Роль конституционного права для профессиональной подготовки юриста

План

1. Понятие, метод и предмет конституционного права

2. РФ как светское государство на многопартийной основе

3. Определите роль конституционного права для профессиональной подготовки юриста

Список использованной литературы

1. Понятие, метод и предмет конституционного права

Конституционное право — ведущая, фундаментальная отрасль системы права России. Как и любая отрасль права, конституционное право представляет собой совокупность правовых норм (общеобязательных правил поведения), регулирующих качественно однородную сферу общественных отношений.

Под предметом конституционного права принято понимать совокупность общественных отношений, регулируемых отраслью конституционного права.

Общеизвестно, что нормы права существуют для того, чтобы воздействовать на определенную наиболее важную часть отношений, складывающихся в человеческом обществе, подобно обычаям, нормам морали и т.д., регулировать ее. Каждая отрасль права в свою очередь воздействует на часть отношений, регулируемых правом.

Таким образом, прежде всего, необходимо понять, какие именно общественные отношения регулируются нормами конституционного права, т.е. составляют его предмет. По сравнению с другими отраслями права, эти отношения имеют свои определенные особенности, а именно:

1) они складываются во всех сферах жизни общества — политической, экономической, социальной, духовной и др.;

3) эти отношения характеризуют основы всей государственной и общественной жизни, статус личности, характер и механизм осуществления власти в государстве.

Итак, предметом конституционного права являются фундаментальные общественные отношения, которыми охватываются:

1) основы конституционного строя государства;

2) основы правового положения человека и гражданина;

3) основы территориального устройства государства (федеративные отношения);

4) формы и способы осуществления власти в государстве, а также система, порядок формирования, принципы организации и деятельности органов государственной власти и местного самоуправления.

Для конституционного права, как отрасли права метод понимается, как совокупность юридических приемов и средств, при помощи которых осуществляется правовое регулирование общественных отношений, составляющих предмет конституционного права.

Ученые выделяют здесь два метода: частноправовой (диспозитивный) и публично-правовой (императивный) и в рамках этих методов три способа — запрет, дозволение, обвязывание.

Преобладающей формой конституционно-правового регулирования общественных отношений является способ обязывания.

Именно в такой форме провозглашается множество норм конституционного права: «Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы» (часть 2 статьи 15 Конституции РФ); «Каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы» (ст.57 Конституции РФ).

В конституционном праве часто можно встретить запрещающие нормы: «Никто не может присваивать власть в Российской Федерации» (часть 4 статьи 3 Конституции РФ).

Конституционному праву известен и способ дозволения: «Каждый может свободно выезжать за пределы Российской Федерации» (часть 2 статьи 27 Конституции РФ); «Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения» (часть 3 статьи 35 Конституции РФ).

Итак, конституционное право, как отрасль права, использует разнообразные приёмы, средства, формы воздействия на общественные отношения, ибо различны сами эти отношения, что и обусловливает своеобразие метода данной отрасли права. Его суть — в сочетании и взаимопроникновении приёмов и способов воздействия на общественные отношения, типичных для политического, нравственного и правового регулирования.

Кроме такой классификации методов в литературе встречается деление на частно-правовой и публично-правовой методы, которые также можно отнести к методам конституционного права, как отрасли права.

Гражданско-правовой метод (Ю.А. Тихомиров именует его методом диспозитивного регулирования; В.Б. Исаков — методом координации; А.Г. Братко и Н.Л. Гранат — методом автономии. Отличительными чертами этого метода являются:

— равноправие участников правоотношений, которое придает правомерному поведению субъектов правоотношений индивидуально- регулятивное значение;

— автономия участников правоотношений, которая означает способность лица свободно (независимо) формировать свою волю и осуществлять свои права в своем интересе. Не допускается вмешательство в их дела или воспрепятствование им. Речь в данном случае идет о гарантированной законом возможности юридического лица по своему усмотрению распоряжаться субъективным правом, реализовать его, передать другому субъекту либо вообще не осуществлять то или иное право;

— самостоятельность участников правоотношений, выражающаяся в возможности самостоятельно распоряжаться принадлежащим лицу имуществом, нести ответственность по своим обязательствам, возмещать ущерб, причиненный его неправомерными действиями.

Примерами использования вышеописанного метода регулирования конституционного права является закрепление в конституции прав человека и гражданина, в частности ярко демонстрирует данный метод институт избирательного права граждан.

Следующий метод — публично-правовой метод (Ю.А. Тихомиров именует его императивным методом, В.Б. Исаков — методом субординации, А.Г. Братко и Н.Л. Гранат — авторитарным методом). Данный метод построен на административном или ином властном подчинении одной стороны другой.

Характерными чертами данного метода являются:

— Формирование и использование правоотношений по принципу «команда-исполнение». Субъект принятия обязательных решений не связан согласием стороны, которой они адресованы;

— Субъекты, выполняющие властные, управленческие и иные функции, действуют по своему усмотрению в пределах предоставленных им полномочий;

Характерной чертой публичного метода правового регулирования является позитивное обязывание, которое может носить характер общенормативной ориентации (когда принимается акт, устанавливающий задачи, функции, полномочия соответствующего органа) или приобретает смысл конкретного предписания (т.е. поручения совершить то или иное юридически-значимое действие);

Императивный метод может выражаться также в запрещении каких либо действий когда нормы-запреты в общем или конкретном виде отчерчивают область возможного неправомерного поведения и тем самым предостерегают субъектов права от вторжения в эту область.

2. РФ как светское государство на многопартийной основе

Светское государство — конституционно-правовая характеристика государства, означающая отделение церкви от государства, разграничение сфер их деятельности. В таком государстве религия, её каноны и догматы, в также религиозные объединения, действующие в нем, не вправе оказывать влияние на государственный строй, деятельность государственных органов и его должностных лиц, на систему государственного образования и другие сферы деятельности государства. Светский характер государства обеспечивается, как правило, отделением церкви от государства и светским характером государственного образования (отделение школы от церкви). Такая форма взаимоотношений установлена в ряде стран (США. Франция, Польша и др.).

Светский характер государства не препятствует ему в интересах обеспечения прав религиозных меньшинств оказывать их религиозным общинам материальную помощь из государственного бюджета.

В ст.14 Конституции РФ указывается, что РФ является светским государством, т.е. религиозные объединения отделены от государства и «никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной”.

Одним из основных признаков светского государства также является идеологическое многообразие, согласно которому никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Это многообразие означает, прежде всего, многопартийность в виде различных политических партий, объединяющих граждан в зависимости от их социальной и политической ориентации.

Процесс формирования многопартийной системы в России происходит сложно и противоречиво, сопровождается внезапным появлением и столь же внезапным исчезновением с политической арены большого числа партий, расколами и размежеваниями партийных рядов. Причины этого заключаются как в своеобразии самих российских политических партий, так и в особенности исторической ситуации, в которой партиям приходится действовать.

