Право на образование относится к правам

Статья 5. Право на образование. Государственные гарантии реализации права на образование в Российской Федерации

Часть 1 комментируемой статьи непосредственно связана с частью 1 ст. 43 Конституции РФ. Однако если конституционная норма закрепляет за каждым право на образование («каждый имеет право на образование»), то в соответствии с нормой Закона об образовании каждому право на образование гарантируется.

Понятие права на образование. Образовательное право возникло для того, чтобы обеспечить реализацию права каждого человека на образование.

Под правом на образование в объективном смысле (объективное право на образование) понимается совокупность правовых норм, регулирующих общественные отношения, связанные с получением образования (о нем пойдет речь позже, в тех разделах учебника, которые посвящены нормам и источникам образовательного права.

Право на образование в субъективном смысле (субъективное образовательное право) гарантированная государством и международным правом фактическая возможность лица обладать и пользоваться знаниями, умениями и навыками в целях повышения своего образовательного и культурного уровня.

Право на образование, закрепленное в Конституции РФ и предусмотренное основными международными договорами по правам человека, представляет собой субъективное право.

Право на образование относится к основным правам и свободам человека и производно от такого фундаментального права, как право на жизнь. Право на образование относится к правам человека второго поколения, которые объединяют основные социально-экономические и культурные права — право на труд, отдых, жилище, социальное обеспечение, охрану здоровья, доступ к культурным ценностям и т. д. (правами первого поколения по этой терминологии считаются личные и политические права, а правами третьего поколения — коллективные права на мир, здоровую окружающую среду, развитие и др.).

Право на образование одно из наиболее значимых социальных прав человека, которое создает необходимую предпосылку развития человека как личности, влияет на состояние общества, находится в тесной взаимосвязи с политическими, экономическими и иными социальными правами человека.

Право на образование приобретается человеком естественным образом, по факту своего рождения, поскольку каждому человеку свойственно развиваться, накапливать опыт и получать новые знания, творить и передавать всё накопленное им другим поколениям. Образование является одним из основных условий полноценного существования человека в обществе.

Человек обладает изначально, независимо от воли государства, всеми основными правами, включая право на образование. Никому не может быть отказано в праве на образование. Государство же обязано обеспечить реализацию этого права, не ставя при этом получение образования в зависимость от своей воли.

В качестве основного права человека право на образование не может быть даровано, передано другим лицам или отчуждено в какой бы то ни было форме. Более того, сам человек не может отказаться от права на образования. Основное общее образование сегодня в соответствии с международными стандартами является обязательным, поскольку без него оказывается невозможной социализация человека в современном обществе.

Право на образование предполагает свободу образования, то есть возможность получения образования всеми желающими, свободу образования в соответствии с убеждениями, то есть возможность для каждого получить образование в соответствии с его религиозными или идеологическими взглядами на мир, а также педагогические и академические свободы, подразумевающие свободу выбора педагогических методов обучения, источников информации, свободу постановки вопросов, проведения исследований и дискуссий, независимо от того, задевает такая полемика кого-либо или нет.

Современное понимание права на образование не сводит его исключительно к праву каждого на получение образование, оно дополняется правом на получение различных уровней образования и на получение образования в различных формах, право на свободный выбор языка обучения, установлением не только права, но и обязанности получения основного общего образования, приоритетным правом родителей в выборе вида образования для своих малолетних детей и т. д.

Юридическим основанием реализации права на образование на практике, в повседневной жизни должно стать его закрепление международным правом и внутригосударственным законодательством.

Международные стандарты права на образование. Проблема соблюдения и обеспечения основных прав и свобод человека давно уже перешагнула национальные границы отдельно взятого государства и заняло центральное место среди приоритетных проблем международного права. Каждому государству вменяется в обязанность гарантировать на своей территории соблюдение фундаментальных прав и свобод человека, к числу которых относится право на образование.

Право на образование обозначено в качестве одного из фундаментальным прав человека во всех базовых документах международного права по правам человека.

Во Всеобщей декларации прав человека 1948 г. закреплено (ст. 26), что каждый человек имеет право на образование. При этом уточняется, что:

а) образование должно быть бесплатным по меньшей мере в том, что касается начального и общего образования;

б) начальное образование должно быть обязательным;

в) техническое и профессиональное образование должно быть общедоступным;

г) высшее образование должно быть одинаково доступным для всех на основе способностей каждого.

Международное право ориентирует образование на полное развитие человеческой личности и уважение к правам человека и основным свободам. «Образование, — закреплено во Всеобщей декларации прав человека, — должно содействовать взаимопониманию, терпимости и дружбе между всеми народами, расовыми и религиозными группами и должно содействовать деятельности Организации Объединенных Наций по поддержанию мира».

В Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах 1966 г. было подтверждено (ст. 13) право каждого человека на образование, при этом государства – участники Международного пакта признали, что для полного осуществления права на образование:

а) начальное образование должно быть обязательным и бесплатным для всех;

б) среднее образование, включая профессионально-техническое среднее образование, должно быть открыто и сделано доступным для всех путем принятия необходимых мер и, в частности, постепенного введения бесплатного образования;

в) высшее образование должно быть сделано одинаково доступным для всех на основе способностей каждого путем принятия всех необходимых мер и, в частности, постепенного введения бесплатного образования;

г) элементарное образование должно поощряться или интенсифицироваться по возможности для тех, кто не проходил или не закончил полного курса своего начального образования;

д) должно активно проводиться развитие сети школ всех ступеней, должна быть установлена удовлетворительная система стипендий и должны постоянно улучшаться материальные условия преподавательского персонала.

Таким образом, объём права на образование может различаться для разных ступеней образования. В Пакте предусматривается обязательность и бесплатность начального образования, и только постепенное введение бесплатного среднего и высшего образования.

Еще одним базовым документом, в котором установлены международные стандарты права на образование, является Конвенция о правах ребенка 1989 г. В ней, государства-участники, признавая право ребенка на образование, обязуются (ст. 28):

а) ввести на своих территориях бесплатное и обязательное начальное образование;

б) поощрять развитие различных форм среднего образования, как общего, так и профессионального, обеспечить его доступность для всех детей;

в) обеспечить доступность высшего образования для всех на основе способностей каждого;

г) обеспечить доступность информации и материалов в области образования и профессиональной подготовки для всех детей;

д) принимать меры по содействию регулярному посещению школ и снижению числа учащихся, покинувших школу.

