Споры о компетенции между органами государственной власти

2. КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО, КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУДЕБНЫЙ ПРОЦЕСС; МУНИЦИПАЛЬНОЕ ПРАВО (СПЕЦИАЛЬНОСТЬ 12.00.02)

2.2. РАЗРЕШЕНИЕ СПОРОВ О КОМПЕТЕНЦИИ КАК ПОЛНОМОЧИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА

Аннотация: Основания возникновения споров о компетенции между органами публичной власти могут быть разными, но их разрешение должно быть возложено на нейтрального арбитра, находящегося вне традиционной системы разделения властей и способного разрешить политический спор на основе специально установленных правовых процедур. Таким органом, несомненно, и является современный конституционный суд. Так, Конституционный суд Сербии, будучи самостоятельным и независимым государственным органом, осуществляющим защиту конституционности и законности, а также права и свободы человека и меньшинств, разрешает споры о компетенции между судами и иными государственными органами, между органами Республики и органами автономного края или органами единиц местного самоуправления, между органами автономного края и органами единицы местного самоуправления и др. Таким образом, Конституционный суд Сербии разрешает как вертикальные, так и горизонтальные споры о компетенции, защищая принципы верховенства права, конституционности и законности, разделения властей, а также права на краевую автономию и местное самоуправление. Анализ полномочия Конституционного суда Сербии по разрешению споров о компетенции и является предметом настоящей статьи.

Ключевые слова: Конституция Республики Сербия 2006 года. Закон о Конституционном суде. Конституционный контроль. Место Конституционного суда в системе разделения властей. Компетенция Конституционного суда. Споры о компетенции. Конституционность и законность. Споры о компетенции. Конституционное обращение. Конституционное судопроизводство.

RESOLUTION OF DISPUTES ON COMPETENCE AS THE AUTHORITY OF THE CONSTITUTIONAL COURT

Институт конституционного правосудия насчитывает почти сто лет своего существования. За это время он претерпел несколько стадий реформирования. Однако до настоящего времени разрешение споров о компетенции считается одним из важнейших направлений его деятельности.1 И это не случайно. Дело в том, что современная общественно-политическая жизнь характеризуется обилием конфликтов, в том числе касающихся разграничения компетенции органов государственной власти и иных субъектов, осуществляющих властные полномочия. Кроме того, практически невозможно провести столь детальное разграничение компетенции органов государственной власти, чтобы однозначно исключить периодически возникающие споры о компетенции. Таким образом, причины возникновения споров о компетенции в деятельности государственных органов могут быть разными. Однако их решение лежит в плоскости деятельности нейтрального органа, находящегося вне традиционной системы разделения властей, который способен рассмотреть политический конфликт компетенций в юридической плоскости на основе специально установленных правовых процедур. Именно поэтому конституционные суды абсолютного большинства европейских стран обладают статусом четвертой су-дебно-контрольной власти в государстве2, призванной сдерживать три другие, обеспечивая защиту базовых конституционных ценностей, а полномочие по разрешению споров о компетенции является наиболее часто используемым после нормоконтроля полномочием ор-

1 Половченко К.А. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук / Московский государственный институт Международных отношений. Москва. 2003. С.14.

ганов конституционного контроля. Не исключением из вышеописанного правила является и Конституционный суд Сербии.3

Конституционный суд Сербии как орган конституционного контроля был образован в Сербии еще в ходе со-

циалистического периода конституционного развития. Его создание предусматривалось в статье 229 Конституции Социалистической Республики Сербия 1963 года. Закон о Конституционном суде Сербии 1963 года в статье 1 содержал определение Конституционного суда как независимого органа Республики, обеспечивающего защиту конституционности и законности на основе Конституции в рамках своих конституционно установленных прав и обязанностей. В то же время сербский исследователь Лилиана Славнич обращает внимание на то, что Конституционный суд в действительности полностью вписался в конституционную систему, предусматривающую единство системы власти, верховенство парламента и однопартийную политическую систему.5

Конституционный суд Сербии образца 1963 года обладал достаточно широким кругом полномочий, в том числе и по разрешению споров о компетенции. Так, в соответствии с Законом о Конституционном суде Социалистической Республики Сербия 1963 года к спорам о компетенции, подлежащим разрешению Конституционным судом, относились, споры между судами и республиканскими органами, а также между судами и другими органами государственной власти, действующими на территории Республики (статье 42). Однако в условиях отсутствия разделения властей при признании верховенства парламента ни о каких спорах о компетенции между высшими органами государственной власти не могло быть и речи. Также Конституционный суд СРС обладал полномочием по разрешению споров о правах и обязанностях между социально-политическими объединениями на территории Сербии, если их разрешение не относилось к юрисдикции других судов, т.е. полномочие Конституционного суда носило дополняющий субсидиарный характер. При этом возбудить производство о разрешении такого спора в Конституционном суде вправе общественно-политическое объединение, считавшее, что его право было нарушено. Что касается статуса Конституционного суда Сербии и его полномочия по разрешению споров в соответствии с Конституцией 1974 года, то они мало чем отличались от правового регулирования этих вопросов в Конституции 1963 года.6

В 1990 году в Сербии была принята первая постсоциалистическая Конституция. Основным посылом ее принятия был отказ от социалистического эксперимента, длившегося почти 50 лет. Основным конституционным началом нового Основного закона 1990 года явился принцип разделения властей, установленный наряду с принципами верховенства права и политического плюрализма, что обеспечило возможность для разре-

шения Конституционным судом широкого спектра споров о компетенции. Что же касается самого Конституционного суда Сербии, то в соответствии со статьей 9 Конституции 1990 года он призван был осуществлять защиту конституционности и законности. В соответствии со статьей 125 сербского Основного закона 1990 года Конституционный суд обладал среди прочих полномочием по разрешению споров о компетенции между судами и иными органами.7

Новая Конституции Сербии 2006 года четко определила место и роль Конституционного суда в конституционной системе государства. Так, согласно статье 166 ныне действующего Основного закона Республики Сербия Конституционный суд является самостоятельным и независимым государственным органом, осуществляющим защиту конституционности и законности, а также права и свободы человека и меньшинств, а его решения являются окончательными, общеобязательными.8 Такое определение Конституционного суда стало более объемным по сравнению с тем, что было представлено в Конституции 1990 года и отражает роль Конституционного суда как защитника не только конституционности и законности в государстве, но и прав и свобод человека и меньшинств. Кроме того, творцы Конституции 2006 года базовые нормы регулирующие статус Конституционного суда поместили в соответствии с уже сложившейся конституционной традицией в специальную часть Конституции с названием «Конституционный суд», выделив таким образом его из системы собственно судебных органов.9 Конституция Сербии 2006 года предусмотрела широкий спектр споров о полномочиях, разрешение которых относится к компетенции Конституционного суда.1

Современная теория конституционного правосудия предусматривает значительное разнообразие споров о компетенции, рассматриваемых конституционными судами, которые можно разделить с помощью различных критериев. Так, если в основу дифференциации положить позицию субъекта спора относительно спорной компетенции, то споры о компетенции делятся на положительные споры о компетенции, если два или более носителей властных полномочий считают, что они полномочны принять решение по конкретному вопросу и отрицательные споры о компетенции, если никто в системе власти не принимает на себя ответственность за принятие решения по конкретному вопросу.

В зависимости от характера взаимоотношений между субъектами спора о компетенции, такие споры делятся на вертикальные споры о компетенции, возникающие между носителями властных полномочий различного иерархического уровня, в первую очередь между государством и установленными на его территории конституцией различными политико-территориальными

4 Половченко К.А. Конституционный суд как гарант целостности государства: на примере Сербии. Проблемы экономики и юридической практики. №2. 2017. С. 99.

5 Ustavni sud Srbije — cetrdeset godina postojanja, Beograd, 2003. S. 9.

6 Половченко К.А. Развитие института конституционного право-

судия в Республике Сербия в 70-80-е годы XX века // Социально-

политические науки. 2017. № 5. С. 118.

7 Половченко К.А. Трансформация института конституционного правосудия в Сербии в 90-е годы XX века // Проблемы экономики и юридической практики. 2017. № 5. С 76.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9 Markovic R. Ustavni sud u Ustavu Republike Srbije od 2006. godine. Anali Pravnog fakulteta u Beogradu. 2-2007. S. 12.

10 Половченко К.А. Расширяющаяся компетенция Конституционного суда: опыт Сербии // Пробелы в российском законодательстве. 2017. №4. С. 92.

единиц11 и горизонтальные споры о компетенции, возникающие между носителями властных полномочий одного и того же иерархического уровня. В свою очередь горизонтальные споры о компетенции, подведомственные конституционным судам делятся на споры между высшими органами власти, между органами государственной власти различных субъектов федерации в федеративных государствах, а также между органами различных административно-территориальных единиц, в том числе автономных и муниципальных образований.

Современная Конституция Сербии предусмотрела подведомственность Конституционному суду Сербии практически всех вышеперечисленных видов споров о компетенции, за исключением споров, связанных с федеративным устройством государства, ввиду унитарной природы Республики Сербия. Так, согласно пунктами 1 -4 часть 2 статьи 167 Конституции Республики Сербия к компетенции Конституционного суда относится разрешение: споров о компетенции между судами и иными государственными органами; споров о компетенции между органами Республики и органами автономного края или органами единиц местного самоуправления; споров о компетенции между органами автономного края и органами единицы местного самоуправления; споров о компетенции между органами различных автономных краев или различных единиц местного самоуправления.

Итак, Конституционный суд Сербии разрешает следующие вертикальные споры о компетенции: между республиканскими (государственными) и краевыми органами или органами местного самоуправления (органами территориальных единиц), а также между краевыми органами и органами местного самоуправления в автономном крае (пункты 2 и 3 части 2 статьи 167 Закона о Конституционном суде). Как справедливо отмечает профессор Симович наличие вертикальных споров о компетенции свидетельствует о наличии реальной децентрализации в унитарной Сербии, в которой конфликты компетенций могут возникнуть и между центральными органами власти и местными органами, а Конституционный суд в связи с этим выступает гарантом предусмотренных Конституцией 2006 года территориальной автономии и местного самоуправления.12

В отличие от вертикальных горизонтальные споры о компетенции возникают между носителями властных полномочий одного и того же иерархического уровня. Это, как правило, споры о компетенции, которые возникают между органами, представляющими три классические ветви власти: законодательную, исполнительную и судебную. В этом смысле формулировка, предусмотренная пунктом 1 части 2 статьи 167 Конституции Сербии является примером исключения из этого правила, поскольку предусматривает, что Конституционный суд уполномочен разрешать споры о компетенции между судами и другими государственными органами. Адекватное толкование этой конституционной формулировки предполагает, что Конституционный суд не уполномочен рассматривать споры о компетенции, если одной из сторон в споре не является орган, представляющий судебную власть.

Таким образом, Конституция 2006 года неоправданно сузила полномочие Конституционного суда Сербии по разрешению горизонтальных споров о компетенции,

11 Когда говорят о вертикальных спорах о компетенции, прежде всего, имеются в виду федеральные споры о компетенции между федеративным государством и его субъектами.

