Недружественные поглощения

С. 257-272.

3. Словарь русского языка. М.: Изд-во «Русский язык», 1983.

4. Котляров, С.А. Управление затратами / С.А. Кот-

ляров. СПб: Питер, 2001. 160 с.

Деникаева Р.Н.

Стратегии слияний и поглощений: российская практика

Почти каждая компания в ходе своей деятельности со временем сталкивается с проблемой расширения бизнеса и завоевания новых рынков. В процессе достижения этих целей многие предприятия прибегают к реорганизации. Одними из самых распространенных методов реорганизации компаний, как на мировом, так и на российском рынке являются слияние и поглощение.

По оценке КПМГ (Международная сеть фирм, предоставляющих аудиторские и консультационные услуги, KPMG), за 2006 год общая сумма завершенных сделок по слиянию и поглощению увеличилась на 57 % и составила $63,6 млрд. Количество сделок выросло с 505 до 817, причем в 15 из них сумма превысила $1 млрд. (средняя сумма сделки — $78 млн.). Большая часть сделок, как и ранее, происходила в нефтегазовой, металлургической и горнодобывающих отраслях, в финансовом, телекоммуникационном, потребительском секторе .

По мнению Ирины Голоушкиной, финансового директора ООО «УК «Ай-Си-Ти» (Москва), перспективными для рынка слияний и поглощений по объемам сделок останутся металлургическая и нефтегазовая отрасли. В среднесрочной перспективе количество сделок по таким отраслям, как пищевая промышленность, машиностроение, транспорт и торговля, значительно увеличится. Особенностями данных сделок будет не вертикальная или горизонтальная интеграция, а возможность выхода на новый рынок, то есть диверсификация. .

Условно этапы развития отечественного рынка слияний и поглощений можно охарактеризовать как: этап приватизации собственности; этап консолидации собственности; этап повышения эффективности собственности и управления ее стоимостью.

Представить изложенные этапы по временным периодам можно в следующем виде (табл. 1). .

Как видно из данных таблицы операции и цели на рынке слияний и поглощений претерпели серьезные изменения со времени становления российского рынка М&А. При этом неизменным остается конечная цель — извлечение прибыли.

Стремясь достичь этой цели, многие российские компании прибегают к расширению своей деятельности. Но завоевание новых рынков не всегда является основной целью сделок М&А. Слияние или поглощение может происходить также для объединения компаний, выпускающих взаимосвязанные товары, для создания полного производственного цикла. Слияния также могут быть национальными или транснациональными, дружественными или враждебными, они могут осуществляться на паритетных условиях («пятьдесят на пятьдесят»). Однако накопленный опыт свидетельствует о том, что «модель равенства» является самым трудным вариантом интеграции. Любое слияние в результате может завершиться поглощением. .

Грань между слиянием и поглощением очень тонкая. Именно поэтому рынок слияний и рынок поглощений составляют единый рынок М&А. Довольно часто возникает ситуация, когда сложно точно определить произошло слияние или поглощение. Если при слиянии согласно праву ЕС речь идет о реорганизации компании (что аналогично слиянию (при слиянии путем образования новой компании) или присоединению (при слиянии путем поглощения) в РФ), то при поглощении речь идет, скорее, о продаже/покупке акций с целью получения контроля. .

Процесс слияния и поглощения подвержен влиянию со стороны конъюнктуры рынка, но главным образом он зависит от деятельности самой компании, ее производственных, финансовых, управленческих возможностей, а также целей самой процедуры слияния и поглощения.

Выделяют следующие методы поглощений в России:

Таблица 1

Этапы развития российского рынка слияний и поглощений

Период Виды слияний и поглощений Основные характеристики

1989-1995 гг. Приватизация государственных предприятий Приватизация государственных предприятий, получение контроля над компаниями-банкротами

1995-1998 гг. Получение контроля над государственными предприятиями Получение контроля над государственными предприятиями путем реализации залоговых обязательств по кредитам государству

1998-2003 гг. Горизонтальные слияния и поглощения Этап перераспределения собственности в послекризисное время. Основные цели — повышение эффективности компаний. Высокая роль административного ресурса, активность компаний с высоким уровнем концентрации капитала

2004 г. — по настоящее время Горизонтальные и вертикальные слияния и поглощения с участием иностранных инвесторов и государства Этап национализации государственных предприятий, построения международных ФПГ Более агрессивная политика предприятия. Основные цели — диверсификация производства, выход на новые рынки

— скупка различных пакетов акций на вторичном рынке;

— лоббирование приватизационных сделок с государственными пакетами акций;

— вовлечение в холдинг или в другие группы с помощью административных средств;

— скупка и трансформация долгов в имущественно-долговое участие;

— захват контроля через процедуры банкротства;

— инициирование судебных решений, включая их фальсификацию (например, постановления, изданные несуществующими судами, не зарегистрированные надлежащим образом или подписанные судьей, который об этом не осведомлен). .

Весь процесс реализации сделок слияния и поглощения можно разделить на несколько основных этапов (рис. 1).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

На предварительном этапе любая компания, прежде всего, выбирает объект будущей сделки,

Рис. 1. Этапы слияний и поглощений

а после этого происходит ведение переговоров с руководством компании-партнера.

Выделяют следующие основные стратегические цели компании при реализации таких сделок:

— покупка актива или недвижимости, необходимых для ускорения развития группы в регионе присутствия;

— покупка ноу-хау в новом регионе;

— набор критической массы магазинов или выход на новые рынки;

— работа с высокотехнологичными сетями -лидерами рынка. .

В целом при проведении сделок по слияниям, поглощениям компаний большинство инвесторов руководствуется следующими целями (табл. 2) .

При проведении переговоров нужно жестко принимать решения и следовать им. После успешного проведения переговоров и принятия решения об осуществлении сделки необходимо перейти ко второму этапу — оценке проекта.

На данной стадии происходит полный экономический и управленческий анализ деятельности компании-партнера, изучаются все бухгалтерские документы за ряд лет, оцениваются позитивные и негативные тенденции в деятельности предприятия, составляются краткосрочные и среднесрочные экономические планы работы предприятия.

После этого производится прогнозирование деятельности уже объединенной компании. Рассчитываются основные финансовые показа-

Таблица 2

Цели, в соответствии с которыми осуществляются сделки по слияниям, поглощениям компаний

Цели сделки по слиянию, поглощению Доля, %

Расширение рынка сбыта 42

Защита доли рынка 20

Ожидания увеличения стоимости объединенной компании 20

Расширение спектра выпускаемой продукции 7

Создание производственной цепочки и концентрации добавочной стоимости по готовому продукту в одних руках 6

Сокращение расходов на управление путем создания единого корпоративного центра и делегирования дочерним компаниям только функций производственных площадок 5

тели, составляются графики и предварительные балансы. При этом важную роль играет оценка возможных рисков. Наибольший риск в сделках связан с действиями партнера, так как оценить в расчетах степень влиятельности акционеров и их совместимости, влияния кооперативной культуры и мотивации ключевых менеджеров сложнее всего .

Необходимо также установить цену будущей сделки. Этот процесс достаточно сложный и трудоемкий, т.к. на цену сделки оказывает влияние будущей ожидаемой прибыльности сделки, а достоверно определить прибыльность очень сложно .

Необходимо понимать, что реализация проектов в форме слияний и поглощений достаточно дорогостоящее мероприятие, требующее значительных финансовых вложений. В связи с этим использование компанией всего спектра имеющихся у нее финансовых инструментов представляется особенно актуальным и необходимым механизмом для реализации поставленных задач .

Одним из важных аспектов является создание новой организационной структуры компании. Важно правильно делегировать полномочия работникам обеих компаний, попытаться максимально использовать опыт и возможности каждого.

Структура сделки во многом зависит от того, какую цель она преследует. Основных вариантов два: выкуп 100 % акций или покупка контрольного пакета, когда прежние владельцы бизнеса (которые часто являются и топ-менеджерами) остаются в числе миноритарных акционеров .

При этом идеалом считается так называемая синергия сделки, т. е. способность поглощающей компании провести сделку так, чтобы окончательная стоимость предприятия была выше, чем самостоятельная стоимость поглощенной компании. Чем больше такая разница, тем удачнее

проведенная сделка. Ее можно записать в виде формулы:

Обычно эффект синергии проявляется не сразу, а спустя определенное время после совершения сделки. Выгода от слияния или поглощения может появиться почти сразу, может через длительный срок, а может и вовсе не проявиться, не оправдав тем самым ожидания компании-покупателя.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Расчет размера выгоды акционеров различен при поглощениях и слияниях бизнесов.

