципах построения системы уголовной репрессии в пролетарском государстве // Революция права. — 1927. — № 1.

185. Эстрин А .Я. Десять лет советской уголовной политики // Революция права. 1927. — № 4.

186. V. Диссертации и авторефераты

187. Баскова И.В. Стабильность и динамизм советского уголовного закона: Дисс.канд. юрид. наук. -М.} 1989.

188. Бушуев И.А. Исправительно-трудовые работы как мера наказания в советском уголовном праве: Дисс. . канд. юрид. наук. -М., 1955.

190. Дуюнов В.К. Дополнительные наказания по советскому уголовному праву: Дисс. . канд. юрид. наук. -М., 1985.

А.Ю. Чупрова

Чупрова Антонина Юрьевна — кандидат юридических наук, доцент, профессор кафедры уголовного права и криминологии Российской правовой академии Минюста России

Имущественные наказания в уголовном праве: вопросы правопреемственности

Еще И.Я. Фойницкий указывал, что имущественные взыскания утратили свое преобладающее место в системе наказаний. «Но, утратив первенствующее значение, имущественные взыскания остаются, однако, в системе наказаний частью как низшая карательная мера — для случаев маловажных, частью как наказание специфическое — для таких случаев, когда, по народному выражению, следует наказывать рублем, а не дубьем, частью как объективное последствие преступных деяний, применяемое в видах отвращения их вредных результатов, частью как мера, хотя и применяемая в порядке судебном, но рассчитанная на предупреждение преступлений в будущем, частью, наконец, как мера удовлетворения потерпевшего»1.

К сожалению, в реальности российский законодатель и правоприменитель не учитывают превентивный потенциал имущественного воздействия. Рассмотрим это на видах наказания, включенных в санкции норм, содержащих признаки деяний, совершаемых в сфере электронной коммерции.

Штраф как вид уголовного наказания представляет собой денежное взыскание, назначаемое в пределах, предусмотренных законом, и может выступать как в качестве основного, так и в качестве дополнительного наказания. В настоящее время законодательство содержит три вида штрафа: денежная сумма в размере от пяти тысяч до одного миллиона рублей; сумма, исчисляемая в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух недель до пяти лет; величина, кратная стоимости предмета или суммы коммерческого подкупа или взятки. При этом крупные штрафы в сумме от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период свыше трех лет, содержатся в санкциях норм, предусматривающих ответственность за тяжкие и особо тяжкие преступления. В то же время, преступления в сфере электронной коммерции зачастую не относятся к числу последних, за следующим исключением: преступления, посягающие на интеллектуальную собственность — часть 3 статьи 146 УК РФ, часть 3 статьи 180 УК; преступления, нарушающие порядок начала осуществления экономической деятельности — части 2 статей 171—172 УК РФ; преступления в банковской сфере — части 3, 4 статьи 174 и часть 3 статьи 1741 УК РФ; преступления, совершаемые на фондовом рынке — часть 2 статьи 1852, часть 2 статьи 1853, части 2 статей 1856, 186 УК РФ; посягательства на собственность — части 3, 4 статьи 158, части 3, 4 статьи 159, часть 3 статьи 160 УК РФ; преступления, связанные с торговлей людьми — статьи 1271, 2421, часть 3 статьи 240 УК РФ; должностные преступления коррупционной направленности — части 2 и 3 статьи 285, части 2 и 3 статьи 286, часть 2 статьи 2853 УК РФ. В то же время, далеко не все преступления, совершенные в сфере электронной коммерции, караются штрафом в качестве основного или дополнительного наказания. Такие тяжкие деяния, как торговля людьми и сопряженные с торговлей людьми квалифицированные виды вовлечения в проституцию и обращения порнографических материалов с изображением несовершеннолетних, штрафом не наказываются, хотя и относятся к наиболее доходным и востребованным сегментам сферы нелегальной электронной коммерции и мотивированы исключительно получением криминального дохода.

В законе практически не встречаются нормы, штрафные санкции которых были бы адекватны причиненному вреду. Один из немногих «положительных» (хотя и с определенными оговорками) примеров — часть 2 и пункт «в» части 3 статьи 146 УК РФ. Незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, совершенные в крупном размере, влекут за собой штраф в размере до двухсот тысяч рублей, в особо крупном — до пятисот тысяч рублей.