12 Вучи^ О., Петров В., Симови^ Д. Уставни судови бивших

jугословенских република. Београд. 2010.Стр. 178

поскольку исключила из компетенции Конституционного суда споры между законодательной и исполнительной властями, неразрешенный конфликт между которыми вполне может привести к «дисфункции» государственного механизма Сербии. При этом, учитывая бице-фальное устройство исполнительной власти Сербии, без механизма разрешения остаются потенциально возможные конфликты внутри самой исполнительной власти (принимая во внимание ее специфическую структуру) между Правительством и Президентом Сербии. По мнению профессор Симовича, в таких ситуациях Конституционный суд явился бы наиболее подходящим органом для того, чтобы взять на себя роль нейтрального и беспристрастного арбитра, способного найти правовое решение политического конфликта.13

С другой стороны, как хорошо видно из вышеизложенного, конституционная формулировка, изложенная в пункте 1 части 2 статьи 167 Конституции Сербии и предусматривающая полномочие по разрешению споров о компетенции между судами и другими государственными органами, является предельно схожей с формулировками, предусмотренными в сербских конституциях 1963, 1974 и 1990 годов, представляя собой сложившуюся конституционную традицию ограничения компетенции Конституционного суда по разрешению горизонтальных споров между органами государственной власти Сербии исключительно на те споры, когда одной из сторон в нем является судебный орган. Кстати, профессор Маркович обращает внимание на то, что еще одним недостатком такой конституционной формулировки является то, что в компетенцию Конституционного суда не было включено полномочие по разрешению споров о компетенции между самими судеб-

ными органами.

Еще одной разновидностью горизонтальных споров о компетенции, разрешаемых Конституционным судом Сербии являются споры о компетенции между органами различных автономных краев или различных единиц местного самоуправления (п. 4 ч. 2 ст. 167 Конституции), что также свидетельствует о свободе горизонтальных связей автономий и территориальных единиц в условиях децентрализации государственной власти в Сербии и особой роли Конституционного суда в защите территориальной автономии и местного самоуправления в Сербии.

Что же касается правового регулирования производства по разрешению споров о компетенции, то оно отражает специфику данного вида споров подсудных Конституционному суду. Так, следует обратить особое внимание на круг субъектов, обладающих правом обращения в Конституционный суд Сербии для разрешения спора о компетенции. Согласно части 2 статьи 68 Закона о Конституционном суде Сербии запрос о разрешении спора о компетенции, направляется одним или обоими органами, находящимися в спорных отношениях, а также лицом, чье право стало поводом для спора о компетенции. Таким образом, в круг лиц, участвующих в споре включены помимо сторон спора о компетенции также лица, в связи с правом которых возник соответствующий спор, причем участие таких лиц в процессе не обусловлено наличием соответствующего правового интереса. Запрос о разрешении спора о компетенции должен содержать наименование органа, претендую-

13 Вучи^ О., Петров В., Симови^ Д. Уставни судови бивших jугословенских република. Београд. 2010. Стр. 179.

14 Маркович Р. Уставно право. Београд. 2014.Стр. 554.

щего или отклоняющего компетенцию и причины, на основании которых это делается (ст. 69 Закона о Конституционном суде).

Что же касается срока подачи запроса о разрешении спора о компетенции, то он в сербском законодательстве указан достаточно необычно. Так, в статье 70 Закона о Конституционном суде предусмотрено, что в случае если органы отклоняют компетенцию, то запрос о разрешении спора о компетенции направляется в течение 15 дней со дня вступления в силу решения второго органа, признавшего себя некомпетентным. Таким образом, сербский законодатель ограничился установлением срока для возбуждения производства по отрицательному спору о компетенции, в то время как в Законе о Конституционном суде ничего не говориться о сроке, предусмотренном для возбуждения положительного спора о компетенции, что, несомненно, является недостатком регулирования производства по данному виду дел. При этом производство по разрешению спора о компетенции считается возбужденным с даты подачи запроса в Конституционный суд. Срок для предоставления возражений органами, участвующими в спора о компетенции составляет восемь дней с даты доставки (статья 72 Закона о Конституционном суде).

Следует учитывать, что производство в Конституционном суде по спорам о компетенции является результатом возникновения спора между органами государственной власти или другими носителями властных полномочий о том, к компетенции какого из участвующих в споре органа относится осуществление спорно урегулированной Конституцией компетенции. Принимая во внимание такую природу этой категории конституционных споров, Конституционный суд при рассмотрении спора о компетенции ограничивается исключительно разрешением самого спора. Таким образом, Конституционный суд Сербии в ходе разбирательства по подобного рода дел определяет исключительно компетентный орган, не рассматривая вопрос, по существу которого возник спор о компетенции.

Как это было предусмотрено в конституционном законодательстве социалистического периода, современный Закон о Конституционном суде предусмотрел, что Конституционный суд вправе принять определение о приостановлении производства в органах, между которыми возник спор, до окончания производства по разрешению спора о компетенции в самом Конституционном суде (ст. 73). Что же касается порядка вступления в юридическую силу решения Конституционного суда Сербии по спорам о компетенции, то Закон о Конституционном суде предусмотрел, что решение Конституционного суда вступает юридическую силу со дня доставки органам, между которыми возник спор о компетенции, соответственно, лицу, по поводу права которого возник спор о компетенции. Кроме того, законодатель Сербии только уточнил, что с принятием решения Конституционным судом отменяются акты, принятые некомпетентным органом (статья 74 Закона о Конституционном суде).

Что касается практики Конституционного суда Сербии по разрешению споров о компетенции, особенно в ранний постсоциалистический период 90-х годов 20 века, то она незначительна и, по мнению сербского исследователя Ирены Пеич, причиной этому является нежелание Конституционного суда вступать в конфликт с полити-

ческими властями.15 Причем, следует учесть то факт, что опыт Конституционного суда по разрешению вертикальных споров о компетенции является достаточно обширным, поскольку берет свое начало еще в социалистический период. Однако в настоящий период практика Конституционного суда Сербии по разрешению вертикальных споров практически незаметна в общем количестве рассмотренных им дел. Что же касается практики разрешения Конституционным судом горизонтальных споров, то она ограничена, как указывалось ранее, исключительно спорами, одной из сторон в которых должен быть судебный орган. Тем не менее, в настоящее время это наиболее распространенный вид споров о компетенции, в которых, как правило, участвуют суды и органы управления. Одним из наиболее концептуально значимых решений по подобного рода делам является Решение Конституционного суда ИУ 175/99 по спору о компетенции, сторонами которого являлись општинский суд и орган управления општины.16

Что же касается горизонтальных споров о компетенции между законодательной и исполнительной ветвями власти, то практика Конституционного суда Сербии пошла по пути их рассмотрения в рамках осуществления производства по делам о нормоконтроле. Более того, в ходе рассмотрения подобного рода дел Конституционный суд сформулировал ряд своих правовых позиций, в которых определил «функциональные границы» ветвей государственной власти Сербии, чем внес значительный вклад в развитие сербского конституционализма. К таковым можно отнести Решение Конституционного суда Сербии Мр-153/2008 от 19. 6. 2012 о признании неконституционным акта Правительства о формировании Национального совета. Позиция Конституционного суда была изложена следующим образом: «принцип функциональной стабильности не может нарушаться не только нормативными решениями исполнительной власти, но и решениями самого законодателя, соответственно, законами, принятыми Народной скупщиной. Объявляя неконституционным решение Правительства о формировании Национального совета, Конституционный суд Сербии при этом уточнил: Это означает, что Правительство не вправе путем толкования своих функциональных полномочий или функциональных полномочий других государственных органов, прежде всего Президента17, нарушать установленное Конституцией функциональное разграничение или конституционно установленные сферы власти с тем, чтобы себя или другой государственный орган наделять полномочиями, не предусмотренными Конституцией, а такие функциональные полномочия не могут считаться имманентными соответствующим конституционным функци-ям».18

Подводя итог проведенному в статье исследованию, следует обратить внимание на то, что современное конституционно-правовое регулирование полномочия Конституционного суда Сербии по спорам о компетен-

16 Службени гласник РС, 6poj 84/02.

17 Половченко К.А. Особенности правового статуса президента в системе органов государственной власти Республики Сербия // Право и управление. XXI век. 2015. С. 51.

18 Следует обратить внимание на то, что в делах подобного рода Конституционный суд Сербии выступает как орган, обладающий своих «конституционным пространством», находящимся на пересечении права и политики. Более подробно см.: Pejic I. Ustavni sud I sporovi o podeli vlasti / Zurnal za kriminalistiku i pravo. Kriminalisticko-policijska akademija. Beograd. 2013.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ции наделило его достаточно широкими возможностями по разрешению как вертикальных, так и горизонтальных споров о компетенции в целях защиты принципов верховенства права, конституционности и законности, разделения властей, а также права на краевую автономию и местное самоуправление. Однако отдельные нормативные «несовершенства», ограничили потенциал этих возможностей в отношении споров с участием высших органов государственной власти, представляющих законодательную и исполнительную ветви власти. В результате чего Конституционный суд вынужден был использовать иные полномочия, в частности, полномочие, связанное с нормоконтролем, для разрешения споров между «политическими» властями.

Список литературы:

2. Cavoski K. Ustavni zakon kao sprovodbeni zakon. Spomenica akademiku Gasi Mijanovicu. Banja Luka. 2011.

4. Маркович Р. Уставно право. Београд. 2014.

5. Markovic R. Ustavni sud u Ustavu Republike Srbije od 2006. godine. Anali Pravnog fakulteta u Beogradu. 22007.

6. Маркович Р. Покрета^е уставног спора о уставно-сти нормативних аката. Београд. 1973.

7. Markovic R. Ustavni sud u Ustavu Republike Srbije od 2006. godine.

8. Orlovic S. Ustavni sud Republike Srbije u pravu i politici. Srpska politicka misao. vol. 22. broj 4/2008.

9. Pajvancic M. Komentar Ustava Rebublike Srbije. Be-ograd. 2009.

10. Petrov V. Novi Ustavni sud Srbije (2006-2012) -reforma ustavnog sudstva na stranputici? Sveske za javno pravo. 9/2012.

11. Петров В. ,,Национални стро]» пред Уставним судом — измиш^ена надлежност, измиш^ена и одлука». Hereticus 3-4/2011.

13. Половченко КА Избирательные споры как объект конституционного правосудия: на примере Сербии // Социально-политические науки. №4. 2016.

16. Половченко КА Институт судебного конституционного контроля в постсоветских государствах. Вестник МГИМО. №3. 2013.

17. Половченко К.А. Конституционные основы судебной власти в Республике Сербия // Социально-политические науки. №2. 2017.

18. Половченко К.А. Институт конституционной жалобы как составляющая механизма защиты прав и свобод человека: опыт России. Москва. 2002.

19. Половченко К.А. Особенности правового статуса президента в системе органов государственной власти Республики Сербия // Право и управление. XXI век. 2015.

