Сделку признали недействительной что с налогами

ГК РФ признает сделку недействительной на основаниях, предусмотренных законом, в следующих случаях:

  • недействительной ее признал суд (оспоримая сделка);
  • вне зависимости от такого признания (ничтожная сделка).

При недействительности сделки стороны должны вернуть все полученное, если это не представляется возможным, то выплатить денежную компенсацию.

Помимо этого признание сделки недействительной влечет налоговые последствия. Так, компании должны пересчитать базу по прибыльному налогу по ст. 54 НК РФ.

Что касается НДС-вычета, то ведомство отметило следующее. Покупателю в данном случае придется восстановить сумму налога. Сделать это нужно в том периоде, когда товары были возвращены продавцу. Последний вправе принять НДС к вычету, который он ранее уплатил в бюджет при реализации товаров. Вычет применить нужно в полном объеме после отражения в учете корректировочных операций, связанных с возвратом товаров. Срок — один месяц с даты возврата.

ПИСЬМО Минфина РФ от 09.09.2019 № 03-03-07/69376

Документ включен в СПС «КонсультантПлюс»

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

28 мая 2014 года

г. Москва

Перовский районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи Примака В.Г. при секретаре Волковой Ю.В., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-1514/14 по иску К.Т.А. к ОАО «БАНК» о признании договора незаключенным, обязании совершить определенные действия, взыскании денежной компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

Истец К.Т.А. обратилась в суд с иском к ответчику ОАО «БАНК» о признании кредитного договора незаключенным, признании условий договора недействительными, признании незаконными требований банка об уплате задолженности, исключении из национального бюро кредитных историй сведений о наличии между сторонами кредитных обязательств, взыскании денежной компенсации морального вреда в сумме 100 000 рублей и судебных расходов. В обоснование исковых требований указала, что 11 июля 2013 года ей стало известно о наличии в ОАО «БАНК» сведений о том, что истец вступила с ответчиком в кредитные отношения путем заключения соглашения на получение потребительского кредита, хотя она не заключала каких-либо договоров с данным банком, не подписывала никаких документов и не получала денежных средств. По данному факту она обратилась в правоохранительные органы и к ответчику, однако до настоящего времени каких-либо действий, свидетельствующих о восстановлении нарушенных прав истца со стороны ответчика не последовало, что причинило ей нравственные страдания.

В ходе рассмотрения дела истец уточнила иск, исключив из него требования о признании условий договора недействительными и, увеличив размер денежной компенсации морального вреда, и в окончательной редакции просила признать договор о выдаче потребительского кредита на сумме 875 813 руб. 00 коп. и кредитной карты на сумму 50 000 руб. 00 коп. незаключенными, обязать ответчика исключить ее кредитной истории в Национальном бюро кредитных историй сведения о наличии между сторонами кредитных обязательств, взыскать в ее пользу с ответчика денежную компенсацию морального вреда в сумме 300 000 руб. 00 коп. судебные издержки на получение юридической помощи и оплату услуг представителя в сумме 130 439 руб. 15 коп.

Истец К.Т.А. в судебное заседание не явилась, направила в суд своего представителя по доверенности и ордеру адвоката Кошелева А.В., который в судебное заседание явился, уточненные исковые требования поддержал, основываясь на доводах, изложенных в исковом заявлении, и просил удовлетворить их в полном объеме.

Представитель ответчика ОАО «БАНК» по доверенности Вьюгов А.С. в судебном заседании исковые требования не признал, пояснив, что ответчик каких-либо действий нарушающих права истца не совершал, представил письменные возражения, в которых указал на отсутствие между сторонами правоотношений, регулируемых Законом РФ «О защите прав потребителей», а также сослался на необоснованное завышение и ненадлежащее подтверждение судебных расходов истца.

Суд, выслушав объяснения сторон, изучив материалы дела, оценив представленные сторонами доказательства в их совокупности с учетом положений ст. 67 ГПК РФ, находит исковые требования подлежащими частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Как установлено ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Договор заключается посредством направления оферты (предложения заключить договор) одной из сторон и ее акцепта (принятия предложения) другой стороной.