Прежде всего, следует отметить взрывной характер формирования многопартийности в России. За несколько лет в стране возникло большое количество партий. Однако деятельность многих из них не затрагивает глубинные слои общества. По возможностям и способам влияния на принятие решений большинство ныне существующих российских партий ближе к группам давления, а по основным признакам — к протопартиям, характеризующимся малочисленностью, организационной слабостью, аморфностью программ, популизмом.

Особенности формирования партий в России связаны также с их социальной базой или электоратом. Исторически партии появились, когда в обществе сформировались классы и слои, которые достаточно четко осознали свои интересы. Партийное же строительство в России опережает трансформацию ее социальной структуры. Что касается избирателей, то их электоральное поведение можно условно разделить на «патриархальный», «советский», «постсоветский» и «партийный» типы, среди которых последний (подразумевающий наличие устойчивых идейно-политических ориентации, мотивирующих электоральное самоопределение и участие) представлен весьма незначительно.

Трудности процесса становления многопартийности в стране связаны и со сложностью конкретной исторической ситуации, когда перед обществом стоит проблема поиска и выбора нового пути развития, который соответствовал бы как культурным, историческим и иным особенностям России, так и стандартам, выработанным мировым сообществом. В условиях поиска нового пути развития партии обращаются не к отдельным слоям и группам населения, а к обществу в целом, отстаивая свою модель развития страны. Зачастую эти обращения носят общий и неопределенный характер.

Попытки ориентации на стандарты, выработанные мировым обществом, в том числе попытки перенести многие элементы современного западного общества (либерализацию, политическую институализацию по западному типу) на российскую почву, обусловили формирование у российских политических партий черт, присущих новому типу электорально-профессиональных партий Запада, к которому последние пришли в процессе длительной эволюции.

3. Определите роль конституционного права для профессиональной подготовки юриста

Конституционное право России — это основополагающая (базовая) отрасль всей системы права Российской Федерации, представляющая собой систему правовых норм, регулирующих основы конституционного строя, основы правового статуса личности, федеративное устройс-тво, основы организации и деятельности системы органов государс-твенной власти и органов местного самоуправления.

Самостоятельность и специфика конституционного права России обусловливается в первую очередь особым предметом правового (конституционного) регулирования, то есть теми специфическими общественными отношениями, которые регулируются его нормами. В наиболее общем виде предмет конституционного права России составляют общественные отношения, которые образуют основу всего устройства общества и государства и непосредственно связаны с установлени-ем, осуществлением, передачей государственной власти в различных формах; установлением пределов государственной власти; гарантирова-нием прав и свобод человека и гражданина. Это отношения между че-ловеком, обществом и государством и основополагающие отношения, оп-ределяющие устройство государства и его функционирование.

Почему же конституционное право называют основополагающей отраслью?

В первую очередь из-за особенностей регулируемых им общест-венных отношений. Конституционные правоотношения составляют начало для всех иных отношений, регулируемых другими отраслями права, так как именно в них закреплены основы устройства общества и госу-дарства, основные права, свободы и обязанности граждан, так как они предопределяют многие сферы общественного развития.

Все отрасли права основываются на закреплённых конституцион-ным правом принципах организации системы власти, компетенции и ос-новных началах деятельности органов государства, выступающих субъ-ектами всех отраслевых правоотношений.

Роль конституционного права как ведущей отрасли правовой системы обусловлены и тем, что именно ее нормами регулируется сам процесс создания права. Они определяют виды правовых актов, орга-ны их издающие, соотношение их юридической силы.

Нормы конституционного права образуют наиболее важные (базо-вые) институты системы права, они являются определяющими для регу-лирования общественных отношений всеми другими отраслями права, которые исходят из принципов, закреплённых в конституционном праве.

Конституционное право тесно взаимодействует с другими от-раслями не только посредством установления основополагающих принципов, определяющих общую целенаправленность правового регулирова-ния/основ отношений, обязательных для всего права, но и в процессе реализации конституционно-правовых норм. Так, конституционно-право-вые нормы, закрепляющие права человека и гражданина, порождают от-ношения между государством и личностью. Реализуя же конкретным че-ловеком любого конституционного права порождает правоотношения другой отраслевой принадлежности: административно-правовые, трудовые, гражданские, финансовые и т.д.

Особое значение на современном этапе приобретает взаимоотно-шение конституционного права с международным правом. Значительные новшества внесли в Конституцию РФ 1993 года в части соотношения международного права с внутригосударственным правом. Согласно ч.4 ст.15 Конституции РФ, общепризнанные нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью её правовой системы. Соответственно закреплено: «если между-народным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотрен-ные законом, то применяются правила международного договора». Здесь следует иметь в виду, что статья 15 Конституции отнесена к числу положений, составляющих основы конституционного строя, и соответс-твенно возможность её изменения на перспективу крайне проблема-тична.

Толкование Конституции РФ является официальным и обязательным для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений. При толковании юристы применяют различные методы:

· Грамматический,

· Логический,

· Систематический,

· Исторический,

· Социально-юридический.

Таким образом, конституционное право в профессиональной подготовке юриста занимает основную базовую ступень, на которую опираются все остальные отрасли права.

Список использованной литературы

1. Бабаев В.К. Понятие права // Общая теория права. Курс лекций / Под общ. ред. В.К. Бабаева. — Нижний Новгород, 1993.

2. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. — М., 2002.

3. Безуглов А.А., Солдатов С.А. Конституционное право России. — М., 2001.

4. Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. — М., 1998.

5. Кокотов А.Н. Конституционное право в российском праве: Понятие, назначение и структура // Правоведение. — 1998. — №1.

6. Кутафин О.Е. Предмет конституционного права. — М., 2000.

7. Теория государства и права / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. — М., 1997.

8. Тихомиров Ю.А. Конституционные нормы // Теоретические основы советской конституции. — М.: Наука, 1981.

ЮБИЛЕЙ ЖУРНАЛА — НАМ 10 ЛЕТ!

И.А. Алебастрова*

Фундаментальные принципы конституционализма: понятие, система, эволюция, соотношение

Аннотация. В статье рассматриваются содержание и соотношение важнейших принципов конституционализма, именуемых фундаментальными. Выявив их систему, автор приходит к выводу о том, что ни один из них не является и не может быть абсолютным. Их наиболее последовательная реализация, с точки зрения воплощения главной идеи каждого из них, возможна только в единстве, хотя при этом они взаимно друг друга ограничивают. Их эволюция происходит во многом под влиянием такого универсального принципа человеческого общежития, как социальная солидарность. Ключевые слова: конституция, конституционализм, принципы конституционализма, социальная солидарность.

