Правовая и социальная защита гражданского персонала

Истомина Т.А.

К ВОПРОСУ О ПРАВОВОМ СТАТУСЕ ГРАЖДАНСКОГО ПЕРСОНАЛА ВООРУЖЕННЫХ СИЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Нормативным актом, в котором впервые упоминаются работники, исполняющие свои трудовые обязанности в военных организациях, следует считать приказ Реввоенсовета от 2 октября 1924 г. № 12441. В нем эти категории работников именовались как «вольнонаемный состав» и «вольные работники». Правовой статус гражданского персонала того времени определялся, как и в настоящее время, нормами трудового законодательства. Первым кодифицированным актом в сфере труда стал Кодекс законов о труде (КЗоТ) 1918 г., заложивший основу советского трудового права, сформировавшегося в условиях «военного коммунизма». Затем был принят КЗоТ 1922 г. Оба кодекса особо не оговаривали правовой статус гражданского персонала армии и флота.

В январе 1953 г. директивой Генерального штаба Советской Армии № ОРГ 1/23 понятие «вольнонаемный состав» было заменено на «рабочие и служащие Советской Армии», поскольку применявшееся ранее понятие устарело и перестало отвечать сложившимся экономическим отношениям.

Принятие КЗоТ 1971 г. никак не изменило ситуацию с правовой регламентацией статуса гражданского персонала Вооруженных сил, который, как и ранее, специально не оговаривался в законе.

В 1996 г. в приказе министра обороны Российской Федерации «О мерах по укреплению в Вооруженных силах Российской Федерации (далее — ВС РФ) законности в трудовых отношениях» появилось уже современное понятие -«гражданский персонал», под которым понимается личный состав ВС РФ, комплектуемый как гражданами Российской Федерации, так и иностранными гражданами, заключившими трудовой договор о работе или о профессиональной служебной деятельности по определенным штатным расписанием должностям и специальностям в воинских частях Вооруженных сил Российской Федерации в

1 На практике использование труда гражданского персонала в армии имело место и ранее издания данного приказа. — Т.И.

целях выполнения ими возложенных на них задач» . Понятие воинские части в данном случае следует толковать расширительно и понимать под ними не только военные части, но и военные учреждения и организации, военноучебные заведения. В противном случае данное понятие не охватывало бы значительное число граждан, относящихся к гражданскому персоналу.

С 1 февраля 2002 г. действует новый Трудовой кодекс Российской Федерации, в котором прописаны особенности правового положения гражданского персонала ВС РФ . Часть 2 статьи 349 этого нормативного правового акта закрепляет необходимость установления особых условий оплаты труда, дополнительных гарантий и льгот, характер и условия предоставления которых определяются исходя из задач органов, учреждений и организаций, в которых осуществляется трудовая деятельность. Таким образом, эта статья Трудового кодекса РФ носит отсылочный характер.

Особенности правового регулирования труда гражданского персонала Вооруженных сил РФ устанавливаются подзаконными нормативными актами — указами Президента Российской Федерации, постановлениями Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами Министерства обороны Российской Федерации, иных уполномоченных федеральных органов исполнительной власти. При этом гарантии, предоставляемые подзаконными нормативными актами, а также предусмотренные ими механизмы их предоставления, не в полной мере способствуют обеспечению достойной жизни гражданского персонала ВС РФ.

В связи с этой проблемой в последние годы появилось большое число научных работ . В этих и других трудах ученых и юристов исследуются общие вопросы правового регулирования статуса гражданского персонала, а также проблемы реализации отдельных положений трудового законодательства в отношении данной категории работников. Особо подчеркивается, что в условиях реформирования ВС РФ значительно возросли роль и значение гражданского персонала. В результате сокращения численности личного состава армии и флота Министерством обороны Российской Федерации поставлена задача заместить освобождающиеся штатные офицерские должности лицами гражданского персонала . Все это определяет необходимость реформирования законодательства о правовом статусе гражданского персонала, а также формирование на федеральном уровне правовых актов (федеральных законов), определяющих их статус, с це-

лью унификации правового регулирования.

