Нетрадиционные методы ведения следствия

УДК 343.98

И. В. Смолькова

НЕТРАДИЦИОННЫЕ МЕТОДЫ РАСКРЫТИЯ И РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ С ПОЗИЦИИ ПРОЦЕССУАЛИСТА

Аннотация. В статье рассматривается нетрадиционные методы раскрытия и расследования преступлений, представленные в криминалистической литературе. Обосновывается тезис о том, что нельзя сразу отказываться от новых перспективных идей, но также недопустимо их внедрять в уголовное судопроизводство без должного теоретического обоснования, апробации в практической деятельности, позволяющей убедиться в их эффективности и достоверности получаемых с их помощью результатов.

Ключевые слова: нетрадиционные методы раскрытия и расследования преступлений; одорология; полиграф; парапсихология; биоритмология.

I. V. Smolkova

UNCONVENTIONAL METHODS OF CRIME DETECTION

AND CRIME INVESTIGATION FROM THE PERSPECTIVE

OF PROCESSUALIST

Внедрение в практику расследования нетрадиционных методов не только не соответствует положениям теории доказательств и извращает научные представления о собирании доказательств, подрывая законность доказывания, ведёт к нарушению прав участников уголовного судопроизводства и этим фактически ослабляет требования допустимости доказательств и эффективность предварительного расследования.

С. А. Шейфер

В теории и практике расследования преступлений достаточно остро всегда стоял и в настоящее время стоит вопрос о необходимости применения новых тактических приёмов, технических средств и методов, повышающих его эффективность, в том числе и нетрадиционных, т. е. не закреплённых в законе и вызывающих сомнения в их надёжности и достоверности.

Под нетрадиционными методами раскрытия и расследования преступлений в криминалистической литературе понимаются методы, результаты которых широко не вошли в следственную практику, не апробированы, не обобщены, не проанализированы, научная обоснованность которых вызывает сомнение и критику. .

Т. С. Волчецкая выделяет три группы нетрадиционных методов: 1) нетрадиционные для уголовно-процессуальной сферы методы, получившие разработку в других отраслях научных знаний (гипнология и биоритмология); 2) методы, порождённые криминалистикой, но не получившие всеобщего признания (криминалистическая одорология, применение полиграфа при опросе); 3) методы околонаучного знания (астрология, физиогномика, графология, парапсихология) .

Некоторые авторы считают, что любой заимствованный и адаптированный криминалистикой метод других наук можно рассматривать как нетрадиционный. Такой метод, по их мнению, может длительное время находиться в так называемом «пограничном пространстве» до тех пор, пока криминалистическая теория и практика не выполнят функции строгого «отдела технического контроля» и не примут его в качестве специального метода другой науки, адаптированного для решения задач криминалистики, или не отвергнут его как ненадёжный и не обеспечивающий должного решения криминалистических задач. .

По мнению А. Л. Протопопова, нетрадиционные методы могут применяться только в рамках конкретного уголовного дела , а с точки зрения Н. Н. Китаева, нетрадиционные — это методы, используемые для воздействия на конкретное лицо как «следственные хитрости и «психологические ловушки» .

В литературе, в основном криминалистической, предлагается множество нетрадиционных методов раскрытия преступлений. Это в первую очередь использование полиграфа; затем: учёт биоритмов при допросах обвиняемого; учёт влияния магнитных бурь на организм человека; привлечение к раскрытию преступлений экстрасенсов (предсказателей, парагностов, ясновидцев и сенситивов), колдунов, колдуний, гадалок; применение гипноза и «сыворотки правды», использование парапсихологии, демонологии, пси-хографии, теософии, хирологии, хиромантии, танатологии, уфологии, кине-сики (язык жестов), лозоходства, суггестии, биолокации, астрологии, телепатии, телекинеза, теургии, физиогномики и т. д., и т. п.

Н. Н. Китаев предлагает использовать при допросе музыкальный и за-паховый фон для эмоционального воздействия на обвиняемого .

Если объективно оценивать суть перечисленных «нетрадиционных методов», то, в конечном итоге, практически все они будут сведены к получению выгодных для следователя показаний и, главным образом, признания вины обвиняемым, чаще всего, «во что бы то ни стало», чтобы привести обвиняемого в такое состояние, в котором он признает всё, что угодно.

Так называемые нетрадиционные методы всё чаще стали использоваться при раскрытии и расследовании преступлений, данное явление приобретает массовый характер, что не может вызывать тревоги и опасений со стороны процессуалистов. Идея о возможностях нетрадиционных методов для установления обстоятельств совершения преступлений широко тиражируется СМИ. Последние с завидным упорством повествуют об успешном раскрытии преступлений с помощью экстрасенсов, о проверке правдивости граждан с помощью гипноза, игнорируя доводы науки о неправомерности применения подобных методов установления истины, также игнорируются и критические материалы относительно таких приёмов, как основанных на предрассудках и невежественных представлениях.