Концепция конституционализма наиболее ярко и емко проявляется в системе его принципов. Под конституционными принципами (принципами конституционализма) понимаются базовые руководящие идеи, находящиеся в основе содержания конституции1 в ее понимании как системы ограничений власти (общие конституционные фундаментальные принципы) либо в основе содержания ее отдельных институтов (частные, или институциональные, конституционные принципы). Конституционные принципы в отличие от классических правовых норм обладают наивысшей степенью нормативной обобщенности, позволяющей обществу всесторонне развиваться вместе с развитием представлений об их содержании2. Они весьма разнообразны3. Среди них, как явствует из при-

1 См.: Гаджиев Г. Принципы права и право из принципов // Сравнительное конституционное обозрение. 2008. № 2. С. 22.

3 О различных классификациях принципов конститу-

ционного права см.: Комкова Г.Н. Понятие принципов

веденного определения, следует выделить общие, или фундаментальные, принципы конституционализма, а также частные, или институциональные, конституционные принципы.

При этом среди фундаментальных принципов конституционализма, в свою очередь, явно просматриваются три их подгруппы. Во-первых, это общие принципы человеческого общежития (общечеловеческие ценности) — базовые постулаты сосуществования людей, так или иначе проявляющиеся во всех сферах жизнедеятельности общества, в том числе в его правовой системе; во-вторых, важнейшие общеправовые принципы — идейные ориентиры не только конституции как таковой, но и права в целом, векторы правотворчества и реализации правовых норм любой отрас-

конституционного права России // Актуальные проблемы конституционного и муниципального права РФ: сб. статей, посвященных 75-летию со дня рождения академика О.Е. Кутафина. М., 2012. С. 30.

© Алебастрова И.А., 2014

* Алебастрова Ирина Анатольевна — кандидат юридических наук, доцент кафедры конституционного и муниципального права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), главный редактор журнала «Kutafin Law University Review».

123995, Россия, г. Москва, ул. Садовая-Кудринская, д. 9.

И.А. Алебастрова

ли права; в-третьих, специфические принципы конституции — те, которые преимущественно имеют значение идейного фундамента содержания самой конституции.

Безусловными общечеловеческими ценностями можно считать гуманизм, справедливость, солидарность, свободу и достоинство личности4. В качестве общеправовых принципов в странах с прочно укоренившимся духом конституционализма выступают высшая юридическая сила конституции и верховенство закона; их прямое действие; стабильность законодательства; недопустимость обратной силы правовых актов, существенно и непосредственно ухудшающих положение каких бы то ни было частных лиц; не только неотчуждаемость основных общепризнанных прав человека, но и недопустимость отмены или ограничения однажды признанных прав за исключением случаев и меры крайней и явной необходимости; справедливый и независимый суд; связанность органов публичной власти законом; приоритет изданного позднее закона над законом, принятым по такому же вопросу ранее; перевес специальной нормы по отношению к норме общей и некоторые другие.

Наконец, к числу специфических принципов, лежащих в основе всего содержания конституции, во многих странах относятся государственный суверенитет; демократизм, включающий принципы народного суверенитета, представительного и ответственного правления, разделения властей, а также признаваемый в последние годы все чаще принцип субсидиарности, предполагающий, что в ведении публичных властей каждого более высокого уровня должны находиться лишь те вопросы управления, которые не могут быть эффективно решены на более низких уровнях; светский характер государства.

Система и содержание фундаментальных принципов конституционализма не оставались неизменными на протяжении его истории. За это время они подверглись определенной эволюции. Представляется, что основным вектором такой эволюции является постепенное расширение масштабов и обогащение содержания всех четырех фундаментальных принципов человеческого общежития: гуманизма, справедливости, солидарности и свободы.

При этом эволюция фундаментальных принципов конституционализма вместе с эволюцией самого мирового конституционализма прошла три этапа. Первый период охватывает время с конца XVIII — по начало XX вв., второй — первую половину ХХ в., третий начался после Второй мировой войны и продолжается до настоя-

щего времени5. Представляется, что основной идеей первого этапа можно считать утверждение ценностей демократии и правового государства. Главную черту второго этапа составила социализация государств и, соответственно, конституций. Наконец, на третьем этапе развития мирового конституционализма наблюдается в качестве главной тенденции развития конституционного права его интернационализация6. Следует, конечно, иметь в виду, что на каждом следующем этапе ранее заложенные тенденции не отбрасывались, а продолжали действовать, видоизменяясь и обогащаясь новым содержанием.

Большинство фундаментальных принципов было сформулировано на заре конституционализма, так или иначе получивших отражение уже в первых актах конституционной значимости. Такие принципы следует характеризовать как классические фундаментальные принципы конституционализма — в отличие от тех его принципов, которые появились в конституциях лишь с развитием мирового конституционализма, на двух более поздних его этапах под влиянием тенденций социализации и интернационализации и которые в данной статье будут именоваться его новыми фундаментальными принципами.

К числу классических фундаментальных принципов конституционализма относятся частная собственность; неотчуждаемость прав человека; правление права; государственный суверенитет; разделение властей; народный суверенитет и представительное правление; светский характер государства.

Классические принципы конституционализма были сформулированы авторами первых конституций, исходя из потребностей ранне-индустриального периода общественного развития, будучи ориентированными прежде всего на утверждение индивидуализма и либеральной идеологии как наиболее адекватного отражения требований гуманизма в соответствующий период, на что обращалось внимание в конституционно-правовой литературе7. Отражали они и

4 См.: Филимонов В.Д. Гуманизм как принцип права // Государство и право. 2013. № 1. С. 102-108.

5 По вопросу о периодизации мирового конституционализма высказываются и иные точки зрения. См., напр.: Сравнительное конституционное право / отв. ред. В.Е. Чир-кин. М., 1996. С. 42-45 Однако автору настоящей работы такое дробление представляется чрезмерным и недостаточно убедительным.

6 В юридической литературе имеется и иное видение главных особенностей конституций, принадлежащих к трем названным этапам развития мирового конституционализма. Так, профессор В.Е. Чиркин характеризует конституции первой волны как инструментальные, второй — как социальные, третьей — как системные. См.: Чиркин В.Е. Вызовы современности и российский конституционализм: общее, особенное, единичное // Проблемы реализации Конституции. Международное исследование. М., 2008. С. 34.

7 См.: Кутафин О.Е. Российский конституционализм. М.,

2008. С. 31, 44.

Юбилей журнала — нам 10лет!

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

чрезвычайно важный аспект социальной солидарности: это солидарность политической элиты с населением, выражавшаяся в заключении между ними общественного договора по созданию механизмов защиты «маленького человека» от самой могущественной силы, существующей в обществе, то есть от государственной власти. Данная задача сохраняет актуальность до сих пор, о чем красноречиво свидетельствуют массовые рецидивы диктатур в Европе в течение ХХ в., а также немалое количество стран с авторитарными и тоталитарными режимами, существующих в настоящее время. Поэтому, несмотря на преклонный возраст и изменение вызовов времени, классические принципы конституционализма не утратили значимости, получая отражение в качестве важнейших руководящих идей и в конституционно-правовой доктрине, и в большинстве действующих конституций. В настоящее время они укладываются в русло таких конституционных характеристик государства, как правовое, демократическое и светское.

