Право на свободное передвижение

Конституционное право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства означает беспрепятственное перемещение лиц, законно находящихся на территории российского государства, по территории Российской Федерации, свободный выбор ими места пре­бывания или постоянного жительства.

В целях обеспечения необходимых условий для реализации граж­данином России его прав и свобод, а также исполнения им обязан­ностей перед другими гражданами, государством и обществом в Рос­сийской Федерации введен регистрационный учет граждан по месту пребывания и жительства.

Под местом пребывания понимается гостиница, санаторий, дом отдыха, пансионат, кемпинг, туристская база, больница, другое подоб­ное учреждение, а также жилое помещение, не являющееся местом жительства гражданина, в котором он проживает временно.

Под местом жительства понимается жилой дом, квартира, слу­жебное жилое помещение, специализированные дома, а также иное жилое помещение, в котором гражданин постоянно или преимуще­ственно проживает в качестве собственника, по договору найма (под­найма), договору аренды либо на иных условиях, предусмотренных законом.

Органом регистрационного учета является Федеральная миграци­онная служба.

Гражданин Российской Федерации обязан регистрироваться по новому месту жительства не позднее 7 дней со дня прибытия на новое место жительства. Граждане, прибывшие для временного проживания в жилых помещениях, не являющихся их местом жительства, на срок свыше 90 дней, обязаны по истечении указанного срока зарегистриро­ваться по месту пребывания.

Регистрация или отсутствие таковой не может служить основани­ем ограничения или условием реализации прав и свобод граждан Российской Федерации.

Конституция России также гарантирует каждому свободу выезда за пределы Российской Федерации, а для граждан Российской Федера­ции — право беспрепятственно возвращаться в Российскую Федера­цию. Выезд граждан Российской Федерации за рубеж осуществляется по заграничным паспортам. Несовершеннолетние граждане Россий­ской Федерации, как правило, выезжают из Российской Федерации со­вместно хотя бы с одним из родителей, усыновителей, опекунов или попечителей либо при наличии нотариально оформленного согласия указанных лиц.

Основные законодательные акты:

  • Закон Российской Федерации «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации»;
  • Федеральный закон «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию».

Верховный суд Татарстана может рассмотреть вопрос о законности введения в регионе режима тотальной самоизоляции, когда гражданам запрещено покидать свои квартиры, не уведомив об этом чиновников. Иск с требованием признать незаконным положения постановления кабмина Татарстана о мерах по предотвращению распространения коронавируса подал казанский активист Рушан Кабиров. Он считает, что власти нарушили Конституцию РФ, ограничив право граждан на свободное передвижение без введения режима ЧС или ЧП. Власти республики иск не комментируют. Эксперты считают, что суд отклонит заявление и предлагают расценивать его как «манифестационный акт».

Житель Казани Рушан Кабиров обратился в Верховный суд Татарстана с просьбой признать недействующим п. 5 постановления кабмина республики «О мерах по предотвращению распространения в РТ новой коронавирусной инфекции». Он считает, что установленные в нем требования для граждан «не покидать места проживания» противоречат федеральному законодательству (копия искового заявления есть у «Ъ”).

Напомним, этим постановлением чиновники сначала ограничили массовые мероприятия в Татарстане, а с 30 марта ввели режим тотальной изоляции. Жителей старше 65 лет обязали «не покидать места проживания (пребывания), за исключением случаев прямой угрозы жизни и здоровью». Остальным запретили покидать квартиры, оставив право сходить в ближайший магазин, выкинуть мусор или выгулять питомца. С 1 апреля в Татарстане также была запущена система «цифровых пропусков», которые позволяют ко всему прочему сходить на почту, в банк, больницу, суд, а также навестить больных родственников или даже уехать на дачу. В этом случае необходимо уведомить власти о своем выходе из дома по СМС. Жителей также обязали соблюдать дистанцию 1,5 м в общественных местах. Ограничения не распространяются на самих чиновников, а также на тех, кто получил специальные разрешения от кабмина.