При поглощениях акционеры приобретаемой компании не имеют никакого участия в капитале объединенной компании. Для того чтобы заинтересовать их в совершении сделки, необходимо обеспечить условия, при которых они получат определенный доход. Как показывает опыт, с этой целью покупатель приобретает акции компании-продавца на договорной основе по цене, превышающей текущую рыночную стоимость. При этом величина премии бывает довольно большой. .

При подобном методе покупатель идет на достаточно большой риск, а продавец ничем не рискует, т. к. получает прибыль здесь и сейчас.

При проведении слияний происходит замена акций, т. е. акционеры компании-продавца получают взамен своих акций акции компании-покупателя, исходя из определенной пропорции. Для определения выгоды от слияния покупателю необходимо понять, насколько увеличится уже существующая стоимость бизнеса. При этом надо учитывать стоимость акций покупателя на момент проведения слияния .

После решения всех поставленных задач и выполнения условий компании непосредственно

приступают к покупке нового бизнеса и подписанию договора. В случае если к единому мнению прийти не удалось, может произойти и расторжение ранее данных обязательств.

Для того чтобы эффективно использовать возможности рынка по финансированию своих долгосрочных проектов, особенно проектов в сфере слияний и поглощений, компании необходимо разработать долгосрочную стратегию финансирования, которая может включать поэтапную реализацию поставленных целей и задач. Так, например, на первоначальном этапе использовать собственные средства, а так же лизинговые и кредитные схемы для реализации проектов — затем, после осуществления подготовки компании к выходу на публичный рынок, вексельную программу, облигационный займ и далее IPO. И в конечном счете по мере развития российского финансового рынка, рынка слияний и поглощений все рассмотренные выше механизмы финансирования получат свое должное распространение и применение среди отечественных игроков .

Аналитические исследования проводившихся слияний показывают интересные результаты: оказывается выгоднее продавать компанию, чем приобретать чужую .

Казалось бы, это парадокс, ведь инициаторами сделки чаще всего выступают компании, которые хотят расширить свой бизнес и увеличить прибыль, и многие компании не хотят быть поглощенными. Но на деле сопротивляются чаще всего только враждебным (рейдерским) поглощениям. Существует несколько причин, по которым большие прибыли получает поглощаемая компания.

Во-первых, поглощающие компании, как правило, всегда крупнее, чем поглощаемые. При равномерном распределении чистых выгод от слияния или поглощения между двумя компаниями акционеры каждой из них получат одинаковые прибыли в абсолютном исчислении, но в относительном, или процентном, выражении прибыли акционеров поглощаемой компании окажутся больше.

Во-вторых, существенно содействует этому процессу конкуренция между покупателями. Каждый следующий претендент на покупку компании стремиться превзойти условия, выдвинутые предыдущим. При этом все большая часть выигрыша от предстоящей сделки слияния переходит к акционерам поглощаемой компании .

Если акционеры приобретаемой компании получают выгоду от слияния сразу при объявлении о сделке, то для покупателя она имеет долгосрочный

характер, а возможно, ее не будет совсем. Доля в общей выгоде от слияния вернется к нему, когда объединенная компания начнет работу, проведя все необходимые процедуры, успешно завершится интегрирование двух структур .

Основной из проблем сегодняшнего рынка слияний и поглощений является отсутствие компаний, интересных рынку. Государственные структуры нередко жалуются на то, что в планы приватизации включается все больше неликвидных компаний. При этом большинство ликвидных компаний остаются за пределами плана приватизации. Однако задача государства — не продажа ликвидных компаний, а оздоровление экономики через повышение привлекательности неликвидных сегодня компаний за счет инвестиций государства и повышения уровня корпоративного управления компаний, создание законодательной базы в отраслях для привлечения частных инвестиций .

Объединение компаний не всегда приносит их руководству желаемые результаты. По статистике, 70% слияний и поглощений оказываются неудачными, более 60% не окупают вложенных в процесс средств, а часть организаций после интеграции вообще начинает отставать в своем развитии. Достигают же своих целей при М&А не более 25% компаний. .

Экспертами обычно указываются три причины неудачи слияний и поглощений:

— неверная оценка поглощающей компанией привлекательности рынка или конкурентной позиции поглощаемой (целевой) компании;

— недооценка размера инвестиций, необходимых для осуществления сделки по слиянию или поглощению компании;

— ошибки, допущенные в процессе реализации сделки .

Необходимо отметить, что сделки по слияниям и поглощениям, как правило, носят затяжной характер и сопряжены с высоким уровнем риска в условиях неопределенности рыночной среды, а значит, ожидаемый эффект от сделки может корректироваться множеством рыночных факторов, не оцененных инвестором при оценке компании .

Подобных негативных явлений можно избежать, если прибегнуть к рейдерскому захвату. Враждебные слияния — слияния и поглощения, при которых руководящий состав целевой компании (компании-мишени) не согласен с готовящейся сделкой и осуществляет ряд противозахватных мероприятий .

Для российской практики поглощений в отличие от западной характерны: закрытость информа-

ции о проведении сделки и применяемых методах; привлечение сторонней компании — специалиста по поглощениям (рейдера), в то время как в ЕС поглощением занимается сама компания-покупатель; несправедливость многих сделок из-за отсутствия базы сравнения для рыночной оценки компании; возможность использования незаконных методов поглощения .

Для современных захватов в России также характерно давление на компанию через прессу. Для захватываемой компании необходимо своевременно реагировать на необоснованную критику, т.к. общественное мнение может сформироваться не в пользу компании и в дальнейшем его уже сложно будет поменять.

Статистика свидетельствует о том, что опасность рейдерского захвата в России в настоящее время растет. Это связано с тем, что многие компании уже набрали силу и использовали свои производственные мощности, теперь для них настало время развивать свой бизнес за счет поглощения других компаний, но многие из них не хотят участвовать в подобных сделках, особенно на невыгодных для них условиях, что в конечном итоге и порождает рейдерские захваты. Негативным фактором при этом является несовершенство российского законодательства, в котором все еще остается достаточное число легальных возможностей для осуществления враждебного поглощения.

Таким образом, для российского рынка слияний и поглощений характерны следующие отличительные особенности:

1) важная роль государства и административного ресурса в осуществлении сделок;

2) высокая доля сделок, проводимых государством по национализации приватизированных ранее компаний;

3) высокая доля враждебных поглощений, часто сопровождающихся процедурой фактического захвата предприятия;

4) для российского рынка характерен исключительно денежный расчет по сделке (по причине, как правило, враждебных захватов);

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5) российский рынок слияний и поглощений в основном представляет собой узкий рынок наиболее крупных компаний добывающих отраслей, в соотношении с которыми прочие отрасли занимают небольшую долю;

6) крупные сделки на рынке финансируются с использованием долгового финансирования сделки мелких компаний зачастую финансирующихся за счет собственных средств. Данный фактор серьезно затрудняет концентрацию капитала в отраслях с большим количеством небольших компаний, делает их менее конкурентоспособными в борьбе с крупными компаниями .

Можно выделить ряд достоинств и недостатков слияний и поглощений (табл. 3).

Перспективными для российского рынка М&А останутся те отрасли, которые занимают ведущие места и сейчас: нефтегазовая, металлургическая, пищевая промышленность. При этом большое значение для России имеет дальнейшее развитие законодательной базы совершения сделок слияния и поглощения, т.к. без этого невозможно дальнейшее расширение этого рынка.

Правовая основа необходима также и для борьбы с одной из главных проблем российского рынка М&А — враждебным захватом компаний. Подобные проблемы во многом можно объяснить «молодостью» рынка слияний и поглощений в России. В целом данный рынок развивается и будет продолжать развиваться, что связано с укреплением рыночной экономики в России.

