Ст 360 кас РФ по приставам

Постановления главного судебного пристава Российской Федерации, главного судебного пристава субъекта (главного судебного пристава субъектов) Российской Федерации, старшего судебного пристава, их заместителей, судебного пристава-исполнителя, их действия (бездействие) могут быть оспорены в суде в порядке, установленном главой 22 настоящего Кодекса.

См. все связанные документы >>>

Оспаривание постановлений должностных лиц службы судебных приставов, их действий (бездействия) в соответствии со ст. 360 КАС РФ осуществляется в порядке, установленном гл. 22 КАС РФ, т.е. в рамках производства по административным делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих.

Ранее соответствующее регулирование содержалось в ст. 441 ГПК РФ (в ред. Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 225-ФЗ), регламентирующей подачу заявления об оспаривании постановлений должностных лиц службы судебных приставов, их действий (бездействия). Часть 1 данной статьи предусматривала, что постановления главного судебного пристава РФ, главного судебного пристава субъекта РФ, старшего судебного пристава, их заместителей, судебного пристава-исполнителя, их действия (бездействие) могут быть оспорены взыскателем, должником или лицами, чьи права и интересы нарушены такими постановлением, действиями (бездействием). Федеральным законом от 8 марта 2015 г. N 23-ФЗ в связи с принятием КАС РФ эта часть дополнена указанием на то, что такое оспаривание осуществляется в порядке, установленном законодательством об административном судопроизводстве.

Тем же Федеральным законом от 8 марта 2015 г. N 23-ФЗ признаны утратившими силу ч. ч. 2 и 3 указанной ст. 441 ГПК РФ, определявшие особенности сроков и места подачи заявления об оспаривании постановлений должностных лиц службы судебных приставов, их действий (бездействия), а также отсылавшие в остальном к гл. 23 и 25 данного Кодекса. Кроме того, Федеральным законом от 8 марта 2015 г. N 23-ФЗ внесено изменение в ч. 4 ст. 441 ГПК РФ, в результате чего предусмотрено, что отказ в отводе судебного пристава-исполнителя может быть обжалован в порядке, установленном законодательством об административном судопроизводстве.

Председателю Государственной Думы Федерального Собрания
Российской Федерации
В.В. Володину

Уважаемый Вячеслав Викторович!

В Федеральной палате адвокатов Российской Федерации рассмотрен проект федерального закона № 618625-7 «О внесении изменений в Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации и Федеральный закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» (далее – законопроект), внесенный в Государственную Думу Верховным Судом Российской Федерации.

Законопроект предусматривает закрепление системного правового регулирования рассмотрения судами в административном судопроизводстве дел, связанных с пребыванием несовершеннолетних в учебных учреждениях закрытого типа и центрах временного содержания, с целью обеспечения соблюдения конституционных прав и свобод несовершеннолетних, основных процессуальных гарантий несовершеннолетних и интересов ребенка.

В целом поддерживаем законопроект, так как он призван повысить уровень защиты прав несовершеннолетних граждан.

Вместе с тем некоторые положения законопроекта, на наш взгляд, нуждаются в доработке, о чем свидетельствует следующее.

1. Принципиально важным при рассмотрении настоящего законопроекта является то, что содержание несовершеннолетнего лица – как в специальных учебно-воспитательных учреждениях закрытого типа, так и в центрах временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей в конституционно-правовом смысле является «лишением свободы». Данный вывод следует как из Постановления Конституционного Суда РФ от 16 июня 2009 г. № 9-П, так и из содержания пункта 1 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, являющейся в силу статей 15 (часть 4) и 17 (часть 1) Конституции РФ составной частью российской правовой системы и имеющей приоритет перед внутренним законодательством.

Учитывая изложенное, при решении указанных вопросов несовершеннолетнему лицу должны быть предоставлены все необходимые конституционные и международно-правовые гарантии защиты от незаконного ограничения свободы.

Одной из указанных гарантий защиты является обязательное участие адвоката в рассмотрении любых вопросов, касающихся ограничения права лица на свободу и личную неприкосновенность.

В данной части указанный законопроект этому требованию отвечает не в полной мере.

Части 3, 5 статьи 285.9 КАС проекта содержат ссылку на возможность назначения адвоката в качестве представителя несовершеннолетнего лица, тем не менее указанное назначение может быть произведено только в том случае, если у суда отсутствуют сведения о наличии у несовершеннолетнего лица представителя, отвечающего требованиям статьи 55 Кодекса.

