Мировое соглашение с налоговой инспекцией при банкротстве

6 июня ВС опубликовал Определение № 307-ЭС18-10383 (3), в котором разобрался, возможно ли после признания гражданина банкротом произвести регистрацию перехода права собственности на квартиру одному кредитору, заключившему соглашение об отступном.

В порядке обеспечения исполнения кредитных обязательств третьего лица Сергей Феоктистов заключил с ОАО «Банк «Столичное Кредитное Товарищество”» договор об ипотеке (залоге недвижимого имущества), по условиям которого передал последнему в залог земельный участок. Позднее по договору цессии банк уступил права требования по кредитному договору, а также по договорам, обеспечивающим его исполнение, в пользу ПАО «Инвестиционная финансовая компания «Союз”».

Должник и инвестиционная компания заключили дополнительное соглашение к договору ипотеки о передаче компании в залог квартиры. Позже компания обратилась в суд общей юрисдикции с иском к должнику и иным лицам о взыскании задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество, а затем по договору цессии уступила ООО «Сити» права требования, в том числе к должнику.

28 декабря 2015 г. определением суда общей юрисдикции было утверждено мировое соглашение, по условиям которого «Сити» обращает взыскание, в том числе, на квартиру путем оставления ее за собой по цене более 20,7 млн руб. Решением суда квартира была освобождена от ареста и наложенных ранее запретов на совершение регистрационных действий.

Переход права собственности на квартиру к «Сити» был подтвержден Росреестром после возбуждения в отношении Сергея Феоктистова дела о банкротстве (9 сентября 2016 г.). Впоследствии квартира была отчуждена в пользу третьего лица.

В 2018 г. в рамках дела о банкротстве должника в процедуре реструктуризации его долгов финансовый управляющий обратился в Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании недействительной сделки должника по отчуждению в пользу «Сити» квартиры по договору купли-продажи.

Оспаривая действия по исполнению сторонами мирового соглашения, финансовый управляющий ссылался на отчуждение квартиры после возбуждения в отношении должника дела о банкротстве без соблюдения установленной Законом о банкротстве очередности удовлетворения требований кредиторов. Доводов о недействительности самого мирового соглашения, утвержденного судом общей юрисдикции, не приводилось.

Суд первой инстанции отказал в признании сделки недействительной. Он исходил из того, что оставление обществом квартиры за собой предусмотрено утвержденным судом мировым соглашением, оспаривание которого без обжалования соответствующего судебного акта невозможно. Это решение апелляция и кассация оставили в силе.

Финансовый управляющий обратился с жалобой в Верховый Суд. Высшая инстанция отметила, что по соглашению сторон обязательство может быть прекращено предоставлением взамен исполнения отступного (уплатой денег, передачей имущества и т.п.) (ст. 409 ГК РФ). «Поскольку заключенное между сторонами соглашение предусматривает предоставление в качестве отступного недвижимого имущества (квартиры), право собственности на которое в соответствии с п. 2 ст. 223 ГК возникает у приобретателя этого имущества с момента регистрации перехода права, оно считается исполненным только после перехода к кредитору титула собственника недвижимого имущества в установленном законом порядке. Само по себе утверждение судом мирового соглашения в отсутствие регистрации перехода права собственности не влечет наступления правовых последствий, на создание которых была направлена воля сторон при его заключении», – указал ВС.

Суд отметил, что после признания гражданина банкротом и введения процедуры реструктуризации его долгов арбитражный управляющий осуществляет предусмотренные Законом о банкротстве мероприятия в целях удовлетворения требований всех кредиторов должника. При этом кредиторы, предъявившие требования к должнику в рамках дела о банкротстве до регистрации перехода права собственности на отчужденное должником недвижимое имущество, должны находиться в равном положении с кредитором, заключившим соглашение об отступном. Иной подход, по мнению ВС, противоречит задачам регулирования отношений несостоятельности.

Суд указал, что в рассматриваемом случае исполнение мирового соглашения привело, по мнению финансового управляющего, к преимущественному удовлетворению требований общества перед другими кредиторами должника, в связи с чем могло быть оспорено по правилам гл. III.1 Закона о банкротстве (подп. 6 п. 1 Постановления Пленума ВАС от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)”»).