20. Половченко К.А. Конституционный суд как гарант целостности государства: на примере Сербии. Проблемы экономики и юридической практики. №2. 2017.

21. Половченко К.А. Толкование конституции (и законов) конституционными судами России и Украины: теоретические и практические проблемы (сравнительно-правовой анализ) // Государство и право. 2002. № 10.

23. Половченко К.А. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук / Московский государственный институт Международных отношений. Москва. 2003.

25. Половченко К.А. Расширяющаяся компетенция Конституционного суда: опыт Сербии // Пробелы в российском законодательстве. 2017. №4.

28. Spadijer Balsa. Ustavno sudstvo i partijski pluralizam. Ustavni sud Srbije — u susret novom ustavu. Beograd. 2004.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

29. Вучип О., Петров В., Симовип Д. Уставни судови бивших ]угословенских република. Београд. 2010.

30. Вучип О. О заштити права. Београд. 2010.

Статья проверена в системе «Антиплагиат»; оригинальность текста — 83%

Заключение диссертации по теме «Конституционное право; муниципальное право», Герасимова, Евгения Вячеславовна

Заключение

По результатам исследования представляется возможным сделать ряд выводов.

На основании анализа положений Конституции РФ, законодательства, а также практики Конституционного Суда РФ защита прав и свобод человека и гражданина может быть определена как деятельность государственных и иных органов, а также самого индивида, осуществляемая всеми не запрещенными законом способами, и направленная на предупреждение нарушений и восстановление нарушенных прав и свобод. В первую очередь создается система правовой защиты прав и свобод человека и гражданина, которая выступает в единстве трех элементов — правового аспекта (право на защиту нарушенных прав и свобод человека и гражданина всеми законными способами), институционального аспекта (система международных, государственных и негосударственных органов и организаций, обеспечивающих защиту) и функционального аспекта (компетенция органов и организаций по защите прав и свобод).

Система правовой защиты прав и свобод включает систему государственной защиты. В систему государственной защиты прав и свобод человека и гражданина входит: в правовом аспекте — право каждого на государственную защиту нарушенных прав и свобод; в институциональном аспекте — систему государственных органов, должностных лиц, а также уполномоченных государством субъектов, защищающих права и свободы; в функциональном аспекте — компетенцию различных государственных органов, должностных лиц и уполномоченных государством субъектов по защите прав и свобод. Система судебной защиты прав и свобод является элементом системы правовой и государственной защиты прав и свобод.

Система судебной защиты может быть рассмотрена: 1) в правовом аспекте — право на судебную защиту, выступающее в единстве субъективного права и объективного права-принципа; 2) институциональном аспекте — как судебную систему: совокупность судов, наделенных властными полномочиями;

3) функциональном аспекте — включает компетенцию судебных органов по защите прав и свобод человека и гражданина в соответствии с установленной законодательством подведомственностью и подсудностью. Система судебной защиты имеет сложную структуру: наднациональный (Европейский Суд по правам человека), национальный (суды РФ) и субнациональный (конституционные (уставные) суды субъектов РФ) уровни. I

На основании анализа статуса, компетенции по защите прав и свобод Конституционный Суд РФ может быть назван специфическим институциональным элементом в системе судебной защиты прав и свобод человека и гражданина. Функциональная роль Конституционного Суда РФ в системе защиты прав и свобод выражается в единстве его функций — регулятивной и правозащитной. В рамках регулятивной функции Конституционный Суд РФ в правовых позициях дает толкование Конституции РФ, уясняет конституционно-правовой смысл законов и осуществляет конституционализацию отраслевого законодательства. Правозащитная функция Конституционного Суда РФ в широком смысле состоит в разрешении всех дел, I I подведомственных Конституционному Суду и связанных с защитой прав и свобод человека и гражданина; в узком смысле правозащитная функция реализуется при рассмотрении дел по конституционным жалобам, когда Конституционный Суд признает неконституционными положения закона и тем самым прекращает нарушение прав и свобод не только заявителя в конкретном деле, но и неопределенного круга лиц, обладающих этими правами.

Реализуя в единстве регулятивную и правозащитную функции, Конституционный Суд выработал правовые позиции, которые могут быть разделены по содержанию на материальные и процессуальные правовые позиции по вопросам защиты прав и свобод человека и гражданина. В материальных правовых позициях Конституционным Судом РФ выявлено содержание отдельных элементов конституционного статуса человека и гражданина; уяснено содержание конституционных прав и свобод в субъективном и объективном смысле; дано конституционное истолкование принципов допустимых конституционных ограничений прав и свобод человека и гражданина. В процессуальных правовых позициях уясняется конституционный смысл процедуры реализации права на судебную защиту, в том числе, права на обращение с конституционной жалобой.

Защита прав и свобод является целью и направлением деятельности судов в американской (США) и европейской (ФРГ) моделях конституционной юстиции. Вместе с тем, модели конституционной юстиции различаются по статусу органа, осуществляющего конституционный контроль, видам применяемого контроля, предмету проверки и другим признакам.

Защита прав и свобод человека и гражданина органами конституционного правосудия в РФ построена на основе европейской модели. Наиболее близкой к российской модели конституционной юстиции является немецкая модель. Сходство обусловлено принадлежностью к континентальной правовой системе, а также некоторыми общими чертами: конституционный суд действует на федеральном уровне (Федеральный Конституционный Суд Германии и Конституционный Суд РФ) и на уровне субъектов могут создаваться органы конституционной юстиции (конституционные суды земель в ФРГ и конституционные (уставные) суды субъектов в РФ). Общим для российской и немецкой моделей является и использование для защиты прав и свобод человека и гражданина института конституционной жалобы.

Однако российская модель конституционной юстиции отличается от немецкой модели по следующим основаниям. Рассмотрение конституционной жалобы в ФРГ является полномочием Федерального Конституционного Суда Германии, отличным от осуществления конкретного конституционного контроля. Конституционный Суд РФ разрешает дела по конституционным жалобам в рамках конкретного конституционного контроля.

Объектом защиты в Федерального Конституционного Суда Германии являются основные права и свободы человека и гражданина. Конституционный Суд РФ в своей практике не провел различия между понятиями «конституционные» и «основные» права и свободы. Исходя из положений

Конституции РФ и законодательства, Конституционный Суд РФ рассматривает жалобы на нарушение конституционных прав и свобод, включая предусмотренные Конституцией РФ права и свободы, а также прямо не закрепленные в ее тексте.

Предмет проверки Федерального Конституционного Суда Германии включает как закон, так и иные действия органов публичной власти, нарушающие права и свободы. В Конституционный Суд РФ жалоба подается на нарушение конституционных прав и свобод законом, примененным в конкретном деле. Критерии допустимости конституционной жалобы в ФРГ и РФ также различаются. Так, в ФРГ критерием является исчерпание к моменту обращения в Конституционный Суд всех иных возможностей судебной защиты (т.е. наличие по делу судебного решения высшей инстанции). На основании Конституции РФ и Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде РФ» конституционная жалоба подается, когда конституционные права заявителя затронуты законом, примененным судом в конкретном деле.

В диссертации рассмотрены отличия конституционной жалобы от народной (абстрактной) жалобы, подаваемой заявителем в общественных* интересах вне рассмотрения конкретного дела. Этот институт не получил распространения в РФ и законодательстве зарубежных государств. Тем не менее, он применяется в земле Бавария (ФРГ). Законодательный запрет на подачу абстрактной жалобы в большинстве государств связан с определением критериев допустимости обращения и компетенции конституционных судов, ежегодно рассматривающих большой объем конституционных жалоб. Обращение с конституционной жалобой происходит на основании факта нарушения прав и свобод неконституционным законом или реальной возможности применения такого закона в деле. Несмотря на существенные отличия, последствия принятия решения по конституционной жалобе схожи с абстрактной жалобой. Признавая неконституционным положения закона, конституционный суд в европейской модели лишает его юридической силы, исключает из правовой системы, прекращая тем самым нарушения прав и свобод неопределенного круга лиц. В этом проявляется публично-правовой потенциал конституционной жалобы.

Конституционный Суд РФ реализует правозащитную функцию при рассмотрении дел по конституционным жалобам, когда Конституционный Суд признает неконституционными положения закона и тем самым прекращает нарушение прав и свобод не только заявителя в конкретном деле, но и неопределенного круга лиц, обладающих этими конституционными правами.

Объектом защиты при рассмотрении Конституционным Судом РФ конституционной жалобы являются конституционные права, отличающиеся юридическим свойством единства субъективного и объективного начал. Защищая конституционные права, Конституционный Суд РФ защищает правовые возможности человека и гражданина (субъективное право), а также объективные принципы, заложенные в основах конституционного строя РФ.

В то же время права и свободы, закрепленные в главе второй Конституции РФ, дополняются основными, общепризнанными на международном уровне правами. Конституционный характер прав и свобод предполагает уяснение их содержания в контексте общепризнанных принципов и норм международного права, являюпщхся частью правовой системы РФ. Данная задача реализуется Конституционным Судом РФ в рамках осуществления регулятивной функции.

В процессуальных правовых позициях по защите прав и свобод, выработанных Конституционным Судом РФ, выделяются правовые позиции, в которых уясняется конституционный смысл реализации права на обращение с конституционной жалобой (субъект подачи жалобы, предмет проверки, критерии допустимости). Так, в процессе реализации компетенции в сфере защиты прав и свобод человека и гражданина у Конституционного Суда РФ возникла необходимость расширительного толкования ряда положений Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации». Исходя из положений Конституции РФ, принципа приоритета прав и свобод человека и гражданина, Конституционный. Суд в своих решениях расширительно толкует круг субъектов конституционной жалобы (Уполномоченный по правам человека в РФ, органы местного самоуправления и другие субъекты), предмет конституционной жалобы. (Постановления Государственной Думы РФ об объявлении амнистии; при соблюдении определенных критериев. Постановления Правительства РФ). В, то же время в российской модели конституционной жалобы предмет проверки ограничен: закон, а также, исходя из правовых позиций Суда, иные нормативно-правовые акты, которые по своей юридической природе приравнены к законодательным. Институт конституционной жалобы в РФ мог бы стать более эффективным средством защиты прав и свобод при условии расширительного понимания предмета проверки как комплексного понятия. К комплексному предмету проверки может относиться закон или иной приравненный к нему, на основании правовых позиций Конституционного Суда РФ, акт, примененный в конкретном деле, а также выступающая с ним в нормативном единстве правоприменительная практика.

Изменения, внесенные в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» Федеральным конституционным законом от 3 ноября 2010 г. № 7-ФКЗ, коснулись ужесточения критериев допустимости конституционной жалобы. Теперь закон должен быть применен в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде. Представляется, что таким образом значительно сужается возможность обращения с конституционной жалобой, поскольку заявителю необходимо получить соответствующее судебное решение.

