Исполнительные листы при банкротстве

Обжалование действий судебного пристава-исполнителя

Решения и действия (бездействие) судебного пристава — исполнителя могут быть оспорены в арбитражном суде в срок 10 дней в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и другим федеральным законом. Заявление об оспаривании решений и действий (бездействия) судебного пристава — исполнителя государственной пошлиной не облагается.
В заявлении должны быть также указаны: 1) наименование органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение, совершили оспариваемые действия (бездействие); 2) название, номер, дата принятия оспариваемого акта, решения, время совершения действий; 3) права и законные интересы, которые, по мнению заявителя, нарушаются оспариваемым актом, решением и действием (бездействием); 4) законы и иные нормативные правовые акты, которым, по мнению заявителя, не соответствуют оспариваемый акт, решение и действие (бездействие); 5) требование заявителя о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными. В заявлении об оспаривании решений и действий (бездействия) судебного пристава — исполнителя должны быть также указаны сведения об исполнительном документе, в связи с исполнением которого оспариваются решения и действия (бездействие) судебного пристава — исполнителя. К заявлению прилагаются соответствующие документы. К заявлению об оспаривании решений и действий (бездействия) судебного пристава — исполнителя прилагаются, кроме того, уведомление о вручении или иные документы, подтверждающие направление копии заявления и необходимых доказательств судебному приставу — исполнителю и другой стороне исполнительного производства. По ходатайству заявителя арбитражный суд может приостановить действие оспариваемого акта, решения.

Порядок обращения взыскания на имущество организаций. Очередность взыскания (ГК РФ)

При ликвидации юридического лица требования его кредиторов удовлетворяются в следующей очередности:
в первую очередь удовлетворяются требования граждан, перед которыми ликвидируемое юридическое лицо несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, путем капитализации соответствующих повременных платежей;
во вторую очередь производятся расчеты по выплате выходных пособий и оплате труда с лицами, работающими по трудовому договору, в том числе по контракту, и по выплате вознаграждений по авторским договорам;
в третью очередь удовлетворяются требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества ликвидируемого юридического лица;
в четвертую очередь погашается задолженность по обязательным платежам в бюджет и во внебюджетные фонды;
в пятую очередь производятся расчеты с другими кредиторами в соответствии с законом.
При ликвидации банков или других кредитных учреждений, привлекающих средства граждан, в первую очередь удовлетворяются требования граждан, являющихся кредиторами банков или других кредитных учреждений, привлекающих средства граждан. Требования каждой очереди удовлетворяются после полного удовлетворения требований предыдущей очереди. При недостаточности имущества ликвидируемого юридического лица оно распределяется между кредиторами соответствующей очереди пропорционально суммам требований, подлежащих удовлетворению, если иное не установлено законом.

Само по себе понятие «банкротство» включает в себя множество нюансов, от которых зачастую зависит успешный исход этого довольно сложного с юридической стороны процесса. Остановимся на одном из них наиболее подробно, а именно на вопросе о предъявлении требований должнику банкроту на основании исполнительного листа.

Речь пойдет о предъявлении исполнительного листа в деле о банкротстве при, собственно говоря, пропущенном сроке его предъявления не по вине кредитора.

Очень распространенная ситуация. Заявитель имея требование к должнику на основании исполнительного листа, подает последний приставу для возбуждения исполнительного производства. Пристав, ввиду малой заинтересованности в его исполнении и по прошествии определенного времени оканчивает исполнительное производство по причине отсутствия сведений об имуществе должника и возвращает исполнительный лист взыскателю. Последний узнает о банкротстве должника и возникает вопрос: как поступить дальше, ведь срок включения в реестр кредиторов истек. А разгадка кроется в следующих нормах.

По общему правилу, закрепленному в ст. 71 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» требования к должнику могут быть предъявлены в течение 30 календарных дней с момента опубликования сведений о введении в отношении должника процедуры наблюдения.

Согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 15 постановления Пленума № 59 от 23.07.2009, судам необходимо иметь в виду, что передача исполнительных документов конкурсному управляющему в соответствии с частью 5 статьи 96 Закона об исполнительном производстве не освобождает конкурсных кредиторов и уполномоченные органы, чьи требования подтверждаются исполнительными документами, от предъявления названных требований в суд, рассматривающий дело о банкротстве, на основании пункта 1 статьи 142 Закона о банкротстве. Поскольку конкурсный управляющий обязан действовать и в интересах кредиторов (пункт 4 статьи 20.3 Закона о банкротстве), он обязан незамедлительно уведомить лиц, являющихся взыскателями, о получении им соответствующих исполнительных документов и о необходимости заявления кредиторами требований в рамках дела о банкротстве. Срок на предъявление требований такими лицами в деле о банкротстве начинает исчисляться не ранее даты направления им указанного уведомления конкурсным управляющим.

Таким образом, к требованиям кредиторов к должнику, на принудительное исполнение которых, выдан исполнительный лист, предусмотрен особый порядок исчисления срока предъявления требований, который исчисляется с даты направления конкурсным управляющим кредитору уведомления о получении исполнительного документа и необходимости заявления кредитором требования в рамках дела о банкротстве.

Отсутствие уведомления конкурсного управляющего срок на предъявление требования к должнику о включении в реестр кредиторов не может считаться пропущенным.