В настоящее время лица гражданского персонала в соответствии с Федеральным законом «Об обороне» относятся наравне с военнослужащими к личному составу Вооруженных сил Российской Федерации. Они подразделяются на три категории: 1) федеральные государственные гражданские служащие, взявшие на себя обязательство по прохождению гражданской службы на должностях государственной гражданской службы в Вооруженных силах Российской Федерации; 2) лица, проходящие альтернативную гражданскую службу; 3) лица, работающие на основании трудового договора в воинских частях и иных военных формированиях .

Правовой статус государственных гражданских служащих и лиц, проходящих альтернативную гражданскую службу, достаточно подробно урегулирован нормативными актами. При этом правовое положение лиц, заключивших трудовой договор о работе в военных частях и организациях, не определено и характеризуется наличием дополнительных обременений. Так, граждане, работающие в мирное время в воинских частях на должностях гражданского персонала Вооруженных сил Российской Федерации, подлежат первоочередной приписке к воинским частям . Как отмечает А.Г. Тищенко, уникальность положения гражданского персонала заключается и в практической невозможности карьерного роста. Гражданин, принятый на работу в Вооруженные силы, должен быть морально готов исполнять обязанности по замещаемой должности, вплоть до увольнения. В лучшем случае (при наличии вакантной должности и соответствующих рекомендаций) он будет назначен на вышестоящую должность . Очевидно, что такие проблемы не касаются государственных гражданских служащих, поскольку для них законом определен порядок продвижения по службе, и лиц, проходящих альтернативную гражданскую службу, — в силу временного характера обязанностей, которые они исполняют.

Кроме того, есть моменты, касающиеся правового статуса гражданского персонала ВС РФ, которые не учтены в действующем законодательстве. Так, Федеральный закон «О противодействии коррупции» устанавливает обязанность государственных и муниципальных служащих ежегодно подавать сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера . Причем эта обязанность установлена не только в отношении самих служащих. Предоставлять соответствующие сведения обязаны также их супруги и несовершеннолетние дети. Подобное требование устанавливается в отношении должно-

стей, при замещении которых у соответствующего лица возникает возможность извлекать неправомерную выгоду из предоставленных ему полномочий . Перечень должностей федеральной государственной гражданской службы в Министерстве обороны Российской Федерации и перечень должностей военнослужащих, занимающих коррупциогенные должности, определены нормативно . При этом коррупциогенность должностей гражданского персонала ВС РФ из числа лиц, работающих в воинских организациях на условиях трудового договора, не определена .

Недостаточное внимание законодателя к данному вопросу порождает ситуацию, когда сведения о доходах предоставляются при условии, что должность замещается военнослужащим, а в случае замещения лицом из числа гражданского персонала ВС РФ — нет. Однако коррупциогенность должности остается неизменной независимо от того, кто ее занимает — гражданский служащий, военнослужащий или лицо, работающее в военной организации на основании трудового договора.

Данные факты позволяют утверждать, что действующее законодательство не учитывает особенности правового статуса гражданского персонала ВС РФ, что приводит недостаточной гарантированности его прав, а также к невозможности осуществления мероприятий по предупреждению коррупции.

Кроме того, наличие существенных особенностей правового положения гражданского персонала ВС РФ, выполнение ими своих обязанностей в непосредственном контакте с военнослужащими, дает основания для сближения правового статуса государственных гражданских служащих и гражданского персонала.

Как справедливо отмечает Д. Иванников, вопросы правового статуса и социальной защиты гражданского персонала ВС РФ требуют научной разработки в свете осуществления мер по дальнейшему совершенствованию структуры Вооруженных сил РФ и усилению обороноспособности государства .

По мнению автора, требуется не просто пересмотр существующих нормативных актов, закрепляющих правовое положение гражданского персонала ВС РФ. Необходимо принципиально изменить подходы к статусу гражданского персонала Вооруженных сил с учетом установленных для него обременений и особых условий исполнения обязанностей.