Определенный эффект, направленный на минимизацию доходности контрафактных сделок, в данном случае может быть достигнут, поскольку крупный и особо крупный размер в статье 146 УК РФ составляет пятьдесят и двести пятьдесят тысяч рублей и рентабельность такого бизнеса применительно к части 2 статьи 146 УК РФ будет либо отрицательной, либо минимальной. Однако при особо крупном размере контрафактных операций рентабельность будет расти, так как в законе указан лишь минимальный уровень дохода, но максимальный размер штрафа, который не может быть изменен.

1 Фойницкий И.Я. Учение о наказании в связи с тюрьмоведением. — М., 2000. — С. 173.

В других нормах об ответственности за экономические преступления, совершаемые в виртуальной сфере, изначально заложен высокий уровень криминальной доходности, провоцирующий на правонарушения.

Посягательства, нарушающие установленный порядок начала экономической деятельности, относятся к числу наиболее доходных. Крупный размер извлеченного дохода, разграничивающий преступление и правонарушение, колеблется в пределах от полутора до шести миллионов рублей, а особо крупный превышает шесть миллионов рублей для всех входящих в эту группу деяний (ст. 171, 1712, 172 УК РФ). Однако штрафы не столь высоки. Их размеры: для части 1 статьи 171 УК РФ — до трехсот тысяч рублей, части 1 статьи 1712 УК РФ — до пятисот тысяч рублей, статьи 172 УК РФ — от ста до трехсот тысяч рублей. Таким образом, на каждый рубль штрафа при незаконном предпринимательстве приходится от пяти до двадцати рублей валового дохода, аналогичные результаты достигаются и при незаконной банковской деятельности; нарушение законодательства об организации азартных игр приносит несколько меньший доход — от трех до двенадцати рублей.

Криминальные нарушения законодательства о ценных бумагах также имеют высокий уровень доходности. Злоупотребления при эмиссии ценных бумаг, злостное уклонение от раскрытия или предоставления информации, воспрепятствование осуществлению или незаконное ограничение прав владельцев ценных бумаг, фальсификация решения общего собрания акционеров в случае причинения ущерба государству, гражданам, организациям в сумме от одного до двух с половиной миллионов рублей (крупный размер) и штрафе от ста тысяч до трехсот тысяч рублей позволяют получить доход на каждый рубль штрафа от трех (минимум) до двадцати пяти рублей. Финансовые результаты нарушения порядка учета прав на ценные бумаги, манипулирования рынком, неправомерного использования инсайдерской информации с учетом штрафа в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей также свидетельствуют, что субъектам стоит рисковать: увеличение штрафа лишь незначительно уменьшает потенциальные выгоды. Более того, незаконная предпринимательская деятельность в различных ее проявлениях требует определенных материальных затрат, манипуляции на фондовом рынке в каких-либо имущественных вложениях не нуждаются, самыми значительными затратами в данном случае являются сами штрафные санкции, причем их назначение, с учетом численности осужденных за эти преступления (2 человека за 2009 год и ни одного за шесть месяцев 2010 года) маловероятно. Высокий уровень рентабельности (от 100% до 2500%) при минимальном риске свидетельствует о том, что субъектов указанных деяний можно поздравить с удачной, коммерчески выгодной сделкой. Аналогично соотношение доходов, причиненного ущерба и штрафов и в преступлениях против собственности, посягательствах в банковской сфере, должностных преступлениях коррупционной направленности и, тем более, в таких видах криминальной экономики как торговля людьми, во всех ее проявлениях во всемирной паутине.

В российском законодательстве (УК РСФСР 1926 г.) имели место примеры эффективного (с позиции экономики и предупреждения преступлений) использования штрафа, размеры которого вынуждали потенциальных нарушителей уважать закон. Неуплата налогов (ст. 60 УК РСФСР 1926 г.) влекла штраф в размере, равном сумме платежей, а при совершении этого деяния группой лиц, величина штрафа могла достигать десятикратного размера причитающихся платежей. Таким образом, уклонение от уплаты налогов становилось делом достаточно нерентабельным, что и повлекло заметное снижение числа этих преступлений.

Появление нового вида штрафа, размер которого составляет величину, кратную стоимости предмета или суммы коммерческого подкупа или взятки, можно было бы расценить как обращение к действительно экономически выверенному методу воздействия на субъектов экономических преступлений, однако уже изначально позиция законодателя вызывает возражение.

Во-первых, не совсем понятно, почему законодатель в рамках борьбы с коррупцией так сузил свои усилия в антикоррупционной деятельности и направил их только на взяточничество и коммерческом подкуп, проигнорировав отраженный в международных правовых актах подход к коррупции.