Новыми же фундаментальными принципами являются социальный характер государства, солидарность гражданского общества, а также конституционный интернационализм. Они сформировались под влиянием действия социализации и интернационализации как главных тенденций второго и третьего этапов развития конституционного права соответственно.

Социализация конституций была обусловлена наличием сил, притесняющих «маленького человека» не только в рамках государственного механизма, но и в рамках гражданского общества, а также активизацией осознания общественным мнением несправедливости такого положения и борьбы угнетенных слоев населения за свои права. Действительно, как отмечал немецкий юрист Х.К. Ниппердей, очевидно отсутствие равновесия в правовых отношениях между простым работником и работодателем, в роли которого мог выступать огромный концерн, диктующий своим подчиненным условия трудового договора и исполнения их обязанностей. Сравнивая власть работодателя над работником с властью государства над своими гражданами, Ниппердей пришел к выводу о схожести отношений, если даже не о превосходстве власти работодателя над работниками по сравнению с властью государства над гражданами. Частная автономия, защищавшяся конституциями первой волны, разбивается здесь о явное экономическое превосходство концернов, — справедливо отмечает Х.К. Ниппердей8. Именно поэтому конституции второй волны распространили заботу о предотвращении произво-

ла и ограничении власти и на сферу гражданского общества и стали защищать человека от сил, действующих в нем, а также от силы неблагоприятных обстоятельств, возложив на государство, а в ряде случаев и на институты гражданского общества обязанности по поддержке людей, оказавшихся в таких обстоятельствах.

Интернационализация же распространила конституционные ценности в их новом, социальном, прочтении, дополнившем прочтение классическое, на наднациональный и международный уровни.

Следует иметь в виду, что новые тенденции и принципы конституционализма следует воспринимать как дополнение его классической главной идеи недопустимости злоупотребления властью, которая остается в конституционализме главной. Тем не менее они оказали ощутимое обратное влияние на классические конституционные ценности: данные тенденции, действующие в конституционном праве как проявления гуманизации и повышения солидарности человечества, не только обусловили появление новых принципов конституционализма, но и трансформировали содержание его классических принципов. С учетом значительной эволюции и трансформации содержания и предназначения конституционализма и его принципов в западной науке конституционного права возникло понятие неоконституционализма9.

Он характеризуется не только появлением новых принципов, но и тенденцией к обеспечению баланса между ними, не допускающей абсолютизации, буквального понимания какого бы то ни было из них10, ибо такая абсолютизация одного принципа способна не только ликвидировать другие принципы, но и свести на нет сам абсолютизируемый принцип. Действительно, все конституционные принципы поддерживают и укрепляют друг друга, но вместе с тем между ними имеется некоторые противоречия и противостояние, то есть они способны выступать конкурирующими ценностями. И только разумный их баланс, компромисс могут привести к наиболее адекватной их реализации, соответствующей здравому смыслу. Так, принципы демократического и правового государства, несомненно, способствуют взаимному утверждению и развитию и вполне совместимы. Однако верховенство права

8 См.: Бергер А. Сравнительно-правовой анализ действия конституционных прав и свобод человека и гражданина в частном праве Германии и России // Сравнительное конституционное обозрение. 2014. № 1. С. 103.

10 Следует отметить, что неосуществимость принципов конституционализма в их буквальном понимании порождает подчас их оценку как ненаучных, а чисто идеологических категорий. См., напр.: Мамут Л.М. Правовое государство: идеологема и современные конституционные тексты // Сравнительное конституционное обозрение. 2011. № 2. С. 105.

И.А. Алебастрова

призвано сдерживать всякую власть, в том числе — власть большинства, не допуская и ее тирании над меньшинством, что ограничивает возможности народного суверенитета как главного принципа демократии, возводя его рамки, впрочем, весьма разумные11. Создает испытания классическим принципам правового и демократического государства новый принцип государства социального, поскольку он неизбежно усиливает власть государства, расширяя его функции и масштабы его деятельности, создавая тем самым опасности свободе личности как главной классической ценности конституционализма. В связи с этим определение разумных масштабов, форм и методов социализации государства чрезвычайно важно, о чем свидетельствует наличие в мировой практике различных моделей социального государства и его соотношения с началами солидарности в рамках гражданского общества.

Не следует абсолютизировать и такие фундаментальные принципы конституционализма, которые выступают общими универсальными началами налаживания человеческих взаимоотношений, в частности, принцип социальной солидарности: между его абсолютно полной реализацией и полным отсутствием имеется бесконечное множество моделей поведения, среди которых, как правило, и следует делать выбор с учетом конкретных обстоятельств и их нюансов и с презумпцией целесообразности проявления солидарности. В полной мере это относится к конституционной проблематике, а именно к установлению форм и мер защиты уязвимых слоев населения и помощи им. При осуществлении такой защиты и помощи нельзя переходить ту грань, за которой начинается позитивная дискриминация, то есть такое усиление прежней слабозащищенной группы, при котором она перестает быть уязвимой и начинает диктовать свои условия иным социальным группам, злоупотребляя проявленной ими солидарностью и не проявляя солидарности встречной.

Так, весьма дифференцированно следует относиться к вопросу о солидарности с меньшинствами, концептуально разграничивая, какие специфические черты их культуры и образа жизни целесообразно активно защищать и поощрять,

какие — разрешать, но не поощрять и не пропагандировать, а какие пресекать и преследовать. Например, сегодня очевидно, что проявления и юридическое оформление солидарности общества по отношению к коренным малочисленным народам и иммигрантам как национальным меньшинствам в смысле создания механизмов реализации их права на культурную идентичность должны быть различными. То же самое можно сказать о масштабах и формах помощи общества нетрудоспособным, частично трудоспособным и безработным лицам; странам, претерпевшим природные или социальные бедствия, и странам, хронически отстающим в развитии и т.п.

Итак, социальную солидарность можно считать конституционной ценностью не всегда, а лишь в тех случаях, когда она направлена на защиту слабых от сильных и на смягчение резкой дифференциации между ними в доступе к различным благам. Противоположная по своей направленности солидарность, то есть объединение с целью подавления, подчинения и торжества силы — это солидарность антиконституционная. Проявлениями последней могут служить, например, солидаризация капитала в безудержной эксплуатации пролетариата в период «дикого» капитализма, мобилизация элиты в стремлении к уничтожению мирной политической оппозиции, подавление монополистами малого и среднего бизнеса, а религиозным, этническим или любым иным большинством — соответствующих меньшинств. Подобные нормы выступают звеньями в механизме формирования в обществе настроений ксенофобии и разобщенности, то есть в конечном счете снижают уровень его солидарности. Очевидно, что конституционная солидарность — это проявление преимущественно органической солидарности, а антиконституционная всегда является механической. Однако и конституционную солидарность не следует считать абсолютной ценностью. В ряде случаев она может иметь конкурирующий характер по отношению к иным универсальным социальным ценностям — гуманизму и справедливости. Установление правильного баланса между ними требует учета конкретных обстоятельств при том, что сам этот баланс не может быть универсальным, раз и навсегда данным.