Единственно верным решением в данной ситуации будет установление особого статуса гражданского персонала ВС РФ — статуса государственных гра-

жданских служащих. Установление такого статуса позволит решить ряд существующих проблем правового регулирования. Кроме того, в случае отнесения гражданского персонала к категории государственных гражданских служащих станет возможно на законных основаниях установить особенности правового регулирования труда с учетом характера должностных обязанностей и компенсировать это дополнительными гарантиями.

Гражданский персонал ВС РФ, как и государственные служащие, обеспечивают деятельность Вооруженных сил. Различен лишь характер обязанностей: деятельность государственных гражданских служащих направлена на реализацию управленческих функций, а гражданского персонала — на непосредственное обеспечение деятельности военнослужащих, исполнение обязанностей, необходимых для обеспечения нормальных условий службы, но непосредственно не связанных с обеспечением обороны и безопасности страны.

Таким образом, требуется систематизация законодательства, определяющего правовой статус гражданского персонала ВС РФ, на основе которого возможно определение круга категорий государственных служащих, а также дифференциация их правового статуса с учетом выполняемых ими функций, исходя из роли и значения последних для общества и государства.

* * *

1. Военное право: учебник /под ред. В.Г. Стрекозова, А.В. Кудашкина. М., 2004. 305 с.

2. Ефремов А.В. О некоторых вопросах применения трудового законодательства в воинской части // Право в Вооруженных Силах. 2010. № 5. С. 75-78.

3. Ефремов А.В. Проблемные вопросы исполнения решения суда о восстановлении работника на работе в воинской части // Ориентир. 2010. № 1. С. 58-60.

4. Иванников Д. Персонал нон грата // Ориентир. 2010. № 9. С. 40-45.

5. Ковалев В.И. Защита трудовых прав гражданского персонала бюджетных учреждений Министерства обороны Российской Федерации, воинских частей (организаций) при увольнении // Право в Вооруженных Силах. 2009. № 8. С. 75-78

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6. Ковалев В.И. Общая характеристика развития законодательства о труде гражданского персонала Вооруженных сил Российской Федерации // Право в Вооруженных Силах. 2007. №

7. С. 87-89.

7. Корякин В.М. Коррупция в Вооруженных силах: теория и практика противодействия: монография. М., 2009. 260 с.

8. Мажуга Е.Ю. Защита трудовых прав и интересов гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации при разрешении индивидуальных трудовых споров // Право в Вооруженных Силах. 2007. № 3.

10. О Перечне должностей федеральной государственной гражданской службы в Министерстве обороны Российской Федерации, при назначении на которые граждане и при замещении которых федеральные государственные гражданские служащие обязаны предоставлять сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруга (супруги) и несовершеннолетних детей: приказ министра обороны РФ от 8 декабря 2010 г. № 1705 // Российская газета. 2011. 2 февр.

12. Об обороне: федеральный закон от 31 мая 1996 года № 61-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 23. Ст. 2750.

13. Об утверждении перечня воинских должностей, подлежащих замещению старшими и младшими офицерами в Вооруженных Силах Российской Федерации, которые разрешается замещать гражданским персоналом: приказ министра обороны от 28 января 2004 г. № 20 // Российская газета. 2004. 28 февр.

14. Об утверждении Положения о призыве граждан Российской Федерации по мобилизации, приписанных к воинским частям (предназначенных в специальные формирования), для прохождения военной службы на воинских должностях, предусмотренных штатами военного времени, или направления их для работы на должности гражданского персонала Вооруженных сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований, органов и специальных формирований: постановление Правительства РФ от 30 декабря 2006 г. № 852 // Собрание законодательства Российской Федерации. 2007. № 2. Ст.380.

15. Об утверждении Порядка представления гражданами и военнослужащими, претендующими на назначение на воинские должности в Министерстве обороны Российской Федерации, и военнослужащими, проходящими военную службу в Министерстве обороны Российской Федерации, сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера: приказ министра обороны РФ от 10 октября 2009 г. N 1090 г. // Российская газета. 2009. 24 нояб.

17. Трудовой кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 30 декабря 2001 № 197-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 1. Ч. 1. Ст. 3.