Международные документы, в том числе и ратифицированные Россией, рассматривают явление коррупции более широко. Так, Конвенция ООН против коррупции 2003 года относит к числу наиболее опасных и подлежащих криминализации в национальных законодательствах ряд деяний, в частности, злоупотребление служебными полномочиями или служебным положением, то есть совершение какого-либо действия или бездействия, в нарушение законодательства, публичным должностным лицом при выполнении своих функций с целью получения какого-либо неправомерного преимущества для себя самого или иного физического или юридического лица (ст. 19). Для предупреждения подобных общественно опасных проявлений документ предлагает ряд мер, которые сводятся в целом к двум аспектам: ограничению возможности оставаться на службе и лишению возможности пользоваться неправедными доходами1. Европейские страны формируют свою политику противодействия коррупции в различных ее проявлениях на основе Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию

1 Собрание законодательства РФ. — 2006. — № 26. — Ст. 2780.

Чупрова А.Ю. Имущественные наказания в уголовном праве..

(БТБ N 173) (Страсбург, 4 ноября 1999 года). Конвенция об уголовной ответственности детализирует содержание понятия коррупции, указывая на спектр уголовно-наказуемых коррупционных деяний, включающий помимо подкупов должностных лиц и злоупотребление влиянием в корыстных целях. Данная норма предлагает признать в качестве уголовных правонарушений в соответствии с внутренним правом конкретной страны преднамеренное обещание, предоставление или предложение, прямо или косвенно, любого неправомерного преимущества любому лицу, которое утверждает или подтверждает, что оно может оказать неправомерное влияние на принятие решения публичным должностным лицом за вознаграждение, независимо от того, предоставляется ли такое преимущество ему самому или кому-либо еще, а также просьбу, принятие или согласие с предложением или обещанием предоставить такое преимущество за вознаграждение, независимо от того, оказано ли такое влияние и был ли получен или нет в результате предположительно оказанного влияния желаемый результат (ст. 12 Конвенции)1.

Во-вторых, без внимания осталась и позиция граждан России, которые не сводят коррупцию исключительно ко взяточничеству. Проводимые автором исследования восприятия коррупции гражданами, населением и представителям бизнеса свидетельствуют о том, что понятие коррупции не тождественно понятию взяточничества и трактуется значительно более широко. В 2010—2011 годах проведено исследование, в ходе которого удалось изучить отношение к проблеме коррупции 6 931 человека из числа представителей бизнес-сообщества В результате анкетирования было выяснено, что большая часть опрошенных предпринимателей (34%) рассматривает содержание коррупции как получение взятки; 32% — использование служебного положения в личных целях; 19% — хищение бюджетных средств; 13% — недобросовестное исполнение должностных обязанностей. Среди другой категории респондентов (опрошено 5 664 человека, в том числе 3 659 граждан и 2 005 государственных гражданских и муниципальных служащих) 35,4% опрошенных рассматривает коррупцию как использование служебного положения в личных целях, 31,3% считают, что это — получение взятки, 27,4% — хищение бюджетных средств, 4,8% — недобросовестное исполнение должностных обязанностей и 1,1% опрошенных рассматривают коррупцию как нечто иное, не раскрывая при этом смысла этого явления. Таким образом, опасность взяточничества не представляется гражданам более весомой в сравнении с другими должностными преступлениями, однако авторы законопроекта не уделили этому обстоятельству какого-либо внимания. Наказание, которое может быть назначено за иные коррупционные преступления (ст. 285—2853, ст. 286, ст. 289, 292 УК РФ) изменений не претерпело, хотя опасность этих проявлений коррупции значительна, поскольку они оказывают разрушительное, дестабилизирующее воздействие на все государственные институты, препятствуют поступательному развитию экономической и социальной сферы в России. Это обстоятельство ощущается гражданами, В ходе опроса предпринимателям было предложено определить последствия распространения коррупции в государственных и муниципальных структурах. По мнению опрошенных, коррупция нарушает права человека — 33%; ведет к замедлению темпов экономического развития страны — 25%; негативно влияет на уровень жизни населения — 18%; угрожает безопасности государства — 22%. Наиболее целесообразными и эффективными мерами по противодействию коррупции представители бизнес-сообщества и граждане называли усиление ответственности за коррупцию (введение более жестких санкций и обеспечение выполнение законодательства) — 33%, сотрудники государственных и муниципальных структур — повышение вознаграждения и социальных гарантий государственным гражданским и муниципальным служащим (57,8%).