Государства – участники этой Конвенции обязались делать все возможное, чтобы школьная дисциплина поддерживалась с помощью методов, отражающих уважение человеческого достоинства ребенка.

Нормы, определяющие универсальные международные стандарты права на образования, содержатся и в других актах, принятых Организацией Объединенных Наций и ее специализированными учреждениями (ЮНЕСКО, МОТ и др.).

Конституционное и законодательное определение права на образование. Международные стандарты задают общее направление развитию современного образовательного права, содействуют формированию общего образовательного пространства. Однако конкретным содержанием право на образование наполняется национальным законодательством каждого государства.

Право на образование — это конституционное право. Практически во всех странах оно закреплено на самом высоком, конституционном уровне правового регулирования. Это, с одной стороны, отражает особое значение, которое государство и общество придают праву на образование, а с другой стороны, служат дополнительной политико-правовой гарантией его реализации. В случае нарушения конституционной нормы, закрепляющей право на образование, появляется возможность обратиться с соответствующей жалобой в органы конституционного контроля (конституционные, уставные суды и т. д.).

В Российской Федерации право на образование было включено текст самой первой конституции ― Конституции РСФСР 1918 г. (ст. 17): «В целях обеспечения за трудящимися действительного доступа к знанию Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика ставит своей задачей предоставить рабочим и беднейшим крестьянам полное, всестороннее и бесплатное образование». Очевидно, что в условиях экономической разрухи и полной неграмотности значительной части населения, царивших в России в то время, эта норма была декларативной и имела исключительно пропагандистский характер.

Более развернуто понятие права на образование дается в Конституции СССР 1936 г. (ст. 121). В ней закреплялось, что граждане СССР имеют право на образование, и содержались основные гарантии его реализации:

— всеобще-обязательное восьмилетнее образование,

— развитие среднего общего политехнического образования, профессионально-технического образования, среднего специального и высшего образования,

— всемерное развитие вечернего и заочного образования,

— бесплатность всех видов образования,

— система государственных стипендий,

— обучение в школах на родном языке,

— организация на заводах, в совхозах и колхозах бесплатного производственного, технического и агрономического обучения.

Следует уточнить, что полное среднее и высшее образование было платным (при этом для некоторых категорий граждан делались исключения, и образование предоставлялось бесплатно на всех уровнях). Плата за полное среднее и высшее образование была отменена только в 1956 г. (Постановление Совмина СССР от 6 июня 1956 г.).

Конституция СССР 1977 г. (ст. 45) гарантировала бесплатность всех видов образования, среднее образование определялось как всеобщее и обязательное. При этом доступ к бесплатному высшему образованию ограничивался конкурсом по результатам экзаменационных испытаний абитуриентов при поступлении в высшие учебные заведения.

В Основном законе СССР 1977 г. содержались и другие гарантии права на образование: некоторые из них уже присутствовали в предыдущей конституции (развитие заочного и вечернего образования, предоставление государственных стипендий и льгот учащимся и студентам, возможность обучения в школе на родном языке), другие же были впервые закреплены на конституционном уровне (бесплатная выдача школьных учебников, создание условий для самообразования).

Касаясь закрепления права на образование в советских конституциях, нельзя не отметить одну из его основных характеристик, обусловленных самой сущностью советского конституционализма: образование в советский период было полностью идеологизировано и исключало существование педагогических и академических свобод.

Действующая Конституция Российской Федерации 1993 г., закрепляя (ст. 43) право каждого на образование, раскрывает конституционно-правовое содержание этого права через установление:

— общедоступности и бесплатности дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования в государственных или муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях;

— права каждого на конкурсной основе бесплатно получить высшее образование в государственном или муниципальном образовательном учреждении;

— обязательного характера основного общего образования;

— полномочий Российской Федерации по установлению федеральных государственных образовательных стандартов.

Оно уточняется конституционной нормой (ст. 44), закрепляющей свободу литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, а также свободу преподавания.

Кроме того, Конституция РФ (ст. 26) наделяет каждого правом на пользование родным языком, на свободный выбор языка воспитания, обучения и творчества.

Конституционные положения о праве каждого на образование развиваются в законодательстве об образовании.

В Федеральном законе «Об образовании в Российской Федерации» 2012 г. содержание права каждого человека на образование уточняется (ст. 5) через установление гарантий:

во-первых, реализации этого права независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного, социального и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств;

во-вторых, общедоступности и бесплатности в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами дошкольного, начального общего, основного общего и среднего общего образования, среднего профессионального образования;

в-третьих, на конкурсной основе бесплатности высшего образования при условии, что образование данного уровня получается впервые.

В части 2 комментируемой статьи закреплено, что право на образование в Российской Федерации гарантируется независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного, социального и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

Данная норма производна от конституционной нормы, в которой закреплен принцип равноправия граждан (ч. 2 ст. 19 Конституции РФ): «Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности».

Часть 3 комментируемой статьи определяет, в каком объеме гарантируется каждому право на образование. В соответствие со ст.43 Конституции РФ комментируемая норма устанавливает:

— общедоступность и бесплатность дошкольного, начального общего, основного общего и среднего общего образования, среднего профессионального образования в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами;

— на конкурсной основе бесплатность высшего образования, если выше образование получается впервые.

Части 4 и 5 комментируемой статьи посвящены непосредственно гарантиям права на образование.

Очевидно, что одного лишь закрепления в Конституции РФ права каждого на образование недостаточно.

Право на образование должно быть обеспечено соответствующей государственной политикой, направленной на поддержку и развитие образования. Государству необходимо сформировать систему гарантий реализации конституционного права на образования, то есть создать материальные, организационные и правовые условия и предпосылки осуществления действительно каждым права на образование.

Создание гарантий для реализации каждым своего конституционного права на образование составляет одну из основных задач государственной политики в сфере образования.

Формируя политику в области образования, государство исходит из приоритетности самого образования как сферы государственного регулирования.

Провозглашение приоритетности области образования среди других областей жизнедеятельности российского общества непосредственно вытекает из конституционной нормы, в соответствии с которой человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина составляют обязанность нашего с вами государства (ст. 2 Конституции РФ).

Государство заинтересовано в постоянном и стабильном развитии российского образования, так как с состоянием образования напрямую связаны не только порядок реализации конституционного права на получение образования и реализацию человеком самого себя и своих способностей и возможностей к обучению и интеллектуальному, духовному и иному совершенствованию, но также развитие российской экономики и социальное благополучие нации, состояние национальной безопасности. Пожалуй, не существует такой сферы общественной и государственной жизни, которая не была напрямую связана с образованием.