В работе исследована проблема разграничения полномочий в сфере защиты прав и свобод между Конституционным Судом РФ и иными судами. Суды общей юрисдикции, арбитражные суды осуществляют нормоконтроль, в рамках которого, в том числе, осуществляется деятельность по защите прав и свобод человека и гражданина. Таким образом, в рамках реализации нормоконтроля правовой акт может стать предметом проверки, как Конституционного Суда РФ, так и иных судов.

При разграничении юрисдикции в сфере нормоконтроля между органами конституционного правосудия и судами общей юрисдикции, арбитражными судами необходимо исходить из комплекса критериев: формы, содержания оспариваемого акта, юридических последствий вынесения решения по проверке акта. Так, законность постановлений Правительства РФ проверяется Верховным Судом РФ. Конституционный Суд РФ проверяет конституционность постановлений Правительства РФ в порядке части 4 статьи 125 Конституции РФ при наличии нормативной связи с положениями федерального закона и соблюдении других ограничительных критериев, обозначенных в Постановлении Конституционного Суда РФ от 27 января 2004 г. № 1-П

Тем не менее, возможность возникновения коллизии между решениями Конституционного Суда РФ и иных высших судов РФ до конца не устранена. Верховный Суд РФ дает судам общей юрисдикции разъяснения по вопросам применения законодательства РФ, а Высший Арбитражный Суд РФ -арбитражным судам по вопросам судебной практики. В разъяснениях высших судов РФ содержится истолкование норм закона, которое, однако, не может рассматриваться как выявляющее конституционно-правовой смысл закона. Таким образом, можно предложить следующую модель разрешения коллизии правовых позиций Конституционного Суда и Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ. Конституционный Суд РФ должен проверять на соответствие Конституции РФ комплексный предмет — выступающие в единстве закон и правовые позиции Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, содержащие разъяснения по вопросам судебной практики. Представляется, что вопрос о проверке комплексного предмета может быть поставлен рамках судебного запроса, когда суд при наличии неопределенности в вопросе соответствия Конституции РФ закона, примененного в конкретном деле, обязан обратиться в Конституционный Суд РФ.

Обязанность суда общей юрисдикции, арбитражного суда при наличии неопределенности в вопросе соответствия Конституции РФ закона, подлежащего применению в конкретном деле, обратиться в Конституционный Суд РФ является инструментом предотвращения конфликтов в сфере защиты прав и свобод. Институт судебный запроса, как и конституционная жалоба, повышает возможность осуществления защиты конституционных прав и свобод в РФ и, как показывает практика, активно применяется судами всех видов юрисдикции в РФ.

В системе судебной защиты прав и свобод человека и гражданина выделяется субнациональный уровень защиты, который образуют созданные в ряде субъектов РФ конституционные (уставные) суды. Конституционные (уставные) суды не имеют собственного объекта защиты, они защищают права и свободы, гарантированные Конституцией РФ. Основное полномочие конституционных (уставных) судов в сфере защиты прав и свобод -рассмотрение обращения с жалобой или запросом — предусмотрено не во всех субъектах РФ, закреплено в разном объеме и зачастую повторяет положения федерального законодательства об узком перечне субъектов обращения.

На сегодняшний день в законодательстве не определено соотношение компетенции по защите прав и свобод человека Конституционного Суда РФ и конституционных (уставных) судов субъектов РФ. Заявитель может обратиться с жалобой на нарушение конституционных прав и свобод и в Конституционный Суд РФ, и на нарушение прав и свобод, гарантированных конституцией (уставом) субъекта в конституционный (уставный) суд. Для выработки вариантов решения данной проблемы был проанализирован опыт ФРГ, где конституционная юстиция действует на федеральном уровне и уровне субъектов. Вопросы разграничения полномочий по защите прав и свобод между Федеральным Конституционным Судом Германии и конституционными судами земель также актуальны. Вместе с тем, в отличие от конституционных судов земель, конституционные (уставные) суды субъектов РФ при рассмотрении обращений заявителей не имеют собственного объекта защиты: они защищают конституционные права и свободы человека и гражданина, закрепленные в Конституции РФ. Предлагается следующий вариант разрешения коллизии полномочий Конституционного Суда РФ и конституционных (уставных) судов субъектов РФ: рассматривать жалобу на нарушение прав и свобод человека законом субъекта, принятого по предметам совместного ведения РФ и ведения субъектов, в том органе конституционного правосудия, в который обращение поступило раньше.

Решение конституционного (уставного) суда субъекта РФ, вынесенное в пределах его полномочий, является окончательным. Вместе с тем, заявитель после обращения в конституционных (уставный) суд субъекта и вынесения решения конституционным (уставным) судом может обратиться в Конституционный Суд РФ с жалобой и поставить вопрос о проверке закона субъекта на соответствие Конституции РФ. В таком случае обосновывается компетенция Конституционного Суда РФ по проверке комплексного предмета. Решения конституционных (уставных) судов должны быть включены в комплексный предмет проверки Конституционного Суда РФ. В комплексный предмет также входят: конституция (устав) субъекта, нормативный акт субъекта, который был предметом проверки конституционного (уставного) суда на предмет соответствия как конституции (уставу) субъекта, так и статьям Конституции РФ о правах и свободах человека и гражданина.

Предлагаемая модель разграничения полномочий по защите прав и свобод между Конституционным Судом РФ и конституционными (уставными) судами РФ может быть закреплена путем внесения изменений в действующее законодательство: Федеральный конституционный закон «О судебной системе РФ», Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде РФ».

В системе судебной защиты прав и свобод человека и гражданина выполнение правозащитной функции происходит не только на национальном, но и наднациональном — Европейский Суд по правам человека, уровнях.

Несмотря на общую цель по защите прав и свобод человека и гражданина, в ходе анализа, проведенного в рамках диссертационного исследования, выявлены различия в юрисдикции Конституционного Суда РФ и Европейского Суда по правам человека.

Конституционный Суд РФ защищает, признавая закон неконституционным, конституционные права, выступающие в единстве субъективного права и объективного права — принципа. Конституционные права являются не просто субъективными правовыми возможностями (субъективное право), а совокупностью конституционных норм, объективным выражением отношений по поводу положения индивида в обществе и государстве (объективное право). Европейский Суд по правам человека в рамках рассмотрения конкретного дела исследует фактические обстоятельства и выносит решение о нарушении путем применения национального права государством-участником Конвенции субъективных прав заявителя предусмотренных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, Протоколами к ней.

Решая общую задачу по защите прав и свобод, различные элементы системы судебной защиты, действующие на национальном и наднациональном уровне, в процессе реализации своих полномочий могут вступать в конфликт. Это связано с активной правозащитной деятельностью современных конституционных судов (РФ, ФРГ), а также разным объемом защиты прав и свобод, предоставляемом на национальном и международном уровне.

В деле Гёргюлю Федеральный Конституционный Суд Германии постановил: Конвенция и ее Протоколы имеют статус федерального закона, однако Конвенция и решения Европейского Суда по правам человека обладают конституционным измерением. Поэтому, несмотря на тот факт, что статус Конвенции ниже, чем Основной закон ФРГ, она обладает обязательной силой для всех органов государственной власти, включая суды. Национально право ФРГ должно интерпретироваться по возможности в соответствии с международными обязательствами государства. Таким образом, именно

Федеральный Конституционный Суд Германии выступил арбитром между национальными судами и Европейским Судом по правам человека и указал на необходимость взаимодействия судов на национальном и наднациональном уровнях, исходя из общей цели по защите прав и свобод человека. Представляется, что данный подход может быть воспринят и Конституционным Судом РФ при разрешении коллизий в вопросе защиты конституционных и конвенционных прав.

В рамках исследования в работе вопроса о юрисдикции органов конституционного правосудия и Европейского Суда по правам человека, была рассмотрена возможность признания обращения в конституционный суд обязательным средством правовой защиты, после исчерпания которого, заявитель обращается в Европейский Суд по правам человека (ФРГ, Польша). В рамках существующей модели конституционной жалобы обращение в Конституционный Суд РФ таким обязательным для исчерпания внутригосударственным средством правовой защиты не выступает. Конституционный Суд РФ мог бы стать таким средством правовой защиты в случае, когда предмет проверки по конституционной жалобе будет рассматриваться комплексно: не только закон, нарушающий права и свободы человека и примененный судом в конкретном деле, а также находящаяся с ним в единстве правоприменительная практика.

Также в исследовании была затронута проблема применения п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод к конституционному судопроизводству при рассмотрении конституционной жалобы. При направлении судебного запроса или конституционной жалобы, когда рассмотрение дела в суде приостановлено до вынесения решения конституционным судом о конституционности, подлежащего применению в деле закона, срок разбирательства в конституционном суде должен включаться в общий срок длительности дела.

Вопрос о роли и месте решений Европейского Суда по правам человека в правовой системе РФ решается в науке и практике неоднозначно. Решения

Европейского Суда по правам человека, вынесенные в отношении РФ, являются обязательными для исполнения. Что касается решений, вынесенных по делам против других стран-участниц Конвенции, то РФ и ее органы, включая суды, не обязаны следовать такому решению Европейского Суда. Однако, не принимая его во внимание, страна может проиграть дело в Суде по основаниям, которые были применены в аналогичных случаях.

Наиболее обоснованным в работе признается подход, признающий необходимость обязательного учета решений Европейского Суда по правам человека, содержащих правовые позиции. Представляется, что критерием учета должно быть наличие в решении Европейского Суда по правам человека правовой позиции. Не каждое решение Европейского Суда по правам человека и не в полном объеме необходимо учитывать и применять, а только содержащее правовые позиции: сформулированное в решении правило, толкование Конвенции о защите прав человека и основных свобод

Основным элементом системы судебной защиты прав и свобод, который использует нормы международного права и практику Европейского Суда по правам человека в своих решениях, в России является Конституционный Суд РФ. Применяя нормы международного права, решения Европейского Суда по правам человека, Конституционный Суд РФ ориентирует на их применение иные суды РФ. При рассмотрении конституционных жалоб, судебных запросов общепризнанные принципы и нормы международного права используются Конституционным Судом РФ для раскрытия содержания конституционных норм о правах человека. В то же время отсутствует системный подход к вопросу применения норм международного права и решений Европейского Суда по правам человека в практике Конституционного Суда РФ. Предлагается, при использовании норм международного права и решений Европейского Суда по правам человека исходить из критерия соразмерности и необходимости такого применения для уяснения содержания конституционных прав и свобод. Также Конституционный Суд РФ должен руководствоваться критерием наличия правовой позиции в решении Европейского Суда по правам человека: использовать необходимо то решение или ряд решений Европейского Суда, где содержится правовая позиция по данной категории дел. Применению подлежит только тот пункт решения, где раскрывается принцип решения группы дел по нарушению той или иной статьи Конвенции.

На основании изучения практики Конституционного Суда РФ сделан вывод о том, что нормы международного права применяются, в основном, в мотивировочной части решения. Использование норм международного права в резолютивной части решений Конституционного Суда РФ встречается не часто. Представляется, что в случае необходимости уяснения содержания конституционных прав и свобод в контексте норм международного права можно применять нормы международного права не только в мотивировочной части решения Конституционного Суда РФ, но и в резолютивной части, после положений Конституции РФ, подчеркивая тем самым связь норм международного и национального права.