ВЫСТУПЛЕНИЯ НА КРУГЛОМ СТОЛЕ

С.А. Торопкин

Торопкин Сергей Александрович — кандидат юридических наук, доцент кафедры конституционного и международного права

Нижегородская академия МВД России

Техника пенсионного обеспечения работников культуры

Система льготного пенсионного обеспечения всегда являлась важным инструментом социальноэкономической политики государства, позволяющим стимулировать развитие определенных отраслей и сфер деятельности1. Пенсионное обеспечение является показателем отношения государства к определенным категориям граждан, демонстрирует приоритеты государственной политики. Следует согласиться с тем мнением, что «право социального обеспечения РФ обязано способствовать прогрессу творчества, прежде всего посредством оптимального пенсионирования тех лиц, в чью трудовую функцию творчество включается на юридически обязательных началах»2.

Согласно статье 55 Основ законодательства Российской Федерации о культуре пенсионное обеспечение работников организаций культуры производится в соответствии с законодательством Российской Федерации о пенсионном обеспечении. Таким образом, на работников культуры распространяется общий порядок пенсионного обеспечения. При этом законодательство выделяет ряд работников культуры, имеющих право на льготные условия назначения пенсии. Такими специальными субъектами являются работники культуры, осуществляющие творческую деятельность, — так называемые «работники творческих профессий».

Согласно действующему на сегодняшний день Федеральному закону «О страховых пенсиях» страховая пенсия назначается досрочно лицам, осуществлявшим творческую деятельность на сцене в театрах или театрально-зрелищных организациях (в зависимости от характера такой деятельности) не менее 15—30 лет и достигшим возраста 50—55 лет либо независимо от возраста. Данная норма конкретизируется в постановлении Совета Министров РСФСР от 28 августа 1991 года № 447 «Об утверждении списка профессий и должностей работников театров и других театрально-зрелищных предприятий и коллективов, творческая работа которых дает право на пенсию за выслугу лет», которым устанавливается перечень конкретных должностей творческих работников, имеющих право на досрочную пенсию. Данные работники в зависимости от условий назначения пенсии делятся на три группы:

В первую группу входят работники, получающие право на пенсию после 15 лет творческой работы. К ним относятся: артисты балета, театров балета и театров оперы и балета, исполняющие сольные партии; артисты (гимнасты, эквилибристы, акробаты всех наименований, кроме акробатов-эксцентриков) цирков и концертных организаций.

Вторую группу составляют творческие работники, которые могут выйти на пенсию, имея 20 лет соответствующего трудового стажа. Таковыми являются: артисты балета (в том числе балета на льду); артисты — исполнители танцевальных номеров в профессиональных художественных коллективах; артисты театров мимики и жеста; травести (артисты, исполняющие роли мальчиков, подростков, девочек); артисты цирков и концертных организаций: акробаты-эксцентрики, мотовелофигуристы, балансеры, наездники, дрессировщики диких зверей, клоуны (коверные), исполняющие номера жанров циркового искусства, дающие право на пенсию за выслугу лет, силовые жонглеры, жонглеры, лилипуты-артисты всех наименований; артистки-вокалистки (солистки) театров оперы и балета, музыкальных и музыкально-драматических театров, концертных организаций, профессиональных художественных коллективов, телевидения и радиовещания, а также борцы, достигшие 50-летнего возраста.

Третьей группе творческих работников пенсия предоставляется при наличии 25-летнего стажа работы в соответствующей должности. В эту группу входят: артисты-вокалисты (солисты) театров оперы и балета, музыкальных и музыкально-драматических театров, концертных организаций, телевидения и радиовещания, оперных студий высших учебных заведений искусств; артисты профессиональных хоровых коллективов, исполняющие сольные партии; артисты, играющие на духовых инструментах (в том числе на старинных духовых народных инструментах) в профессиональных художест-

1 Сомов В.А., Торопкин С.А. Льготное пенсионирование как средство решения социально-экономических проблем Российской империи XIX — начала XX // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. 2015. № 3. С. 115—120.

2 Васильева Ю.В. Пенсии работникам творческих профессий в России: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Пермь, 1998. С. 1.