Создание на практике разнообразных и эффективных гарантий права на образование становится одной из основных целей государственной политики, поскольку от наличия таких гарантий зависит успех всех начинаний государства в области образования.

Гарантии обеспечивают переход от общего к частному в системе правового регулирования образования отношений; от нормы, закрепленной в законодательном или ином нормативном правовом акте, к реальной ситуации, в которой конкретный участник образовательных правоотношений получает возможность реализовать на практике предоставленное ему право на образование.

Систему гарантий конституционного права на образования составляют гарантии политические, социально-экономические, организационные и юридические.

Основными политическими гарантиями права на образование выступают демократический характер власти и государственно-политического режима, обеспечивающий политическую стабильность в государстве и обществе, высокий уровень политической культуры власти и личности, гарантирующий образованию центральное место среди приоритетов государственной политики.

Государство обеспечивает гражданам право на образование путем создания социально-экономических условий для получения образования. Основными социально-экономическими (материальными) гарантиями выступают, прежде всего, стабильная национальная экономика, а также эффективная государственная денежно-кредитная и налоговая политика, учитывающая интересы образования, поддерживающего экономику образования с помощью кредитных, налоговых и прочих льгот и т. д.

Создавая благоприятные социально-экономические условия для получения образования, государство устанавливает контрольные цифры приема на обучение за счет бюджетных ассигнований, предоставляет поддержку образовательного кредитования граждан, обучающихся по основным профессиональным образовательным программам, и т. д.

В целях реализации права на образование в случаях, предусмотренных законодательством, обучающимся предоставляются различные меры социальной поддержки и стимулирования:

— полное государственное обеспечение, в том числе обеспечение одеждой, обувью, инвентарем;

— обеспечение питанием;

— обеспечение местами в интернатах, а также предоставление жилых помещений в общежитиях;

— транспортное обеспечение;

— получение стипендий, материальной помощи, других денежных выплат и т. д.

Образовательное законодательство предусматривает ряд специальных социально-экономических гарантий:

— для инклюзивного образования: государство создает гражданам с ограниченными возможностями здоровья условия для получения ими образования, коррекции нарушений развития и социальной адаптации;

— для образования особо одаренных лиц: государство оказывает содействие в получении образования гражданами, проявившими выдающиеся способности, в том числе посредством предоставления им специальных государственных стипендий, включая стипендии для обучения за рубежом;

— для получения образования на родном языке: государство гарантирует право на пользование родным языком, свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества; народам Российской Федерации гарантируется право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития; всем народам, независимо от их численности, гарантируется равноправие языков и т. д.

Организационной гарантией права на образование выступает сама система образования ― федеральные государственные образовательные стандарты, образовательные программы и т. д., наличие необходимого количества организаций, осуществляющих образовательную деятельность, педагогических работников, а также органов, осуществляющих управление в сфере образования, оценку качества образования, обеспечение образовательной деятельности и т. д.

Организационной основой государственной политики Российской Федерации в области образования выступает Федеральная целевая программа развития образования, которая разрабатывается и утверждается Правительством РФ (например, Федеральная целевая программа развития образования на 2011—2015 годы, утвержденная Постановлением Правительства РФ от 7 февраля 2011 г. № 61, Федеральная целевая программа развития образования на 2016—2020 годы, утвержденная Постановлением Правительства РФ от 23 мая 2015 г. № 497).

Юридические гарантии — это собственно правовые средства и способы реализации и защиты права на образования. Юридические гарантии права на образование включают, в свою очередь, гарантии двух видов —формально-юридические и институциональные.

Формально-юридические гарантии сводятся к нормативному закреплению основных положений, обеспечивающих реализацию права на образование, в том числе и тех, положений, которые уже были упомянуты в качестве политических, социально-экономических и организационных гарантий.

Такие положения могут быть закреплены в Конституции РФ и актах отраслевого законодательства (законодательства об образовании, административного, трудового, налогового законодательства и т. д.).

Базовыми формально-юридическими гарантиями права на образование являются конституционные нормы, в соответствии с которыми:

— человек, его права и свободы признаются высшей ценностью, а соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина ― обязанностью государства (ст. 2 Конституции РФ);

— основные права и свободы человека провозглашаются неотчуждаемыми и принадлежащими каждому от рождения (ст. 17);

— общепризнанные нормы и принципы международного права (в том числе международных стандартов в области прав человека) признаются составной частью правовой системы Российской Федерации (ст. 15);

— запрещается применение любых неопубликованных нормативных правовых актов, затрагивающих права, свободы и обязанности человека и гражданина (ст. 15);

— устанавливается равенства каждого перед законом и судом (ст. 19);

— запрещается издание законов, отменяющих или умаляющих права и свободы человека и гражданина (ст. 55);

— каждому предоставляется право защищать свои права и свободы всеми не запрещенными законом способами (ст. 45) и др.

Особое место среди конституционных норм занимают положения, запрещающие произвольное ограничение основных прав и свобод человека. Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только федеральным законом и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Однако даже при наличии указанных оснований ограничение прав и свобод возможно только в той мере, в какой это необходимо для достижения данных целей.

Одним из примеров ограничения права на образование является особый порядок обучения граждан на военных кафедрах при федеральных государственных образовательных организациях высшего образования. В соответствии с Федеральным законом «О воинской обязанности и военной службе» (ст. 20) обучаться на военной кафедре могут только те граждане, которые заключили соответствующий договор с Министерством обороны РФ. Законодательно установлены условия заключения такого договора:

— гражданин должен обучаться в федеральной государственной образовательной организации высшего образования по очной форме обучения;

— быть не старше 30 лет;

— быть годным к военной службе или годным к военной службе с незначительными ограничениями по состоянию здоровья;

— отвечать профессионально-психологическим требованиям, предъявляемым к конкретным военно-учетным специальностям;

— не иметь неснятой или непогашенной судимости за совершение преступления и не быть подвергнутым уголовному преследованию;

— пройти конкурсный отбор в Министерстве обороны РФ.

Примером формально-юридических гарантий права на образование, содержащихся в актах отраслевого законодательства, могут стать положения Закона об образовании (ст. 5), в которых закреплены государственные гарантии реализации права на образование в Российской Федерации.

1. Право на образование гарантируется независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного, социального и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям.