В соответствии со ст. 434 ГК РФ договор может быть заключен в любой форме, предусмотренной для совершения сделок, если законом для договоров данного вида не установлена определенная форма.

Если стороны договорились заключить договор в определенной форме, он считается заключенным после придания ему условленной формы, хотя бы законом для договоров данного вида такая форма не требовалась.

Договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

Согласно положениям ч. 3 ст. 812 ГК РФ, если в процессе оспаривания заемщиком договора займа по его безденежности будет установлено, что деньги или другие вещи в действительности не были получены от займодавца, договор займа считается незаключенным.

Судом установлено, что 25 апреля 2013 года между третьим лицом, предоставившим поддельные документы на имя истца К.Т.А. и ОАО «БАНК» был заключен договор о потребительском кредите №13-001-019-223-00006, в соответствии с условиями которого, третьему лицу был выдан кредит в размере 668 150 руб. 00 коп.

В связи с заключением кредитного договора, банк, как источник формирования кредитных историй, во исполнение обязанностей, закрепленных в ст.ст. 4, 5 Федерального закона № 218-ФЗ от 30.12.2004 года «О кредитных историях» направил соответствующую информацию об обязательствах истца в Национальное бюро кредитных историй.

Поскольку обязательства по кредитному договору заемщиком не исполнялись, 26 июня 2013 года ответчик направил истцу досудебную претензию с требованием о погашении задолженности по кредиту.

05.07.2013 года истец обратилась в ОАО «БАНК» с заявлением об оформлении неизвестным лицом кредита на её имя, в связи с чем банком было проведено внутреннее расследование, по результатам рассмотрения которого, установлено, что фактически кредит получен неустановленным лицом по поддельным документам.

Однако до настоящего времени информация о задолженности истца перед банком не была исключена банком из бюро кредитных историй, что подтверждается представленной Национальным бюро кредитных историй выпиской из кредитной истории К.Т.А.

Разрешая по существу заявленные требования о признании договора незаключенным, суд учитывает, что ответчиком не оспаривается тот факт, что кредитные договоры были подписаны от имени К.Т.А. не истцом, а третьим лицом, и К.Т.А. денежные средства по договорам не получала, в силу чего по основаниям ст. 434 и ч. 3 ст. 812 ГК РФ договор в письменной форме считается между сторонами незаключенным, а, следовательно, исковые требования в данной части подлежат удовлетворению.

Поскольку договор между сторонами признан незаключенным, суд приходит к выводу о наличии оснований для удовлетворения и требований истца о возложении на ответчика обязанности удалить из кредитного досье К.Т.А. в Национальном бюро кредитных историй информацию о наличии у нее кредитных обязательств перед ОАО «БАНК» в течение 5 рабочих дней с момента вступления решения в законную силу.

Анализируя обоснованность исковых требований в части взыскания с ответчика денежной компенсации морального вреда, суд основывается на положениях ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При этом суд не усматривает оснований для взыскания с ответчика денежной компенсации морального вреда, поскольку из представленных истцом документов усматривается, что у последней имелась угроза нарушения исключительно ее имущественных прав в результате внесения в ее кредитную историю сведений о неисполнении обязательств по кредитным договорам.

Представленная истцом справка о прохождении лечения у невролога в апреле 2014 года с диагнозом вегето-сосудистая дистония не может служить доказательством причинения истцу нравственных или физических страданий, поскольку истцом не подтверждено наличие причинно-следственной связи между действиями (бездействием) ответчика летом 2013 года и обострением у нее весной 2014 года хронического заболевания. Каких-либо иных доказательств причинения истцу в результате действий ответчика физических или нравственных страданий, вопреки положениям ст. 56 ГПК РФ, им не представлено, в связи с чем суд отказывает в удовлетворении исковых требований в данной части.

Отказывая в удовлетворении исковых требований в данной части, суд учитывает отсутствие правовых оснований для применения к спорным правоотношениям положений ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителей», поскольку судом установлено, что кредитные договоры между сторонами не заключались, какие-либо услуги ответчиком истцу не оказывались и стороны не вступали в правоотношения, регулируемые указанным законом.