Человек и общество

Л.А. ТХАБИСИМОВА профессор, доктор юридических наук, заместитель директора по научной работе Юридического института ФГБОУ ВО «Пятигорский государственный университет»

А.К. ТЛЕХАТУК кандидат социологических наук, доцент кафедры конституционного и административного права юридического факультета Адыгейского государственного университета, председатель Конституционного Суда Республики Адыгея**

Конституционное судопроизводство Российской Федерации как особый вид в сфере защиты прав и свобод граждан

Статья посвящена рассмотрению вопросов создания действенного и эффективного механизма защиты и охраны прав и свобод граждан. Приводятся доводы о том, что особое место в судебной защите прав граждан в современном мире занимает защита прав посредством конституционного судопроизводства. Проанализировано развитие конституционного судебного контроля как особого рода государственной деятельности. Рассмотрено развитие основ судебной защиты прав и свобод граждан посредством конституционного судопроизводства в Российской Федерации.

Ключевые слова: защита прав и свобод, конституционное судопроизводство, местное самоуправление, государственная власть, правосудие, судебная власть, правовые гарантии, конституционная жалоба, правовая система, правовой акт.

* Тхабисимова Людмила Аслановна, e-mail: thabisimovala@mail.ru

** Тлехатук Аскер Касеевич, e-mail: zaurbiy@mail.ru

Защита прав человека и гражданина это деятельность, осуществляемая государственными органами, общественными организациями и отдельными лицами, имеющая целью охрану прав и свобод человека, обеспечение их соблюдения1. Защита прав граждан включает в себя действия по восстановлению нарушенных прав, обеспечению компенсации физического, морального, материального и профессионального вреда.

В современном государстве защита прав граждан является одной из ключевых конституционных гарантий. Государство в котором не гарантируется защита прав и свобод граждан, в котором гражданин, как личность не является вышей ценностью, не может называться демократическим и правовым, и следовательно, гармонично развиваться в условиях современного мироустройства. Поэтому современные государства должны это учитывать и предусматривать в своих Основных законах положения о защите прав и свобод граждан и их государственную гарантированность. И Российская Федерация в этом плане не исключение.

Согласно Конституции в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина, они являются непосредственно действующими и определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (ст. 17,18 Конституции РФ).

1 Барихин А.Б. Большой юридический энциклопедический словарь. М.: Книжный мир, 2002.

Исключительная роль в защите прав и свобод личности, несомненно, принадлежит судебной власти. Судебная власть, являясь хранительницей главных конституционных ценностей, руководствуясь законом и правом, защищает общество и личность от излишнего применения государственного принуждения, в том числе от злоупотреблений со стороны государственных органов и должностных лиц. Судебная защита прав граждан представляет собой один из важнейших гарантированных государством способов защиты прав, свобод и законных интересов субъектов права, осуществляемый посредством правосудия. Ее рассматривают как общественное отношение и государственную функцию,

отождествляют с правосудием1. Как разновидность функции

государства она является видом правовой защиты .

Право на судебную защиту по своей сути есть одно из основных прав человека и гражданина, так как является одновременно и гарантией, и средством обеспечения всех других прав и свобод.

Судебная защита — это один из видов государственной защиты прав и свобод граждан, представляющая собой механизм принудительного обеспечения гарантий прав и свобод человека и гражданина, установленный государством через систему специализированных органов — судов. Судебная защита, будучи государственной, юридической защитой, является наиболее эффективным способом охраны прав личности, установленных мировой практикой.

Следует согласиться с Г.Н. Комковой, в том что «уровень судебной защиты — основной показатель правового характера государства и демократичности общества»3.

Особое место в судебной защите прав граждан в современном мире занимает защита прав посредством конституционного судопроизводства. Защита прав и свобод граждан отнюдь не ограничивается конституционным закреплением этого права. Для полноценной реализации, несомненно, не-

1 Баглай М.В., Габричидзе Б.Н. Конституционное право Российской Федерации: Учебник для юридических вузов. М.,1996, с. 225-226.

3 Комкова Г.Н. Система защиты прав человека в Российской Федерации. Учебник по ред. Г.Н. Комковой. М.: Проспект, 2017, с. 75.

обходимы правовые гарантии надлежащего обеспечения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина.

Сложное и меняющееся правовое регулирование общественных отношений в современном мире требует постоянного контроля за соблюдением конституции. Появляются механизмы широкого конституционного контроля с созданием специально предназначенных для этой цели органов — судов, а также правом подачи гражданином индивидуальной конституционной жалобы напрямую или через другие органы. В ее основу была положена мысль о том, чтобы подвергать контролю все ведомственные акты, даже приговоры судебной власти, проверяя не нарушают ли они

прав, основанных на принципах конституции .

В современном понимании предназначение конституционной жалобы расширилось. Существование конституционной жалобы в правовой системе государства рассматривается уже как наилучшее средство взаимодействия внутригосударственного конституционного права и права Европейского Суда, поскольку государство, имеющее конституционный суд

хорошо знакомый с правом Европейского суда, имеет мень-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ше шансов оказаться в роли государства-правонарушителя , особенно если конституционный суд предоставляет такую правовую защиту, которая предотвращает вероятность продолжения спора в Страсбурге3.

В рамках конституционного судопроизводства по средством индивидуальной конституционной жалобы защищаются права не только конкретного лица, но и других граждан, поскольку решения конституционного суда имеют обширное действие и распространяются не только на лиц, участвующих в деле, но и на граждан, не являющихся участниками

1 Хрестоматия по конституционному праву. Учебное пособие. Т. 3. Конституционное регулирование территориальной организации власти. Конституционно-правовое регулирование способов и порядка формирования государственных органов. Конституционные основы системы и статуса государственных органов / Сост.: Богданова Н.А., Шустров Д.Г. СПб.: Издательский Дом «Алеф-Пресс», 2014, с. 906.

3 Арутюнян Г.Г. Современные вызовы гарантирования права человека на конституционное правосудие. Доклад на 15-ой Ереванской международной конференции, посвященной 15-летию Конституции РА. URL. http://concourt.am.

конституционного судебного процесса, но права которых нарушены аналогичными нормами.

Происходящий в Российской Федерации интенсивный процесс формирования правового государства, реформирования государственности, демократические преобразования вызывают значительный интерес к проблеме признания, обеспечения и защиты прав и свобод граждан.

Личность как конституционная ценность, ее достоинство, права и свободы, закрепленные в ст. 2 Конституции РФ, занимают особое место в системе основ конституционного строя, составляют фундамент для всей сферы общественных отношений. На современное государство возлагается обязанность обеспечить эффективную защиту прав и свобод граждан от любых нарушений в результате принятия неконституционных положений некоторых законов либо других нормативно-правовых актов. Создание действенного и эффективного механизма защиты и охраны прав и свобод граждан является важнейшим условием для воплощения в жизнь принципа формирования демократического правового государства.

Судебная власть выступает в качестве одного из основных элементов защиты прав человека и гражданина, является обязательным атрибутом правового государства, а судебная власть, осуществляемая Конституционным Судом РФ является ключевой составляющей общегосударственного механизма охраны и защиты прав и свобод граждан.

С учреждением Конституционного Суда РФ, особый интерес приобретает их роль в деле защиты прав и свобод человека и гражданина и их способность влиять на эффективность судебной защиты прав и свобод в целом. Деятельность Конституционного Суда РФ по защите прав и свобод человека и гражданина нуждается во всестороннем научном осмыслении, особенно в свете проведенных реформ в России. Кроме того, развитие института защиты прав граждан посредством конституционного судопроизводства является составной частью мер по формированию правового государства.

Конституционное судопроизводство в России, как особый вид судопроизводства в отличие от гражданского, административного и уголовного, имеет весьма выраженный публично-правовой характер, представляет собой наивысшую форму судебной защиты, ввиду того, что конституционный

суд обеспечивает единство правоприменительной и правотворческой практики, что способствует гармонизации конституционного равновесия исследуемых государств.

По мнению Т. Стойковича, конституционное судопроизводство подразумевает институционализацию отдельного правосудия, задача которого состоит в сохранении, исполнении и применении Конституции РФ. Оно заключается в отдельном праве суда в ходе определенной процедуры

проверять конституционность законов и других норматив-

ных актов .

Защита прав граждан посредством конституционного судопроизводства инициируется путем направления гражданами обращений (индивидуальных конституционных жалоб) в Конституционный Суд РФ.

Обращение граждан в органы конституционного контроля в Российской Федерации путем подачи индивидуальной или коллективной жалобы предусмотрено ч. 4 ст. 125 Конституции РФ и ст. 96 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. №1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации». Граждане, чьи права и свободы нарушаются законом, примененным в конкретном деле, а также объединения граждан, вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с индивидуальной или коллективной жалобой на нарушение конституционных прав и свобод.

В Российской Федерации граждане имеют прямой индивидуальный доступ в органы конституционного контроля, то есть могут непосредственно (напрямую) оспаривать конституционность нормативного акта, в отличие от косвенного доступа, когда конституционность нормативного акта оспаривается посредством другого органа2. Обращение гражданина является поводом к рассмотрению дела в Конституционном Суде РФ. В Российской Федерации органы конституционного контроля рассматривают дела, только при наличии соответствующего обращения, то есть возбуждать и рассматривать

1 Стойкович Т. Конституционный Суд Сербии в конституционных конфликтах с регулярными судами: опыт Конституционного Суда РС // Международный Альманах. Конституционное правосудие в новом тысячелетии. Ереван, 2017, с. 52.

2 Кокотова М.А. Проверка конституционности законов по обращениям граждан органами конституционного контроля России и Франции: сравнительно-правовое исследование. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург, 2015, с. 106.

дела по собственной инициативе они не могут (ст. 36 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»).

Основанием к рассмотрению дела по жалобе гражданина на нарушение его конституционных прав и свобод в Российской Федерации является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции РФ закон (нормативный правовой акт), примененный в деле гражданина, чьи права и свободы нарушаются данным законом (нормативным правовым актом).

Стоит отметить, что в результате конституционных изменений Конституционный Суд РФ был наделен полномочием оценивать конституционность правоприменительной практики.

Данные полномочия расширяют рамки конституционной жалобы и гарантируют надлежащую защиту конституционных прав и свобод граждан, поскольку в большинстве случаев нарушение прав граждан имеет место тогда, когда та или иная норма закона применяется правоприменительными органами. Нередко норма закона соответствует конституции страны, а в процессе применения толкуется неверно.

Полномочия Конституционного Суда РФ оценивать конституционность правоприменительной практики, предусмотрены ч. 2 ст. 74 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» содержатся и в его правовых позициях, которые состоят в том, что конституционно-правовое истолкование правовых норм, данное Конституционным Судом Российской Федерации, является общеобязательным, в том числе и для судов.