2. Гарантируются общедоступность и бесплатность в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами дошкольного, начального общего, основного общего и среднего общего образования, среднего профессионального образования, а также на конкурсной основе бесплатность высшего образования, если образование данного уровня гражданин получает впервые.

3. Реализация права каждого на образование обеспечивается путем создания федеральными государственными органами, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления соответствующих социально-экономических условий для его получения, расширения возможностей удовлетворять потребности человека в получении образования различных уровня и направленности в течение всей жизни.

4. Создаются необходимые условия для получения без дискриминации качественного образования лицами с ограниченными возможностями здоровья, для коррекции нарушений развития и социальной адаптации, оказания ранней коррекционной помощи на основе специальных педагогических подходов и наиболее подходящих для этих лиц языков, методов и способов общения. Гарантируются условия, в максимальной степени способствующие получению образования и социальному развитию этих лиц, в том числе посредством организации инклюзивного образования лиц с ограниченными возможностями здоровья.

5. Государство оказывает содействие лицам, которые проявили выдающиеся способности, — обучающимся, показавшим высокий уровень интеллектуального развития и творческих способностей в определенной сфере учебной и научно-исследовательской деятельности, в научно-техническом и художественном творчестве, в физической культуре и спорте.

6. Гарантируется полное или частичное финансовое обеспечение содержания лиц, нуждающихся в социальной поддержке в период получения ими образования.

Однако одного лишь закрепления права на образование в тексте нормативного правового акта (даже если таким актом является конституция) оказывается недостаточно. Без институциональных гарантий нормативные положения быстро превратятся в фикции, закрепленные лишь на бумаге.

Институциональные гарантии позволяют человеку иметь реальные возможности защитить и восстановить свои нарушенные права и тем самым обеспечить реализацию формально-юридических гарантий.

Институциональными гарантиями выступают как различные государственные органы и общественные организации, в которые гражданин может обратиться за защитой своего права на образование, так и процедуры, обеспечивающие реализацию, охрану и защиту права на образование (процедуры административной жалобы, судебные процедуры и т. д.).

К числу таких органов и организаций относятся органы государственного контроля и надзора (органы прокуратуры, адвокатура, уполномоченные по правам человека, уполномоченный по правам ребенка, комиссии по правам человека в субъектах Российской Федерации и т. д.), органы исполнительной власти (органы опеки и попечительства, полиции, юстиции и т. д.), общероссийские, региональные и местные общественные организации, созданные для защиты конкретных видов прав и законных интересов граждан России (Всероссийский студенческий союз, Российский профсоюз студентов «Союз молодежи», конфедерация обществ защиты прав потребителей и т. д.).

Основной институциональной гарантией права на образование является гарантия судебной защиты. Право на судебную защиту нарушенного права относится к личным неотъемлемым правам и сопровождается рядом процессуальных гарантий (право на получение квалифицированной юридической помощи, право на пересмотр судебного решения, запрет обратной силы закона, ухудшающего положение субъектов правоотношений, гарантии прав потерпевших и т. д.).

Судебный порядок — это общий порядок защиты нарушенного права на образование; он представляет собой альтернативу использованию специального порядка защиты нарушенного права, которым применительно к праву на образование выступает административный порядок защиты. При этом право выбора порядка защиты нарушенного права принадлежит самому управомоченному лицу — участнику образовательного правоотношения.

В соответствии с Конституцией РФ (ст. 46), Кодексом административного судопроизводства Российской Федерации в суд могут быть обжалованы решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц.

Российские граждане имеют установленную Конституцией РФ (ст. 46) возможность обращаться за защитой своих прав также в межгосударственные органы (например, в Европейский суд по правам человека). Основаниями для такого обращения являются наличие соответствующего международного договора Российской Федерации и исчерпание всех возможных внутригосударственных средств правовой защиты.

Последняя редакция Статьи 8 Конституции РФ гласит:

1. В Российской Федерации гарантируются единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности.

2. В Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности.

См. комментарии к статье 8 Конституции РФ

Комментарий к Ст. 8 КРФ

1. Статья 8 и следующая за ней статья 9 составляют группу статей, специально посвященных экономическим основам конституционного строя России.

Первая часть ст. 8 устанавливает и гарантирует единство экономического пространства в России. Это понятие охватывает единство рынка, установление правовых основ которого, согласно п. «ж» ст. 71, находится в ведении РФ. Единство рынка означает не только свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержку конкуренции, свободу законной экономической деятельности на территории всей России и недопущение деятельности, направленной на монополизацию и недобросовестную конкуренцию (ст. 34, 74 и комм. к ним), но также свободное перемещение рабочей силы (т.е. единство также рынка труда, ибо труд в значительной мере остается товаром, а его принципиально единое правовое регулирование, условия и т.д., как и правовое единство всего рынка, имеют не только юридическое и экономическое, но также социальное, культурное и политическое значение). Единство рынка труда не упомянуто в ст. 8 (и ст. 34), по-видимому, потому, что о праве каждого, кто законно находится на территории России, свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства как об одном из основных прав и свобод человека и гражданина говорится в ст. 27, а о свободе и условиях труда — в ст. 37 Конституции РФ.

Нарушение по решению властей многих субъектов РФ единства экономического пространства путем создания зональных, региональных или местных более или менее изолированных рынков с запрещением или ограничением перемещения определенных товаров, рабочей силы и т.п. представляет собой по существу форму частичного социально-экономического сепаратизма или по крайней мере нарушения единства и отчасти целостности государства, как и установленного Конституцией РФ в ст. 19 (ч. 2) равенства прав человека и гражданина независимо от места жительства. Опыт нашей страны в данном отношении богат.

Эти явления имеют еще средневековые исторические корни. По крайней мере с 60-х годов ХХ в. несколько съездов КПСС отмечали вредность создания фактических таможенных границ между республиками, краями и областями в СССР. Курская и некоторые другие области годами запрещали «вывоз» картофеля или других продуктов за свои «пределы». Сбыт любой издательской продукции, прошедшей все виды цензурного или иного контроля, в любой республике, крае или области мог быть произвольно запрещен секретарем соответствующего комитета КПСС. Генсек партии Л.И. Брежнев жаловался на подобные явления. Но изменить все это никто не мог: власть «удельных князей» усиливалась.