Как следует из представленных истцом договора на оказание услуг в области права № 10-3/09Ф от 10.09.2013 года, исполнитель принял на себя обязательства по консультациям истца, написанию заявлений правового характера в различные правоохранительные органы и органы государственной власти по факту незаконных действий со стороны ответчика, за что истец должен был уплатить 35 000 руб. 00 коп., подготовки искового заявления в суд, за что истец должен был уплатить 15 000 руб. 00 коп. и представление ее интересов в суде, за что истец должен был уплатить 50 000 руб. 00 коп. Однако оплата за данные услуги произведена истцом, что подтверждается квитанциям к приходно-кассовому ордеру № 10-3/09Ф, 5, 6, 7 от 2013 года и № 1 от 2014 года.

Также истцом был заключен договор на оказание услуг в области права № 20-1/14Ф от 20.02.2014 года на представление интересов истца в Перовском районном суде г. Москвы при рассмотрении настоящего иска, во исполнение которого, истцом понесены расходы в сумме 30 000 руб. 00 коп., что подтверждается квитанцией к приходно-кассовому ордеру № 20-1/14ф.

Также истцом были понесены расходы по оплате услуг Почты России по направлению заявлений в отношении ОАО «БАНК» в различные правоохранительные органы и органы государственной власти в размере 439 руб. 15 коп.

Оценивая обоснованность требований о взыскании перечисленных выше расходов, понесенных истцом, суд приходит к выводу о том, что расходы истца по написанию заявлений в различные инстанции в сумме 35 000 руб. 00 коп. и по оплате услуг почты за пересылку данных заявлений в размере 439 руб. 15 коп. не относится к судебным издержкам, перечисленным в ст. 94 ГПК РФ и не подлежат возмещению ответчиком в рамках рассмотрения настоящего гражданского дела.

Расходы истца по оплате подготовки искового заявления и оплате услуг представителей, предоставленных ей суд полагает подлежащими возмещению, однако с учетом категории гражданского дела, продолжительности его рассмотрения и частичного удовлетворения заявленных требований, руководствуясь требованиями разумности, соразмерности и справедливости, суд полагает данные расходы подлежащими возмещению частично в размере 40 000 руб. 00 коп.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования К.Т.А. к ОАО «БИНБАНК» удовлетворить частично.

Признать незаключенным договор о потребительском кредите №13-001-019-223-00006 от 25 апреля 2013 года между К.Т.А. и ОАО «БИНБАНК».

Обязать ОАО «БИНБАНК» в течение 5 рабочих дней с момента вступления решения в законную силу исключить из кредитного досье К.Т.А. в Национальном бюро кредитных историй информацию о наличии у нее кредитных обязательств перед ОАО «БИНБАНК».

Взыскать с ОАО «БИНБАНК» в пользу К.Т.А. судебные расходы по оплате услуг представителя в сумме 40 000 руб. 00 коп.

В остальной части в удовлетворении исковых требований К.Т.А. к ОАО «БИНБАНК» о взыскании денежной компенсации морального вреда отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Московский городской суд через Перовский районный суд г. Москвы в течение месяца со дня изготовления решения в окончательной форме.

В одной из наших предыдущих публикаций мы рассказывали о том, что такое притворная сделка, и в каких случаях к таким сделкам прибегают стороны договора купли-продажи квартир. А в данной статье речь пойдёт о такой разновидности недействительных сделок, как мнимые — они также достаточно распространены.

Что такое мнимая сделка

Мнимая сделка внешне ничем не отличается от обычной. Разница в том, что стороны такого договора изначально не намерены его исполнять. То есть при заключении мнимой сделки купли-продажи право собственности на квартиру переходит к покупателю только формально. Чаще всего такой договор заключают с целью ухода от долгов, когда квартиру могут забрать и продать с торгов для удовлетворения требований кредиторов. Это возможно, разумеется, только если квартира не находится в залоге у кредиторов или не арестована по решению суда. В противном случае продавцу для снятия обременения придётся прибегать к какой-либо мошеннической схеме.
Продажа квартиры при отсутствии у должника подтверждённых источников дохода может позволить ему в последствии признать себя банкротом и легко избавиться от долгов.
Такой договор обычно заключается с кем-нибудь из родственников или очень близких друзей. Но нередко продавец одновременно с договором купли-продажи квартиры на всякий случай заключает с покупателем ещё один договор, согласно условиям которого он выкупает квартиру обратно. Этот договор просто не подают на регистрацию, а хранят, как гарантию того, что новый собственник квартиру не продаст.