Библиография:

1. Бергер А. Сравнительно-правовой анализ действия конституционных прав и свобод человека и гражданина в частном праве Германии и России // Сравнительное конституционное обозрение. 2014. № 1. С. 92—109.

3. Гаджиев Г. Принципы права и право из принципов // Сравнительное конституционное обозрение. 2008. № 2. С. 11-23.

11 См.: Паломбелла Дж. Верховенство права за рамками государства: неудачи, ожидаемые достижения и теория // Сравнительное конституционное обозрение. 2010. № 2. С. 71.

Юбилей журнала — нам 10лет!

Мамут Л.М. Правовое государство: идеологема и современные конституционные тексты // Сравнительное конституционное обозрение. 2011. № 2. С. 101-108.

References (transliteration):

3. Gadzhiev G. Printsipy prava i pravo iz printsipov // Sravnitel’noe konstitutsionnoe obozrenie. 2008. № 2. S. 11-23.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6. Kutafin O.E. Rossiiskii konstitutsionalizm. M., 2008. 258 s.

9. Sravnitel’noe konstitutsionnoe pravo / otv. red. V.E. Chirkin. M., 1996. 730 s.

Б. М. Джанкёзов*

к ВОПРОСУ О СПЕЦИФИКЕ ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ФОРМЫ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА

Становление конституционализма и построение демократического правового государства в Российской Федерации затруднено наличием ряда обстоятельств. Одним из главных препятствий является отсутствие эффективного механизма претворения положений нормативно-правовых предписаний в жизнь. Особенно данная проблематика актуальна для отрасли российского конституционного права, которая, как известно, занимает центральное место в правовой системе и определяет вектор развития для всех остальных отраслей права.

При изучении права как социального феномена необходимо учитывать магистральные тенденции общецивилизационного развития, которые в условиях информационного общества трансформируют привычную научную парадигму в направлении постнеоклассической науки, основой которой является изучение всего сущего с точки зрения самоорганизующихся и саморазвиваю-щихся систем.

Основной методологией современной постнеоклассической науки для изучения всех элементов объективной реальности являются две имплицитно взаимосвязанные категории: система и процесс.

Как подчеркивал Ф. Энгельс «…мир состоит не из готовых законченных предметов, а представляет собой совокупность процессов…».1

В теории права по назначению в механизме правового регулирования принято выделять материальные и процессуальные нормы. Если первые закрепляют какое-либо общественное отношение, то вторые регулируют условия и порядок практического применения материально-правовых норм, определенные процедурные действия. Совокупность процессуальных норм образует процессуальное право, которое реализуется через такую динамическую категорию, как юридический процесс.

Основными процессуальными отраслями российской правовой систе-

* Аспирант Ставропольского государственного университета, старший преподаватель кафедры государственно-правовых дисциплин Карачаево-Черкесского филиала Московского открытого социального университета.

1 Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. М., 1961. Т. 21. С. 302.

мы являются гражданское и уголовное процессуальное право. У конституционного права бинарной процессуальной отрасли нет. Вопрос об образовании отрасли конституционного процессуального права является дискуссионным. Этой отрасли пока не существует, но в конституционном праве имеется широкий круг процессуальных норм, которые образуют единую конституционнопроцессуальную форму, поскольку «процессуальная форма присуща всякой деятельности по применению правовых норм».2

Долгое время в отечественной науке доминировало представление о процессуальной форме исключительно как о судопроизводстве в соответствующих судебных органах. Но, как справедливо отмечает С. А. Авакьян, процессуальных аспектов в работе палат парламента, избирательных комиссий ничуть не меньше, чем в органах конституционной юстиции.3

Разработка процессуальной формы конституционного (государственного) права несколько уступает аналогичным исследованиям в других отраслях права. В. С. Основин и В. О. Лучин отмечали, что государственно-правовая форма представляет собой совокупность определенных процедурных, имеющих юридические последствия требований рассмотрения и разрешения уполномоченными на то субъектами конкретного дела или группы дел, вытекающих из реализации ими государственно-правовых норм, в соответствии с условиями, которые предусмотрены законодателем или выработаны практикой государственного строительства.4

Наряду с термином «процессуальная форма» в отечественной юриспруденции используется термин «юридический процесс». Например, процессуальная форма гражданского права или гражданское процессуальное право именуется кратко гражданский процесс. Представляется, что данный термин имеет более узкое значение. Что касается термина «конституционный процесс», то имеются многочисленные формулировки, которые, тем не менее, не раскрывают полностью специфику данной конституционно-правовой категории. Все подходы к его определению можно с определенной долей условности классифицировать на три группы.

Первая группа рассматривает конституционный процесс с максимально широкой точки зрения. Примером расширительного подхода можно назвать

2 Недбайло П. Е. О юридических гарантиях правильного осуществления советских правовых норм // Советское государство и право. 1957. № 6. С. 22.

3 См.: Авакьян С. А. Конституционное право России: Учебный курс: В 2-х т. М., 2005. Т. 1. С. 54.

4 Юридическая процессуальная форма: Теория и практика / Под ред. П. Е. Недбайло и В. М. Горшенева. М., 1976. С. 54.

определение, данное В. Б. Пастуховым: «Конституционный процесс — это поиск и достижение национального согласия по вопросу об основах общественного и государственного устройства».5

Излишне объемный и расплывчатый характер выбранных критериев недостаточно раскрывает специфику составляющих элементов и функциональное предназначение конституционного процесса.

Так же в данном ключе определяется конституционный процесс в юридической энциклопедии: «Конституционный процесс — вся деятельность высших органов государственной власти, протекающая в формах, установленных нормами конституционного права, а также процесс развития и усовершенствования всех конституционно-правовых институтов в конкретном обществе или в мире в целом».6 В аналогичном ракурсе рассматривает этот вопрос и О. Г. Румянцев: «Совокупность сознательных преобразований, политических и законодательных решений, направленных на развитие конституционного строя, и составляет конституционный процесс».7

Доведение до абсолютизации широкого подхода к определению конституционного процесса приводит к тому, что этот термин, по мнению И. М. Степанова, «вообще выпадает из арсенала юридической лексики, будучи собирательно обращен ко всему демократическому ходу разработки, принятия и реализации конституции».8

Более узкое определение сводит сущность данной конституционноправовой категории, с одной стороны, к процессу внесения поправок в Конституцию РФ и текущее конституционное законодательство (В. В. Бородин, Р. А. Хакимов), с другой — к функционированию института конституционной юстиции (Ж. И. Овсепян, В. И. Червонюк, А. А. Полин и т. д.).9

Учитывая специфику конституционного права как центральной от-

5 Пастухов В. Б. Становление российской государственности и конституционный процесс: политологический аспект // Государство и право. 1993. № 2. С. 6.