Данный вывод подтверждается судебной практикой, в частности Постановлением Восемнадцатого Арбитражного апелляционного суда по делу №А47-14598/2012 от 09.10.2013, из которого следует, что: «После предъявления исполнительного документа к исполнению в службу судебных приставов у кредитора нет необходимости следить за финансовым состоянием должника в связи с тем, что исполнение осуществляется специально уполномоченными на то органами, в связи с чем, наличие публикации о введении процедуры банкротства в отношении должника само по себе не может свидетельствовать об информированности кредитора о необходимости предъявлений требований в порядке, установленном Законом о банкротстве.».

Приведенный довод апелляционной инстанции, по сути вменяет конкурсному управляющему вину за лишение судебного пристава исполнителя возможности применить п.п. 4,5 ст. 96 ФЗ «Об исполнительном производстве» устанавливающие обязанность судебного пристава исполнителя при наличии сведений о банкротстве окончить исполнительное производство и направить исполнительный лист конкурсному управляющему.

В любом случае каждая ситуация по конкретному делу всегда индивидуальна, но тем не менее определенный подход с участием судов высших инстанций по исследуемому вопросу все же как видно формируется.

Юридическая компания «Миралс» оказывает полный комплекс услуг по правовому сопровождению дел связанных с банкротством и предъявлении требований к должнику. Наши специалисты рады оказать Вам качественную юридическую поддержку. Обращайтесь!

Получить бесплатную консультацию юриста написавшего статью можно позвонив по номеру:

31 октября Верховный Суд РФ вынес Определение № 307-ЭС16-12310 (4) по делу о получении кредиторами исполнительных листов на принудительное исполнение их требований, которые не были удовлетворены в ходе реализации имущества должника.

В июле 2018 г. арбитражный суд завершил процедуру реализации имущества Владимира Кехмана, при этом должник не был освобожден от дальнейшего исполнения обязательств перед кредиторами. В связи с этим ПАО «Сбербанк России», ООО «Аквамарин», АО «БМ-Банк», ПАО «Промсвязьбанк» и ООО «Пулковская Торговая Компания» обратились в арбитражный суд с заявлениями о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение той части их требований, которые не были удовлетворены в ходе процедуры реализации имущества гражданина.

Суды трех инстанций отказали в удовлетворении указанных заявлений. Так, суд первой инстанции со ссылкой на разъяснения Пленума ВС ( п. 44 Постановления от 13 октября 2015 г. № 45) указал, что выдача таких исполнительных листов предусмотрена лишь в случаях, перечисленных в п. 5 и 6 ст. 213.28 Закона о банкротстве. Кроме того, суд отметил наличие в отношении остальных требований квалифицированного умолчания законодателя, заключив, что даже в условиях неосвобождения от долгов исполнительные листы по ним не выдаются.

В кассационной жалобе в ВС Промсвязьбанк просил отменить обжалуемые судебные акты. Представители остальных кредиторов поддержали доводы жалобы.

После изучения материалов дела № А56-71378/2015 высшая судебная инстанция напомнила, что по смыслу п. 4–6 ст. 213.28 Закона о банкротстве предъявляемые к должнику требования могут быть разделены на два основных вида – в зависимости от того, допустимо ли их списание (прекращение соответствующего обязательства) по завершении процедуры реализации. «От требований, указанных в п. 5 и 6 данной статьи, должник не может быть освобожден. В то же время п. 4 предусматривает возможность списания остальных долгов, если только не будет доказано, что при возникновении или исполнении обязательств перед кредиторами должник действовал недобросовестно (в частности, осуществлял действия по сокрытию своего имущества, воспрепятствованию деятельности арбитражного управляющего и т.п.). Требования кредиторов, в отношении которых должник проявил недобросовестность, сохраняют силу и могут быть предъявлены после окончания производства по делу о банкротстве», – отмечается в определении.

Верховный Суд пояснил, что законодатель указал на наличие у кредиторов права получить исполнительный лист по требованиям, содержащимся в п. 5 и 6 ст. 213.28 Закона о банкротстве. Также законодатель предусмотрел возможность не освобождать должника от иных обязательств (п. 4 указанной статьи Закона о банкротстве), но при этом не определил механизм реализации кредиторами требований к должнику по окончании процедуры несостоятельности. Тем не менее, подчеркнул Суд, это не означает, что отсутствие законодательного регулирования не может быть восполнено посредством применения положений п. 5 ст. 213.28 Закона о банкротстве к ситуациям неосвобождения от обычных долгов по аналогии (п. 6 ст. 13 АПК РФ).

«Вопреки выводам судов, само по себе отсутствие прямого законодательного регулирования не свидетельствует о наличии запрета на выдачу исполнительных листов. Они могли быть выданы судом исходя из общих начал процессуального законодательства, даже если бы п. 5 ст. 213.28 Закона о банкротстве не предусматривал возможность их выдачи в схожих ситуациях. При этом не имеется оснований полагать, что между поименованными в п. 5–6 названной статьи требованиями и иными обязательствами должника, от которых он не освобожден, имеется принципиальная разница, препятствующая принудительному исполнению последних в рамках исполнительного производства по завершении процедуры банкротства», – подчеркивается в определении.