Распространённость подобных тенденций, замена научных подходов к проблемам получения доказательств псевдонаучными, создаёт серьёзную угрозу основам уголовного судопроизводства. Во всех этих рекомендациях главное внимание акцентируется на методах получения информации при полном игнорировании прав личности, попавшей в орбиту уголовного судопроизводства.

Следует заметить, что большинство из предложенных нетрадиционных методов имело хождение ещё в 20—50-х гг. прошлого столетия и за прошедшее время не продвинулось ни в теоретическом обосновании, ни в практическом эксперименте. Например, телепатия и ясновидение давно отвергнуты наукой в применении в любой области, тем более, в уголовном судопроизводстве, где поиск истины основывается на логическом анализе системы доказательств, а не на интуитивных домыслах.

В юридической литературе мнения о возможности использования нетрадиционных методов в раскрытии и расследовании преступлений разделились. Одни авторы исходят из того, что нетрадиционные методы позволяют выявлять и раскрывать преступления, и они должны в этих целях использоваться . В этой связи, например, А. С. Вуль отмечает, что нетрадиционные методы познания упрощают работу сотрудников оперативных подразделений, направляя их действия по нужному руслу, значительно удешевляют работу, экономят время и силы и дают исходные данные для применения иных методов, в том числе официально признанных — традиционных .

Солидаризируясь с ним, А. Л. Протопопов полагает, что «в настоящее время в России уголовно-процессуальное законодательство неадекватно состоянию преступности, а борьба с ней не соответствует её уровню, структуре, динамике», этой борьбе «мешают совершенно фальшивые лозунги незыблемости прав человека», поэтому государство вправе бороться с преступностью теми способами, методами, которыми считает необходимыми, поскольку преступность начинает представлять угрозу его национальной безопасности .

Е. В. Смахтин полагает, что применение именно «нетрадиционных» для практики приёмов, которые уже апробированы наукой, позволяют раскрыть наиболее чудовищные преступления, вызвавшие большой общественный резонанс .

С точки зрения ряда авторов, категорическое неприятие некоторых новых методик расследования, с одной стороны, и насущная необходимость в разработке нетрадиционных методов выявления и раскрытия преступлений — с другой, приводит к вредным застойным тенденциям в процессе их признания и последующего внедрения .

А. Г. Кольчурин считает, что законодатель предоставляет относительную свободу в выборе источников получения доказательств, поэтому указанные в перечне видов доказательств (п. 6 ч. 2 ст. 74 УПК РФ) «иные документы» позволяют рассматривать в качестве таковых документы, с помощью которых можно оформить процедуру получения доказательств из иных нетрадиционных источников (полиграф, одорология, гипноз и др.) .

Эту позицию разделяют и некоторые официальные структуры. В 1993 г. кабинетом криминалистики Прокуратуры РСФСР была выпущена брошюра с рекомендациями об использовании на предварительном следствии хиромантии, гороскопа подозреваемого и других оккультных данных . В мае 1994 г. во ВНИИ МВД России был проведён научно-практический семинар, посвящённый использованию в правоприменительной деятельности гипноза, полиграфа и помощи экстрасенсов .

Большинство же юристов, как криминалистов, так и процессуалистов, полагает принципиально недопустимым использование в расследовании преступлений нетрадиционных методов, называя их ориентированными на использование иррационального, подсознательного, лишёнными естественно-научного обоснования, считая, что они нарушают права граждан и могут привести к осуждению невиновных.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

И. Я. Фойницкий ещё в XIX в. писал, что из процесса доказывания должны быть исключены «обстоятельства сверхъестественные, противоречащие известным нам законам природы и потому невозможные с точки зрения оных. Опыт эпохи процессов колдовства показал, что тогда путём свидетельских показаний устанавливались такие события, как сношения с дьяволом, зачатие от него и т. п., и на основании этих показаний пролито немало невинной крови. Для предупреждения этого современный процесс устраняет доказывание обстоятельств, несовместимых с известными нам законами природы и потому невозможных, каковы чудеса, исцеление молитвою, влияние заговоров» .

А. М. Ларин рассматривал нетрадиционные методы как попытки компенсировать низкий профессионализм следователей, называя их паракри-миналистикой, и предлагал установить в уголовно-процессуальном законе запрет на применение таких приёмов .

С. А. Шейфер справедливо указывает на безапелляционность некоторых предложений о легализации «нетрадиционных приёмов», порой смыкающихся с бытующими в обществе предрассудками о могуществе различных сверхъестественных сил» .