6 http://yuro2006.narod.ru/yuro0894/yuro0900.htm

7 Румянцев О. Г. Основы конституционного строя. М., 1994. С. 156.

8 Парламентское право России: Учебное пособие / Под ред. И. М. Степанова, Т. Я. Хабриевой. М., 1999. С. 13.

расли в правовой системе, можно предложить следующее определение: конституционно-процессуальная форма (конституционный процесс) представляет собой урегулированную конституционно-правовыми нормами определенную последовательную деятельность в сфере устройства и функционирования государства и других политических институтов, а также защиты прав человека и гражданина посредством осуществления учредительного, федеративного, законодательного, избирательного, конституционного и административного судебных и других видов процессов и процедур.

Исходя из расширительного подхода к определению сущности процессуальной формы конституционного права необходимо построить его систему. Все процессуальные нормы конституционного права можно разделить на две большие группы: юрисдикционные (судебные) и неюрисдикционные (несудебные). К юрисдикционным элементам можно отнести институты конституционной и административной юстиции. Соответственно, к несудебным — учредительный, федеративный, законодательный, избирательный процессы и т. п.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Современное российское конституционное право, к сожалению, недостаточно в полном объеме выполняет свою роль ядра правовой системы. Кризис конституционного права, его недостаточную эффективность можно объяснить во многом искусственным характером российского конституционализма. Конституция и ее основные принципы не выросли в российском обществе естественным эволюционным путем снизу вверх, но были навязаны извне. Как отмечают авторы аналитического доклада, подготовленного в рамках реализации совместного российско-американского проекта «Содействие укреплению конституционной демократии в России»: «Конституционный процесс в России имеет одну принципиальную особенность, делающую не всегда применимым здесь европейский опыт конституционного строительства. В России темпы развития конституционного права явно опережают темпы развития конституционного сознания. В результате, конституционный строй вместо того, чтобы плавно вырастать из отношений собственности, социальной инфраструктуры и массовой идеологии, накладывается на общество сверху как матрица. Зачастую в России не столько Конституция отражала состояние общества, сколько общественная жизнь подгонялась под принятую Конституцию».10

Для эффективных конституционных преобразований необходимо, чтобы формально определенные теоретические конструкции были адекватны

условиям конкретного государства. Обязательным условием этого является совершенствование конституционно-процессуальной формы.

Предпосылки формирования современной отрасли конституционного права начали складываться со второй половины 1980-х гг. в связи с провозглашением партийно-государственным руководством СССР курса на перестройку и развитие гласности, формирование развитой демократии и политического плюрализма. Конституционно-правовые нормы союзного законодательства, сформировавшиеся в этот период, послужили на начальном этапе становления юридической базой собственно нового российского конституционного права.

В июле 1988 г. XIX партийная конференция выдвинула идею конституционной реформы, проект которой был принят Верховным Советом СССР в октябре 1988 г. Партийные решения дали импульс для обновления системы государственной власти. По образцу Конституции 1918 г. была восстановлена двухуровневая система представительных органов: Съезд народных депутатов и Верховный Совет, избранный из депутатов Съезда. Законом СССР от 14 марта 1990 г. № 1360-1 «Об учреждении поста Президента СССР и внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон СССР)» был учрежден пост Президента СССР, наделенного широкими полномочиями высшего должностного лица. По новому законодательству часть народных депутатов избиралась в избирательных округах по стране, часть – партией, профсоюзами и общественными организациями. Съезд избирал Президента СССР, который затем назначал Председателя Правительства СССР.

В марте 1990 г. на пост Президента СССР был избран Генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев. Легитимность президентской власти была неполной, так как первый Президент СССР был избран не народом, а опосредованно – высшим законодательным органом.

Выборы народных депутатов 1989 и 1990 гг. привели к созданию нового высшего законодательного органа, который был в определенной мере приближен по своему статусу к парламенту, однако в нем по-прежнему доминировал советский принцип организации власти, действующий на основе лозунга «Вся власть Советам».

На XIX партийной конференции было отмечено, что новое право должно служить не государству, а обществу. Конференция осудила административно-командный метод руководства, подчеркнув необходимость создания правовой базы для проведения политических и социально-экономических реформ, а также защиты прав граждан.

В 1988–1990 гг. во исполнение этих партийных установок принимается ряд союзных законов и указов: о праве граждан на судебное обжалование неправомерных действий администрации; о государственной безопасности; о средствах массовой информации; об общественных организациях; о въезде и выезде из СССР и др. Новое законотворчество вызвало резонанс. Отечественные государствоведы и зарубежные советологи принялись обсуждать новую концепцию «социалистического правового государства», в которой так же, как и при «буржуазной демократии», допускались приоритет права над государством и принцип разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную.

Политическая либерализация привела к росту неформальных группировок. Постепенно КПСС стала терять монополию на власть, и к середине 1990-х гг. начался быстрый переход к многопартийности. Прообразами будущих политических партий явились союзы, ассоциации и народные фронты разных направлений (националистические, патриотические, либеральные, демократические и т.п.). Зарождение забастовочного движения шахтеров получило свое продолжение в формировании летом 1990 г. Конфедерации труда. В Верховном Совете СССР сложилась оппозиционная советской власти Межрегиональная парламентская группа. Внутри КПСС к январю 1990 г. также сформировалась оппозиционная демократическая платформа, представители которой стали выходить из партии. В июле 1991 г. Президентом СССР был подписан Указ о департизации, запретивший деятельность партийных организаций на предприятиях и учреждениях. В тот же период Генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев оставил свой пост и распустил ЦК. Деятельность КПСС была приостановлена, а позднее и совсем запрещена Президентом России Б. Н. Ельциным.

Наряду с разрушением монополии КПСС начался процесс распада СССР. Ряд республик потребовали признания их государственного суверенитета и заявили о своем выходе из состава СССР. В 1990 г. был разработан проект нового Союзного договора, существенно расширяющего права союзных республик.

Уступки союзным республикам обнаружились в законах СССР от 10 апреля 1990 г. № 1421-1 «Об основах экономических отношений Союза ССР, союзных и автономных республик» и от 26 апреля 1990 г. № 1458-1 «О разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами Федерации».