ВС также отметил, что по своей правовой природе судебные акты о включении требований в реестр схожи с принимаемыми в рамках общеискового производства актами о взыскании долга. Таким образом, основанием для выдачи исполнительного листа по завершении дела о банкротстве являются именно судебные акты о включении требований кредиторов в реестр. Следовательно, выдавая исполнительный лист после завершения дела о банкротстве, суд указывает в нем информацию об обязании должника передать взыскателю денежные средства в размере суммы, включенной в реестр, за вычетом сумм, погашенных к моменту выдачи листа в рамках процедур банкротства. Вопрос о выдаче исполнительных листов по таким требованиям разрешается судом по ходатайству заинтересованных лиц в судебном заседании.

В связи с этим Верховный Суд отменил решения нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию, которой следует установить размер не погашенных должником сумм.

Комментируя определение, адвокат, партнер Tenzor Consulting Group Антон Макейчук согласился с выводами Суда. «Это как раз тот случай, когда ВС не просто формально подошел к разрешению спора, следуя букве закона, а исходил из защиты интересов кредиторов при наличии пробела в законодательстве», – отметил он.

Эксперт подтвердил, что законодатель, предусмотрев возможность сохранения обязательств кредитора по завершении процедуры банкротства, не предусмотрел инструмент, посредством которого кредиторы могли бы получить исполнение обязательств: «Верховный Суд, справедливо применив аналогию, распространил случаи выдачи исполнительных листов не только по требованиям, перечисленным в п. 5–6 ст. 213.28 Закона о банкротстве, но и по остальным требованиям, сохранившим силу по завершении процедуры банкротства в случае неосвобождения должника от обязательств». Данные разъяснения, считает адвокат, могут стать отправной точкой для последующего изменения ст. 213.28 Закона о банкротстве в части дополнения перечня неудовлетворенных требований кредиторов, по которым должны выдаваться исполнительные листы по завершении реализации имущества гражданина.

Антон Макейчук пояснил, что суды, отказывая в выдаче исполнительных листов в схожих ситуациях, ссылались не только на ограниченный перечень требований ст. 213.28 Закона о банкротстве, но и на п. 44 Постановления ВС № 45. «В данном разъяснении Суд, применив жесткую формулировку, указал, что после завершения реализации имущества должника суд, рассматривающий дело о банкротстве, выдает исполнительные листы только по требованиям, указанным в п. 5 и 6 ст. 213.28 Закона о банкротстве, – резюмировал он. – Таким образом, ВС исправил свою некорректную формулировку и распространил норму на все обязательства, сохранившие силу после завершения процедуры банкротства, а не только на ограниченный перечень, установленный Законом о банкротстве».

Адвокат, партнер и руководитель практики «Арбитражное, налоговое и банкротное право» Коллегии адвокатов г. Москвы № 5 Вячеслав Голенев полагает, что определение ВС «разворачивает» практику применения п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве. «При буквальном толковании данной нормы исполнительный лист выдаваться не может, – пояснил он. – Вместе с тем ВС, не указывая на последствия выдачи или невыдачи исполнительных листов, в качестве критерия освобождения должника-гражданина от долгов устанавливает его добросовестность».

По мнению эксперта, в случае признания действий должника недобросовестными (наиболее распространенный вид таких действий – сокрытие имущества) он не освобождается от долгов, а значит – на такие долги (за вычетом части, погашенной в ходе банкротства) может быть выдан исполнительный лист. «Примененный ВС подход к спорным правоотношениям – через аналогию процессуального закона (ч. 6 ст. 13 АПК) путем расширительного толкования – также представляется верным. В спорных ситуациях с существенными вопросами права именно таким и должен быть подход высшей судебной инстанции к их разрешению. Уже не вызывает удивления, что нижестоящие суды не проявляют процессуальной «смелости» при рассмотрении сложных споров и нечасто выходят за пределы буквального толкования норм права», – резюмировал Вячеслав Голенев.

Юрист по проектам в области банкротства юридической фирмы VEGAS LEX Станислав Шибулкин высоко оценил как вывод ВС, так и его значение для формирования судебной практики по данному вопросу. «Действительно, законодатель не предусмотрел возможность выдачи исполнительных листов на требования кредиторов, не погашенные в рамках процедуры банкротства, даже в том случае, когда должник не освобожден от дальнейшего исполнения требований. Однако ВС, следуя основным принципам права, восполнил законодательный пробел и признал за кредиторами право на получение исполнительного листа с целью последующего взыскания денежных средств с должника в рамках иных предусмотренных законом способов их получения в счет погашения оставшейся части долга», – подчеркнул он.

Фото: Vostock-photo

Идея внесудебного банкротства граждан давно витала в воздухе. Осенью 2019 года законопроект об этом был внесен в Госдуму депутатом от «Единой России» Николаем Николаевым. Распространение коронавируса, ухудшившее экономическую ситуацию, ускорило превращение этой инициативы в закон. В августе этого года проект был одобрен Совфедом. Новелла, как отмечает гендиректор «Юридического бюро № 1» Юлия Комбарова, призвана списать безнадежные долги. А кроме этого, полагают эксперты, должна разгрузить арбитражные суды, чьей по закону обязанностью была эта работа.