Правоприменительные решения, основанные на акте, который хотя и не признан в результате разрешения дела в конституционном судопроизводств не соответствующим Конституции Российской Федерации, но которому в ходе применения по конкретному делу суд придал истолкование, расходящееся с его конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом Российской Федерации, подлежат пересмотру в порядке, установленном законом (Определение от 9 июля 2004 г. № 242-О1). Данная правовая позиция означает, что Конституционный Суд РФ вправе как лишить норму закона юридической силы, так и признать неконституционность правоприменительной практики.

1 Определение Конституционного Суда РФ от 9 июля 2004 г. № 242-О // СПС «Консультант Плюс».

Необходимо указать, что Конституционный Суд РФ в рамках защиты прав граждан вправе проверить конституционность закона, не только примененного, но и подлежащего применению в конкретном деле (по запросам судов общей юрисдикции).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Обращение (индивидуальная жалоба) в Российской Федерации имеет форму субсидиарного правового вспомогательного средства, которым можно пользоваться только в случае, если нет иного средства правовой защиты.

Принцип субсидиарности представляет собой принцип многоуровневых систем принятия решений, предназначенный для сохранения самостоятельности на нижних уровнях системы принятия решений. В связи с чем необходимым условием для обращения граждан в Конституционный Суд РФ является необходимость обращения в другой суд (общей юрисдикции, арбитражный)1.

Наряду с гражданами Российской Федерации, правом на защиту прав и свобод, установленных Конституцией РФ в рамках конституционного судопроизводства, обладают иностранные граждане и лица без гражданства. Данное правомочие исходит из ч. 3 ст. 62 Конституции РФ, согласно которой иностранные граждане и лица без гражданства пользуются правами в Российской Федерации и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международными договором.

Данный принцип отражен и в постановлениях Конституционного Суда РФ. Так в своем Постановлении № 5-П/2016 от 17 февраля 2016 года2 Конституционный Суд РФ отмечает, что на территории Российской Федерации лицам, не состоящим в гражданстве Российской Федерации, должна быть обеспечена возможность реализации прав и свобод, гарантированных им Конституцией Российской Федерации, а также государственная, включая судебную, защита. Указанные категории граждан в основном оспаривают нормы миграционного законодательства и законодательства о гражданстве.

Жалоба, согласно ФКЗ «О Конституционном Суде РФ», может быть как индивидуальной, так и коллективной. Инди-

1 Гагиев А.К. Доступность конституционного правосудия для граждан // Журнал конституционного правосудия, № 3(45), 2015, с. 29.

Постановление Конституционного Суда РФ № 5-П/2016 от 17 февраля 2016 года //СПС «Консультант Плюс».

видуальная жалоба направляется отдельным лицом (индивидом), чье конституционное право нарушено, однако он не вправе выступать от имени группы лиц, в отношении которых отсутствовало конкретное дело, даже если закон затрагивает их конституционные права и свободы. Коллективная жалоба направляется группой лиц, причем каждое из которых обладает правом на подачу индивидуальной жалобы.

Кроме того, конституционная жалоба должна отвечать требованиям допустимости, которые установлены законом. Ст. 97 Федерального Конституционного закона от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» устанавливает условия допустимости жалобы. Так, жалоба допустима, если:

— закон затрагивает конституционные права и свободы граждан;

— закон применен в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде.

Несмотря на то, что конституционное судопроизводство, включая институт конституционной жалобы на современном этапе, уже достаточно обогащены правовым опытом предыдущих поколений и достигли определенной полноты своего развития, необходимо их дальнейшее совершенствование, поскольку общество и государство находится в постоянной динамике своего развития и поиске новых более совершенных путей реализации «плодов» конституционных ценностей.

Органы конституционного контроля должны учитывать эту динамику, дух времени, тенденции социальных потребностей населения, так как в случае их игнорирования процент доверия к конституционной юстиции и праву в целом резко упадет, а это грозит разрушением и так несовершенного уровня конституционной культуры.

Обращаясь с жалобой в органы конституционного контроля граждане рассчитывают на надлежащее разрешение вопросов поставленных в жалобе, восстановление нарушенных прав и пресечение действия нормативного акта в случае его противоречия Конституции РФ.

Рассматривая обращения граждан и излагая свои правовые позиции по тому или иному вопросу, органы конституционного контроля устанавливают действительный смысл положения нормативного правового акта и определяют его конституционные составляющие.

Правовые позиции Конституционного Суда РФ задают

вектор правового понимания той или иной нормы права обществу и государству в лице его органов, которые это право применяют.

Подводя некоторые итоги, необходимо отметить, что в Российской Федерации конституционный судебный контроль призван играть особую роль в области защиты прав и свобод граждан. На полноценное обеспечение права граждан на судебную защиту направлены постановления и выраженные в них правовые позиции Конституционного Суда РФ, которые возникают, в том числе, в результате обращений граждан в органы конституционного контроля путем подачи жалобы на нарушение их конституционных прав и свобод.

Сегодня в национальных судебных системах защиты прав и свобод человека и гражданина конституционный судебный контроль является самым эффективным из всех юридических средств обеспечения верховенства Конституции на всей территории Российской Федерации.

В этой связи следует согласиться с позицией С.Э. Несмеяновой в том, что «вопрос о конституционности примененного или подлежащего применению судом закона сложен и в необходимых случаях требует глубокого изучения с привлечением специалистов в области государственного или международного права. Такие функции не соответствуют задачам общих судов» 1.

Обеспечение стабильности Конституции РФ, охрана прав и свобод человека и гражданина — важнейшая задача конституционного суда.

Конституционный Суд РФ, рассматривая и разрешая дела всегда руководствуется не отдельным принципом, а принципами в совокупности и находит баланс публичных и частных правоотношений.

Судебная активность Конституционного Суда РФ способствует повышению эффективности судебной защиты прав граждан на всех уровнях судебной системы и служит дополнительной гарантией защиты закрепленных Конституцией РФ прав и свобод человека и гражданина.

Несмотря на то, что жалобы граждан в Конституционный Суд РФ являются субсидиарным средством защиты их

конституционных прав и свобод, как показывает практика, они являются весьма эффективным средством восстановления нарушенных прав. Рассматривая дело по жалобе конкретного гражданина (объединения граждан) Конституционный Суд РФ формируют обширное, массовое представление о разрешении того или иного правового вопроса в аналогичных ситуациях.

Повышение эффективности судебной защиты прав граждан органом конституционной юстиции в Российской Федерации, зависит от полномочий Конституционного Суда РФ.

В последнее время наметилась тенденция расширения их полномочий. В Российской Федерации появился новый вид итоговых постановлений, в результате чего толкования Конституционного Суда РФ приобрели силу общеобязательных установлений.

В целом благодаря своей кропотливой работе, совершенствуя механизмы гарантирования и защиты основных прав и свобод человека и гражданина, текущее законодательство, внося формальную определенность, точность, ясность и единообразное понимание правовых норм, препятствуя их произвольному толкованию и применению в чью-либо пользу, Конституционный Суд РФ, осуществляя конституционное судопроизводство, способствуют обеспечению эффективной судебной защиты прав и свобод граждан Российской Федерации.

Список литературы диссертационного исследования кандидат юридических наук Варфоломеева, Наталья Петровна, 2007 год

2. Федеративный Договор 31 марта 1992г. // Конституция Российской Федерации России. — М.: Март, 1993.

6. Федеральный конституционный закон от 30.01.2002 г. «О военном положении» № 1-ФКЗ // Российская газета. 02.02.2002. — № 21.

8. Федеральный закон от 05.03.1992 г. «О безопасности» № 2446-1 (в ред. от 02.03.2007) // Российская газета. 06.05.1992. — № 103.

9. Федеральный закон от 31.05.1996 г. «Об обороне» № 61-ФЗ (в ред. от 26.06.2007) // СЗ РФ. 1996. — № 23. — ст. 2750.

14. Федеральный закон от 10.01.1996 г. «О мелиорации земель» № 4-ФЗ (в ред. от 26.06.2007) // СЗ РФ. 1996. -№ 3. — ст. 142.

15. Федеральный закон от 10.01.2002 г. «Об охране окружающей среды» № 7-ФЗ (в ред. от 26.06.2007) // СЗ РФ. 2002. — № 2. — ст. 133.

16. Федеральный закон от 21.12.1994 г. «О пожарной безопасности» № 69-ФЗ (в ред. от 26.04.2007) // СЗ РФ. 1994. — № 35. — ст. 3649.

18. Федеральный закон от 04.01.1999 г. «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации» № 4-ФЗ // Российская газета. 16.01.1999. -№ 8.

19. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая) от 31.07.1998 г. № 147-ФЗ (в ред. от 24.07.2007) // СЗ РФ. 1998. — № 31. — ст. 3824.

20. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 05.08.2000 г. № 117-ФЗ (в ред. от 24.07.2007) // СЗ РФ. 2000. — № 32. — ст. 3340.

21. Бюджетный кодекс Российской Федерации от 31.07.1998 г. № 145-ФЗ (в ред. от 26.04.2007) // СЗ РФ. 1998. — № 31. — ст. 3823.

22. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 63-Ф3 (в ред. от 24.07.2007) // СЗ РФ. 1996. — № 25. — ст. 2954.

25. Федеральный закон от 23.11.1995 г. «Об экологической экспертизе» № 174-ФЗ (в ред. от 18.12.2006) // СЗ РФ. 1995. — № 48. — ст. 4556.

27. Федеральный закон от 09.01.1996 г. «О радиационной безопасности населения» № З-ФЗ (в ред. от 22.08.2004) // СЗ РФ. 1996. — № 3. — ст. 141.

29. Федеральный закон от 17.01.1992 г. «О прокуратуре Российской Федерации» № 2202-1 (в ред. от 02.03.2007) // СЗ РФ. 1995. — № 47. — ст. 4472.

30. Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами власти Мурманской области от 30.10.1997г. // Российские вести. -25.12.1997.-№239.

32. Постановление Конституционного Суда РФ от 09.01.1998 г. № 1-П «По делу о проверке конституционности Лесного кодекса Российской Федерации» // ВКС РФ. 1998. — № 2.

33. Постановление Конституционного Суда РФ от 15.07.1996 г. № 16-П «По делу о проверке конституционности п. 1 ст. 1 и п. 4. ст. 3 закона Российской Федерации от 18 октября 1991 года «О дорожных фондах в Российской Федерации» // ВКС РФ. 1996. — № 4.

34. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» // Российская газета. -28.12.1995.-№247.

35. Правовые акты субъектов Российской Федерации

44. Устав Архангельской области (принят 23 мая 1995 г., в ред. от 21.06.2005) / http://constitution.garant.ru/DOC25100002.htm

46. Устав Московской области (принят 11 декабря 1996 г., в ред. от3005.2006) / http://constitution.garant.ru/DOC28830244.htm

47. Устав Сахалинской области (принят 9 июля 2001 г., в ред. от1410.2005) / http://constitution.garant.ru/DOC31600000.htm

48. Устав Самарской области (принят 5 декабря 2006 г., в ред. от2804.2007) / Волжская Коммуна. 20.12.2006.