А. Г. Филиппов, подвергая резкой, но вполне обоснованной критике рекомендации ряда авторов по внедрению в современную криминалистику некоторых нетрадиционных приёмов, пишет: «наукообразные сочинения по демонологии или теософии могут существовать, но с подлинной наукой они не имеют ничего общего. Считать их серьёзными научными работами, «научной базой», — значит, дискредитировать науку», называя их «средневековым мракобесием» .

Рекомендации, не имеющие под собой научной базы, научной достоверности, должны быть исключены из арсенала криминалистики, это очевидное положение не нуждается в доказательствах, ставка на такие методы может привести только к одному — беззаконию и произволу. Думается, абсолютно прав А. М. Ларин, отметив, что рекомендации использовать нетрадиционные методы, сопровождаемые успокоительными оговорками о том, что данные, полученные в результате их применения, имеют ориентирующий характер, могут использоваться только в ОРД для формирования и выдвижения версий, но не в качестве доказательств, способны направить расследование в ложном направлении .

Справедливости ради всё-таки следует заметить, что те методы, которые 15—20 лет назад считались псевдонаучными, в настоящее время стали научной реальностью и достаточно широко применяются в практике расследования преступлений (например, производство геномной экспертизы ДНК, фотопортретная экспертиза по останкам черепа, фоноскопическая экспертиза и т. д.). Достигнуты определённые успехи в области применения полиграфа.

В условиях усложнения криминогенной обстановки в стране научно-криминалистические, оперативно-розыскные и процессуальные средства борьбы с преступностью также будут усложняться. На помощь оперативным сотрудникам и следователям придут новые методы, приёмы и средства расследования преступлений в виде научно-технических достижений, а также рекомендаций специалистов, апробированных, научно обоснованных и соответствующих нормам закона и морали. Но и этого будет недостаточно, пока не будет разрешён вопрос, имеющий наиболее важное значение для уголовного дела, — это вопрос о допустимости информации, полученной в результате использования этих методов, в процессе доказывания. Нельзя просто отмахнуться ни от одной интересной и, возможно, перспективной идеи. Но, прежде чем внедрять новые криминалистические методы в уголовное судопроизводство, необходимо не только теоретически их обосновать, но и апробировать в реальной деятельности по расследованию уголов-

ных дел, убедиться в их эффективности, надёжности и достоверности получаемой с их помощью информации.

Список использованной литературы

4. Протопопов А. Л. Расследование серийных убийств. — М., 2006. — С. 218.

6. Комиссаров В. И. Использование полиграфа в борьбе с преступностью // Законность. — 1995. — № 1. — С. 43—47.

9. Кольчурин А. Г. О допустимости использования информации, полученной «нетрадиционным» способом в процессе формирования доказательств по уголовному делу // Уголовно-процессуальное доказывание и другие актуальные проблемы досудебного производства: сб. науч. тр. — Краснодар, 2010. — С. 60—61.

10. Исаенко В. О криминалистических новшествах // Законность. — 1999. — № 10. — С. 39.

12. Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. — В 2 т. Т. 2. — СПб.: Альфа, 1996. — 606 с.

13. Ларин А. М. Криминалистика и паракриминалистика. — М.: БЕК, 1996. — 192 с.

15. Филиппов А. Г. Проблемы криминалистики. Избр. ст. — М.: Юр-литинформ, 2007. — 352 с.

Под методом в философии понимается путь, способ познания какого-либо явления или объекта. Совокупность методов, используемых данной наукой, называется методологией. В методологии криминалистики можно выделить четыре уровня используемых методов: 1) всеобщий (философский), 2) общенаучные, 3) частнонаучные и 4) собственно криминалистические.

Наряду с общепризнанными в криминалистике методами в последнее время стали разрабатываться так называемые нетрадиционные методы, которые, по мнению Т.С. Волчецкой, можно отнести как к группе частнонаучных, так и к разряду используемых только в криминалистике.

К числу используемых в криминалистике и возникших в недрах самой этой науки относятся методы, пока не получившие общепризнанного статуса. К первой группе таких методов относится криминалистическая одорология и метод полиграфного исследования. Во вторую группу нетрадиционных для уголовно-процессуальной сферы деятельности методов включают методы, которые используются в других науках, например биоритмология и гипнология, но вызывают среди криминалистов споры об их правах на гражданство в криминалистике и уголовном процессе. И третью группу нетрадиционных методов составляют методы, развивающиеся вне рамок науки, возникшие в недрах околонаучного знания, пока лишь только обретающего статус научных. К их числу следует отнести астрологию, физиогномику, графологию, парапсихологию, экстрасенсорику.

Возможность использования того или иного нетрадиционного метода в борьбе с преступностью определяется с позиции научности, законности и нравственности применения.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком на Litres.ru