Таблица 3

Основные достоинства и недостатки слияний и поглощений

Достоинства Недостатки

1. Объединение финансовых и производственных мощностей 1. Вероятность образования монополии на рынке (негативно для потребителей и государства, но позитивно для компании)

2. Улучшение положения на рынке (повышение прибыли и конкурентоспособности компании) 2. Вероятность образования монополии на рынке (негативно для потребителей и государства, но позитивно для компании)

3. Обмен накопленным опытом 3. Увольнение части сотрудников

4. Возможность выхода на новые рынки 4. Временные затраты

5. Ускорение роста компании 5. Наличие адаптационного периода для сотрудников

6. Дополнительные затраты на реорганизацию

7. Высокий риск провала сделки

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Российский рынок М&А не снижает темпов роста / Финансовый директор. № 4 (58), апрель. 2007 г.

2. Российский рынок слияний и поглощений продолжает расти / Финансовый директор. № 9 (51), сентябрь. 2006.

3. Интеграция компаний: сделки слияния и поглощения / А.Г. Помельников, И.Г. Васильева //Налоговое планирование. № 2. 2006.

4. Оценка нематериальных активов при объединении компаний / А.И. Аксенов // Финансовый менеджмент. № 5, сентябрь-октябрь. 2006.

6. Российский рынок слияний и поглощений.

7. Как финансировать поглощения в России // И.Н. Чекун, С.В. Гвардин // Финансовый менеджмент. № 6, ноябрь-декабрь. 2006.

10. Враждебные поглощения и защита от них в условиях корпоративного рынка России // Е. Демидова // Вопросы экономики. № 4, апрель. 2007.

Вагнер О.В.

управление инновационным потенциалом промышленного предприятия на основе анализа устойчивости

Согласно ОПР-теории менеджмента необходимым условием управляемости объекта любой природы является возможность построения его формальной модели, позволяющей адекватно оценивать состояние объекта с точки зрения целей управления . Целью настоящей статьи является обоснование именно такой возможности и, как следствие, провозглашение утверждения концепции инновационного капитала в ранее неформализованной области.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Инновационный потенциал — это возможность реализации научного, технического, кадрового, финансового потенциалов, а также потенциала маркетинга на предприятии в сложившихся условиях, формируемых не только внутренней средой предприятия, но и внешней, то есть экзогенными факторами.

Явление устойчивости рассматривается как фундаментальное свойство любой экономической системы . Его можно определить как постоянство, неизменность как определенного состояния системы, так и перехода из любых других состояний в данное (статическая устойчивость) и пути развития системы (динамическая устойчивость). Устойчивость — это способность системы функционировать в состо-

яниях, близких к равновесному, в условиях постоянных внешних и внутренних возмущающих воздействий. Однако устойчивость не всегда означает способность поддержания системой равновесного состояния, хотя первоначально явление устойчивости трактовалось именно так, поскольку как реальное явление, а не абстрактно математический термин было замечено при изучении биологических систем, для которых характерно явление гомеостазиса, заключающееся в поддержании определенных параметров состояния вблизи некоторого постоянного уровня . Использование методов кибернетики предполагает определенную адаптацию термина «устойчивость» к характерным свойствам изучаемой системы, одним из которых является существование цели развития. Универсальным является определение, данное авторами : устойчивость — способность системы, функционирующей по определенному алгоритму, достигать цели развития в определенной фазе развития.

Исходя из определения инновационного потенциала, отметим основные свойства, которыми должна обладать мера инновационного потенциала, в данном случае — его количественная оценка:

А. Н. Асаул
Организация предпринимательской деятельности
Учебник. СПб.: АНО ИПЭВ, 2009. 336с.

Предыдущая

5.2. Враждебные слияния и поглощения

Мировой рынок трансграничных и национальных слияний и поглощений развивается очень активно, так как количество и объем сделок слияний и поглощений значительно возросли. Россия здесь играет не последнюю роль. Так, среди крупнейших слияний и приобретений в 2003 г. специалисты выделяют следующие: ТНК (Россия) и BP PLC (Великобритания), Оренбургнефть (Россия) и ТНК (Россия), Лензолото (Россия) и Норильский никель (Россия), Rouge Industries (США) и Северсталь (Россия) и др. (отчет компании Ernst & Young о рынке слияний и приобретений в России от 24 марта 2004 г.).

Всплеск слияний и поглощений, прошедший в России 5 лет назад говорит о том, что Россия наравне с США, Японией и Европой становится равноценным игроком на рынке корпоративных слияний и поглощений.

Мировая практика показывает, что в большинстве случаев слияния и поглощения проводятся по взаимному согласию высшего управленческого персонала обеих компаний. Однако нередка и практика враждебных слияний и поглощений, когда над компанией или ее активом устанавливается полный контроль как в юридическом, так и в физическом смысле вопреки воле менеджмента и/или собственника (собственников) этой компании.

Недружественное поглощение (захват) – это нечто среднее между чисто силовой акцией и юридической процедурой и осуществляется, как правило, хоть и на минимальных, но правовых основах. Недружественные поглощения и корпоративные захваты являются на сегодняшний день объективной реальностью взаимоотношений участников предпринимательской деятельности. С этим явлением приходится сталкиваться практически всем предпринимателям. Бесспорен также тот факт, что инициирование корпоративного спора и организация корпоративного захвата к настоящему времени стали самостоятельными видами деятельности, целью которой является изъятие имущества и имущественных прав как у компании, так и у отдельных акционеров.

Основная сфера интересов рейдеров (налетчиков) – недооцененная или проблемная компания, располагающая избыточным (эффективно используемым) имущественным комплексом.

В качестве рейдеров наиболее часто встречаются следующие субъекты:

— финансово-промышленные группы, поглощающие для развития или диверсификации существующих бизнес-империй или создания новых отраслевых холдингов;

— инвестиционные компании, сделавшие поглощения своим основным бизнесом, поглощение компании и/или их активы могут быть оставлены для диверсификации собственного бизнеса или проданы заинтересованным лицам;

— инвестиционные компании-посредники, действующие в интересах захватчиков;

— инвестиционные компании – профессиональные грин-мэйлеры;

— часто рейдеры позиционируют себя как агентства недвижимости, управляющие или инвестиционные компании. Компания берет в управление объект, а потом пытается захватить его в собственность.

Любая рейдерская операция начинается с разведки. Уточняется все: от влияния и боеспособности собственников до юридической чистоты объекта. Если анализ информации показывает, что недружественное поглощение возможно, начинается реализация апробированных схем. Излюбленная мишень рейдеров – бывшие НИИ, преобразованные в АО. Во-первых, они обладают солидным имуществом. Во-вторых, акционирование многих организаций происходило с правовыми неточностями. В акционерных обществах, созданных в процессе приватизации, не всегда налажен учет объектов недвижимости, что облегчает рейдерам захват имущественного комплекса. Например, в документации одного ОАО фигурировал гараж с хозяйственной пристройкой. Как оказалось, «пристройка» представляла собой капитальное пятиэтажное здание.

Очень часто рейдеры покупают руководителей организаций, чтобы они действовали в их интересах. Это может быть обременение компании долгами, в результате чего накладывается арест на недвижимость и счета предприятия, в результате имущественный комплекс переходит в собственность кредитора-рейдера.

После достижения цели поглощенная недвижимость проходит цепь сделок купли-продажи с участием трех-четырех фирм-однодневок или оффшорных компаний, а последний покупатель является добросовестным приобретателем.

После совершения сделки фирмы-однодневки за бесценок продают первому попавшемуся лицу. В суде присутствует добросовестный приобретатель. Но жертве рейдера от этого не легче, поскольку изъять имущество у такого покупателя чрезвычайно сложно. Как правило, к ответственности не удается привлечь ни самих рейдеров, ни подкупленных ими руководителей организации.

Для этого пострадавшая сторона должна иметь веские доказательства, но, как правило, их не удается предоставить. Участники захвата никогда не признаются в сговоре. А некомпетентность директора, из-за которой пострадала организация, – не повод для привлечения к уголовной ответственности.

Еще один действенный метод рейдеров – завладение контрольным пакетом акций. Акции скупаются небольшими долями на физических лиц.

Типичные методы действия рейдеров заключаются в создании системы двойного менеджмента и «параллельных» советов директоров, применении силовых методов на основании определений различных судов (желательно – максимально удаленных от места событий), оспаривании итогов приватизации по искам акционеров, создании двойного реестра и списании акций со счетов законных владельцев с их последующей продажей добросовестным приобретателям.