«Приведенные в обоснование заявления доводы финансового управляющего об аффилированности должника по отношению к обществу и о наличии к моменту совершения оспариваемых действий иных требований кредиторов судами не проверены, заявление по существу не рассмотрено», – посчитал Суд. В связи с этим он отменил нижестоящие решения и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

В комментарии «АГ» адвокат, партнер АБ «Юрлов и Партнеры» Кирилл Горбатов согласился с позицией ВС, поскольку суды необоснованно посчитали, что финансовый управляющий должен оспаривать мировое соглашение и определение суда об его утверждении. «Само по себе мировое соглашение может быть законным – оспариванию подлежали действия по исполнению этого мирового соглашения, поскольку они носили преимущественный порядок перед исполнением требований иных кредиторов, включенных в реестр требований», – посчитал он.

Кирилл Горбатов отметил, что, поскольку речь в данном деле идет о банкротстве гражданина, ст. 213.27 Закона о банкротстве предусмотрено особое регулирование порядка погашения требований залогового кредитора. В частности, в законе указывается, что 10% от цены залогового имущества должно поступать в конкурсную массу для распределения между всеми кредиторами. «В связи с этим рассматриваемая сделка по оставлению имущества за собой (100% залогового имущества) в любом случае подлежит признанию недействительной согласно ст. 61.3 закона, поскольку налицо приоритетное удовлетворение кредитора как минимум в части 10% от цены залогового имущества», – резюмировал адвокат.

Адвокат практики реструктуризации и банкротства юридической фирмы ART DE LEX Юлия Шилова отметила, что позиция, приведенная в определении Верховного Суда, не является новой для судебной практики, поскольку допустимость оспаривания действий по исполнению мирового соглашения, утвержденного судебным актом, которые привели к предпочтительному удовлетворению требований отдельного кредитора, прямо предусмотрена п. 1 Постановления Пленума ВАС № 63.

Юлия Шилова предположила, что суды трех инстанций вынесли неверное решение, поскольку исходили из позиции Президиума ВАС РФ, изложенной в Постановлении от 30 сентября 2003 г. № 4161/03, из которой следовало, что оспаривание сделки, совершенной во исполнение утвержденного судом мирового соглашения, отдельно от оспаривания судебного акта, которым мировое соглашение утверждено, невозможно. Подобная сделка может быть оспорена только путем обжалования судебного акта, которым утверждено это мировое соглашение. Однако, заметила она, с принятием Постановления Пленума ВАС № 63 Суд уже поменял свою позицию.

Партнер АБ «Бартолиус» Наталья Васильева отметила, что позиция ВС представляется справедливой и последовательной, поскольку еще в подп. 6 п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ № 63 указано, что по правилам гл. III.1 Закона о банкротстве могут оспариваться действия по исполнению судебного акта, в том числе определения об утверждении мирового соглашения. При этом в этом постановлении разделено оспаривание исполнения судебного акта от оспаривания самого судебного акта (см. абз. 3 п. 1 Постановления Пленума № 63). «Следовательно, все те действия должника, которые имели место после возбуждения дела о банкротстве и были направлены на исполнение утвержденного ранее (в рассматриваемом случае – в рамках года до возбуждения дела о банкротстве) мирового соглашения, подпадают под понятие сделок с предпочтением и подлежат оспариванию по правилам ст. 61.3. Закона о банкротстве», – указала Наталья Васильева.

Она отметила, что, поскольку указанное выше разъяснение сформулировано ВАС РФ уже практически 9 лет назад, анализ судебной практики показывает, что до ВС дела со схожей фактурой доходят крайне редко, что означает, что судебные ошибки исправляются в нижестоящих инстанциях.

Адвокат АП г. Москвы Виталий Ульянов посчитал, что Верховный Суд абсолютно верно исправил ошибки в применении норм материального права, допущенные нижестоящими судами. Он указал, что суды ошибочно считали, что финансовый управляющий оспаривает мировое соглашение, по которому заложенное имущество передавалось в собственность кредитора, в то время как оспаривалось само исполнение по мировому соглашению, которое является сделкой (п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 18 июля 2014 г. № 50 «О примирении сторон в арбитражном процессе»).

Кроме того, адвокат отметил, что возможность признания в рамках дела о банкротстве недействительным самого исполнения (предоставления отступного) по действительной сделке прямо предусмотрена подп. 1 п. 1 Постановления Пленума ВАС № 63. «Следовательно, не имеется какой-либо разницы между исполнением мирового соглашения (утвержденного судом) или любой другой гражданско-правовой сделки с точки зрения преимущественного удовлетворения конкурирующих требований кредиторов в банкротстве должника (ст. 61.3 Закона о банкротстве)», – указал Виталий Ульянов. Он добавил, что все кредиторы должника до признания его банкротом несут риск получения неординарного исполнения просроченного обязательства в преддверии банкротства.