Балтинвестбанк потерял интерес к банкротству своего бывшего топ-менеджера Банки

Балтинвестбанк потерял интерес к банкротству своего бывшего топ-менеджера

С 1 сентября новой процедурой смогут воспользоваться граждане, размер задолженности которых составляет от 50 тыс. до 500 тыс. рублей. Должник подает заявление в МФЦ с указанием всех кредиторов, причем если заявление вернут (к примеру, из–за ошибок), то повторить обращение можно только через 1 месяц. Необходимым условием для внесудебного банкротства является завершенное исполнительное производство, когда приставы так и не нашли у должника активов, за счет которых можно погасить долги. Воспользоваться таким вариантом гражданин сможет один раз в 10 лет. При этом для должника внесудебное банкротство проводится бесплатно. Через полгода после внесения в Единый федеральный реестр сведений о банкротствах (Федресурс) уведомления о возбуждении банкротства процедура завершается.

Обанкротиться задешево

Актуальность этой проблемы демонстрируют следующие показатели: в первом полугодии текущего года суды признали несостоятельными 42,7 тыс. россиян. Сложившуюся тенденцию усугубила сложная экономическая ситуация, вызванная пандемией COVID–19, которая привела к падению доходов физлиц. Так, бюро кредитных историй «Эквифакс» констатирует на июнь этого года рост объемов просроченной задолженности (30–60 дней): по автокредитам на 129,5%, по ипотеке — на 125,1%, по кредитам наличными — на 115%. А по займам в микрофинансовых организациях, к услугам которых нередко прибегают россияне, просроченная задолженность (60–90 дней) выросла на 63,8%.

Судебная процедура, единственно возможная до нынешнего года, работала не слишком хорошо. Процесс сдерживали несколько факторов, которые, собственно, поправки в закон и устранили. В первую очередь дороговизна самой процедуры — личное банкротство год назад в Петербурге стоило 200–250 тыс. рублей. Обязательными слагаемыми судебного банкротства были госпошлина (300 рублей), гонорар финансового управляющего, назначаемого судом (25 тыс. рублей), обязательные публикации в газете «Коммерсант» и на Федресурсе (7 тыс. рублей и 402,5 рубля соответственно за одну публикацию) и т. д. И очень часто суды отказывали гражданам в проведении процессов о несостоятельности из–за отсутствия денег на оплату самой процедуры. Кроме того, раньше банкротиться можно было только с задолженностью свыше 300 тыс. рублей и просрочкой платежей свыше 3 месяцев.

Провинциальное банкротство

Реклама

В «Юридическом бюро № 1» рассказали «ДП», что еще до принятия законодательных изменений к ним поступали запросы на проведение внесудебных банкротств. Так, в июне в компанию обратилась 50–летняя женщина, в отношении которой исполнительное производство было завершено, но основной кредитор, крупный банк, пытался взыскать с нее около 150 тыс. рублей. Размер общего долга 250 тыс. рублей клиентки не позволял инициировать судебное банкротство.

«При этом непогашенный долг создавал для нашей клиентки определенные неудобства — она работала на зарплате с серой схемой оплаты и планировала сменить ее на белую. Клиентка опасалась, что взыскатель узнает о смене работы и активирует исполнительный лист. Поэтому в сентябре мы планируем подать заявление на внесудебное банкротство», — добавили в юрбюро. Месяц назад специалисты юрбюро консультировали клиента, задолжавшего семи кредиторам более 300 тыс. рублей. Он прошел исполнительное производство, но приставы не нашли у него никакого имущества. При этом должник не был готов потратить немногим более 100 тыс. рублей за банкротство «под ключ». И хотя внесудебное банкротство значительно дешевле и накладывает аналогичные судебному ограничения, клиент не сразу на него согласился. Он опасался, что новый механизм не сработает, пояснили в «Юридическом бюро № 1».

Однако новая процедура вряд ли заинтересует всех должников. «Кому было необходимо, тот и так смог обанкротиться: не хватало человеку какой–то суммы до 300 тыс. рублей, тот шел и брал микрозайм. Сами кредиторы не заинтересованы в совершении каких–либо действий для взыскания 200 тыс. рублей, не говоря уж о 50 тыс. Поэтому рост личных банкротств возможен, но небольшой. Предполагаю, что новый механизм привлечет внимание скорее должников в регионах, нежели в Москве и Петербурге», — резюмирует партнер Апелляционного центра Владимир Полуянов.

Непонятно, как этот процесс может положительно отразиться на экономике. Подобные изменения в законе способствуют только тому, чтобы граждане могли легально не возвращать долги и избежали для себя каких–либо негативных последствий. При этом кредиторы оказываются в проигрышной ситуации, их права как раз реально не защищаются. Долги и так было трудно взыскивать с учетом того, как работает федеральная служба приставов, а тут законодатель еще и банкротиться разрешает в упрощенном порядке, и постоянно расширяет эти возможности. Остается надеяться, что такой процедурой смогут воспользоваться далеко не все.Антон Слободин адвокат юридической фирмы «Адвокат Фремм» Нет процедуры, которой нельзя было бы злоупотребить. Тем более если речь идет о банкротстве. Тем более если о банкротстве, происходящем без контроля суда. Весь вопрос в масштабе возможных злоупотреблений. Безусловно, кредиторы будут реагировать, если должник будет использовать процедуру внесудебного банкротства в той ситуации, когда для этого нет оснований. Если размах злоупотреблений станет чувствителен для банков, кредитные организации могут также инициировать возбуждение уголовных дел, в том числе в превентивных целях. При этом в некоторых случаях кредиторы могут перейти к судебному порядку возбуждения дела о несостоятельности — к примеру, кредитор не был указан в заявлении должника о внесудебном банкротстве.Александр Соловьев адвокат коллегии адвокатов «Юков и Партнеры» Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

Практика исполнительного производства, № 6, 2011.