Эффективны «каскадные атаки», когда проблемы защищающихся все время меняются, мешая создать эффективную защиту: за «акционерным» каскадом следует «арбитражный», затем «уголовный», «надзорный», «информационный» (с привлечением СМИ), «регистрационный», «имущественный». Есть даже «каскад надежды», когда вдруг возникшие доброхоты предлагают жертве купить у нее обреченное предприятие (хотя и существенно дешевле) или провести переговоры с захватчиками.

Обязательные элементы рейдерской тактики: привлечение властного ресурса (включая судебный), фальсификация документов (почти всегда), скорость проведения операций. Рейдер действует быстро. Если не получается, с каждым днем затея становится все менее выгодной. Неудавшиеся захваты переходят в разряд вялотекущих корпоративных конфликтов и тогда уже попадают в прессу.

Проблема рейдерских захватов очень серьезная, и законными методами с рейдерами бороться сложно: они стараются избегать прямых (доказуемых) нарушений норм права. Как показывает практика, этим занимаются высококлассные специалисты.

Рейдерский захват – мероприятие очень выгодное и, по оценке специалистов, составляет 10–20 % реальной стоимости имущественного комплекса. За последние годы отработаны специальные процедуры и технологии, процесс поставлен на поток. Захватывается все: от небольших компаний до огромных холдингов. Круг интересов профессиональных рейдеров постоянно расширяется. Меняются способы, стратегия и регионы действий компании-агрессора.

Среди основных тенденций в сфере рейдерства можно выделить следующие:

— смещение активности из Московского и Петербургского в другие регионы России из-за дефицита «свободных объектов для захвата». Как известно, цель любого захвата – завладение недвижимым имуществом организации либо самим бизнесом. В регионах рейдеров привлекает именно бизнес, поскольку объекты недвижимости не представляют большого интереса, в то время как в столице больший интерес вызывают именно активы поглощаемых компаний;

— установление контроля над акциями (долями) перестает быть доминирующим способом недружественного поглощения компаний. На первый план выходит фальсификация документов, например подделка реестров акционеров, протоколов общего собрания акционеров;

— разделение рейдерских компаний на две группы: первая использует преимущественно законные способы перехвата управления компанией, а вторая специализируется на криминальных способах захвата;

— проведение псевдорейдерских атак, когда компания-агрессор имитирует попытку захвата для дестабилизации деятельности компании-цели. Последняя в такой ситуации часто идет на уступки в переговорах о продаже бизнеса.

Существует мнение, что это проблема компаний, но рейдерство наносит ущерб не только отдельным компаниям, но и экономике России в целом. Непрозрачность бизнеса, дискредитация судебной системы являются негативными факторами в глазах иностранных инвесторов. Их осторожность понятна, ведь и их компании могут стать объектом рейдерских атак. Использование государства, его административных и судебных ресурсов в качестве прикрытия для проведения захватов таит в себе еще и общественную опасность, так как не только наносит ущерб экономике государства, но и дискредитирует его.

Борьба с недружественными поглощениями осложняется из-за отсутствия эффективных механизмов защиты компании от вторжения рейдеров, которые активно используют нормы корпоративного и процессуального права, а также мощный административный и судебный ресурс для проведения захвата. Рост недружественных поглощений вынуждает государственные структуры разрабатывать и принимать законы и иные правовые акты, направленные на снижение активности корпоративных конфликтов.

В 2006 г. принят Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон «Об акционерных обществах» и в некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, который существенно изменил правовое регулирование поглощения акционерного общества путем приобретения его акций. В закон включена новая глава, посвященная порядку приобретения крупного пакета акций. В частности, регламентируется процедура направления добровольного, обязательного и конкурирующего предложения при приобретении более 30 % акций открытого акционерного общества. Также определен порядок выкупа оставшихся акций при приобретении 95 % его акций. Кроме того, законом предусматривается установление государственного контроля за приобретением акций, ответственность органов управления общества за убытки, причиненные их действиями, порядок раскрытия информации при подаче предложений о выкупе акций общества. Новый механизм приобретения крупного пакета акций должен, по мнению законодателя, повысить прозрачность процедуры приобретения акций любыми лицами, сделать процесс слияний и поглощений более цивилизованным.

Помимо указанного закона стоит назвать несколько постановлений Пленума ВАС РФ. Поскольку суды часто используются в качестве инструмента захвата, Пленум ВАС РФ вынужден постоянно давать разъяснения по применению арбитражно-процессуального законодательства. Один из таких документов ВАС РФ посвящен этой проблеме – Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 г. № 54 «О некоторых вопросах подсудности дел по искам о правах на недвижимое имущество», направлено на борьбу с инициированием рейдерами дел, связанных с недвижимостью, в удобных для себя судах.

В соответствии со ст. 38 ч. 1 АПК РФ иски о правах на недвижимое имущество предъявляются в арбитражный суд по месту нахождения данного имущества. Однако на практике это общее правило нередко обходится. Поэтому Пленум ВАС в своем постановлении недвусмысленно указал, что любые дела по спорной недвижимости рассматриваются арбитражными судами исключительно по месту ее нахождения.

В постановлении приводится перечень исков о правах на недвижимое имущество, чтобы исключить принятие их судами не по месту нахождения имущества. К таким искам отнесены: иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения; об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения; об установлении сервитута; о разделе имущества, находящегося в общей собственности; о признании права; об установлении границ земельного участка; об освобождении имущества от ареста. По месту нахождения недвижимого имущества также рассматриваются дела, в которых удовлетворение заявленного требования и его принудительное исполнение повлечет необходимость государственной регистрации возникновения, ограничения (обременения), перехода, прекращения прав на недвижимое имущество или внесения записи в Единый государственный реестр прав в отношении сделок, подлежащих государственной регистрации. Если арбитражный суд установил, что дело неподсудно данной судебной инстанции, то исковое заявление возвращается на основании п. 1 ст. 129 ч. 1 АПК РФ.

Не менее важным стало принятие Пленумом ВАС РФ Постановления от 12.10.2006 г. № 55 «О применении арбитражными судами обеспечительных мер», ограничивающего категории дел, в рамках которых могут приниматься обеспечительные меры только имущественными спорами. В Постановлении подчеркивается, что обеспечительные меры допускаются на любой стадии арбитражного процесса, в том числе в период приостановления производства по делу. В этот период лица, участвующие в деле, вправе обратиться с ходатайством об отмене обеспечительных мер, замене одной обеспечительной меры другой, истребовании встречного обеспечения.

Государственной Думой в соответствии с Концепцией развития корпоративного законодательства на период до 2008 г. подготовлены поправки в законы «Об акционерных обществах» и «Обществах с ограниченной ответственностью», направленные на противодействие рейдерским атакам, в частности касающиеся процедуры смены руководителя общества.

Нововведения предусматривают:

— в обществах с числом акционеров 50 и менее (и для всех обществ с ограниченной ответственностью) должен нотариально удостоверяться факт регистрации акционеров на собрании, в повестку дня которого включен вопрос об избрании исполнительного органа общества, досрочном прекращении его полномочий, избрании совета директоров, передаче полномочий единоличного исполнительного органа управляющей организации или управляющему. Данное положение не будет применяться, если функции счетной комиссии на таком собрании акционеров будет выполнять регистратор;

— в обществах с числом акционеров более 50 функции счетной комиссии сможет осуществлять только регистратор;

— необходимо нотариально удостоверять факт присутствия на заседании совета директоров его членов, если на этом заседании будет рассматриваться вопрос об избрании исполнительного органа общества или досрочном прекращении его полномочий. А подлинность подписи председательствующего на заседании должна быть нотариально засвидетельствована.

В законе «Об акционерных обществах» теперь прописаны процедуры, которые необходимо соблюдать при скупке акций. Однако этого явно недостаточно. Нужно комплексное одномоментное изменение законодательства для того, чтобы корпоративные конфликты в целом и недружественное поглощение в частности перестали быть инструментом отъема собственности. И главное здесь – соблюсти баланс между регламентацией процедур и смысловой совокупностью совершаемых действий.

Например, упомянутая процедура скупки акций ограничивает в действиях аффилированных лиц. Однако уже существующая практика корпоративных конфликтов дает достаточно материала для понимания того, что признаки аффилированности из-за их формальности можно достаточно легко обойти. Поэтому при рассмотрении подобных дел в арбитражном суде и/или антимонопольном органе было бы разумно не ограничиваться только формальными признаками аффилированности лиц, осуществлявших скупку акций, но и исследовать их возможную фактическую связь друг с другом (один из возможных примеров – координация действий по скупке акций из единого центра и финансирование скупки акций из одного источника).