Сложнее обстояло дело с единым рынком свободного труда. В 1932 г. советская власть восстановила отмененную еще Временным правительством в 1917 г. систему внутренних паспортов, вновь связав ее с разрешительным (в основном запретительным) режимом прописки в городах и аналогичным — выписки в сельской местности, но без паспортизации сельского населения. Такое закрепление рабочей силы за совхозами и колхозами, создание закрытых территориальных рынков труда сохранилось и после того, как в 70-х годах паспорта были выданы и сельским жителям, ибо требование соблюдения паспортного режима (т.е. обязательность проживания по месту прописки) стало еще более жестким. Даже после того как заключением Комитета конституционного надзора СССР от 11 октября 1991 г. (Ведомости СССР. 1991. N 46. ст. 1307), а затем Законом РФ от 25 июня 1993 г. прописка была отменена и введен регистрационный учет населения, регистрация (или ее отсутствие) перестала быть законным основанием для проживания, а нередко и работы в определенном месте, фактически сохраняя прежний режим.

С нарушениями единства экономического пространства связаны ограничения как рыночной конкуренции, так и свободы экономической деятельности даже после формальной отмены многих административно-правовых и уголовно-правовых мер, направленных против свободы экономической, в особенности частнопредпринимательской, прежде всего торговой, деятельности. Поэтому важной задачей государственной власти в России после провала августовского путча 1991 г., распада СССР и ликвидации монопольного господства аппарата КПСС стало восстановление единства экономического пространства России.

На создание гарантий такого единства был направлен также Указ Президента РСФСР о едином экономическом пространстве от 12 декабря 1991 г. (Ведомости РСФСР. 1991. N 51. ст. 1830), согласно которому должны признаваться недействительными акты органов «власти и управления» и решения должностных лиц, ограничивающие движение товаров, работ и услуг на внутреннем рынке России.

Дальнейшее развитие правового режима единого экономического пространства связано прежде всего с Конституцией 1993 г. В соответствии с рядом постановлений Конституционного Суда РФ, в частности Постановлением от 4 апреля 1996 г. N 9-П (СЗ РФ. 1996. N 16. ст. 1909), все нормативные акты о разрешительном порядке прописки, а также связанные с ними ограничения прав собственников по своему усмотрению владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим им жильем и другим имуществом независимо от регистрации были вновь признаны неконституционными, противоречащими международным актам о правах человека и утратившими юридическую силу.

Однако положение изменилось лишь отчасти. Органы государственной власти ряда субъектов РФ и органы местного самоуправления крупных городов продолжали настаивать на сохранении мер административного (запретительного) и экономического препятствования свободному передвижению граждан и выбору ими места пребывания, жительства и труда. Но граждане должны быть равно свободны на территории всей России, за исключением особых местностей или случаев, которые могут быть установлены только федеральным законом в соответствии с ч. 3 ст. 55 и ч. 2 ст. 74 Конституции.

Конституционные обязанности государства, его органов и их должностных лиц (см. ч. 2 ст. 15 и комм. к ней) охватывают создание и поддержание такого единства экономического пространства, которое соответствует всем его свойствам, вытекающим не только из ст. 8 Конституции, но также из других ее положений. Установление правовых основ единого рынка в России предусмотрено только в ст. 71 как одна из проблем, относящихся к исключительному ведению РФ. Но все конституционные положения об экономике определяют именно единую рыночную экономику с ее свободой экономической деятельности в рамках всей страны для каждого человека согласно ч. 1 ст. 34, как и для всех других, равноправных с ними собственников (Федерации, ее субъектов, муниципалитетов, предприятий и др.).

Но эта свобода собственников не является абсолютной. Конституция демократического, правового и социального государства, признавая, соблюдая и защищая эту свободу, не может допустить злоупотребления ею с чьей бы то ни было стороны. Поэтому Конституция РФ устанавливает такие основы разграничения предметов ведения и полномочий между Федерацией, ее субъектами и местными самоуправлениями в экономической области (ч. 3 ст. 11, ст. 12, 71-74, 130-133), а отчасти и компетенцию некоторых органов государственной власти в сфере экономики (например, ст. 75, ч. 3 ст. 104, ст. 105, п. «а-«г», «е» ч. 1 ст. 114, ст. 127, 130, 132 и др.), не только разграничивает властные полномочия этих органов власти и предусматривает разграничение их статусов как собственников, но и определяет ряд ограничений свободы всех субъектов законной экономической деятельности (например, ч. 2 ст. 34 и др.). Конституция гарантирует равным образом защиту всех форм собственности, поддержку добросовестной конкуренции, не допускает монополизацию.

Эти меры вытекают прежде всего из содержания прав и свобод человека и гражданина, а также из обязанности государства их признавать, соблюдать и защищать (ст. 2, 17, 18). Поскольку политика государства направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, в том числе в сфере труда и его оплаты (ст. 7), уплаты налогов (ст. 57) и т.п., ясно, что свобода экономической деятельности не должна противоречить таким государственным правилам в этой сфере.

Если Конституция предписывает, что земля и другие природные ресурсы должны использоваться и охраняться как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории (ст. 9), то очевидно, что экономическая деятельность, настолько свободная, что она разрушала бы эту основу, недопустима, как и свободное владение, пользование и распоряжение природными ресурсами со стороны их собственников (при любых формах собственности), если это наносит ущерб окружающей среде или нарушает права и законные интересы других лиц (ст. 9, ч. 2 ст. 36 и др.).

Если, согласно ч. 3 ст. 35 Конституции, возможно даже принудительное отчуждение имущества для государственных нужд в судебном порядке и при соблюдении определенных условий, то нельзя не признать, что это тоже некоторое ограничение экономической свободы и права собственности.

Обязанность каждого сохранять природу и окружающую среду (ст. 58), отнесение охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности к совместному ведению РФ и ее субъектов (п. «в» и «д» ч. 1 ст. 72), как и право каждого на благоприятную окружающую среду, на достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ему ущерба, причиненного экологическим правонарушением (ст. 42), препятствуют злоупотреблениям свободой экономической деятельности, хищническому использованию природных ресурсов и т.п. Обязанность каждого платить законно установленные налоги (ст. 57) может противоречить праву на свободную экономическую деятельность и даже праву собственности: высокие налоги могут сильно ограничивать, а низкие налоги — поощрять свободную экономическую деятельность. Оптимальную меру налогообложения, которое должным образом пополняло бы казну и одновременно регулировало бы различные виды экономической деятельности в соответствии с общественными интересами, пока найти во многих случаях не удалось, хотя реформой налогового законодательства принят ряд мер в этом направлении.