Таким образом, исходя из логики противодействия коррупции представляется целесообразным распространить кратную систему штрафов на все деяния, имеющие коррупционную основу, такие как злоупотребление должностными полномочиями, нецелевое расходование бюджетных средств, нецелевое расходование средств государственных внебюджетных фондов, присвоение полномочий должностного лица, внесение в единые государственные реестры заведомо недостоверных сведений, незаконное участие в предпринимательской деятельности, служебный подлог, а не только на взяточничество.

В-третьих, не совсем понятно, какие доводы были положены в основу размера штрафа (от двадцати пяти тысяч рублей до пятисот миллионов рублей). Проведенное исследование показало, что размер взяток в виде денег, подарков или услуг, переданных представителям государственных и муниципальных органов за 12 месяцев 2010 года в 56% случаев составил менее 10 тыс. рублей (что говорит не столько о низких ставках незаконных вознаграждений, а скорее о повсеместной распространенности бытовой коррупции, обусловленной необходимостью платить должностному лицу за выполнение им своих обязанностей), от 10 тыс. до 100 тыс. рублей передали 34% опрошенных, от 100 тыс. до 500 тыс. рублей — 6%, от 500 тыс. до 1 млн рублей — 3%, свыше 1 млн рублей — 1%.

В части 2 статьи 46 УК РФ подчеркивается, что штраф не может быть менее 25 тысяч рублей, что при небольшой сумме взятки (одна — полторы тысячи рублей) фактически повышает установленный в

1 Информационно-аналитический бюллетень Национального Центра Бюро Интерпола в России. — 1999. — № 1

(27). — С. 53—60.

санкции нормы минимальный размер наказания в виде штрафа для таких преступлений небольшой тяжести как дача взятки и посредничество во взяточничестве (ч. 1 и 2 ст. 291, ч. 1 ст. 2911 УК РФ). В примечании 1 к статье 290 УК РФ минимальный размер не определен, поэтому любые ценности вне зависимости от их стоимости, переданные субъекту статьи 290 УК РФ за совершение действий в пользу дающего или представляемых им лиц, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица, либо если оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям, а также за общее покровительство или попустительство по службе, следует рассматривать как предмет взятки. Таким образом, возникает коллизия между частью 2 статьи 46 УК РФ и вышеозначенными нормами Особенной части.

В данном случае коллизия норм является следствием законодательной небрежности, и порождает такое правоприменительное состояние, когда две нормы равной юридической силы исключают действие друг друга и возможность применения какой-либо из норм. Часть 1 статьи 60 УК РФ устанавливает, что лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК, и с учетом положений Общей части уголовного закона. Поскольку традиционно коллизии между нормами Общей и Особенной частей разрешаются в пользу норм Общей части УК1, приоритетны положения части 2 статьи 46 УК РФ. Данную коллизию устранить непросто, поскольку сложившаяся в течение последних лет законодательная практика, ставит суды перед выбором: руководствоваться при назначении наказания положениями Особенной либо Общей части. К сожалению, зафиксированные в статье 60 УК общие принципы назначения наказания зачастую нарушаются.

Как справедливо отмечается в теории, в механизме уголовно-правового устрашения важную роль играют представления населения о надлежащей или ненадлежащей суровости наказания, корреспондирующей с определенными видами преступных посягательств. Соответственно игнорирование требований общественного правосознания при построении и применении уголовно-правовых санкций вряд ли способствует эффективности уголовного закона2.

Формулируя норму, часть 2 статьи 46 УК, законодатель не принял во внимание ни категорию указанных деяний, ни реальные размеры коррупции, в которую, вольно или нет, оказались вовлеченными десятки миллионов граждан, ни то обстоятельство, что значительная часть мелких взяток передается от безысходности с учетом прямо выраженных пожеланий чиновника, ни крайне низкий жизненный уровень населения. В проведенном исследовании респонденты подчеркнули, что инициатива передачи взятки в 65,8% эпизодов исходила от должностных лиц, в 34,1% — от граждан, для представителей бизнес-сообщества эти цифры составили 79% и 21% соответственно. В данном случае в глазах общества взяткодатель выступает скорее в роли пострадавшей стороны, в силу чего не заслуживает столь сурового, не адекватного совершенному наказания, не учитывающего установленного санкцией норм соотношения между величиной штрафа и размером взятки. Поэтому более справедливым было бы отказаться от фиксации в законе минимальной суммы кратного штрафа, назначаемого за преступления коррупционной направленности и не указывать в части 2 статьи 46 УК РФ нижний предел такого вида штрафа.