Один из ключевых вопросов, на котором основывается рейдерство, – приобретение акций атакованной компании третьими лицами у лиц, завладевших акциями в результате неправомерных действий, являвшихся составной частью рейдерской атаки. Совершив несколько сделок купли-продажи с акциями между своими компаниями, рейдер продает акции конечному покупателю, который становится добросовестным приобретателем.

Ситуация может еще больше осложниться, если акции в процессе перепродаж тасовались, то есть для каждой последующей продажи формировался пакет акций из пакетов, приобретенных у разных продавцов. За счет такой техники и из-за того, что акции обращаются в бездокументальной форме, становится невозможно определить путь каждой конкретной акции от первой продажи до конечного покупателя.

При распутывании этих ситуаций владелец акций компании, которая подверглась рейдерской атаке, будет считать вопрос урегулированным только после возврата ему всех акций. Конечный же их покупатель, со своей стороны, будет считать ситуацию урегулированной после возврата уплаченных за акции денег. Возможно ли достичь этих двух целей одновременно? На бумаге – да, фактически – вряд ли. Так как в процессе перепродажи акций, скорее всего, будут участвовать подставные компании, которые затем оперативно ликвидируются, а возврат денег станет невозможным.

Так как в основе рейдерства лежит уголовно наказуемое деяние – одно или несколько, то проблему рейдерства нельзя решить предложенным законодателем путем: утяжеление процедур в акционерном законодательстве не может заменить неотвратимость уголовного наказания для лиц, преступивших закон.

Передел рынка в различных отраслях экономики – нормальное явление, поэтому в будущем недружественное поглощение компаний останется, однако оно должно перестать быть рейдерством. Для этого из процесса недружественного поглощения должна уйти уголовно наказуемая составляющая. Подобное произошло некоторое время назад с процедурой банкротства организации. Напомним, что перед рейдерством именно банкротство организаций использовалось как «легальный» способ отъема бизнеса. Однако после изменения в законодательстве банкротство перестало быть пригодным для этого.

Предыдущая

УДК 34.03

Страницы в журнале: 21-25

А.Ю. ФЕДОРОВ,

кандидат юридических наук, начальник кафедры совершенствования деятельности ОВД Уральского юридического института МВД России

Рассматривается проблема неправомерных захватов собственности (рейдерства) в России. Анализируются понятие и общественная опасность рейдерства.

Ключевые слова: рейдерство, захват собственности, общественная опасность, экономическая безопасность.

Problem of division of terms «raiding» and «unfriendly absorption»

Keywords: raids, seizure of property, public danger, economic security.

В 2008 году общий объем сделок по слияниям и поглощениям на российском рынке составил 110 398,9 млрд долл. (78,7 млрд в первом полугодии и 31,7 млрд — во втором). По оценкам экспертов, объем рейдерских поглощений составляет около 40% от общего объема сделок по слияниям и поглощениям, т. е. около 55 млрд долл. в год.

Самый крупный рейдерский рынок сформировался в Москве и Санкт-Петербурге, а в последние годы он стал интенсивно развиваться в регионах, особенно в нефтяных областях и в регионах с плодородными землями. Хотя российские масштабы рейдерских захватов до сих пор точно не подсчитаны, практически любой предприниматель в России живет под страхом рейдерского захвата. Целью захвата могут быть и мелкие, и градообразующие предприятия, и стратегические, и социально значимые, и те, ценность которых сводится к рыночной стоимости земельного участка, на котором они расположены.

Впрочем, рейдерские атаки опасны не только для одного конкретного предприятия, но и для страны в целом, поскольку препятствуют ее экономическому развитию. Сегодня Россия выходит на мировой рынок капитала, в свете чего проблема рейдерства приобретает особую актуальность: согласно данным мировых информационных агентств, в рейтинге инвестиционной привлекательности наша страна стабильно занимает низкие позиции — где-то по соседству с африканскими странами. И хотя отечественные чиновники утверждают, что эти данные не отражают действительности, факт остается фактом: иностранные компании не спешат делать долгосрочные инвестиции в российскую экономику.

Рейдерство в России связано с такими угрозами экономической безопасности, как рост коррумпированности государственных служащих и представителей судейского корпуса; повышение уровня безработицы; уклонение от уплаты налогов; монополизация ряда сегментов рынка; утрата конкурентоспособности; разрушение и спад производства; дискредитация представителей федеральной и региональной власти, правоохранительных органов и судов; ухудшение инвестиционного климата; деформация правовой идеологии и распространение правового нигилизма; активизация процессов отмывания денег, полученных преступным путем. Рейдерство оказывает дестабилизирующее воздействие на состояние имущественного оборота, приводит к значительному ухудшению криминологической обстановки в стране и резко снижает предпринимательскую активность населения.

С политической точки зрения рейдерство дискредитирует власть в глазах мирового сообщества, предоставляя дополнительные аргументы для упреков российской бюрократии в коррумпированности и недемократичности. Ущерб имиджу настолько велик, что мешает инновационной политике. Россия продолжает восприниматься как страна большого беспредела.

Следовательно, противодействие рейдерству имеет не только правовое, но и политическое значение. Однако до сих пор остается дискуссионным вопрос о том, что же следует понимать под терминами «рейдерство» и «недружественное поглощение».

По мнению А. Молотникова, в России недружественное поглощение представляет собой установление контроля над компанией с применением противозаконных методов и средств, часто сопровождающихся завладением акциями компании против воли ее настоящих собственников.

Этимология понятия «рейдерство» имеет отношение к пиратству — морскому разбою. Термин «рейдерство» восходит к английскому the raid — набег, внезапное нападение; причем идентичное значение и даже написание этого слова можно встретить в языках всех морских держав — испанском, немецком, французском. Рейдер в переводе с английского означает «налетчик». Рейдерами в Средние века называли самостоятельно действовавшие корабли, которые, в отличие от пиратов, служили правительству и нападали только на корабли и поселения, принадлежавшие враждебной стране. «Цель рейдерства, — пишет И. Можейко, — та же, что у корсара. Но если пират обогащается сам, а корсар делится добычей с владельцем судна и правительством, то рейдер состоит у правительства на службе и в распределении прибылей участвовать не должен. И еще одно различие: корсары и пираты редко топят судно, предварительно не обобрав его. Это противоречит самому духу их ремесла. Рейдер может просто уничтожать суда противника, не очищая их трюмы. Рейдерство свойственно в основном новому времени, когда стало ясно, что убыток противника — всегда прибыль». Согласно «Новому словарю иностранных слов» рейдер — «военный корабль, выполняющий самостоятельные боевые действия на морских и океанских путях сообщений, главным образом в целях уничтожения неприятельской морской торговли».

Такое понимание рейдерства указывает на его связь с банкротством, и в этом смысле рейдерство предполагает захват и последующее разорение предприятия с целью получения сверхприбыли, о чем свидетельствуют факты рентабельности данного явления, доходящей до 1000%.

Депутат Государственной думы И. Ждакаев справедливо отмечал, что олигархический капитал, захватывая предприятия, нередко разрушает их, лишая людей работы и создавая почву для социальных конфликтов. Враждебные поглощения стали для России напастью, которая расползлась по всем регионам, останавливая производство, оставляя безработными сотни тысяч граждан. Эмиссары такого захвата — рейдеры — могут полностью уничтожить малый и средний бизнес, если им не будут противопоставлены превентивные меры законодательного характера.

Рейдерство осуществляется криминальными приемами (в том числе связанными с заказными убийствами), которые указывают на развитие организованной преступности в сфере приватизации. Оргпреступность по определению не может быть созидательной. Захват собственности приводит к разорению законного собственника, но этим негативные последствия не ограничиваются. Рейдерство, как правило, сопровождается созданием шоковой атмосферы на предприятии, остановкой технологического процесса, втягиванием персонала в конфликт, что само по себе чревато незаконными, нередко насильственными действиями. Рейдерство представляет собой инструментарий продолжающейся криминализации экономики России и легализации организованной преступности.