Жулина Марина Георгиевна

начальник отдела судебной защиты и судебно-аналитической

деятельности Правового управления ФССП России

Жуков Алексей Владимирович

советник отдела судебной защиты и судебно-аналитической

деятельности Правового управления ФССП России

В настоящее время существует недостаточная правовая определенность по вопросам, связанным с трактовкой положений действующего законодательства Российской Федерации о банкротстве.

Наибольший интерес с точки зрения правоприменительной практики вызывают вопросы, связанные с отнесением требований исполнительных документов к текущим платежам, порядок их взыскания, а также исполнения требований неимущественного характера в случае возбуждения в отношении должника дела о банкротстве.

В соответствии с абз. 6 п. 1 ст. 126 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) с даты принятия судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства прекращается исполнение по исполнительным документам, в том числе по исполнительным документам, исполнявшимся в ходе ранее введенных процедур, применяемых в деле о банкротстве, если иное не предусмотрено Законом о банкротстве.

Согласно п. 7 ч. 1 ст. 47 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон об исполнительном производстве) в случае признания должника-организации банкротом, судебный пристав-исполнитель оканчивает исполнительные производства в отношении этого должника и направляет исполнительные документы конкурсному управляющему, за исключением исполнительных документов, указанных в ч. 4 ст. 96 Закона об исполнительном производстве.

К исполнительным документам, по которым исполнительное производство не оканчивается на основании п. 7 ч. 1 ст. 47 Закона об исполнительном производстве, относятся следующие исполнительные документы, указанные в ч. 4 ст. 96 Закона об исполнительном производстве.

В существующей правоприменительной практике наибольшие разногласия вызывает классификация задолженности как текущего платежа.

Так, в соответствии с п. 1 ст. 5 Закона о банкротстве под текущими платежами понимаются денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие после даты принятия заявления о признании должника банкротом.

Особый интерес в данном случае вызывают критерии отнесения к текущим платежам требований исполнительных документов о взыскании государственной пошлины и иных судебных расходов, взыскиваемых судами при рассмотрении дел, с участием должника.

Проблема в квалификации таких задолженностей как текущих платежей связана, в первую очередь, с определением её возникновения, поскольку с момента вынесения судами таких решений, до их вступления в законную силу может пройти достаточное количество времени.

Данное обстоятельство вызвано тем, что процессуальным законодательством Российской Федерации обязательность исполнения судебных актов о взыскании, со стороны по делу наступает именно с момента вступления судебного акта в законную силу1.

Так, П. обратился в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением о признании недействительным постановления судебного пристава-исполнителя от 17.02.2011 об отказе в возбуждении исполнительного производства2.

Рассматривая данное дело, суд установил следующее.

Решением арбитражного суда от 21.10.2010 с МУП взыскано в пользу индивидуального предпринимателя (далее — ИП) 839 953,21 руб., в том числе 743 870 руб. неосновательного обогащения, 96 083,21 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами, 25 тыс. руб. судебных расходов по оплате услуг представителя, а 13.12.2010 выдан исполнительный лист.

Определением суда от 02.02.2011 произведена замена взыскателя ИП на его правопреемника П.

П. 14.02.2011 предъявил исполнительный лист в отдел судебных приставов. Постановлением от 17.02.2011 судебный пристав-исполнитель отказал в возбуждении исполнительного производства на основании п. 8 ч. 1 ст. 31 Закона об исполнительном производстве, указав, что исполнительный лист предъявлен после принятия решения судом о признании должника банкротом.

Определением от 01.09.2010 в отношении МУП введено наблюдение. Решением от 20.01.2011 МУП признано банкротом, открыто конкурсное производство сроком до 20.07.2011.

Законом о банкротстве, в частности, установлено, что с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства все требования кредиторов по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, а также текущие обязательства, указанные в Законе о банкротстве, могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства.

Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 № 59 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «Об исполнительном производстве» в случае возбуждения дела о банкротстве» (далее — Постановление № 59) предусматривает, что если исполнительный документ поступает в службу судебных приставов после принятия судом решения о признании должника банкротом, судебный пристав-исполнитель в трехдневный срок со дня поступления к нему исполнительного документа выносит постановление об отказе в возбуждении исполнительного производства на основании Закона о банкротстве применительно к Закону об исполнительном производстве.

По мнению заявителя, требования, указанные в исполнительном документе (неосновательное обогащение, проценты за пользование чужими денежными средствами, а также судебные расходы), являются текущими.

Удовлетворяя заявленные требования, суд указал следующее. Из п.п. 9 и 16 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 № 63 «О текущих платежах по денежным обязательствам в деле о банкротстве» (далее — Постановление № 63) следует, что: денежное обязательство должника по возврату или возмещению стоимости неосновательного обогащения для целей квалификации в качестве текущего платежа считается возникшим с момента фактического приобретения или сбережения имущества должником за счет кредитора; обязанность по возмещению судебных расходов (расходов на оплату услуг представителя, государственной пошлины и т.д.), понесенных лицом, в пользу которого принят судебный акт, для целей квалификации в качестве текущего платежа считается возникшей с момента вступления в законную силу судебного акта о взыскании указанных расходов.