Как распознать мнимую сделку

Поскольку мнимая сделка заключается только для вида, стороны часто пренебрегают многими формальностями, которые сопровождают настоящую куплю-продажу квартиры. Так, стороны обычно не подписывают акт приёмки-передачи квартиры, не подтверждают документально проведение расчётов по сделке. Кроме того, продавец обычно не может объяснить того, куда были израсходованы денежные средства, полученные по сделке.
Выезд продавца из квартиры и переезд в квартиру покупателя также не происходят и документально не оформляются – у сторон отсутствуют договоры на перевозку мебели, у покупателя нет договора на проведение ремонта в купленной квартире и чеков на приобретение стройматериалов. Продавец не снимается с регистрационного учёта по адресу квартиры, а покупатель, как правило, в квартире не регистрируется.
Кроме того, коммунальные и иные платежи эксплуатационного характера также продолжает вносить продавец. И, разумеется, продавец продолжает жить в проданной квартире и не может подтвердить, что у него есть иное место жительства.
Все эти обстоятельства служат доказательством того, что сделка является мнимой.

Как оспорить мнимую сделку

Чтобы оспорить мнимый договор купли-продажи квартиры, в суде нужно будет доказать, что продавец в действительности не имел намерения передавать право собственности на квартиру. Для этого выявите допущенные продавцом ошибки, о которых мы рассказывали выше:

  • Запросите сведения о регистрации продавца и покупателя. получить в управляющей компании информацию о том, кто оплачивает коммунальные услуги за квартиру.
  • Потребуйте у сторон сделки акт приёма-передачи квартиры и расписку продавца в получении денег, после чего проведите экспертизу для установления времени составления этих документов.
  • Вызовите в суд в качестве свидетелей соседей, которые подтвердят, что продавец продолжает проживать в квартире.

Но такие судебные дела являются сложными, поэтому мы настоятельно рекомендуем для их проведения обратиться за помощью к профессиональным юристам, специализирующихся в сфере недвижимости.

О юридических услугах по сопровождению сделок с недвижимостью и ведению дел в судах, предоставляемых юридической фирмой «Красников и партнёры», читайте в соответствующих разделах нашего сайта.

Для получения дополнительной информации позвоните нам или задайте вопрос онлайн.

Сергей Руденко

Все права на данную публикацию принадлежат ООО «Красников и партнёры»

При перепечатке просим ссылаться на сайт www.krupps.ru

Унаследовав имущественное право требовать применения последствий недействительности сделки в виде двусторонней реституции, наследник унаследовал право требовать возврата переданного по недействительной сделке недвижимого имущества, но в то же время он унаследовал и обязанность вернуть покупателю денежные средства, уплаченные по недействительной сделке

13 ноября 2019 года Верховный Суд в составе коллегии судей Первой судебной палаты Кассационного гражданского суда рассмотрел в судебном заседании в порядке письменного производства кассационную жалобу гр-на Г. на решение Желтоводского городского суда Днепропетровской области от 31 мая 2018 года и постановление Днепровского апелляционного суда от 2 апреля 2019 года.

Краткое содержание исковых требований

В марте 2013 года Желтоводская местная прокуратура в интересах несовершеннолетнего гр-на С. обратилась в суд с иском к гр-ну Г., третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора: орган опеки и попечительства исполнительного комитета Желтоводского городского совета, гр-ка И., гр-н Д., государственный нотариус Желтоводской государственной нотариальной конторы, о признании договора купли-продажи недействительным.

Свои требования истец мотивировал тем, что договором купли-продажи квартиры по адресу *, заключенным 24 июня 2006 года между гр-ном Е. и гр-ном Г., нарушены права несовершеннолетнего гр-на С., который на момент его совершения был зарегистрирован в спорной квартире. Вместе с тем договор купли-продажи квартиры был заключен без согласия органа опеки и попечительства.