Торопкин С.А. Техника пенсионного обеспечения работников культуры

ВЫСТУПЛЕНИЯ НА КРУГЛОМ СТОЛЕ

венных коллективах; артисты-кукловоды в театрах кукол; артисты — исполнители трюковых номеров (каскадеры); артисты детских театров и театров юного зрителя; артистки драматических театров, достигшие 50-летнего возраста.

Предоставлением льготных условий выхода на пенсию работникам творческих профессий, на наш взгляд, решаются две основные задачи. Во-первых, государство стимулирует развитие творческой детельности, предоставляя ее субъектам социальные гарантии. Творческий работник в этом случае может сосредоточить усилия на реализации своего творческого потенциала, зная, что государство обеспечит ему необходимый минимум материальных благ. Во- вторых, льготное пенсинное обеспечение работников творческих профессий необходимо с позиций гуманизма, поскольку отдельные виды творческой деятельности требуют от человека определенного уровня физического развития и становятся невозможными или даже опасными для здоровья человека по достижению определенного возраста. Например, как показывает практика, в профессиональном балете средний возраст танцующей балерины составляет 25—27 лет, редкостью является исполнение сольных партий лицами старше 40 лет. Таким же ярким примером могут служить актеры-травести, исполняющие роли мальчиков, подростков, девочек, которые по определению не могут играть эти роли до старости, поэтому государство просто обязано предоставить социальные гарантии тем лицам, кто, посвятив основную часть своей жизни творческой профессии, лишился возможности продолжать профессиональную деятельность в силу возраста.

Поддерживая общую идею законодателя о льготных пенсиях работникам творческих профессий, считаем, что следует подвергнуть критике технику установления соответствующих правил. Главная проблема института пенсионного обеспечения творческих работников состоит в необходимости конкретизации норм закона применительно к конкретным видам творческой деятельности, которые характеризуются многообразием форм. Как известно, феномен конкретизации юридической нормы возникает тогда, когда обнаруживается ее дефектность, ее неадекватность регулируемым общественным отношениям, неточное отражение юридически значимой деятельности1.

Первым дефектом техники пенсионного обеспечения творческих работников является недостаточная конкретизация списка лиц, имеющих право на льготное пенсионное обеспечение. Утвержденный еще Советом Министров РСФСР список (постановление Совета Министров РСФСР от 28 августа 1991 г. № 447) органы Пенсионного фонда Российской Федерации рассматривают как исчерпывающий перечень, не допускающий расширительного толкования, однако зачастую в трудовых документах организации наименование должности творческих работников расходятся с данным перечнем. Должность работника может называться не «артист», а «актер», что приводит к отказу в назначении пенсии. В результате большое число творческих работников вынуждены доказывать свое право на пенсию в суде. Благо, что судебная практика в этом случае на стороне работников. Так, Иркутский областной суд, рассматривая гражданское дело по иску Г. к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в Усть-Ордынском Бурятском округе Иркутской области о признании решения незаконным, включении периода работы в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии, признании права на назначение досрочной трудовой пенсии, обязал назначить досрочную трудовую пенсию, справедливо поддержав права гражданки Г., которая работала в должности артистки-вокалистки (солистки) в ансамбле «СН» несмотря на то, что подобная должность и наименование учреждения культуры списком не предусмотрены. При этом суд указал, что в качестве правового основания для досрочного назначения трудовой пенсии по старости предусматривается длительное выполнение определенной профессиональной деятельности. Право на досрочное получение пенсии законодатель связывает с работой в определенной сфере деятельности, при осуществлении которой работник подвергается неблагоприятному воздействию различного рода факторов, обусловленных спецификой и характером труда. Таким образом, определяющее значение для возникновения права на досрочную трудовую пенсию имеет характер деятельности работника, а не наименование его должности2.