С 01.09.2010 в отношении МУП введено наблюдение, с 20.01.2011 должник признан банкротом.

Из решения суда от 21.10.2010 усматривается, что обязательства по неосновательному обогащению возникли в период с 09.01.2008 по 31.12.2008, то есть задолженность возникла до даты принятия заявления о признании должника банкротом (03.08.2010). Требования о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами не могут быть отнесены к текущим платежам и подлежат включению в реестр требований кредиторов в порядке, предусмотренном Законом о банкротстве.

Судебные расходы в размере 25 тыс. руб. (по оплате услуг представителя) взысканы решением суда от 21.10.2010, вступившим в законную силу 21.11.2010, то есть после даты принятия заявления о признании должника банкротом (03.08.2010), в связи с чем подлежат отнесению к текущим платежам.

Таким образом, по мнению суда, поскольку одно из требований, указанных в исполнительном листе, относится к текущим, постановление судебного пристава-исполнителя об отказе в возбуждении исполнительного производства является незаконным, нарушает права взыскателя на исполнение судебного акта в соответствии с Законом об исполнительном производстве.

К аналогичным выводам пришел и Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 28.01.2011 по делу № А32-25612/2010-11/525-5СП3.

Как и в случае с квалификацией требований исполнительного документа о взыскании судебных расходов в качестве текущей задолженности, проблемным является вопрос отнесения к ним и исполнительных документов о взыскании налогов и иных обязательных платежей.

Сложность в данном случае заключается в определении периода возникновения таких требований.

По мнению судов Российской Федерации, при определении требований исполнительного документа о взыскании налогов и обязательных платежей, как текущих платежей необходимо обращать внимание на момент, когда возникла обязанность по их уплате. В частности, таким моментом признается истечение конкретного налогового периода, а не подача налоговой декларации и возможное доначисление налогов и обязательных платежей.

Так, Предприятие обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с заявлением о признании недействительными решений МИФНС о приостановлении операций по счетам налогоплательщика в банке.

Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 10.05.2011 по делу № А32-15165/20104 частично удовлетворены требования Предприятия о признании недействительными решений МИФНС о приостановлении операций по счетам налогоплательщика.

Своё решение суд мотивировал следующим.

Определением Арбитражного суда Краснодарского края от 09.10.2009 по делу № А32-4063/2009 в отношении предприятия введена процедура банкротства — наблюдение. Определением Арбитражного суда Краснодарского края от 22.03.2010 по делу № А32-4063/2009 введено внешнее управление на срок 18 месяцев5.

В соответствии с п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве с даты вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения требования кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей, срок исполнения по которым наступил на дату введения наблюдения, могут быть предъявлены к должнику только с соблюдением установленного Законом о банкротстве порядка предъявления требований к должнику. Данные положения статьи, касающиеся предъявления исключительно в рамках дела о банкротстве требований кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей, срок исполнения по которым наступил на дату введения наблюдения, не распространяются на требования по текущим платежам.

Согласно п. 1 ст. 5 Закона о банкротстве под текущими платежами в деле о банкротстве и в процедурах банкротства являются денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие после принятия заявления о признании должника банкротом, а также денежные обязательства и обязательные платежи, срок исполнения которых наступил после введения соответствующей процедуры банкротства. Требования кредиторов по текущим платежам не подлежат включению в реестр требований кредиторов. Кредиторы по текущим платежам при проведении соответствующих процедур банкротства не признаются лицами, участвующими в деле о банкротстве.

После введения следующей процедуры банкротства платежи по исполнению обязательств, возникших до принятия заявления о признании должника банкротом, срок исполнения которых наступил до даты введения следующей процедуры, не являются текущими платежами. При этом платежи по обязательствам, возникшим после принятия заявления о признании должника банкротом, независимо от смены процедуры банкротства, относятся к текущим платежам.

В соответствии с п. 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.12.2004 № 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Постановление № 29) требования налоговых, таможенных и иных органов, в чью компетенцию в силу законодательства входит взимание соответствующих сумм платежей, по текущим обязательным платежам удовлетворяются в установленном законодательством порядке (вне рамок дела о банкротстве).

Таким образом, налоговый орган вправе в ходе процедуры наблюдения производить взыскание налогов и пеней в бесспорном, внесудебном порядке, при условии, что взыскиваемые им суммы являются текущими платежами.

В п. 11 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2006 № 25 «О некоторых вопросах, связанных с квалификацией и установлением требований по обязательным платежам, а также санкциям за публичные правонарушения в деле о банкротстве» (далее — Постановление № 25) разъяснено, что при решении вопроса о порядке исполнения текущих требований налоговых органов по обязательным платежам (за исключением возникших после признания должника банкротом) необходимо учитывать, что эти требования удовлетворяются вне рамок дела о банкротстве в порядке, установленном законодательством о налогах и сборах.