С учетом указанного, руководитель Желтоводской местной прокуратуры, уточнив исковые требования в части решения вопроса о применении последствий недействительной (ничтожной) сделки, а также обстоятельств, которыми обосновываются исковые требования, просил прекратить право собственности гр-на Г. на квартиру по адресу *, отменить государственную регистрацию права собственности на квартиру по адресу * за гр-ном Г., проведенную на основании договора купли-продажи от 24 июня 2006 года, удостоверенного нотариусом Желтоводской государственной нотариальной конторы М., реестр. № **, признать за гр-ном С. право собственности на квартиру по адресу *, обязать гр-на Г. вернуть квартиру по адресу * гр-ну С.

В ноябре 2017 года гр-н Г. обратился в суд со встречным иском к гр-ну С., третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора: гр-н Д., гр-н Н., о возмещении стоимости имущества по договору купли-продажи, признанному недействительным.

Свои требования истец по встречному иску мотивировал тем, что он 24 июня 2006 года приобрел у гр-на Е. квартиру по адресу *. После получения правоустанавливающих документов на указанную квартиру перепланировал ее путем объединения с квартирой по адресу *** в одно жилое помещение. **** года гр-н Е. умер, наследником после его смерти выступил гр-н С. Учитывая то, что прокурор просил применить последствия недействительной (ничтожной) сделки, в своем встречном исковом заявлении гр-н Г. просил суд взыскать с гр-на С. стоимость однокомнатной квартиры в сумме 127 870,00 грн в счет возмещения стоимости имущества, приобретенного по недействительной сделке.

Дело рассматривалось судами неоднократно.

Краткое содержание решения суда первой инстанции

Решением Желтоводского городского суда Днепропетровской области от 31 мая 2018 года исковые требования прокурора удовлетворены частично. Взыскано с гр-на Г. в пользу гр-на С. стоимость квартиры по адресу * в размере 127 870,00 грн в счет возмещения стоимости имущества, переданного по недействительной сделке. В удовлетворении остальных исковых требований по первоначальному и по встречному иску отказано.

Решение суда первой инстанции мотивировано тем, что гр-н С. унаследовал право требовать применения последствий недействительности сделки в виде двусторонней реституции. Поскольку договор купли-продажи спорной квартиры является недействительным, по правилам двусторонней реституции указанная квартира гр-на Г. должна быть возвращена правопреемнику гр-на Е. — гр-ну С. Однако спорная однокомнатная квартира по адресу ** объединена с трехкомнатной квартирой по адресу ***, квартиры имеют единую систему отопления, сделана частичная перепланировка. Согласно заключению субъекта оценочной деятельности ЧП Л., предоставленному суду представителем гр-на Г., рыночная стоимость однокомнатной квартиры по состоянию на 9 ноября 2017 года составляет 127 870,00 грн.

Поскольку спорную квартиру невозможно выделить в натуре, исходя из положений статьи 216 Гражданского кодекса (ГК) Украины, участник недействительной сделки — гр-н Г. должен возместить стоимость полученного по недействительной сделке (договору купли-продажи от 24 июня 2006 года) по ценам, действующим на момент возмещения, что составляет 127 870,00 грн.

Краткое содержание постановления суда апелляционной инстанции

Постановлением Днепровского апелляционного суда от 2 апреля 2019 года апелляционные жалобы гр-на С., гр-на Г. оставлены без удовлетворения, а решение Желтоводского городского суда Днепропетровской области от 31 мая 2018 года — без изменений.

Постановление апелляционного суда мотивировано следующим: установив, что спорная однокомнатная квартира по адресу * объединена с трехкомнатной квартирой по адресу ***, то есть частично перепланирована, квартира имеют единую систему отопления, а, согласно заключению субъекта оценочной деятельности, ее рыночная стоимость по состоянию на 9 ноября 2017 года составляет 127 870,00, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что участник недействительной сделки — гр-н Г. должен возместить гр-ну С. стоимость полученного по недействительной сделке (договору купли-продажи от 24 июня 2006 года). При этом суд первой инстанции правильно отказал в удовлетворении остальных исковых требованиях и во встречном иске, поскольку указанные требования являются необоснованными.