Рушан Кабиров считает, что постановление «под предлогом угрозы распространения в Республике Татарстан новой коронавирусной инфекции» ограничивает его «конституционное право на свободное передвижение, выбор места пребывания и жительства». Он отметил, что установленные Конституцией РФ права могут быть ограничены только федеральными законами. В частности, право на свободу передвижения может быть ограничено в пограничной зоне, в закрытых административно-территориальных образованиях, в зонах экологического бедствия, при введении чрезвычайного или военного положения, а также на территориях и населенных пунктах, где «в случае опасности распространения инфекционных и массовых неинфекционных заболеваний и отравлений людей введены особые условия и режимы проживания населения и хозяйственной деятельности», говорится в иске. При этом ограничительные мероприятия (карантин) могут вводиться только на основании предложений, предписанных главным санитарным врачом или его заместителей.

Вместе с тем, по данным истца, на момент принятия постановления кабмина Татарстана главный санитарный врач РФ Анна Попова не принимала решений об изоляции и ограничении прав и свобод всех граждан. В решении от 18 марта говорится, что изоляции подлежат только лица, прибывшие в РФ из-за границы. Господин Кабиров приходит к выводу, что власти республики приняли постановление с нарушением своих компетенций, а документ противоречит Конституции, а также «смыслу, духу и гарантиям» федерального законодательства.

«Я считаю, что если государство запрещает нам выходить из квартиры, то оно должно взять на себя обязательства. А так, получается, что если мы помрем с голоду или нас задолбают кредиторы, никого это не волнует»,— заявил «Ъ” господин Кабиров. Он подчеркнул, что он не против принятия мер по борьбе с распространением вирусов, но они «должны быть в русле закона».

Власти Татарстана иск господина Кабирова пока не комментируют. «Личные иски граждан не комментируем, это право любого гражданина РФ»,— сказала «Ъ” начальник пресс-службы президента республики Лилия Галимова. Ранее чиновники объясняли ограничения, ссылаясь на закон «О мерах по обеспечению санитарно-эпидемиологического контроля» и указ президента Татарстана Рустама Минниханова о введении в республике режима повышенной готовности к чрезвычайной ситуации.

По словам адвоката, правого аналитика международной правозащитной группы «Агора» Станислава Селезнева, до 30 марта полномочия региональных властей были четко ограничены законом «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера»: «При этом никакой возможности вмешиваться в предусмотренное ст. 27 Конституции РФ право на свободу передвижения по территории РФ у региональных властей при введении режима повышенной готовности не было». Однако с 1 апреля закон был дополнен пунктом а.2, который предоставил право главе региона устанавливать обязательные для исполнения гражданами и организациями правила поведения при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации. «Слово «федерация» в названии нашей страны приобрело смысл, и во многих десятках регионов начали действовать разные правила»,— говорит правозащитник.

По мнению господина Селезнева, новый пункт закона «требует проверки на конституционность», поскольку новая норма не имеет ограничений, а по Конституции «права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства». «Принимаемые на основании этой нормы региональные акты далеко не всегда содержат четкое и ясное обоснование того, например, как именно обязательная регистрация по SMS выхода из дома всех жителей региона, обезличенно и вне обоснованных подозрений в совершении преступлений или правонарушений, защищает основы конституционного строя, нравственности, здоровья. Аналогичные вопросы к запрету на использование личного автотранспорта или выезда на дачу и многим другим»,— указывает он.

Политолог Сергей Сергеев прогнозирует, что в суде будет «доказано, что региональные власти правы». В связи с этим он предлагает расценивать заявление в суд как «манифестационный акт». «Авторы подобных исков привлекают внимание общества к тому, что у нас действительно не введены режим чрезвычайной ситуации, чрезвычайное или военное положение, а права граждан ограничиваются»,— говорит эксперт. По его словам, властям невыгодно брать на себя ответственность и вводить режим ЧС, хотя и «возникают юридические вопросы к принятым мерам».

Кирилл Антонов