В-четвертых, нельзя не обратить внимание, и на то, что положения части 2 статьи 46 и части 3 статьи 46 УК РФ, касающиеся кратного штрафа коллизионны. В части 2 статьи 46 УК, как уже отмечалось, прямо указана минимальная величина, ниже которой не может быть назначен штраф за взяточничество. В части 3 статьи 46 УК обращается внимание правоприменителей на то, что размер штрафа определяется судом с учетом тяжести совершенного преступления, имущественного положения осужденного и его семьи, а также с учетом возможности получения осужденным заработной платы или иного дохода. Как известно, уровень жизни в Российской Федерации достаточно низок, причем это касается не только обычных граждан, но и рядовых чиновников государственных или муниципальных органов, представителей правоприменительных органов. А именно их должностные злоупотребления формируют на 98% структуру коррупционной преступности: к уголовной ответственности крайне редко привлекаются высокопоставленные чиновники и эти факты сразу же становятся достоянием общественности. Общепризнано, что коллизии внутри норм Общей части Кодекса разрешаются согласно принципу гуманизма с использованием положений менее строгой нормы УК и суды, скорее всего, будут следовать этому правилу и в данном случае, определяя размер штрафа с учетом влияния наказания на исправление лица и условия жизни его семьи.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Применительно к экономической преступности Ч. Беккариа отмечал: «Кто хочет обогащаться за счет других, должен отдать часть своего»3, Однако возникает вопрос, насколько были необходимы штрафы, носящие откровенно конфискационный характер, и почему нельзя было использовать более

1 См. Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации пресмтуплений: Лекции по спецкурсу «Основы квалификации преступлений» — Г ородец, 2007.

2 Осипов П.П. Теоретические основы построения и применения уголовно-правовых санкций. — Л., 1976. — С. 61.

3 Беккария Ч. О преступлениях и наказаниях. — М., 1995 — С. 146.

Чупрова А.Ю. Имущественные наказания в уголовном праве…

щадящие, но от этого не менее эффективные экономически выверенные коэффициенты, тем более, что в подавляющем большинстве ситуаций речь ведется о незначительных по величине взятках.

Рассрочка выплаты штрафа, возможность которой предоставляет закон, вряд ли решит проблему: если штраф будет не адекватен материальному положению лица, его не удастся заплатить, не ущемив интересы членов семьи осужденного, что противоречит провозглашенным в УК общим началам назначения наказания.

В этом плане интересен опыт иных государств. Так, английский законодатель постарался учесть тот факт, что для разных людей в зависимости от их имущественного положения адекватным наказанием за совершенное преступление будут различные суммы штрафа. При определении величины штрафа, как и при назначении иного наказания, суд, прежде всего, руководствуется фактическими обстоятельствами преступного деяния, серьезностью совершенного преступления. Однако и иные аспекты играют существенную роль. Поэтому, а также для того, чтобы избежать возложение заведомо невыполнимой обязанности, прежде чем определить сумму штрафа, суду предписано выяснить финансовое положение обвиняемого1. Для этого судом издается приказ, обязывающий подсудимого сообщить о себе определенную информацию финансового характера в течение установленного срока. Непредставление информации или представление информации, несоответствующей действительности, сами по себе представляют уголовно наказуемые деяния. При этом в случае, если лицо не представит о себе требуемую информацию без уважительных причин, представляет заведомо ложную информацию, допускает ошибки по небрежности или опускает какие-либо существенные факты, то сумма штрафа может быть более значительной.2 Законодатель чаще всего использует при назначении штрафа судами магистратов так называемую стандартную шкалу, введенную Актом об уголовном правосудии 1982 года3, суть которой состоит в том, что суд за определенные категории преступлений не может назначить наказание в размере, превышающем законодательно установленный уровень. Следует отметить, что отдельные законодательные акты могут предусматривать иные способы исчисления или устанавливать иную максимальную ответственность в виде штрафа4.

Таким образом, современные виды кратного штрафа аналогичны действовавшим в советском законодательстве лишь внешне. В реальности по содержанию между ними мало общего, в первую очередь это касается тех целей, которые с помощью таких штрафов могут быть достигнуты.

1 Criminal Justice Act 2003. S. 162.

3 Criminal Justice Act 1982. Всего установлено пять возможных максимальных уровней назначения наказания, размер которых неоднократно пересматривался в сторону увеличения и составляет для уровня 1 — 200 фунтов, для уровня 2 — 500, для уровня 3 — 1 000, 4 — 2 500 и 5 — 5 000 фунтов стерлингов.