Решением экономического суда­ г. Минска ООО «С» признано банк­ротом с ликвидацией. 10.04.2019 в суд поступило ходатайство управляющего по делу о банкротстве об утверждении мирового соглашения.

Но представитель ИМНС выступил против утверждения мирового соглашения, которое фактически предусматривает предоставление ООО рассрочки по уплате налогов и пеней. Он акцентировал внимание на том, что налоговый орган не уполномочен предоставлять ее плательщикам, и ссылался на положения ст. 48 Налогового кодекса (НК).

ГУ Минфина по Минской области в отзыве указало на два важных обстоятельства.

Первое – на отсутствие доказательств реальности исполнения мирового соглашения, договора арен­ды и поручительства, которые могут быть оспорены на основании ст. 57 Закона от 09.12.1992 № 2020-ХII «О хозяйст­венных обществах».

Второе – пос­ле прекращения про­изводства по делу перестают действовать нормы ст. 86 Закона от 13.07.2012 № 415-З «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон № 415-З) в части приостановления начисления процентов и неустойки по всем видам задолженности.

Экономический суд поддержал управляющего по делу о банкротстве. Налоговая инспекция с этим решением не согласилась и обжаловала его в кассационном порядке, минуя апелляционную инстанцию.

Но и судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда посчитала возможным заключение мирового соглашения ООО с кредиторами, включая налоговый орган.

На чем основывалось такое решение?

Собранием кредиторов принято решение о согласовании проекта мирового соглашения. Проект поддержан 58,43% голосов от общего количества требований кредиторов (ООО «П»), против – 31,36% (ИМНС).

В соответствии с ч.ч. 2 и 3 ст. 57, ст.ст. 152 и 153 Закона № 415-З решение о заключении мирового соглашения считается принятым, если на собрании кредиторов за него проголосовали все кредиторы по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника.

Напомним, суд выносит определение об утверждении мирового соглашения и на основании ст. 51 Закона № 415-З прекращает производство по делу об экономической несостоятельности (банк­ротстве).

Из текста проекта мирового соглашения от 05.04.2019, согласованного с кредиторами, видно, что оно заключается на условиях рас­срочки исполнения обязательств. Гражданин Ф., который является участником ООО «С», принимает на себя обязательства в течение 10 дней с момента вступления соглашения в силу заключить с кредиторами договоры залога в отношении ряда объектов недвижимого имущества.

Суду представлен договор поручительства, по условиям которого ООО «П» (поручитель) обещает отвечать перед кредиторами за полное и своевременное исполнение обязательств должника на условиях мирового соглашения.

Экономический суд пришел к выводу, что мировое соглашение соответствует требованиям, установленным ст.ст. 152–160 Закона № 415-З, является реально исполнимым, не ущемляет права и законные интересы ни одной из сторон. В этой связи суд утвердил представленный документ.

В свою очередь судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда обратила внимание на следующее: мировым соглашением на основании норм специального закона, которым является Закон № 415-З, регулирующий правоотношения об экономической несостоятельности (банкротстве), определяется порядок исполнения (погашения) обязательств, в т.ч. налоговых. То есть Закон № 415-З регламентирует процесс удовлетворения требований заемщиков по долгам и исполнения обязанности по уплате обязательных платежей. Он не предоставляет рассрочку (отсрочку) по уплате налогов, сборов (пошлин) и не изменяет установленный законодательством срок их уплаты. Эти вопросы регулируются нормами ст. 48 НК.

В данном случае мировое соглашение включает условия погашения обязательств должника, но исполнить их можно только в порядке, установленном Законом № 415-З. Судом вынесено определение об утверждении мирового соглашения в отношении всех обязательств, признанных управляющим в установленном порядке.

Согласно ч. 5 ст. 153 Закона № 415-З условия мирового соглашения для конкурсных кредиторов, не принимавших участия в голосовании по вопросу о заключении данного документа или голосовавших против, не могут быть хуже, чем для конкурс­ных кредиторов той же очереди, голосовавших «за». В данном случае, как отметила высшая судебная инстанция, учтены интересы всех кредиторов, в т.ч. заявителя кассационной жалобы, обеспечено соблюдение очередности, установленной Законом № 415-З.

Участие третьих лиц при согласовании условий этого документа и непосредственного их исполнения гарантирует погашение задолженности по обязательствам перед конкурсными кредиторами, в т.ч. перед налоговыми органами.

Автор публикации: Николай СЕРДЮКОВ, юрист

Статья доступна для бесплатного просмотра до: 01.01.2028