Права и свободы человека и гражданина на экономическую деятельность могут быть наряду с его остальными правами и свободами ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ч. 3 ст. 55). Права и свободы в сфере экономической деятельности, установленные в ст. 27 (свобода передвижения, выбора места пребывания и жительства), ч. 1 ст. 34 (свободное использование каждым своих способностей и имущества для такой деятельности), ст. 35 (права частной собственности и наследования), ст. 36 (право собственности на землю и другие природные ресурсы, свобода владения, пользования и распоряжения ими), ст. 37 (свобода труда), ст. 42 (право на благоприятную окружающую среду) и др., могут быть ограничены в условиях чрезвычайного положения (ст. 56). Для иностранцев и лиц без гражданства, пользующихся правами и несущих обязанности наравне с гражданами России, федеральным законом или международным договором могут быть установлены дополнительные ограничения (см. комм. к ч. 3 ст. 62).

В ряде случаев Конституция лишь в общей форме говорит о возможности запрещения законом (Федерации или ее субъекта) некоторых видов экономической деятельности. Существуют, например, такие запреты на выращивание растительного сырья для производства наркотиков, на такое производство и на торговлю содержащими наркотики веществами без особого на то разрешения и контроля со стороны государства. Экономическая деятельность граждан и юридических лиц, предприятий и т.д. вообще должна проходить в рамках их специальной правоспособности.

Единство экономического пространства России требует единства законодательства о народном хозяйстве. Это законодательство должно предусматривать признание на всей территории России актов (документов) органов государственной власти и органов местного самоуправления всех уровней. Оно должно поддерживать конкуренцию, ограничивая монополизм, контролируя и регулируя его неизбежные тенденции (прежде всего в области естественных монополий), содействуя созданию и развитию новых самостоятельных предприятий, особенно малых и средних, в частности в уже монополизированных секторах рынка. Начало осуществлению этих идей было положено в 90-х годах прошлого века.

Потребность в создании стабильных общеобязательных правил функционирования свободной рыночной экономики, не противоречащих индивидуальным, коллективным и всеобщим правам, свободам и законным интересам, в значительной мере удовлетворена принятием и введением в действие ГК РФ. В нем подробно и в соответствии с Конституцией урегулированы правовое положение физических и разнообразных юридических лиц, право собственности и другие вещные права, общие вопросы обязательственного права и виды обязательств, наследственное право и др. Пока остаются лишь отчасти урегулированными на основе Конституции 1993 г. отношения по использованию и охране природных ресурсов, в частности законодательное определение условий владения, пользования и распоряжения землями сельскохозяйственного назначения, ограничивающих право собственности и рыночный оборот этих земель в целях обеспечения их всестороннего и высокоэффективного использования как в индивидуальных интересах собственников, арендаторов, пользователей, так и во всеобщих интересах.

Осуществлению конституционного единства экономического пространства и, более того, государственной целостности России может препятствовать и недостаточно четкое и обоснованное разграничение государственной собственности, предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами власти субъектов РФ, а также органами местного самоуправления. Это выражается в том, что, с одной стороны, федеральные органы стремятся забрать в свое ведение у субъектов РФ максимум ресурсов, передавая этим регионам свои обязанности без их достаточного обеспечения необходимыми ресурсами; подобным образом субъекты РФ иногда действуют по отношению к органам местного самоуправления. Нередко представители отдельных субъектов РФ утверждают, что наша «метрополия» ведет чуть ли не «колониальную» политику по отношению к тем или иным субъектам РФ. С другой стороны, власти этих субъектов РФ и местных самоуправлений иногда в ответ подвергаются обоснованной «центральной» критике со стороны органов власти РФ за неумение эффективно использовать все возможности для всестороннего социально-экономического развития своих регионов, городов и районов.

Определенные трудности возникают также из-за не всегда правильного распределения бюджетных средств и материальных ресурсов в пользу регионов-«доноров» (городов федерального значения и нескольких субъектов РФ, располагающих богатыми природными ресурсами, принадлежащими всей России) за счет многих иных регионов, постоянно нуждающихся в федеральных дотациях.

Экономическая роль правового, демократического, социального государства в условиях рыночной экономики сводится в основном к осуществлению трех функций.

1. Законодательное определение круга субъектов права на отдельные виды хозяйственной деятельности, а также ее объектов и взаимоотношений между ними, иначе говоря — юридических правил, по которым осуществляется экономическая деятельность.

2. Поощрение, защита и охрана социально и экономически справедливых, целесообразных и законных форм этой деятельности (поведения ее участников), осуществляемые главным образом с помощью регулятивных мер преимущественно экономического характера (повышение или понижение ставок налогов, банковского процента при кредите, предоставляемом государственными или полугосударственными банками, регулирование цен на продукцию и услуги, производимые по государственному заказу, и т.п.), но в определенных пределах — и мерами властными, внеэкономическими, особенно при решении сложных трудовых, экологических, здравоохранительных и других социальных проблем.

3. Разграничение двух направлений деятельности органов публичной власти (т.е. государственной власти и местного самоуправления) — осуществления властных полномочий и характерной для предприятий хозяйственной деятельности, направленной на получение прибыли, за исключением случаев, когда их объединение прямо и обоснованно допускается законом.

Обеспечение единства экономического пространства России приобретает особое значение в связи со стремлением развивать интеграционные процессы в рамках СНГ, ведущие к постепенному объединению экономического пространства России и других суверенных государств, в котором осуществлялось бы свободное перемещение товаров, услуг, финансовых средств, рабочей силы, согласование законодательства, регулирующего экономическую деятельность.

2. Часть 2 ст. 8 Конституции провозглашает признание и защиту равным образом различных форм собственности, приводя их не исчерпывающий, а примерный перечень; речь идет о частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности; он повторен в ч. 2 ст. 9 применительно к собственности на землю и другие природные ресурсы.

В строго юридическом смысле Конституция фактически говорит о двух типах собственности: частной (индивидуальной и коллективной, о чем прямо сказано в ч. 2 ст. 35) и публичной, т.е. государственной (федеральной и принадлежащей субъектам РФ) и муниципальной. Не исключены также признание и защита иных форм собственности; так, в настоящее время явно растет церковная собственность. Коллективная частная собственность может быть кооперативной, принадлежать иным общественным организациям, акционерным обществам и т.д.

Имеет место и выделение форм собственности не по субъектам, а по объектам этого права. Так, статьи 9 и 36 Конституции говорят о собственности на природные ресурсы, выделяя из нее собственность на землю и иные виды таких ресурсов, а статьи 44 (ч. 1) и 71 (п. «о») — об интеллектуальной собственности. Упомянутые в п. «к» ч. 1 ст. 72 жилищная, земельная, водная, лесная, горная (о недрах) и другие отрасли законодательства органически связаны с соответствующими формами права собственности. По этой линии идет и ГК РФ.