Вторым дефектом техники пенсионного обеспечения творческих работников является требование выполнения работником определенных функций для получения льготной пенсии. Так, право на пенсию после 15 лет работы получают «артисты балета, театров балета и театров оперы и балета, исполняющие сольные партии». Данная норма вызывает массу конфликтов на практике. Зачастую артисты исполняют сольные партии лишь в отдельных постановках, что пенсионные органы используют как повод для отказа в назначении пенсии. Так, например, С.С. работал в Государственном театре драмы и музыкальной комедии в качестве артиста хора и при этом назначался к исполнению ролей (сольных партий) как артист (вокалист) солист в спектаклях. Отказ Пенсионного Фонда в назначении

2 Апелляционное определение Иркутского областного суда от 22 августа 2014 г. по делу № 33-6369/2014 // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 30.10.2015).

Юридическая техника. 2016. № 10

ВЫСТУПЛЕНИЯ НА КРУГЛОМ СТОЛЕ

льготной пенсии артист вынужден был оспаривать в суде, предоставляя афиши, буклеты и приказы на распределение ролей, а также свидетельские показания1.

Получается, что вопрос о назначении досрочной пенсии в этом случае целиком и полностью находится на усмотрении суда, так как понятие «артисты, исполняющие сольные партии» является слишком расплывчатым, размытым. Каково должно быть количество этих сольных партий, с какой периодичностью артист их должен исполнять, — закон не определяет. Решение такого важного вопроса, как для государственного Пенсионного фонда РФ, так и для работника, на практике зависит от наличия таких доказательств, как афиши, буклеты спектаклей, свидетельские показания. Получается, что солист должен хранить афиши и буклеты, чтобы доказать свое право на пенсию. Подобная практика свидетельствует о дефектах существующей техники пенсионного обеспечения.

Третьим недостатком техники пенсионного обеспечения творческих работников является прямое противоречие норм постановления Совета Министров РСФСР № 447, правилам Федерального закона «О страховых пенсиях» в части определения видовой принадлежности назначаемых пенсий. Согласно постановлению Совета Министров творческим работникам творческих профессий должна назначаться «пенсия за выслугу лет», однако Федеральный закон «О страховых пенсиях» вообще не содержит такой разновидности пенсий, как пенсия за выслугу лет. В данном случае согласно нормам Федерального закона назначается пенсия «по старости». Данная проблема возникла из-за того, что ранее работники творческих профессий действительно получали пенсию за выслугу лет согласно закону «О государственных пенсиях в Российской Федерации» 1990 года, который в настоящее время уже утратил силу, однако данное противоречие нельзя, на наш взгляд, решить лишь принятием новой редакции постановления Совета Министров РСФСР, так как действительно правильнее называть пенсии творческих работников именно пенсиями «за выслугу лет», а не пенсиями «по старости». Какая «старость» может быть у творческого работника, получающего пенсию в 30—35 лет?

Хотя логика законодателя по этому вопросу, в общем-то, понятна. Государственная пенсия творческих работников была бы больше, поскольку привязывается к окладу и составляет фиксированную сумму, размер же страховой пенсии зависит от суммы накопленных баллов и может регулироваться Правительством РФ посредством установления стоимости этих баллов. Получается, что государство хотя и не лишает творческих работников гарантий социального обеспечения в виде досрочного выхода на пенсию, но делает такой выход менее привлекательным, уменьшая фактический размер пенсии.

Учитывая перечисленные дефекты техники пенсионного обеспечения работников культуры, можно сделать однозначный вывод о том, что действующее законодательство по данному вопросу нуждается в корректировке. Способом решения существующих противоречий было бы включение в действующую редакцию Федерального закона «О страховых пенсиях» такой разновидности пенсии, как пенсия за выслугу лет. Данная мера позволила бы правильно отразить фактически существующий порядок пенсионирования творческих работников без ущерба для государственного бюджета. Кроме того, список творческих работников, имеющих право на льготные условия пенсионирования, должен быть также включен в Закон. Право на пенсию является важной социальной гарантией работника, который должен четко понимать свои перспективы выхода на пенсию, поэтому установление перечня должностей, дающих право на досрочную пенсию, должно осуществляться посредством федерального закона, а не подзаконного нормативного акта.

1 Апелляционное определение Верховного Суда Республики Мордовия от 16 июня 2015 г. по делу № 33-1365/2015 // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 30.10.2015).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Торопкин С.А. Техника пенсионного обеспечения работников культуры