В апреле 1991 г. союзный Центр и девять республик (за исключением прибалтийских республик, Грузии, Армении и Молдавии) подписали документы, в которых декларировались положения нового Союзного договора. Однако ситуация осложнилась начавшейся «войной законов» между высшими законодательными органами государственной власти СССР и союзных республик, включая РСФСР. Крайняя форма этой «войны» выразилась в принятии союзными республиками деклараций о суверенитете, что по сути означало начало функционирования независимых государств, их отделение от СССР и инициирование распада последнего.

В ноябре 1990 г. союзным республикам был предложен новый вариант Союзного договора, в котором предусматривались значительные уступки членам Союза. Новое союзное образование именовалось Союз Советских Суверенных Республик. Эти уступки, однако, не сдержали процесс дальнейшей дезинтеграции. Между Россией и Украиной были подписаны двусторонние соглашения, взаимно признающие суверенитет друг друга, независимость от союзной власти. В феврале 1991 г. на референдуме в Литве большинство населения голосует за независимую и демократическую республику.

Обсуждение проекта нового Союзного договора в Ново-Огареве обнаружило поляризацию мнений. Представители союзных республик настаивали на установлении слабых конфедеративных связей, в то время как союзная власть выступала за сохранение федерации. Договор предполагалось подписать в июле 1991 г.

Попытка Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП) 19 августа 1991 г. «восстановить порядок в стране и предотвратить развал СССР», т.е. совершить переворот, потерпела неудачу. Президент и парламент РСФСР отказались подчиняться распоряжениям ГКЧП и приняли собственные решения. После провала «путча» восемь союзных республик заявили о свой независимости, при этом три прибалтийские республики были официально признаны СССР в сентябре 1991 г. независимыми.

В стремлении сохранить СССР союзная власть предложила республикам еще более радикальный вариант Союзного договора, однако это уже не спасло Союз от окончательного распада. В начале декабря 1991 г. Украина после референдума объявила о своей независимости. Трехстороннее Минское соглашение от 8 декабря 1991 г. и Алма-Атинская декларация от 21 декабря 1991 г. поставили точку в существовании Союза ССР, образованного Договором 1922 г.

С прекращением существования СССР в бывших союзных республиках как самостоятельных, независимых, суверенных государствах начался сложный процесс формирования собственных национальных правовых систем.

Так же, как и в СССР, реформирование конституционного права в России с конца 1980-х гг. затронуло многие сущностные стороны государственного и общественного строя. В 1989 г. были приняты законы РСФСР «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) РСФСР» и «О выборах народных депутатов РСФСР», в которых существенно изменялись система органов РСФСР и порядок выборов народных депутатов. В качестве высшего органа государственной власти учреждался Съезд народных депутатов, который избирал тайным голосованием Верховный Совет – постоянно действующий законодательный, распорядительный и контрольный орган РСФСР. Впервые за всю историю конституционного развития России ее законодательный орган – Верховный Совет – стал двухпалатным, отражающим федеративное устройство республики.

В новом избирательном законе не предусматривалась обязательная альтернативность выборов (наличие в бюллетене не менее двух кандидатов), но открывалась возможность ее реализации, что и было осуществлено на первых свободных выборах.

Формально-юридическим началом создания самостоятельной отрасли конституционного права России следует считать принятие 12 июня 1990 г. Декларации о государственном суверенитете РСФСР, в которой было закреплено верховенство Конституции и других законов России на всей ее территории над законодательством СССР, предусмотрено, что действие актов Союза ССР, вступающих в противоречие с суверенными правами Российской Федерации, приостанавливается Россией на всей ее территории.

С распадом СССР конституционное право России приобрело новое сущностное свойство: из права составной части Союза как федерации (регионального права) оно преобразовалось в отрасль права суверенного государства. Формирование такой отрасли совпало с интенсивным процессом конституционного реформирования.

Конституционная реформа в России, начавшаяся в конце 1980-х гг., была нацелена на коренное совершенствование и одновременно стабилизацию российского государства и общества. Она осуществлялась в два этапа.

Первый этап – внесение существенных изменений и дополнений в Конституцию РСФСР 1978 г., чему, как уже отмечалось, предшествовали поправки к Конституции СССР 1977 г., инициировавшие начало реформы.

Второй этап – принятие новой Конституции РФ 1993 г.

С конца 1980-х гг. в Конституцию РСФСР 1978 г. вносились многочисленные изменения и дополнения, благодаря которым были провозглашены принципы разделения властей, светского государства, многопартийности и соответственно отменена руководящая и направляющая роль Коммунистической партии; учреждены такие неотъемлемые ценности гражданского общества, как право частной собственности, свобода экономической деятельности, состязательность в процессе выборов в органы государственной власти, свобода передвижения, свобода информации, институт местного самоуправления и др.

Принципиальное значение имело учреждение института Президента РФ. В отличие от достаточно быстрого и практически единогласного решения этого вопроса на уровне СССР в Российской Федерации предложение о введении поста Президента вызвало неоднозначную реакцию высшего законодательного органа и многочисленные дебаты. Съезд народных депутатов РСФСР высказался против введения института Президента, и по инициативе 1/3 депутатов Съезда, представляющих радикально-демократическое крыло, на 17 марта 1991 г. был назначен всероссийский референдум по этому вопросу, в соответствии с результатами которого институт Президента был учрежден путем внесения соответствующих поправок в российскую Конституцию; также были приняты необходимые законы о Президенте РФ и о выборах этого нового высшего должностного лица Российской Федерации. Первый Президент России Б. Н. Ельцин был избран путем всенародных выборов 12 июня 1991 г.

Другое существенное направление конституционных преобразований – учреждение института конституционного правосудия. Верховным Советом 28 июня 1991 г. был принят, а 12 июля 1991 г. утвержден Съездом народных депутатов Закон РСФСР «О Конституционном Суде РСФСР», а к 30 октября 1991 г. Конституционный Суд был сформирован и стал первым в истории России органом судебного конституционного контроля.

Важным показателем обновления государственного устройства России стало заключение Федеративного договора от 31 марта 1992 г. Федеральная власть и составные части России в лице их органов государственной власти, подписав Федеративный договор, впервые попытались совместно, на основе договоренности и принципов федерализма, разделить государственную власть между собой, определить правила взаимодействия по реализации . Гарантией соблюдения этих правил стало включение VI съездом народных депутатов текста Федеративного договора в Конституцию.

Таким образом, в России постепенно складывался иной конституционный строй: советское государство социалистической демократии сменялось на новую модель демократического федеративного правового государства.