По-видимому, было бы полезно различать и формы собственности, определяемые содержанием соответствующих правовых предписаний: от тех форм, объекты которых имеют режим неограниченного свободного владения, пользования и распоряжения, до форм, абсолютно исключенных из любого гражданского рыночного оборота.

Важной, не всегда принимаемой во внимание особенностью конституционного перечня форм собственности является вынесение частной собственности на первое место в ст. 8 и 9, а также особое внимание к ней в ст. 34-36. Это тесно связано и с провозглашением человека, его прав и свобод высшей ценностью, а их признания, соблюдения и защиты — обязанностью государства, и со стремлением сохранить характерную именно для права собственности заинтересованность собственника, весьма эффективную также для всего общества, и с необходимостью, возрождая частную собственность и подчиняя почти любое право собственности также и его социальным задачам, существенно ограничить возможности злоупотребления этим правом вопреки общественным и иным законным интересам. Но некоторые законы (например, Земельный, Лесной и другие кодексы) явно рассчитаны на противоречащее Конституции максимальное сохранение монополии государственной и отчасти муниципальной собственности, а также на ограничение права частной собственности как по размерам, кругу объектов, так и по объему правомочий, но без необходимого отделения ограничений, в соответствии с общественными интересами требующих рационального использования объектов этого права, от иных ограничений, соответствующих эгоистическим и даже хищническим интересам монополий, олигархов, бюрократов и новых латифундистов.

Особенностью ст. 8, ст. 9, 34-36 является отсутствие в них, как и во всей Конституции России 1993 г., каких-либо общих определений понятий собственности (т.е. имущества) и права собственности. Это связано, в частности, с тем, что возникла потребность в новой общей теории социально ориентированного права собственности. Отсюда — теория права собственности как социальной функции и обеспечивающего выполнение этой функции государства как социальной службы (Л. Дюги и многие другие). Дальнейшее развитие повело ко все более частому законодательному закреплению расщепления единого и полного права собственности на отдельные правомочия (право собственности различных субъектов на один и тот же объект), самостоятельно фигурирующие как объект договоров и т.п. в гражданском обороте.

Законы многих демократических правовых государств в ХIХ в., а в ХХ в. и их конституции существенно обновили общую концепцию права собственности. К традиционным, «классическим» полномочиям владения, пользования и распоряжения объектами этого права (с отдельными ограничениями по закону) добавлены многочисленные социальные, экологические экономические, здравоохранительные и тому подобные ограничения и обязанности. Наиболее ранние меры в этом направлении развиваются в Великобритании и других англосаксонских странах, нередко через судебную практику, правовые обычаи, и не только через закон. Затем это развитие распространилось на многие другие страны. Особенно четким и последовательным оно стало в странах, после Второй мировой войны осуществлявших переход от павших тоталитарных режимов к демократическому правовому обществу и государств. В Основном законе ФРГ сказано, что содержание и пределы прав собственности и наследования устанавливаются законами; что право собственности обязывает, а использование его должно одновременно служить общему благу (ч. 1 и 2 ст. 14). Из таких конституционных положений вытекают изменения в содержании права собственности, раскрываемые в современном трудовом, гражданском, земельном, административном и ином законодательстве и обобщаемые новыми конституционными положениями или новым аналогичным толкованием положений более ранних конституций.

В этом отразился переход от классической палеолиберальной теории «священного и неприкосновенного» права собственности как неограниченной власти собственника над его имуществом, свободного владения, пользования и распоряжения им с правом устранения вмешательства со стороны других лиц (даже государства), допускавшей только отдельные исключения в виде ограничения или даже отобрания этого имущества и этих прав государством при непременной полной и предварительной компенсации — к иной, новой, социально ориентированной концепции права собственности. Допускавшихся законом исключений постепенно стало очень много, так как были введены существенные ограничения прав собственности, свободы договоров и т.д. в отралевом законодательстве по отношению к социальным, дефицитным, опасным и другим объектам этого права, в том числе по единым для всех форм собственности законам, регулирующим многие процессы производства, охрану труда, деятельность средств массовой информации и др.

В этом современном развитии права собственности выражается исторический компромисс между эгоистической и эксплуататорской частной собственностью и публично-правовым регулированием под общественным контролем. Такой компромисс рассчитан на сохранение ценных качеств обеих систем и на преодоление их пороков. Собственник остается свободным в пределах установленных правом социальных ограничений и обязанностей, включаемых ныне в определение его прав собственности.

Поэтому ошибочно господствовавшее в советской литературе с 30-х годов ХХ в. и сохраняющееся в современной российской литературе по гражданскому праву мнение, согласно которому в частном праве многих стран все еще господствуют принципы римского права, а гражданские кодексы и другие законы XIX в. принципиальным изменениям и дополнениям до сих пор не подверглись (см., например: Гражданское и торговое право зарубежных стран. Т. 1. М., 2004. С. 329-359).

Отсутствие в Конституции РФ общей характеристики права собственности (единой для всех ее форм) не означает отказа от этой идеи. Ее наличие в Конституции РФ, хотя и в не столь явной форме, проявляется во всех тех ограничениях права собственности и свободы экономической деятельности, о которых говорится в комментарии к ч. 1 рассматриваемой статьи. Общей характеристике права собственности посвящены статьи 209-212 ГК. В них изложена традиционная концепция права собственности, состоящего из трех названных свободно осуществляемых правомочий с весьма многочисленными оговорками («если иное не предусмотрено законом» и т.п.). Эти оговорки охватывают весь объем ограничений и обязанностей, входящих в современную концепцию права собственности. Но, по-видимому, слишком традиционное выражение ее содержания недостаточно ясно выражает присущие ей принципиально новые социально справедливые и экономически эффективные черты, еще далеко не полностью воспринятые общественным сознанием.

Может быть, на нынешнем этапе политических и экономических преобразований такое решение является оптимальным. Включение в Конституцию и законы России формул, обобщающих не только права, но и ограничения этих прав, а также обязанности собственников, осуществляемые под контролем общества и государства, отчасти понято бюрократами как сохранение возможностей для их произвола, крупными собственниками — как их полная власть над наемными работниками, арендаторами, квартирантами и т.д., а частными лицами — как продолжение их бесправия в данной сфере.