49. Устав Свердловской области (принят 25 ноября 1994 г., в ред. от1801.2006) / ttp -.//constitution. garant.ru/DOC9200500 .htm

50. Устав города Москвы (принят 28 июня 1995 г., в ред. от. 14.07.2004) / http://constitution.garant.ru/ DOC898898.htm

51. Устав города Санкт-Петербурга (принят 14 января 1998 г., в ред. от 12.07.2005) / http://constitution.garant.ru/DOC7853007.htm

52. Устав (Основной Закон) Челябинской области (принят 25 мая 2006 г.) / http://constitution.garant.ru/DOC8755496.htm

53. Абдулатипов Р.Г. Федералогия: Учебное пособие. СПб.: Питер, 2004. -320 с.

54. Авакьян С.А. Библиография по конституционному и муниципальному праву России. М.: ИКД «Зерцало-М» — М, 2002. — 446 с.

55. Авакьян С.А. Конституционное право России: Учебный курс: В 2 т. -М.: Юристъ, 2007.-788 с.

56. Авакьян С.А. Конституционное право. Энциклопедический словарь. -М., 2001. -688 с.

57. Алексеев С.С. Проблемы теории права: курс лекций в 2-х т. Свердловск, 1973.-С. 371.

58. Алексеев С.С. Теория государства и права. Учебник для юридических вузов и факультетов. М., 1998. — 460 с.

60. Атаманчук Г.В. Теория государственного управления. Курс лекций. Изд. 2-е, дополн. М.: Омега-JI, 2004. — 584 с.

65. Боброва Н.А. Конституционный строй и конституционализм в России: Монография. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2003. — 264 с.

66. Бобылев А.И., Горшкова Н.Г., Ивакин В.И. Исполнительная власть в России: теория и практика ее осуществления. М., 2003. — 304 с.

67. Болыпаков А.Г. Политический конфликт: возможности управления и исследовательские традиции: Курс лекций. Казань: Центр инновационных технологий, 2004. — 90 с.

68. Большая советская энциклопедия. В 30-ти т. / Глав. ред. A.M. Прохоров. 3-е изд. -М.: Изд-во «Советская энциклопедия», 1970. 743 с.

69. Бондарь Н.С. Власть и свобода на весах конституционного правосудия: защита прав человека Конституционным Судом Российской Федерации. М.: ЗАО Юстицинформ, 2005. — 592 с.

72. Валадес Д. Контроль над властью: пер. с испан. Автономова А., Гайдамака В. М.: Идея-Пресс, 2006. — 248 с.

75. Вебер М. Политические работы (1895 1919) / Пер. с нем. Б.М. Скуратова. — М.: Праксис, 2003. — 424 с.

76. Виноградов В.А. Конституционная ответственность. Вопросы теории и правовое регулирование. М., 2000. — 178 с.

77. Витрук Н.В. Конституционное правосудие в России (1991-2001 гг.): Очерки теории и практики. М.: Город.-издат, 2001. — 507 с.

78. Витченко A.M. Теоретические проблемы исследования государственной власти. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1982. — 195 с.

79. Волкова Н.С., Хабриева Т.Я. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации и парламент. М.: Норма, 2005. — 176 с.

80. Габричидзе Б.Н., Чернявский А.Г. Органы государственной власти современной России: Учеб. Пособие. М.: Юристъ, 2004. — 367 с.

81. Гончаров И.В. Федеральное вмешательство в дела субъектов Федерации как средство обеспечения конституционной безопасности России. М.: Академия управления МВД России, 2003. — 129 с.

82. Государственное управление: основы теории и организации. Учебник / Под ред. В.А. Козбаненко -М.: «Статут», 2000. 912 с.

83. Гошуляк В.В. Прокуратура, адвокатура, нотариат в конституционном праве России. М.: Альфа — М, 2005. — 352 с.

88. Ермаков В.Г. Федерация как форма государственного устройства России. М.: Былина, 1999. — 192 с.

89. Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. М.: Рус. яз., 2000. — Т.1: А-О. — 1209 с.

90. Жаке Ж.П. Конституционное право и политические институты: Учебное пособие / Пер. с франц. М.: Юристъ, 2002. — 365 с.

92. Исполнительная власть в России. История и современность, проблемы и перспективы развития. М.: Новая Правовая культура, 2004. -568 с.

93. Козлова Е.И. Конституционное право Росси: Учебник. 3-е изд., пе-рераб. и доп. -М.: Юристъ, 2003. — 585 с.

94. Колоколов Н.А. Судебная власть в государственном управлении: некоторые проблемы текущей политики и фундаментальной науки (сборник статей). Курск, 2001. — 203 с.

95. Колосова Н.М. Конституционная ответственность в Российской Федерации: Ответственность органов государственной власти и иных субъектов права за нарушения конституционного законодательства Российской Федерации. -М.: Городец, 2000. 192 с.

97. Конституционные и уставные суды субъектов Российской Федерации. Сравнительное исследование законодательства и судебной практики. Нормативные акты. Отв. ред. проф. М.А. Митюков. -М.: Издательство «Зерцало», 1999.-480 с.

98. Конституционный судебный процесс: Учебник для вузов / Отв. ред. д. ю. н., проф. М.С. Саликов. М.: Издательство НОРМА, 2003. — 416 с.

99. Концепции развития российского законодательства. Под ред. J1.A. Окунькова, Ю.А. Тихомирова, Ю.П. Орловского. М., 1994. — 244 с.

100. Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2003. — 430 с.

101. Коркунов Н.М. Русское государственное право. Т. II. Часть особенная. — СПб.: Типография М.М. Стасюлевича, 1913. — IV С. — 739 с.

104. Кравец И.А. Формирование российского конституционализма (проблемы теории и практики). Москва — Новосибирск: ООО «Издательство ЮКЭА», 2001.-360 с.

105. Кронский B.C., Баженов А.Г. Конституционные основы разграничения власти в Российской Федерации: опыт и проблемы. Учебное пособие. Нижний Новгород, 2003. — 204 с.

106. Кряжков В.А., Лазарев Л.В. Конституционная юстиция в Российской Федерации: становления и современное состояние исполнительной власти в России. М.: Новая Правовая культура, 2003. — 336 с.

107. Курашвили К.Т. Федеративная организация Российского государства. М.: «Компания Спутник +», 2000. — 172 с.

108. Кутафин О.Е. Предмет конституционного права. М.: Юрист, 2001. -444 с.

109. Лазарев Б.М. Компетенция органов управления. М.: «Юридическая литература», 1972. — 280 с.

110. Лазарев В.В. Конституционное право: Учебник. М.: Юристъ, 1999. -592с.

112. Латинско-русский и русско-латинский словарь / под общ. ред. А.В. Подосинова. 2-е изд., испр. — М.: Флинта: Наука, 2006. — 744 с.

113. Лебедев А.Н. Статус субъекта Российской Федерации (Основы концепции, конституционная модель, практика). -М., 1999. 198 с.

115. Лебедев В.М. Судебная власть в современной России: проблемы становления и развития. СПб., 2001. — 368 с.

116. Лепешкин А.И. Советский федерализм (теория и практика). М.: «Юридическая литература», 1977. — 320 с.

117. JIokk Д. Избранные философские произведения. М.: Соцэкгиз, 1960, Т. 1-2.

119. Лучин В.О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2002. — 687 с.

120. Лучин В.О. Указы Президента РФ: основные социальные и правовые характеристики. М.: Закон и право, 2000. — 302с.

121. Маклаков В.В. Конституционное право. Словарь. М.: Юрист, 2001. -560 с.

122. Мамут Л.С. Государство в ценностном измерении. М.: Издательство НОРМА, 1998.-48 с.

126. Монтескье Ш.-Л. О духе законов: Избранные произведения. М.: Политиздат, 1955. — 800 с.

129. Нарутто С.В. Федерализм и единство государственно-правовой системы. Хабаровск, 2001. — 341 с.

130. Ницше Ф. Сочинения. В 2 т. Т. 1. Перевод с немец. К.А. Свасьян. -М.: Мысль, 1990.-831 с.

132. Окуньков JI.A., Рощин В.А. Вето Президента: Научно-практическое пособие. М.: Городец. Формула права, 1999. — 352 с.

133. Остром В. Смысл американского федерализма. Что такое самоуправляющееся общество. -М.: Арена, 1993. 320 с.

134. Петров С.В. Проблемы исполнения федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации решений Конституционного Суда РФ и конституционных (уставных) судов субъектов РФ. М., 2001. — 304 с.

135. Петрухин И.Л. Прокурорский надзор и судебная власть: Учеб. Пособие. М.: Проспект, 2001.-С. 88.

136. Полянский В.В. Конституционный процесс и политика. Государство и право на рубеже веков (Материалы Всероссийской конференции) /

137. Конституционное и административное право. М.: Статут, 2001. — С. 39-44.

139. Проблемы эффективности публичной власти в Российской Федерации. Сб. материалов учебной научно-практической конференции. -Ростов-на-Дону: Издательский Дом «Проф-Пресс», 2003. 352 с.

140. Радченко В.И. Публичная власть и обеспечение государственной целостности Российской Федерации (конституционно-правовые проблемы). Саратов: Изд-во Сарат. гос. академии права, 2003. — 320 с.

142. Румянцев О.Г. Основы конституционного строя России: Понятие, содержание, вопросы становления. М.: Юрист, 1994. — 288 с.

143. Руссо Жан-Жак. Об общественном договоре. Трактаты: Перев. с франц. М.: Канон-пресс-Ц: Кучково поле, 1998. — 414 с.

144. Сахаров Н.А. Институт президентства в современном мире. М.: Юрид. лит., 1994.- 176 с.

146. Сучилин А.С. Конституционная (уставная) ответственность органов государственной власти субъектов Российской Федерации. Государственно-правовые вопросы. М.: Юриспруденция, 2003. — 128 с.

148. Тихомиров Ю.А. Коллизионное право: Учеб. и науч.-практ. пособие. -М., 2005.-394 с.

149. Тихомиров Ю.А. Теория законов. М.: Наука, 1982. — 257 с.

150. Тихомиров Ю.А. Теория компетенции. М., 2001. -355 с.

151. Тихомиров Ю.А. Юридическая коллизия. М., 1994. — 140 с.

152. Тихомиров Ю.А., Котелевская И.В. Правовые акты: Учеб.-практ. и справ, пособие. -М., 1999. 180 с.

153. Топорнин Б.Н. Конституция Российской Федерации: Научно-практический комментарий / Под ред. Б.Н. Топорнина. М., 1997. -716 с.

154. Тэпс Д. Концептуальные основы федерализма. СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2002. — 240 с.

157. Халфина P.O. Право как средство социального управления. М.: Наука, 1988.-256 с.

158. Чепурнова Н.М. Судебный контроль в Российской Федерации: проблемы методологии, теории и государственно-правовой практики. -Ростов-на-Дону: издательство СКНЦ ВШ, 1999. 224 с.