Краткое содержание требований кассационной жалобы и доводы лица, подавшего кассационную жалобу

В кассационной жалобе гр-н Г. просит решение Желтоводского городского суда Днепропетровской области от 31 мая 2018 года и постановление Днепровского апелляционного суда от 2 апреля 2019 года отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права и нарушение норм процессуального права.

Кассационная жалоба мотивирована тем, что суд первой инстанции неправильно оценил стоимость квартиры в размере 127 870,00 грн, поскольку это сумма стоимости квартиры, увеличенная за счет ответчика, а потому нельзя поднимать вопрос о взыскании денежного возмещения в таком размере. Неправильной трактовкой является также то, что спорная квартира не может быть возвращена стороне ничтожной сделки в натуре, поскольку квартира имеет отдельный источник поставки газа, отдельный выход, к тому же не было установлено, что квартиру нельзя вернуть в натуре и выделить ее от другой квартиры. Указанный вопрос необходимо решать экспертным путем, что должно быть предметом нового судебного рассмотрения. При разрешении спора суды вышли за пределы заявленных исковых требований, решили спор способом, о котором не просили стороны.

Поступление кассационной жалобы в суд кассационной инстанции

Определением Верховного Суда от 30 июля 2019 года открыто кассационное производство по делу.

Определением Верховного Суда от 6 ноября 2019 года дело по иску Желтоводской местной прокуратуры в интересах несовершеннолетнего гр-на С. к гр-ну Г., третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора: орган опеки и попечительства исполнительного комитета Желтоводского городского совета, гр-ка И., гр-н Д., государственный нотариус Желтоводской государственной нотариальной конторы, о признании договора купли-продажи ничтожным, по встречному иску гр-на Г. к гр-ну С., третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора: гр-н Д., гр-н Н., о возмещении стоимости имущества, переданного по договору купли-продажи, назначено к судебному рассмотрению.

Доводы лиц, подавших отзыв на кассационную жалобу

В предоставленном отзыве на кассационную жалобу гр-н С. ссылается на то, что гр-н Г. как истец по встречному иску представил доказательства рыночной стоимости квартиры с учетом ее частичного переоборудования и в судебном заседании не заявлял ходатайство о проведении экспертной оценки спорной квартиры с учетом частичного переоборудования. Предоставленные им доказательства не вызывали сомнений у суда. Суды обоснованно и мотивированно оценили доказательства и вынесли справедливые решения, которые подлежат оставлению без изменений.

Фактические обстоятельства дела, установленные судами

С 30 июля 1994 года по 6 июля 2000 года гр-н Е. находился в браке с гр-кой И., и у них в ***** году родился сын — гр-н С.

Гр-ну Е. на праве собственности принадлежала квартира по адресу * на основании договора дарения.

28 сентября 1995 года гр-н Е. зарегистрировал по указанному адресу своего сына — гр-на С., что подтверждается соответствующими справками ЖРЭО № 1, информацией Желтоводского ГО ГУМВД Украины в Днепропетровской области, карточкой формы Б.

24 июня 2006 года гр-н Е. продал указанную выше квартиру гр-ну Г. Продажа квартиры осуществлена по цене 5300,00 грн.

В дальнейшем гр-н Г., получив правоустанавливающие документы на указанное жилое помещение, обратился в исполнительный комитет Желтоводского городского совета с заявлением о предоставлении разрешения на перепланировку своих квартир по адресу: *** и * путем объединения их в одну квартиру.

Решением № ****** от 27 ноября 2008 года исполнительного комитета Желтоводского городского совета гр-ну Г. предоставлено разрешение на соответствующую перепланировку согласно эскизному проекту и четырехкомнатной квартире присвоен адрес ***.

Решением Желтоводского городского суда Днепропетровской области от 6 августа 2015 года по этому делу признан ничтожным договор купли-продажи квартиры по адресу *, заключенный 24 июня 2006 года между гр-ном Е. и гр-ном Г.