Осуществление принудительного исполнения указанных требований по обязательным платежам за счет денежных средств должника путем вынесения налоговым органом соответствующего решения и направления в банк инкассового поручения на перечисление налога (сбора) допускается в любой процедуре банкротства. Закон о банкротстве не содержит положений, исключающих возможность взыскания в бесспорном порядке текущей задолженности по налогам (сборам) в какой-либо процедуре банкротства или предписывающих приостановление данного исполнения.

Для этого необходимо установить момент возникновения обязанности по уплате НДС, ЕСН, налога на имущество, налога на землю, за неуплату которых начислены пени, имея в виду при этом, что датой возникновения обязанности по уплате налога является дата окончания налогового периода, а не дата представления налоговой декларации или дата окончания срока уплаты налога.

При оценке пеней как текущих либо не текущих платежей суду следует иметь в виду, что критерием отнесения пеней к текущим платежам является не характер основной задолженности, на которую начислены пени, а период просрочки исполнения обязательства, за который начислена соответствующая сумма пеней.

В соответствии с п. 9 Постановления № 25 при решении вопроса об установлении размера и квалификации требований уполномоченного органа по налогам, налоговый период по которым состоит из нескольких отчетных периодов, по итогам которых уплачиваются авансовые платежи (например, единый социальный налог, налог на прибыль организаций, налог на имущество организаций, земельный налог), надлежит исходить из следующего.

Если окончание отчетного периода и срока уплаты соответствующего авансового платежа наступило до принятия заявления о признании должника банкротом, то этот авансовый платеж не является текущим. При этом окончание налогового периода после принятия судом заявления о признании должника банкротом и до открытия конкурсного производства (что влечет квалификацию требования об уплате налога, исчисленного по итогам налогового периода, как текущего) не является основанием для признания указанного авансового платежа также в качестве текущего.

В данном случае налоговый орган вправе осуществить взыскание налога вне рамок дела о банкротстве в установленном налоговым законодательством порядке в размере, определяемом как разница между суммой налога и суммой авансового платежа, требование об уплате которого не является текущим.

Основанием принятия налоговой инспекцией решений о приостановлении операций по счетам налогоплательщика в банке послужила несвоевременная уплата предприятием НДС за IV квартал 2009 года, ЕСН за IV квартал 2008 года и I квартал 2009 года, земельного налога за 2008 год и I квартал 2009 года.

Согласно п. 8 Постановления № 25 датой возникновения обязанности по уплате налога является дата окончания налогового периода, а не дата представления налоговой декларации или дата окончания срока уплаты налога.

Вынесение налоговым органом после принятия заявления о признании должника банкротом решения о доначислении налогов и начислении пеней по налогам, налоговый период и срок уплаты которых наступили до даты принятия заявления, не является основанием для квалификации требований об уплате доначисленных обязательных платежей как текущих.

Аналогичная позиция содержится и в постановлении Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.07.2010 по делу № А71-1589/20106.

Необходимо отметить, что исполняя требования исполнительных документов о взыскании текущих платежей судебный пристав-исполнитель вправе обратить взыскание на денежные средства должника, в отношении которого ведется процедура банкротства, находящиеся на его счетах в банках и иных кредитных организациях, однако обращение взыскания на имущество должника в рамках исполнительного производства в отношении должника признанного банкротом и в отношении которого введена процедура конкурсного производства противоречит действующему законодательству7.

Так, постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 24.06.2010 по делу № А12-25587/20098 отказано в удовлетворении заявления ЗАО о признании постановления налогового органа о взыскании налогов, сборов, пеней, штрафов за счет имущества должника неподлежащим исполнению.

Принимая указанное постановление и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд высказал следующую позицию.

В соответствии со ст. 47 НК РФ при недостаточности или отсутствии денежных средств на счетах налогоплательщика (налогового агента) — организации или индивидуального предпринимателя или при отсутствии информации о счетах налогоплательщика (налогового агента) — организации или индивидуального предпринимателя, налоговый орган вправе взыскать налог за счет имущества, в том числе за счет наличных денежных средств налогоплательщика (налогового агента) — организации или индивидуального предпринимателя в пределах сумм, указанных в требовании об уплате налога, и с учетом сумм, в отношении которых произведено взыскание.

Согласно абз. 2 указанной статьи взыскание налога за счет имущества налогоплательщика (налогового агента) — организации или индивидуального предпринимателя производится по решению руководителя (заместителя руководителя) налогового органа путем направления в течение трех дней с момента вынесения такого решения соответствующего постановления судебному приставу-исполнителю для исполнения в порядке, предусмотренном Законом об исполнительном производстве, с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей.

Вместе с тем, согласно п. 1 ст. 126 Закона о банкротстве, с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства прекращается исполнение по исполнительным документам, они подлежат передаче судебными приставами-исполнителями конкурсному управляющему.

При этом п. 7 ч. 1 ст. 47, ч. 4 ст. 96 Закона об исполнительном производстве установлено, что по требованиям о взыскании задолженности по текущим платежам судебный пристав-исполнитель не оканчивает исполнительное производство в связи с открытием конкурсного производства в отношении должника.

Таким образом, суд пришел к выводу, что исполнение исполнительных документов о взыскании текущих платежей в рамках конкурсного производства не прекращается, однако судебный пристав-исполнитель не вправе осуществлять исполнительные действия по обращению взыскания на имущество должника, за исключением обращения взыскания на денежные средства должника в банке в порядке, установленном ст. 134 Закона о банкротстве.