Таким образом, предлагается считать представителем лица, находящегося под угрозой ограничения свободы, не только адвокатов, а также иных лиц, обладающих полной дееспособностью, не состоящих под опекой или попечительством и имеющих высшее юридическое образование.

Считаем, что судебное представительство в административном судопроизводстве по делам данной категории должно быть сугубо профессиональным.

Это полностью будет соответствовать как конституционным правам – праву каждого на получение квалифицированной юридической помощи, праву каждого задержанного, заключенного под стражу, пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента задержания, предусмотренным статьей 48 (части 1,2) Конституции Российской Федерации, так и праву несовершеннолетнего лица на обеспечение бесплатной юридической помощи с участием адвокатов, предусмотренному частью 2 статьи 8 Федерального закона от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних».

Участие в качестве представителя иного лица, обладающего юридическим образованием, не будет гарантировать его квалификацию, поскольку указанное лицо, в отличие от адвоката, имеющего соответствующий статус, не обязано каким-либо образом подтверждать имеющийся опыт юридической деятельности.

Исходя из предлагаемых законопроектом изменений, вполне допустима ситуация, когда лицо, имеющее юридическое образование, но не имеющее никакого опыта юридической деятельности, будет представлять интересы особо уязвимой категории граждан по вопросу лишения их свободы. Считаем, что указанная ситуация недопустима, законопроект в данной части, по нашему мнению, подлежит корректировке.

Необходимо учесть, что в связи с указанным законопроектом предусмотрены, в том числе, изменения в статью 432 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, которой до настоящего времени регламентируются, в том числе, вопросы направления несовершеннолетних лиц в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа. Указанной статьей предусмотрено обязательное участие в судебном заседании именно адвоката. Ссылки на иное лицо, обладающее высшим образованием и выступающее в защиту интересов несовершеннолетнего, не содержится.

Таким образом, предлагаемый законопроект в указанной части влечет ухудшение прав несовершеннолетних по сравнению с правами, которыми они обладали до его принятия, что, считаем, недопустимо.

2. Части 1, 3 статьи 285.6 КАС РФ проекта содержат требования о том, что административное исковое заявление о помещении несовершеннолетнего в центр временного содержания, продлении установленного судом срока пребывания несовершеннолетнего в центре временного содержания подается органом внутренних дел в суд не позднее, чем за двадцать четыре часа до истечения срока нахождения несовершеннолетнего в указанном центре.

Одновременно часть 4 статьи имеет ссылку на то, что несоблюдение вышеуказанных сроков не влечет возвращения или отказа в принятии административного искового заявления, а также не является основанием для отказа в его удовлетворении.

Таким образом, предлагаемая редакция части 4 статьи 285.6 КАС РФ указывает на абсолютную необязательность соблюдения двадцатичетырехчасового срока, что повлечет связанную с этим массу нарушений, когда указанное административное исковое заявление будет подаваться в суд непосредственно перед судебным заседанием, что в свою очередь лишит несовершеннолетнее лицо, а также его адвоката полноценного права на защиту – права иметь необходимое время для подготовки к судебному заседанию и право сформулировать свои возражения относительно заявленного административного иска. Указанная в ч. 1 ст. 285.9 КАС РФ проекта ссылка на возможность в случае нарушения двадцатичетырехчасового срока рассмотрения дела судом в течение десяти дней со дня принятия искового заявления к производству права несовершеннолетнего лица на подготовку к первому судебному заседанию также не восстановит. Данная ссылка не имеет обязательного характера и не указывает на безусловное отложение разбирательства дела в случае необходимости предоставления несовершеннолетнему лицу, его адвокату времени на ознакомление с материалами дела, подготовку собственной правовой позиции.

По аналогичным основаниям предлагается исключить из проекта часть 4 статьи 285.13 КАС РФ, согласно которой несоблюдение сроков подачи административного искового заявления (в течение одного месяца со дня вынесения постановления о прекращении уголовного дела или об отказе в его возбуждении; не позднее, чем за месяц до истечения установленного судом срока пребывания несовершеннолетнего в учебном учреждении закрытого типа) не влечет возвращения или отказа в принятии административного искового заявления, а также не является основанием для отказа в его удовлетворении. Наличие двух взаимоисключающих условий закона, согласно одному из которых соблюдение указанного срока обязательно, а другому, согласно которому нарушение указанного срока не повлечет фактически никаких правовых последствий, будет создавать условия правовой неопределенности, которые позволят государственным органам вообще игнорировать указанные в законе сроки, что повлечет нарушение прав несовершеннолетних лиц.