Решением Апелляционного суда Днепропетровской области от 8 октября 2015 года решение Желтоводского городского суда Днепропетровской области от 6 августа 2015 года в части признания договора купли-продажи ничтожным изменено и он признан недействительным, поскольку отчуждение квартиры произошло без разрешения органов опеки и попечительства, а потому такая сделка не соответствует требованиям части 4 статьи 12 Закона Украины «Об основах социальной защиты бездомных граждан и беспризорных детей», части 2 статьи 59 Семейного кодекса Украины, части 6 статьи 203 ГК Украины, согласно которым сделка, совершаемая родителями (усыновителями), не может противоречить правам и интересам других малолетних, несовершеннолетних или нетрудоспособных детей. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменений.

Определением коллегии судей Судебной палаты по гражданским делам Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел от 24 февраля 2016 года решение Желтоводского городского суда Днепропетровской области от 6 августа 2015 года и решение Апелляционного суда Днепропетровской области от 8 октября 2015 года в части решения вопроса о применении последствий недействительной (ничтожной) сделки отменено, дело в этой части направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Позиция Верховного Суда

Согласно части 2 статьи 389 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) Украины основаниями кассационного обжалования являются неправильное применение судом норм материального права или нарушение норм процессуального права.

В соответствии с частью 1 статьи 400 ГПК Украины при рассмотрении дела в кассационном порядке суд проверяет в пределах кассационной жалобы правильность применения судом первой или апелляционной инстанции норм материального или процессуального права и не может устанавливать или (и) считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или отклонены им, решать вопрос о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, о преимуществе одних доказательств перед другими.

Частью 3 статьи 400 ГПК Украины определено, что суд не ограничен доводами и требованиями кассационной жалобы, если при рассмотрении дела будет выявлено нарушение норм процессуального права, что является обязательным основанием для отмены решения, или неправильное применение норм материального права.

Согласно частям 1, 2 и 5 статьи 263 ГПК Украины судебное решение должно основываться на принципах верховенства права, быть законным и обоснованным.

Законным является решение, принятое судом в соответствии с нормами материального права с соблюдением норм процессуального права.

Обоснованным является решение, принятое на основании полно и всесторонне выясненных обстоятельств, на которые стороны ссылаются как на основание своих требований и возражений, подтвержденных доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Указанным требованиям закона решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции в полном объеме не соответствуют.

Как следует из статей 215 и 216 ГК Украины требование о признании оспариваемой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности, а также требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть заявлено как одной из сторон сделки, так и другим заинтересованным лицом, права и законные интересы которого нарушены совершением сделки.

Реституция как способ защиты гражданского права (часть 1 статьи 216 ГК Украины) применяется только в случае наличия между сторонами заключенного договора, который является ничтожным или признан недействительным. В связи с этим требование о возврате имущества, переданного во исполнение недействительной сделки, по правилам реституции может быть предъявлено только стороне недействительной сделки.

Согласно части 1 статьи 216 ГК Украины недействительная сделка не создает юридических последствий, кроме тех, которые связаны с ее недействительностью.

В случае недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой стороне в натуре все, что она получила во исполнение этой сделки, а в случае невозможности такого возврата, в частности, тогда, когда полученное заключается в пользовании имуществом, выполненной работе, оказанной услуге, — возместить стоимость полученного по ценам, действующим на момент возмещения.

В соответствии со статьей 236 ГК Украины сделка, признанная судом недействительной, является недействительной с момента ее совершения.

Статьей 321 ГК Украины установлена незыблемость права собственности. Частью 2 этой статьи предусмотрено, что лицо может быть лишено права собственности или ограничено в его реализации лишь в случаях и в порядке, установленных законом.

Перечень оснований прекращения права собственности изложен в статье 346 ГК Украины. Согласно части 2 этой статьи право собственности может быть прекращено в других случаях, установленных законом.

В соответствии с частью 2 статьи 328 ГК Украины право собственности считается приобретенным правомерно, если иное прямо не вытекает из закона или незаконность приобретения права собственности не установлена судом.

Согласно норме статьи 1216 ГК Украины наследованием является переход прав и обязанностей (наследства) от физического лица, которое умерло (наследодателя), к другим лицам (наследникам). В состав наследства входят все права и обязанности, которые принадлежали наследодателю на момент открытия наследства и не прекратились вследствие его смерти, за исключением прав и обязанностей, указанных в статье 1219 ГК Украины (статьи 1218, 1231 ГК Украины).