Сегодня в России ни одна компания (даже относящаяся к военно-промышленному комплексу) не может чувствовать себя в полной безопасности. Так, в феврале 2004 года один из режимных институтов, работающий по заказам ФСБ России и Минобороны России, подвергся нападению со стороны большой группы лиц, в состав которой входили и работники милиции. По данному факту были возбуждены уголовные дела, после чего институт возобновил работу.

Имеются и другие примеры. В 2005 году был установлен факт вымогательства 5 млн долл. представителями коммерческой структуры «Системное проектирование бизнеса» у акционеров ОАО «Подольский электромеханический завод» за прекращение рейдерской атаки на это крупное стратегическое предприятие. В 2008 году под прицел рейдеров попал Омский завод транспортного машиностроения — крупнейшее специализированное стратегическое предприятие, способное в полном объеме обеспечить капитальный ремонт и модернизацию находящихся на вооружении российской армии танков Т-80. Только после вмешательства Управления ФСБ России по Омской области удалось пресечь попытку рейдерского захвата и сохранить работоспособность предприятия оборонного назначения.

Рейдерские действия могут привести не только к существенным нарушениям в экономической сфере, но и к реальной угрозе безопасности страны, подрыву устоев государства.

Существует мнение, высказываемое и активно защищаемое адвокатами рейдерства, что рейдерство — это легальный вид предпринимательской деятельности. В. Дрововозов, консультант сайта Zahvat.ru, утверждает, что в российском корпоративном законодательстве имеется множество пробелов и любая фирма может воспользоваться ими для достижения своих целей. Такая точка зрения выражает правовой нигилизм и означает подмену законности экономической целесообразностью. В законе действительно много пробелов (в том числе умело организованных), но использовать их в корыстных целях бесчестно и безнравственно. К сожалению, эти понятия в современных российских условиях выглядят нелепыми, а ведь именно в них сосредоточен дух права: служить идеалам свободы, справедливости, честности, искренности и порядочности…

Таким образом, общепринятое определение рейдерства отсутствует. Распространенное в 1990-х годах определение рейдерства как всякого незаконного захвата собственности, по нашему мнению, неточно. Вместе с тем заимствования зарубежных определений наподобие «приобретение акционерной компании без согласия ее акционеров путем агрессивной скупки акций на открытом рынке» являются неприемлемо узкими и просто игнорирующими российские реалии, а «вывод активов из владения законных собственников» — неоправданно широким, объединяющим законные и незаконные виды бизнеса.

В современной России под рейдерством часто понимают враждебное и незаконное поглощение бизнеса с помощью специально инициированного бизнес-конфликта. По сути дела, рейдерство — это захват чужого бизнеса с необоснованным использованием юридических норм и институтов, извращающих их сущность. Как видим, при этом рейдерство объясняется через другие понятия: «враждебное поглощение», «недружественное поглощение», «корпоративный захват» и т. п.

В юридической литературе также предприняты попытки сформулировать названные дефиниции. Так, М.П. Клейменов пишет, что «рейдерство есть уничтожение предприятия путем его захвата и последующего разорения в целях получения сверхприбыли». Д.И. Степанов характеризует корпоративные захваты как один из способов недобросовестного перехвата корпоративного контроля, т. е. осуществляемого без согласия внутренних инвесторов и (или) выплаты им справедливой компенсации.

В.В. Горбов трактует недружественное поглощение (применительно к акционерному обществу) как получение над акционерным обществом и (или) его имуществом и имущественными правами юридического и фактического контроля, вопреки воле его основных акционеров, путем использования несовершенства правового регулирования акционерных отношений и (или) путем нарушения действующего законодательства. М.А. Сергеев считает, что рейдерство — это противоправная деятельность, посягающая на установленный порядок назначения или избрания органов управления юридического лица или (и) порядок его реорганизации, выражающаяся в умышленном совершении ряда противоправных действий, направленных на удовлетворение личных корыстных интересов ограниченного круга лиц и приводящих к потере прав другими участниками корпоративных отношений на владение, распоряжение и пользование имущественными комплексами и в целом над оперативной деятельностью общества. В.В. Киселев указывает на то, что рейдерство допустимо трактовать как совершение действий, направленных против воли собственника на незаконное, вне пределов действия гражданского законодательства, изменение права собственности на имущество предприятия (акционерного общества), изъятие его в пользу другого лица, установление новым собственником полного контроля над этим имуществом в юридическом и физическом смысле. В. Константинов предлагает понимать под рейдерством крайне опасное социальное явление, связанное с криминальными факторами в сфере экономики страны, направленное на похищение чужого имущества путем незаконного изменения права собственности, в том числе и недвижимости, с использованием обманных действий в правовой и судебной сферах государства, с последующим захватом собственности и применением или угрозой применения сил и средств, опасных для жизни и здоровья человека, с причинением владельцам имущественного ущерба в крупном или особо крупном размере. А.Л. Балаян констатирует, что российское предпринимательское и уголовное право не содержит определения рейдерства, под которым следует понимать криминальное завладение собственностью юридического лица, совершаемое под прикрытием, как правило, нескольких гражданско-правовых сделок, по сути являющихся мнимыми и создающих видимость законного перехода собственности (предприятия, контрольного пакета акций, здания, сооружения, земельного участка и т. д.) от одного собственника к другому.

А.А. Лабутин считает, что рейдерство (недружественное поглощение предприятий или корпоративный захват предприятий) — это захват контрольного пакета акций или долей, кредиторской задолженности предприятия (организации) с целью установления над ним полного (фактического и юридического) контроля вопреки интересам и воле собственника или менеджмента этого предприятия (организации).

Как видим, существуют различные точки зрения на то, что следует понимать под рейдерством.

Некоторые исследователи рынка слияний и поглощений указывают, что рейдерство соответствует сигналу SOS и является прямым препятствием в обеспечении в России прав собственности, становлении нормальной рыночной экономики. Мы считаем, что рейдерство — это:

— «отсутствие в стране идеологии развития, практической способности проектировать и организовывать новые системы деятельности, прежде всего промышленность»;

— «крайнее проявление неуважения к законам, по которым живет наше бизнес-сообщество, опасное явление, за которым может стоять даже разрушение государства».

Нередко рейдерство представляют как частный случай распространенного во всем мире профессионального бизнеса по слияниям и поглощениям (теrgеrs апd асquisitiоns, М&А). Об этом, в частности, говорили многие участники конференции «Безопасность бизнеса во всех аспектах», которая состоялась 8 августа 2005 г. в Москве.

В странах с развитой рыночной экономикой этот бизнес процветает и выполняет важную функцию постоянного оздоровления национальных экономик, так как неэффективные (в том числе из-за неграмотного управления), но располагающие привлекательными активами предприятия захватываются более успешными и санируются. Поэтому объемы М&А и их удельный вес в ВВП — важный показатель, увеличение или высокий уровень которого является предметом гордости. Рост количества сделок по слиянию и поглощению воспринимается как признак улучшения инвестиционного климата; эксперты считают слияния и поглощения важным инструментом корпоративного роста.

В российских условиях рейдерство, наоборот, отрицательно влияет на инвестиционную привлекательность отечественной экономики. Так, в отчете о результатах социологического исследования «Рейдерство как социально-экономический и политический феномен современной России» (Центр политических технологий) указывается: «Рейдерство — это один из дополнительных рисков для инвестиций. Предпринимательское сообщество сейчас активно выводит резервные капиталы из российской экономики за рубеж, чтобы иметь возможность прожить там до улучшения ситуации. То, что сегодня зафиксирован рекордный отток капитала за рубеж, — это в том числе и результат рейдерских захватов. Пока рейдерство существует в таких размерах, в каких оно существует сегодня, развитие бизнеса в России невозможно». Этот неутешительный вывод должен послужить толчком для органов государственной власти по проведению адекватной государственной политики противодействия рейдерству.

Таким образом, понятия «рейдерство» и «недружественные поглощения» нельзя смешивать. В англосаксонской трактовке недружественное поглощение означает банальную скупку акций на рынке, осуществляемую против воли неэффективного менеджмента и нерасторопных крупных акционеров.

В общем смысле поглощение — это процесс, в результате которого активы компании становятся собственностью покупателя. Именно покупателя, а не захватчика. Поглощение происходит, когда одна компания приобретает контроль над другой.