159. Черепанов В.А. Конституционно-правовые основы разделения государственной власти между Российской Федерацией и ее субъектами. -М.: МЗ-ПРЕСС, 2003. 347 с.

160. Чернов С.Н. Конституционно-правовое регулирование отношений между Российской Федерацией и ее субъектами. СПб: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2004. — 559 с.

161. Чурсина Е.В. Разграничение полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектов по предметам совместного ведения. Конституционно-правовое исследование. Учеб. пособие. М.: МЗ ПРЕСС, 2006. — 208 с.

162. Шайо А. Самоограничение власти (краткий курс конституционализма): Пер. с венг. А.П. Гуськовой, Б.В. Сотина. М.: Юристь, 2001. -292 с.

163. Шапсугов Д.Ю. Проблемы теории и истории власти, права и государства. М.: Изд. группа «Юрист», 2003. — 688 с.

164. Шмавонян Г.А. Конституционное правосудие в системе разделения властей. М.: МАКС Пресс, 2001.- 172 с.

165. Шульженко Ю.Л. Институт конституционного надзора в Российской Федерации. М., 1998. — 113 с.

166. Шульженко Ю.Л. Конституционный контроль в России. М., 1995. -173 с.

169. Elazar Daniel J. Exploring Federalism. Tuscaloosa: The Univercity of Alabama Press, 1987. — 335 p.

171. Алексеев C.H. Функции прокурора по новому УПК РФ // Государство и право.-2002.-№5.

172. Алехнович С.О. Категория противоречий в системе федеративно-государственного устройства России // Современное право. 2003. — № 3.

173. Алехнович С.О. О соотношении федерализма и регионализма //Современное право. 2003. — № 1.

174. Арутюнян Г.Г. Проблемы совершенствования системы конституционного правосудия // Журнал российского права. 1999. — № 9.

175. Афанасьев М. Проблемы российского федерализма и федеративная политика второго Президента. Промежуточные итоги // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. 2002. — № 1.

176. Афанасьев М. Российская Федерация: слабое государство и «президентская вертикаль» // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. 2002. — № 4.

177. Ашурбеков Т. Сохранить правозащитный потенциал прокуратуры // Законность. 2002. — № 11.

178. Барциц И.Н. Институт федерального вмешательства: потребность в разработке и системе мер // Государство и право. 2001. — № 5.

179. Барщевский М. Решения Конституционного Суда Российской Федерации правовые маяки в море политических и экономических страстей // Российская юстиция. — 2003. — № 12.

180. Безруков А.В. Конституция Российской Федерации и институт совместной компетенции // Федерализм. 2003. — № 4.

181. Безруков А.В. Правовая природа конституции в Федеративном государстве // Право и политика. 2003. — № 4.

182. Безруков А.В. Проблемы взаимодействия РФ и её субъектов в сфере исполнительной власти // Журнал российского права. 2001. — № 1.

183. Безруков А.В. Совместная компетенция и совершенствование взаимодействия Российской Федерации и её субъектов // Правоведение. -2003.-№4.

184. Безруков А.В. Совершенствование института совместной компетенции Российской Федерации и её субъектов // Право и политика. 2003. -№ 5.

185. Бессарабов В., Рыбчинский А. Прокуратура России: федерализм и конституционная законность // Законность. 2001. — № 7.

186. Бессарабов В.Г. Прокуратура как важнейшее звено становления в России демократического правового государства // Журнал российского права. 1998.- №9.

187. Биджева С.Ю. Особенности договорного разграничения предметов ведения и полномочий в Российской Федерации // Государственная власть и местное самоуправление. 2002. — № 2.

188. Боброва Н.А. Некоторые аспекты законодательной деятельности субъектов в РФ // Государство и право. 1995. — № 11.

189. Боброва Н.А. «Война законов», или о недопустимости ослабления гарантий верховенства федерального законодательства // Закон и право. -2000.-№2.

191. Брежнев О.В. Некоторые проблемы становления органов Конституционной юстиции в субъектах Российской Федерации // Конституционное и муниципальное право. 2002. — № 1.

192. Бриксов В.В. Критерии конституционности объектов федерального судебного конституционного контроля: некоторые проблемы // Государство и право. 2002. — № 12.

193. Бутусова Н.В. Российское государство как субъект конституционно-правовых отношений // Журнал российского права. 2003. — № 6.

194. Васильева С.В., Мазаев В.Д. Пути совершенствования правового регулирования отношений Российской Федерации и субъектов Российской Федерации по предметам совместного ведения // Право и власть. -2002.-№2.

195. Васильева Т. Разрешение правовых коллизий между Федерацией и субъектами Федерации // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. 2002. — № 1.

196. Глигич-Золотарёва М.В. Разграничение предметов ведения и полномочий между уровнями публичной власти: зарубежный опыт // Журнал российского права. 2003. — № 4.

197. Глотова О.Е. Понятие, возможности и пределы конституционного контроля // Право и политика. 2002. — № 7.

198. Гошуляк В.В. Становление института федерального вмешательства в РФ // Право на образование. 2001. — № 2.

199. Дементьев А.Н. Генезис современных проблем разграничения компетенции между органами государственной власти в Российской Федерации // Право и политика. 2002. — № 9.

200. Договорные формы и принципы федеративных отношений в России. Материалы конференции в ИЗ И СП РФ // Журнал российского права. 1998. -№ 3.

201. Доклад М. Шаймиева Государственному Совету Республики 2001г. // Независимая газета. 28.02.2001.

202. Евдокимов В.Б. О договорах и соглашениях между органами государственной власти Российской Федерации и её субъектов // Современное право.-2002.-№3.

203. Ермошин Г. Законотворческая деятельность субъектов Российской Федерации // Российская юстиция. 1998. -№ 8.

204. Игнатов А.В. Федеральное вмешательство: Понятие, принципы и система мер // Право и политика. 2005. — № 5 (65).

205. Исаков В.Б. Федеральное законотворчество: некоторые тенденции развития // Журнал российского права. 2000. — № 3.

206. Каменская Е.В. Региональный закон: проблемы эффективности // Правовая политика и правовая жизнь. 2002. — № 3.

207. Козак Д.Н. Проблемы разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации // Журнал российского права. -2002.-№5.

208. Кокотов А.Н. Разграничение и согласование полномочий Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и их органов государственной власти // Журнал российского права. 2002. — № 8.

209. Колбая Г.Н. Может ли федеральный закон изменить установленное конституцией разграничение полномочий между ветвями власти? // Журнал российского права. 1998. — №.2.

210. Колесников Е.В. Постановления Конституционных судов как источник Российского конституционного права // Правоведение. 2001. — № 32.

211. Колибаб К.Е. Договоры Российской Федерации с её субъектами о разграничении предметов ведения и полномочий: необходимо участие законодателей // Журнал российского права. 1998. — № 8.

212. Кряжков В.А. Органы конституционного контроля субъектов РФ: проблемы организации и деятельности // Государство и право. 1995. -№9.

213. Кряжков В.А. Проблемы компетенции конституционных (уставных) судов субъектов РФ // Государство и право. 1998. — № 9.

214. Кудрявцев В.Н. Юридический конфликт // Государство и право. -1995.-№9.

215. Лебедев В.А. Теоретические основы конституционно-правовой ответственности субъектов Российской Федерации. Челябинск: Вестник Челябинского университета. Сер. 9. Право, 2001. — № 1.

216. Лексин И.В. Договор между органами государственной власти Российской Федерации и её субъектов: история и современность // Местное право. 2001.-№ 10-11-12.

217. Лексин И.В. Институт договора о разграничении компетенции возможности и пределы применения в современной России // Право и власть. 2002. — № 2.

218. Ливеровский А.А. Федеральное вмешательство // Журнал российского права. 2002.-№ 9.

219. Лысаковский Т.К. К вопросу о коллизиях норм права // Юрист. -2002. -№ 1.

220. Мельников Н.В. Прокурорский надзор самостоятельная форма осуществления прокурорской власти в России // Государство и право. -2003,-№5.

221. Митюков М.А. Акты Конституционного Суда РФ и конституционных (уставных) судов субъектов Федерации: общая характеристика и статистический анализ // Журнал российского права. 2001. — № 6.

223. Некрасов С.И. Федеральные и региональные средства и способы преодоления юридических коллизий публично-правового характера // Государство и право. 2001. — № 4.

224. Поленина С.В. Федеративные договоры и структура законодательства России // Государство и право. 1993. — № 1.

225. Президент Российской Федерации: порядок избрания, конституционно-правовой статус, полномочия. Библиотечка российской газеты. -Выпуск №3.-2004.

226. Проблемы разграничения компетенции между уровнями публичной власти по вертикали. Аналитический вестник Совета Федерации, 2003.-№ 1 (149).

227. Протопопов A.JI. Функции прокуратуры // Правоведение. 2000. — № 6.

228. Рабко Т.А. Правотворчество законодательных органов субъектов Российской Федерации: возможен ли превентивный надзор прокуратуры? // Журнал российского права. 2000. — № 9.

229. Рабко Т.А. Выявление правовых актов субъектов Федерации, не соответствующих законам и Конституции РФ // Законность. 2001. — № 10.

230. Рабко Т.А. Предостережение при надзоре за соответствием законам РФ актов представительных органов власти субъектов Федерации // Законность. 2002. — № 11.

231. Рабко Т.А. Протест прокурора на юридический акт субъекта Федерации: теория и практика // Журнал российского права. 2002. — № 2.

232. Тадевосян Э.В. К вопросу о характере государственной власти субъекта Федерации // Государство и право. 2002. — № 3.

233. Тихомиров Ю.А. Юридическая коллизия, власть и правопорядок // Государство и право. 1994. — № 1.

236. Чиркин В.Е. Федерация и ее субъекты: модели разграничения полномочий // Право и политика. 2002. — № 1.

237. Чуглазов Г. Прокуратура в системе органов государственной власти // Законность. 2003. — № 2.

238. Шахрай С. Актуальные проблемы российского федерализма // Власть. -1995,-№8.

239. Шейнис B.JI. Тернистый путь Российской Конституции // Государство и право. 1997. — № 12.

240. Шеремет К.Ф. Вопросы компетенции местных Советов // Советское государство и право. 1965. — № 4.

248. Пряхина Т.М. Конституционная доктрина современной России: Автореф. дис. . докт. юрид. наук. Саратов, 2004. — 54 с.

249. Суворов В.Н. Конституционный статус Президента Российской Федерации: Автореф. дис. докт. юрид. наук. -М., 2000. 53 с.

251. Бастен И.С. Решения Конституционного Суда Российской Федерации, конституционных (уставных) судов субъектов Российской федерации как источники конституционного права России: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Челябинск, 2003. — 30 с.

252. Демина И.А. Закрепление принципов организации и системы органов государственной власти в уставном законодательстве области как субъекте Российской Федерации: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. -Саратов, 2006. 22 с.

263. Фролова Н.Г. Судебная защита конституционных основ разграничения предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и ее субъектов: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2006. — 22 с.