Аналогичные выводы содержатся и в постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 25.03.2010 по делу № А13-8505/20099 о признании недействительным решения ИФНС о взыскании налогов, сборов и пеней за счет имущества должника, поскольку оспариваемое решение направлено на взыскание с общества недоимки по налогам посредством обращения взыскания на составляющее конкурсную массу имущество в обход положений законодательства о несостоятельности (банкротстве).

При этом, согласно постановлению Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.04.2010 по делу № А21-13942/200910 об отказе в удовлетворении требований ООО о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя отдела по особым исполнительным производствам УФССП России по Калининградской области о передаче арестованного имущества на торги, обращение взыскания на имущество должника, признанного банкротом, в целях взыскания задолженности по текущим платежам возможно лишь в том случае если такие обязательства по текущим платежам обеспечены залогом, на который и обращается взыскание.

Как видно из рассмотренных примеров, квалификация взыскиваемой задолженности как текущего платежа является основанием для осуществления взыскания в рамках исполнительного производства независимо от того, в какой стадии банкротства находится должник.

В соответствии с п. 3 Постановления № 59 во взаимосвязи с положениями Закона об исполнительном производстве с даты вынесения судом определения о введении наблюдения приостанавливается исполнение исполнительных документов по имущественным взысканиям, за исключением исполнительных документов:

по спорам, касающимся защиты владения или принадлежности имущества, в том числе об истребовании имущества из чужого незаконного владения;

о прекращении нарушения прав, не связанных с лишением владения;

об освобождении имущества от ареста (исключении из описи);

о пресечении действий, нарушающих исключительное право на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации или создающих угрозу его нарушения;

об изъятии и уничтожении контрафактных материальных носителей, в которых они выражены, либо оборудования, прочих устройств и материалов, главным образом используемых или предназначенных для совершения нарушения исключительных прав на них;

об изъятии или конфискации орудий и предметов административного правонарушения;

и прочих, не относящихся к имущественным взысканиям по смыслу абз. 4 п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве.

В рамках не приостановленного исполнительного производства допускается наложение арестов и совершение судебным приставом-исполнителем иных исполнительных действий, предусмотренных Законом, применение судом общей юрисдикции или арбитражным судом мер, направленных на обеспечение исполнения судебного акта.

Кроме того, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации также указал, что разъяснения, содержащиеся в п. 3 Постановления № 59, применяются для целей установления видов исполнительных документов, по которым приостанавливается исполнение с даты введения процедуры финансового оздоровления или внешнего управления, а также прекращается исполнение с даты принятия решения о признании должника банкротом и оканчивается исполнительное производство.

В результате проведенного анализа имеющейся судебной практики можно прийти к выводу об имеющихся противоречиях при квалификации исполнительных документов, как документов, содержащих требования неимущественного характера, по таким основаниям как реституция, а также возврат имущества, полученного на основании договоров лизинга.

Так, постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 11.11.2010 по делу № А60-19972/2010-С511 признаны законными действия судебного пристава-исполнителя Управления ФССП России по Свердловской области по выставлению в адрес организации-должника, в отношении которого введена процедура наблюдения, требований по возврату имущества, полученного на основании договора лизинга. В обоснование принятого постановления судом указано, что подобного рода требования направлены на защиту имущественного права и, в силу п. 3 Постановления № 59, подлежат исполнению службой судебных приставов.

При этом Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа в постановлении от 27.08.2010 по делу № А28-1032/201012 высказано полностью противоположное мнение. Так, по мнению суда, требования о возврате имущества, переданного организации-должнику по договору лизинга, являются имущественными и их исполнение в рамках введенной в отношении должника процедуры конкурсного производства производится конкурсным управляющим.

Представляется, что в данном случае такие различия в судебной практике связаны с разными процедурами банкротства, введенными в отношении организаций-должников. В первом случае имело место наблюдение, а во втором — конкурсное производство.

Однако п. 3 Постановления № 59 однозначно указывает на то, что в независимости от конкретной стадии банкротства, критерии, по которым должен определяться характер исполнительного документа и порядок его исполнения, являются едиными.

1 Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 № 63 «О текущих платежах по денежным обязательствам в деле о банкротстве»

2 Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 14.06.2011 по делу № А33-2864/2011 размещено в Справочной правовой системе «Консультант Плюс»

3 Судебный акт размещен в Справочной правовой системе «Консультант Плюс»

4 Судебный акт размещен в Справочной правовой системе «Консультант Плюс»

5 Ссылка на данные судебные акты используется в постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 10.05.2011 по делу № А32-15165/2010

6 Судебный акт размещен в Справочной правовой системе «Консультант Плюс»

7 Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 № 59 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «Об исполнительном производстве»

8 Судебный акт размещен в Справочной правовой системе «Консультант Плюс»

9 Судебный акт размещен в Справочной правовой системе «Консультант Плюс»

10 Судебный акт размещен в Справочной правовой системе «Консультант Плюс»

11 Судебный акт размещен в Справочной правовой системе «Консультант Плюс»

12 Судебный акт размещен в Справочной правовой системе «Консультант Плюс»

документы

Время создания/изменения документа: 06 апреля 2012 14:31 / 06 апреля 2012 14:56

Версия для печати