В России между терминами «рейдерство» («корпоративный захват») и «недружественные (враждебные) поглощения» до сих пор ставится знак равенства. Как отличить рейдерский захват от недружественного поглощения? Критерий прост: законность действий стороны, заинтересованной в контроле над активами. Соблюдение законодательства — тот рубеж, что разграничивает недружественное (враждебное) поглощение, виной которому ошибки в управлении компанией, и рейдерство, взращенное на почве коррупции, подкупа и физической силы. Рейдерство — это противоправное перераспределение собственности. Даже вполне законная операция по поглощению активов становится рейдерским актом, если хотя бы на одном этапе применяются незаконные (криминальные) методы.

Можно утверждать, что рейдерские захваты становятся новым видом организованной экономической преступности.

Следует обратить внимание на то, что рейдерские захваты и криминальные банкротства — целенаправленная деятельность, которая стала уже отдельным нелегальным бизнесом. Это указывает на продолжающееся развитие экономических отношений в России по криминальному вектору и подтверждает неэффективность реформирования экономики.

С учетом сказанного можно сформулировать следующее определение рассматриваемого понятия: рейдерство — это общественно опасное противоправное деяние, связанное с незаконным приобретением права владения, и (или) пользования, и (или) распоряжения активами (частью активов) юридического лица либо с установлением контроля над юридическим лицом путем незаконного приобретения права владения, и (или) пользования, и (или) распоряжения долями участников юридического лица в уставном капитале юридического лица и (или) голосующими акциями акционерного общества, причиняющее вред правам и законным интересам собственников и осуществляемое вопреки их волеизъявлению, угрожающее безопасности личности, общества и государства.

Библиография

2 См.: Радыгин А. Российский рынок слияний и поглощений: этапы, особенности, перспективы // Вопр. экономики. 2009. № 10. С. 29.

3 См.: Молотников А. Слияния и поглощения. Российский опыт. — М., 2006.

4 Можейко И. Пираты, корсары, рейдеры: Очерки истории пиратства в Индийском море и южных морях (XV—XX века). — СПб., 1994. С. 4.

5 Новый словарь иностранных слов. — Мн., 2005. С. 844.

6 См.: Ждакаев И. Вот вам и «священная» собственность // Российская Федерация сегодня. 2005. № 17. С. 14—15.

7 См.: Гурвич В. На войне как на войне // БОСС: Бизнес: организация, стратегия, системы. 2005. № 1.

8 См.: Патрушев Н.П. Экономическая безопасность начинается с борьбы против коррупции // Известия. 2005. 20 дек.

10 См.: Делягин М. Рейдерство: «черный бизнес» России: Краткое изложение аналитического доклада. — М., 2006. С. 5.

11 Клейменов М.П. Криминология: Учеб. — М., 2008. С. 416.

12 См.: Степанов Д.И. Корпоративные споры и реформы процессуального законодательства // Вестн. ВАС РФ. 2004. № 2. С. 125.

14 См.: Сергеев М.А. Особенности методики расследования преступлений, связанных с присвоением прав на владение и управление предприятиями и организациями: Дис. … канд. юрид. наук. — Тюмень, 2008. С. 27.

15 См.: Киселев В.В. Нормы корпоративного законодательства не позволяют в полной мере противостоять рейдерству // Как противостоять угрозе рейдерства: Материалы межрегионального форума. — Н. Новгород, 2007. С. 80.

16 См.: Константинов В. Рейдерство — не мошенничество! // Законность. 2008. № 11. С. 40.

17 См.: Балаян А.Л. Преступные «недружественные поглощения» предприятий в Москве // Российский следователь. 2008. № 13. С. 18.

18 См.: Лабутин А.А. Рейдерство // Вестн. ТИСБИ. 2008. № 1.

19 Крупнов Ю. Пираты XXI века // Литературная газета. 2006. 17 окт.

20 Астахов и рейдеры // Эксперт Online. 2007. 12 марта.

Недружественное (враждебное) поглощение бизнеса (hostile takeover) для предприятия является неприятной неожиданностью, прежде всего для менеджмента компании-цели. С точки зрения законодательства стран Запада, это абсолютно законный вид деятельности, основными особенностями которого являются: отсутствие признаков неправомерного покушения на чужую собственность и некорректность по отношению к наемным менеджерам. Управленческий персонал западных компаний, в условиях огромного количества акционеров, далеко не всегда напряженно работает на порученных участках за минимальное вознаграждение.

В частности, в США правила осуществления враждебного поглощения определены в Законе Уильямса (1968), который детально регламентирует правила осуществления тендерного предложения. По существу, покупатель направляет акционерам компании-цели пакет информации, включающей предложение о приобретении и срок его действия. В препроводительном письме описывается метод переведения акций на покупателя. Суть тендерного предложения состоит в том, что фиксированная цена за акции назначается выше текущей биржевой котировки {takeover premium), что выгодно акционерам, а время на принятие решения выделяется небольшое. Подобные оферты получают миноритарные (единичные) акционеры, которые делают выбор собственного блага между разовым бонусом и текущей доходностью. При этом покупатель вправе отказаться от приобретения, если к продаже заявлено слишком много акций или, напротив, недостаточное их количество. Покупатель также вправе отозвать свое тендерное предложение. В свою очередь, акционер может отозвать любые акции, заявленные к продаже, в течение периода действия тендерного предложения, направив письмо об их отзыве вместе с документом, удостоверяющим подлинность его подписи.

В реальной жизни все сложнее, по этой причине зарубежная практика выделяет следующие виды враждебных поглощений.

  • • «белое» рейдерство — законное поглощение компании, синоним слияниям и поглощениям. В ходе его используются некоторые квазизаконные действия: срыв собрания акционеров, использование пробелов в законодательстве, забастовки, организация проверок контролирующими государственными органами;
  • • «серое» рейдерство — сочетание квазизаконных и незаконных мер: подкуп судей для ускорения принятия законного решения на основании поддельного реестра акционеров, шантаж контрагентов предприятия для создания ситуации невозможности продолжения деятельности и т.д. Обычно реализация таких схем происходит под прикрытием несовершенства действующего законодательства;
  • • «черное» рейдерство — откровенно силовой, явно незаконный захват чужой собственности. Характерно использование исключительно незаконных действий для установления контроля над предприятием: шантаж, подкуп, силовой вход на предприятие, подделка судебных решений, реестра акционеров и т.п.

Термины «рейдер», «рейдерство» пришли в Россию из США, где эти слова уже не ассоциируются с морским пиратством, а обозначают атакующую сторону в сфере слияний и поглощений. Этот вид деятельности на Западе считается законным, весьма уважаемым и высокоинтеллектуальным юридическим бизнесом. На практике реализуется три механизма недружественных поглощений.

  • 1) захватчик осуществляет скупку акций компании-цели у ее акционеров в обход менеджмента данного предприятия, оплачивая их деньгами или обменивая на акции своих или других предприятий;
  • 2) захватчик осуществляет скупку акций компании-цели через судебное решение в процессе исполнительного производства (без банкротства) за имеющиеся и доказанные долги;
  • 3) захватчик использует судебное решение о признании компании-цели несостоятельной (банкротом) и осуществляет скупку активов в период внешнего управления или конкурсного производства.

Каждый из этих механизмов захвата имеет свои особенности. При реализации первого механизма поглощения, в частности, рейдер скупает небольшой пакет акций компании-цели. Такая сделка позволяет использовать статус акционера и вносить предложения в повестку годового собрания акционеров, выдвигать кандидатов в совет директоров, знакомиться с реестром акционеров, инициировать внеочередное собрание акционеров, получать доступ к обширной информации о деятельности общества, включая сведения о его долгах. Подобный механизм также позволяет агрессору не обнаруживать раньше времени свои намерения. Это также не даст оснований для резкого роста акций компании-цели на рынке, поскольку все поглощения связаны с выплатой значительной премии за контроль.

Второй механизм поглощения — это арест активов предприятия-цели за долги в соответствии с нормативными положениями арбитражного процесса и исполнительного производства. Внешне такой захват выглядит как защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов рейдера. В качестве поводов используются факты нарушения сроков возврата кредита, выданного захватчиком. Рейдер обращается с исковым заявлением о защите нарушенных прав в арбитражный суд, о возврате долга и в качестве обеспечительной меры просит суд наложить арест на имущество компании-цели. В рамках исполнительного производства рейдер стремится подкупить судебного исполнителя, который, в случае реализованной угрозы коррумпирования, производит арест значительно большей доли имущества, чем требуется, а также производит оценку арестованных активов значительно ниже их рыночной стоимости.