Конституционное закрепление признания и защиты равным образом всех форм собственности нашло свое выражение в ГК и в уголовном законодательстве РФ. Единая правовая охрана всех форм собственности (ст. 158-168 УК РФ), а также независимая от форм собственности, единая для всех ее форм трактовка преступлений в сфере экономической деятельности (ст. 169-204 УК РФ) заменили как усиленную охрану государственной и фактически огосударствленной колхозно-кооперативной, профсоюзной и тому подобной собственности, так и ослабленную защиту личной собственности граждан. Последовательное осуществление социального содержания прав собственности и равноправия всех ее форм остается важной задачей.

Право свободно выражать свое мнение

Право ребенка свободно выражать свое мнение предусмотрено в п. 1 ст. 13 Конвенции о правах ребенка. Право распространяется в семье и любом воспитательном учреждении.

Ребенок имеет право свободно выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы. Например, право на выражение своего мнения по вопросу о выезде из Российской Федерации.
Конечно, ребенок не может критически оценить методы семейного воспитания, но с учетом его мнения родители выбирают для него образовательное учреждение или форму обучения для получения основного общего образования.Что же касается сугубо правовых вопросов, то те из них, которые связаны с семейным воспитанием, решаются с учетом мнения несовершеннолетних детей. Мнение ребенка учитывается и при решении вопроса о его общении с близкими родственниками.
С учетом мнения несовершеннолетнего суд может:
— отказать в удовлетворении иска о защите родительских прав (п. 1 ст. 68 Семейного кодекса РФ), восстановлении в родительских правах (п. 4 ст. 72 СК);

— отказать в иске о возвращении отобранного по суду ребенка родителям (одному из них).

Существуют случаи, когда органы опеки и попечительства или суд могут принять решение только с согласия ребенка, достигшего возраста 10 лет.
К таким случаям относятся:
— изменение имени и (или) фамилии ребенка ( п. 4 ст. 59 СК)

— восстановление родительских прав ( ч. 2 п. 4 ст. 72 СК);
— усыновление ( п. 1 ст. 132 СК);
— изменение фамилии, имени и отчества усыновленного ребенка ( п. 4 ст. 134 СК);
— запись усыновителей в качестве родителей усыновленного (п. 2 ст. 136 СК);
— сохранение за ребенком, в отношении которого отменено усыновление, присвоенных ему в связи с его усыновлением имени, отчества, фамилии (ч. 2 п. 3 ст. 143 СК);
— передача в приемную семью.
Согласие несовершеннолетнего по указанным вопросам желательно оформлять в письменном виде. Нарушение перечисленных требований СК является основанием для отмены судебного решения.
Если в соответствии с возрастом и зрелостью ребёнок способен выражать свои взгляды, то он имеет право на внимание, право быть выслушанным по всем вопросам, которые его волнуют или интересуют. Ребёнок имеет право выражать своё мнение в устной, письменной, печатной форме, а также в форме произведений искусства (рисунков, песен и т. д.) При этом ребёнок должен соблюдать нравственную, этическую культуру и такт.

Нина Еременко, адвокат

В части 1 статьи 48 Конституции РФ гарантировано право каждого гражданина на получение квалифицированной юридической помощи. Там же отмечается, что в случаях, предусмотренных законом, такая юридическая помощь может, оказывается бесплатно.

Часть 2 статьи 48 Конституции РФ гласит: «каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения».

Действующий в настоящее время уголовно-процессуальный кодекс (УПК) содержит статью 50, в которой регулируется порядок приглашения, назначения и замены защитника и оплаты его труда. Это очень важная гарантия обеспечения участникам уголовного процесса права на защиту.

В части 2 статьи 50 УПК говорится, что по просьбе подозреваемого, обвиняемого участие защитника должно быть обеспечено дознавателем, следователем, прокурором или судом.

В тех случаях, когда адвокат участвует в производстве предварительного расследования или судебном разбирательстве по назначению дознавателя, следователя, прокурора или суда, оплата труда защитника производится за счет средств федерального бюджета.

В статье 51 УПК РФ перечислены случаи обязательного участия защитника, которые вызваны имеющимися в деле обстоятельствами, в которых обвиняемый (подозреваемый) ввиду наличия различных указанных в законе причин не в состоянии самостоятельно и в полной мере защищать свои интересы.

Так, участие защитника является обязательным в следующих случаях:

-когда подозреваемый, обвиняемый не отказался от защитника;
-когда подозреваемый, обвиняемый является несовершеннолетним;

-когда подозреваемый, обвиняемый имеет физические или психические недостатки и не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту;

-когда подозреваемый, обвиняемый не владеет языком, на котором ведется производство по делу.

Если судебное разбирательство проводится в порядке, предусмотренном частью 5 статьи 247 УПК РФ, а именно, когда суд рассматривает уголовное дело в отсутствии обвиняемого, находящегося за пределами РФ, так как обвиняемый уклонился от явки в суд и не был привлечен к уголовной ответственности на территории иностранного государства по рассматриваемому уголовному делу, и в случаях если обвиняемый, несмотря на то, что находится на территории Российской Федерации, уклонился от явки в суд и его местонахождение неизвестно.

Кроме того, присутствие адвоката обязательно:

-когда подозреваемый обвиняется в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше пятнадцати лет, пожизненное лишение свободы или смертная казнь;

-когда уголовное дело подлежит рассмотрению судом с участием присяжных заседателей или если обвиняемый заявил ходатайство о рассмотрении своего уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства, что означает порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением.

Таким образом, закон четко и конкретно защищает права граждан, которые попали в сферу применения норм уголовного законодательства.

Статья 51 УПК РФ регулирует вопросы оказания бесплатной юридической помощи по уголовным делам. И это необходимо знать, так как достаточно часто нарушившими закон становятся люди, относящиеся к социально незащищенным слоям населения, дети из неблагополучных и малообеспеченных семей, а также люди, имеющие физические и психические заболевания.

Одной из самых многочисленных групп населения, не способных оплачивать юридические услуги стали граждане, так называемые мигранты из бывших республик СССР и дальнего зарубежья, которые приехали в Москву на заработки.

Ввиду отсутствия жилья, средств к существованию, а также близких и родственников, к которым они могли бы обратиться за помощью в сложной жизненной ситуации, приводят таких мигрантов на путь нарушения российского законодательства.

Несмотря на это, они также как и российские граждане имеют право на свою защиту, в том числе и бесплатную.