Как следует из положений статьи 76 ГПК Украины, доказательствами являются любые данные, на основании которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств (фактов), обосновывающих требования и возражения участников дела, и других обстоятельств, имеющих значение для разрешения дела. Эти данные устанавливаются следующими средствами: письменными, вещественными и электронными доказательствами; выводами экспертов; свидетельскими показаниями.

В соответствии со статьей 81 ГПК Украины каждая сторона должна доказать обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований или возражений, кроме случаев, предусмотренных настоящим кодексом.

Как установили суды, единственным наследником по закону после смерти гр-на Е. является его сын — гр-н С., который в соответствии с частью 4 статьи 1268 ГК Украины считается принявшим наследство, поскольку на момент его открытия был несовершеннолетним. Гр-н С. унаследовал имущественное право требовать применения последствий недействительности сделки в виде двусторонней реституции, в частности, он унаследовал право требовать возврата переданного по недействительной сделке квартиры.

В то же время гр-н С. унаследовал и обязанность вернуть покупателю денежные средства в сумме 5300 грн, уплаченные по недействительной сделке.

Решая вопрос о применении последствий недействительности сделки в виде двусторонней реституции, суды установили, что спорная однокомнатная квартира по адресу * объединена с трехкомнатной квартирой по адресу ***, квартиры имеют единую систему отопления. То есть сделано частичная перепланировка. Спорную квартиру по адресу * невозможно выделить в натуре.

Противоположное сторонами не доказано, кроме того, дело рассматривалось судами длительное время, стороны не ходатайствовали о проведении по делу экспертного исследования относительно возможности выделения спорной квартиры.

Установив невозможность выделения спорной квартиры по адресу *, суды пришли к выводу, что гр-н Г. должен возместить стоимость квартиры, переданной по недействительной сделке (по договору купли-продажи от 24 июня 2006 года) по цене, действующей на момент возмещения, что составляет 127 870,00 грн.

Однако, сделав указанный вывод, суды не учли, что 24 июня 2006 года гр-н Е. за продажу указанной квартиры получил от гр-на Г. 5300,00 грн. Полученные от продажи квартиры деньги продавец квартиры использовал по своему усмотрению.

В соответствии с частью 12 статьи 265 ГПК Украины в случае частичного удовлетворения первоначального и встречного исков о взыскании денежных сумм суд проводит встречное зачисление таких сумм и взимает разницу между ними в пользу стороны, которой присуждена большая денежная сумма.

Суды предыдущих инстанций указанного не учли, что привело к неправильному определению суммы, подлежащей взысканию с гр-на Г. в пользу гр-на С. в связи с применением последствий недействительности сделки.

С учетом изложенного, судебные решения в части взыскания средств с гр-на Г. в пользу гр-на С. подлежат изменению с определением суммы, подлежащей к взысканию в размере 122 570 грн (12 7870 – 5300).

Согласно части 1 статьи 412 ГПК Украины основаниями для отмены судебных решений полностью или частично и принятия нового решения в соответствующей части или изменения решения являются неправильное применение норм материального права или нарушение норм процессуального права.

Руководствуясь статьями 400, 402, 409, 412, 416, 419 ГПК Украины, Верховный Суд в составе коллегии судей Первой судебной палаты Кассационного гражданского суда постановил:

— кассационную жалобу гр-на Г. удовлетворить частично;

— решение Желтоводского городского суда Днепропетровской области от 31 мая 2018 года и постановление Днепровского апелляционного суда от 2 апреля 2019 года в части взыскания с гр-на Г. в пользу гр-на С. денежных средств в счет возмещения стоимости имущества, переданного по недействительной сделке, изменить, определив сумму, подлежащую к взысканию, в размере 122 570 грн;

В остальной части решение Желтоводского городского суда Днепропетровской области от 31 мая 2018 года и постановление Днепровского апелляционного суда от 2 апреля 2019 года оставить без изменений.

Постановление суда кассационной инстанции вступает в законную силу с момента его принятия, является окончательным и обжалованию не подлежит.