Третий механизм поглощения осуществляется через процедуры банкротства компании-цели. Нарушение законодательных норм при применении этого способа захвата заключается в том, что рейдер реализует преднамеренное банкротство компании-цели через аффилированного арбитражного управляющего. Преднамеренность банкротства выражается в умышленном создании или увеличении неплатежеспособности организации, подлежащей захвату.

Имеются и другие критерии захватов, основанные на других принципах, к примеру захват, характеризующий сферы деятельности рейдера и компании-цели. По данному критерию их можно классифицировать следующим образом:

  • 1) самозахват;
  • 2) горизонтальное поглощение;
  • 3) вертикальное поглощение;
  • 4) родственные (концентрические) поглощения;
  • 5) конгломеративные поглощения.

Самозахват представляет собой получение менеджментом данного предприятия полного контроля над ним. Горизонтальные поглощения обычно происходят между предприятиями, работающими на одном сегменте рынка и выпускающими сходную продукцию. Целью, которую преследует рейдер, обычно является увеличение сегмента рынка, повышение степени концентрации в отрасли и вытеснение с рынка конкурирующих фирм. Вертикальные поглощения — это захваты, при помощи которых рейдер пытается расширить операционную деятельность на предыдущие или последующие производственные стадии. Родственные (концентрические) поглощения обычно определяют как захват предприятий, сходных по природе и действиям. В этих ситуациях захватчик и компания-цель связаны между собой базовыми технологиями, производственным процессом или через рыночную нишу. Конгломеративные поглощения происходят между предприятиями, абсолютно не соприкасающимися между собой, как на сегменте рынка, так и по производственно-снабженческим связям. Особое место могут занимать инвестиционные компании, действующие в собственных интересах или по поручению клиента, либо профессиональные рейдеры (гринмейлеры), для которых поиск и захват предприятий-целей является преимущественно основным, если не единственным видом деятельности.

В статье описывается история развития враждебных поглощений в российской экономике, рассматривается наиболее распространенная классификация рейдерства: «черное», «серое» и «белое» рейдерство, а также основные этапы рейдерского захвата предприятий и особенности враждебных поглощений на российском рынке.

Классическое враждебное поглощение представляет собой приобретение компанией или рейдером контрольного пакета акций какой-либо компании против воли акционеров и совета директоров. Однако, в российской практике враждебные поглощения нередко представляют собой установление контроля над предприятием путем силового захвата предприятия, использования мошеннических схем и иных противозаконных методов.

Враждебные поглощения в отечественной экономике берут начало с проведением массовой приватизации государственных предприятий в 1988 году. Изначально поглощения проводились грубыми противозаконными методами с использованием подставных организаций, силового воздействия, угроз, шантажа и т.д. Развитие враждебных поглощений продолжилось с проведением залоговых аукционов в 1995 году посредством чего были приватизированы крупные сырьевые предприятия .

Дальнейшему развитию рейдерства поспособствовало принятие в 1997 году закона о несостоятельности (банкростве), что привело к максимальному упрощению захвата компаний с помощью искусственного банкротства. В 2002 году вышла новая редакция закона о банкротстве, в результате чего количество враждебных поглощений с использованием инициации процедуры банкротства значительно снизилось. Кроме того, рейдерство стало принимать иные формы, например, силовые захваты стали комбинироваться с мошенничеством или принуждением к сделке. Более того, появились профессиональные рейдерские команды, которые маскировались под видом компаний, оказывающих консалтинговые услуги.

К 2004 году в рейдерской среде назрел кризис идей, вызванный следующими причинами. Во-первых, серьезно увеличилось число акционерных обществ с высоко концентрированной структурой собственности. Во-вторых, крупные компании начали уделять внимание корпоративной защите и применять превентивные меры для предотвращения враждебных поглощений. Более того, появилось много консалтинговых фирм, предлагающих помощь в борьбе с корпоративными захватами. В-третьих, к 2004 году завершилось формирование ключевых бизнес-холдингов, поэтому рейдеры переключились на захваты предприятий малого и среднего бизнеса. Наконец, ужесточилось уголовное преследование судей за вынесение заказных приговоров, которые широко использовались для осуществления враждебных поглощений. После 2004 года вместо инициации процедуры банкротства рейдеры начали проводить враждебные поглощения путем оспаривания приватизации и упрощенной процедуры перерегистрации собственника.

В настоящее время враждебные поглощения проводятся путем фальсификации документов, использования кредиторской задолженности, залогового обеспечения или бюджетной задолженности, коррупционного сговора с сотрудниками правоохранительных органов и иными манипуляционными способами, такими как мошенничество, шантаж, угрозы и т.д. .

Как правило, рейдерский захват компании проходит следующие этапы. Прежде всего, рейдер получает акции компании различными способами (покупка, договор дарения, подделка реестра) и увеличивает пакет акций до контрольного. После этого проводится смена руководителя компании, за которой следует легитимизация поглощения и происходит фактический захват предприятия путем силового вторжения на территорию и установления контроля .

В зависимости от используемых методов рейдерство подразделяется на «черное», «серое» и «белое».

«Белое» рейдерство осуществляется без нарушения законодательства. Одним из наиболее распространенных форм «белого» рейдерства является корпоративный шантаж, или гринмейл, под которым подразумевается целый комплекс мероприятий, проводимый миноритарными акционерами, чтобы вынудить акционерное общество или отдельных его участников выкупить акции, принадлежащие этим акционерам, по завышенным ценам .

«Серое» рейдерство официально не является противозаконным в силу несовершенства российского законодательства, однако балансирует на грани уголовно наказуемого преступления и спора между хозяйствующими субъектами. Основная проблема заключается в том, что российские рейдеры в основном используют схемы «серого» рейдерства .

«Черное» рейдерство, или силовое предпринимательство, представляет собою противозаконную разновидность враждебных поглощений. К «черному рейдерству» относятся враждебные поглощения, для осуществления которых используются подкуп, шантаж, угрозы, силовой захват организации, хищение акций, долей и активов общества путем фальсификации записей в реестре акционеров, инициирование искусственных задолженностей, сговор с лицом, осуществляющим управленческие функции для вывода имущества из-под контроля титульного собственника, намеренное банкротство и подкуп должностных лиц и судей и т.д. .

Необходимо отметить, что в России распространено «серое» и «черное» рейдерство, в то время как за рубежом существует исключительно «белое» рейдерство .

Наиболее уязвимы перед враждебными поглощениями высокорентабельные предприятия с распыленным акционерным капиталом, то есть большим числом миноритарных акционеров, владеющих небольшими пакетами акций . Особый интерес для рейдеров представляют ликвидная недвижимость и земельные участки. Большая кредиторская задолженность с истекающими сроками выплаты представляет собой серьезную угрозу для независимости предприятия, поскольку рейдеры имеют право выкупить задолженность у кредитора без согласия должника. Кроме того, нарушения в оформлении документов, при приобретении активов или порядка проведения общих собраний акционеров и заседаний совета директоров также увеличивают риск враждебного поглощения .

В России силовые рейдерские захваты широко распространены в сферах оптовой и розничной торговли, строительства и производства. В настоящее время рейдеры специализируются на захватах предприятий малого и среднего бизнеса, поскольку подобные поглощения не требуют больших финансовых вложений и не предполагают высоких рисков. Стоит отметить, что для захвата крупного ликвидного бизнеса рейдеры готовы брать на себя риски и используют административные и финансовые ресурсы .

Враждебные поглощения чаще осуществляются в регионах с небольшим числом некоммерческих организаций, высоким уровнем преступности в бизнес-среде и низким уровнем прозрачности судебной системы .

Наиболее распространенными способами враждебного поглощения в Российской Федерации считаются консолидация (скупка) мелких пакетов акций, преднамеренное доведение до банкротства, преднамеренное снижение стоимости предприятия и покупка его активов, оспаривание прав собственности на стратегические важные активы и сговор с менеджерами компании.

На данном этапе трудно достоверно оценить объем враждебных поглощений на рынке по причине отсутствия единой статистики корпоративных захватов в Российской Федерации, однако по разным данным в нашей стране проводится от 60 до 800 тыс. рейдерских захватов в год .