Благодаря новым российским законам были проведены преобразования в основах политического, экономического, социального строя, в избирательной системе, федеративном устройстве, системе органов государственной власти и местного самоуправления. Вместе с тем многочисленные поправки в Конституцию РСФСР 1978 г. не изменили некоторых сущностных сторон советского строя, и это придавало Основному закону страны черты противоречивого документа. Так, после полной инкорпорации текста Федеративного договора в действующую российскую Конституцию возникли разногласия между прежними и новыми положениями Основного закона в части регулирования федеративного устройства России. В связи с этим параллельно с внесением изменений и дополнений в действовавшую Конституцию России стала проводиться работа по подготовке и принятию нового основного закона Российского государства, вопрос о необходимости которого был поставлен I съездом народных депутатов России в 1990 г. Решением Съезда для разработки текста новой Конституции была образована Конституционная комиссия под председательством

Б. Н. Ельцина, занимавшего в то время пост Председателя Верховного Совета.

Сложная расстановка политических сил в дальнейшем вызвала неоднозначное отношение к разрабатываемому Конституционной комиссией проекту Конституции России.

Будучи неудовлетворенным проектом Конституции, подготавливаемым в рамках Конституционной комиссии, Президент России предложил свой альтернативный проект, и 24 апреля 1993 г. в Российской газете были опубликованы основные принципы новой «президентской» Конституции России. Данный проект существенно отличался от действовавшей Конституции и варианта Конституционной комиссии тем, что значительно усиливал президентскую власть. Это вызвало неоднозначную реакцию как со стороны представителей высшего законодательного органа власти, гак и со стороны целого ряда экспертов и государствоведов.

До принятия новой российской Конституции в качестве дополнительного средства политической борьбы был использован всероссийский референдум, назначенный на 25 апреля 1993 г. Чрезвычайный IX съезд народных депутатов РФ 24 марта 1993 г. принял постановление о проведении референдума о доверии Президенту и депутатскому корпусу. Этот референдум был призван разрешить продолжавшийся два года спор о власти между Президентом и законодательной властью – Съездом народных депутатов и Верховным Советом. Съезд народных депутатов вынес на референдум 25 апреля четыре вопроса, три из которых – фактически о доверии Президенту.

  • 1. Доверяете ли Вы Президенту РФ Б. Н. Ельцину?
  • 2. Доверяете ли Вы социально-экономической политике Президента и Правительства, проводимой с 1992 года?
  • 3. Считаете ли Вы необходимыми досрочные выборы Президента РФ?
  • 4. Считаете ли Вы необходимыми досрочные выборы народных депутатов РФ?

Состоявшийся референдум не разрешил спор: народ выразил доверие как Президенту России, так и народным депутатам РФ.

Кульминационной точкой конфликта между высшей законодательной властью и Президентом России явились события осени 1993 г. К этому времени высший законодательный орган государственной власти и Президент имели не только собственные проекты новой Конституции, но и определили каждый свою дату ее принятия. Если проект Конституции России, разработанный Конституционной комиссией и одобренный Верховным Советом, ждал своего утверждения на Съезде народных депутатов, который предполагалось созвать 17 ноября 1993 г., то президентский проект, одобренный Конституционным Совещанием 12 июля 1993 г., планировалось вынести на всероссийский референдум 12 декабря 1993 г. Сложившееся «двоевластие» не могло долго продолжаться, поскольку порождало хаос и анархию в системе государственной власти, тормозило процесс осуществления конституционной реформы.

Президент России 21 сентября 1993 г. подписал Указ о поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации № 1-100, которым прекратил деятельность Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ. Другим Указом Президента РФ от 21 сентября 1993 г. утверждалось Положение о федеральных органах власти на переходный период . В обозначенный Президентом РФ переходный период приостанавливалась деятельность и Конституционного Суда РФ. Таким образом, в условиях отсутствия высшей законодательной и судебной власти в России по существу временно вводилось президентское правление.

Действия Президента РФ вызвали негативную реакцию со стороны большинства депутатов высшей законодательной власти и членов Конституционного Суда РФ. Против действий главы Российского государства высказались также многие субъекты РФ, которые в лице их представительных органов заявили о неконституционности актов Президента России.

С начала октября 1993 г. Президент России уже не встречал противодействия со стороны оппозиции, а 7 октября 1993 г. им был издан Указ о правовом регулировании в период поэтапной конституционной реформы в Российской Федерации. В данном Указе определялись условия действия на всей территории России законов и постановлений Съезда народных депутатов и Верховного Совета, принятых до 21 сентября 1993 г., а также были ограничены полномочия представительных органов субъектов Федерации (за исключением республик) и расширена компетенция глав исполнительной власти, назначаемых в то время Президентом России. Указом Президента РФ о реформе представительных органов власти и органов местного самоуправления в Российской Федерации от 9 октября 1993 г. были прекращены полномочия Советов народных депутатов, а Указом от 27 октября 1993 г. утверждены Основные положения о выборах в представительные органы государственной власти в субъектах РФ.

Таким образом, вышеперечисленными указами Президента РФ система советской власти практически была ликвидирована снизу доверху.

В октябре 1993 г. на основе президентских указов о проведении выборов было предусмотрено избрание двух палат нового высшего законодательного органа государственной власти – Федерального Собрания. Учреждалась смешанная избирательная система при выборах депутатов нижней палаты – Государственной Думы и мажоритарная избирательная система относительного большинства при выборах членов верхней палаты – Совета Федерации (указы Президента РФ от 11 октября 1993 г. № 1625 «О внесении изменений и дополнений в Положение о федеральных органах власти на переходный период» и № 1626 «О выборах в Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации»), Указами Президента РФ об уточнении Положений о выборах депутатов Государственной Думы и членов Совета Федерации в 1993 г. было установлено правило, согласно которому выборы считались состоявшимися, если число действительных бюллетеней составит не менее 25% от числа зарегистрированных избирателей. Эта норма была менее демократична по сравнению с требованиями к выборам в представительные органы, действующими по прежнему законодательству, однако ее введением Президент РФ рассчитывал обеспечить избрание новых высших органов законодательной власти в условиях политического кризиса, поразившего страну.

Выборы в Федеральное Собрание РФ были назначены на 12 декабря 1993 г. одновременно с голосованием за новую Конституцию РФ, проект которой был опубликован 10 ноября 1993 г.

В референдуме по принятию Конституции РФ приняло участие около 54,8% граждан, зарегистрированных и внесенных в списки голосующих. За принятие Конституции РФ в 1993 г. высказалось 58,4% избирателей, участвовавших в голосовании. В итоге новая Конституция России была принята всенародным голосованием 12 декабря и вступила в действие со дня ее опубликования 25 декабря того же года.

Одновременно состоялись выборы в Федеральное Собрание РФ. С принятием Конституции РФ 1993 г. и избранием Федерального Собрания РФ закончился переходный период президентского правления. В России были определены основы современного конституционного строя, а фактические конституционно-правовые отношения стали постепенно адаптироваться к последним.

  • См.: Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти суверенных республик в составе Российской Федерации; Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти краев, областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга Российской Федерации; Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации. (Приложение к Конституции (Основному закона) Российской Федерации – России в редакции 1992 года. М.: Известия, 1993.)
  • См.: Российская газета. 1993. 22 сент.