3. Согласно части 1 статьи 177 КАС РФ (действующая редакция) решение суда принимается немедленно после разбирательства административного дела. По сложным административным делам может быть объявлена резолютивная часть решения суда. Составление мотивированного решения суда может быть отложено на срок не более чем пять дней со дня окончания судебного разбирательства по административному делу (часть 2 указанной статьи).

В соответствии с ч. 3 статьи 285.11 законопроекта, ч. 8 статьи 285.18 законопроекта мотивированное решение должно быть изготовлено в день его принятия. Обоснование необходимости предлагаемой отсрочки изготовления мотивированного решения законопроект не содержит, ранее такой отсрочки закон не предусматривал, поэтому указанный пункт подлежит исключению, как ставящий под угрозу права несовершеннолетнего лица на немедленное ознакомление с судебном актом, на основании которого он лишен свободы.

4. Действующее законодательство предусматривает обязательное участие в судебном заседании представителя комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав. Предлагаемый законопроект не предусматривает обязательного участия указанного представителя, указывает на то (ч. 3 статьи 285.9 законопроекта), что при необходимости суд может привлечь к участию в административном деле в качестве заинтересованных лиц комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав. Таким образом, с принятием указанного законопроекта может ухудшиться положение несовершеннолетних лиц в результате необязательности привлечения к участию в деле указанной комиссии. Такое ухудшение положения недопустимо, в любом случае должно быть мотивировано, в настоящее время такая мотивировка отсутствует.

На основании изложенного просим Вас, уважаемый Вячеслав Викторович, довести позицию Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации до сведения депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации для возможного учета мнения профессионального сообщества при принятии решения по данному законопроекту.

Президент ФПА РФ
Ю.С. Пилипенко

Обзор ошибок, допущенных судами при применении Кодекса

административного судопроизводства

Российской Федерации

за период 2016 г. — 1 квартал 2017 г.

1. При рассмотрении дел по правилам, установленным КАС РФ, судьями районных судов города и области допускались ошибки при применении статей 6 и 14 КАС РФ, которыми установлены принципы административного судопроизводства, в том числе такой, как состязательность и равноправие сторон административного судопроизводства при активной роли суда.

В частности, судами не учитывалось то, что при рассмотрении административных дел суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство судебным процессом, разъясняет каждой из сторон их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения сторонами процессуальных действий, оказывает им содействие в реализации их прав, создает условия и принимает предусмотренные настоящим Кодексом меры для всестороннего и полного установления всех фактических обстоятельств по административному делу, в том числе для выявления и истребования по собственной инициативе доказательств, а также для правильного применения законов при рассмотрении и разрешении административного дела.

Указанное выражалось в том, что суды, рассматривая административные дела, не истребовали по собственной инициативе доказательства, которые являлись необходимыми для установления юридически значимых обстоятельств, в том числе отказывали или удовлетворяли административные иски в связи с недоказанностью обстоятельств, подтверждающих требования либо возражения на иск. Это приводило к тому, что при рассмотрении апелляционных жалоб, судебной коллегией такие доказательства истребовались, что влекло за собой отмену судебного решения в связи с установлением обстоятельств по делу отличных от тех, которые были установлены судом первой инстанции (например, апелляционное определение от 01.11.2016 по делу № 33а-10619/2016).

2. Имели место случаи, когда в суд апелляционной инстанции были направлены дела по частным и апелляционным жалобам, поданным с пропуском срока обжалования. Это повлекло за собой оставление таких жалоб без рассмотрения — ст. 301 КАС РФ (апелляционные определения от 5.11.2016 № 33а-11219/2016).

Также в суд апелляционной инстанции направлялись дела по жалобам, поданным с пропуском срока на обжалование, при этом подателями жалоб было заявлено ходатайство о восстановлении срока, которое судом первой инстанции не было разрешено. Это повлекло за собой снятие дел с апелляционного рассмотрения и возврат дела в суд первой инстанции для рассмотрения ходатайства о восстановлении процессуального срока на обжалование (например, апелляционные определения от 03.03.2016 № 33а-2460/2016, от 27.12.2016 № 33а-13135-2016, от 06.12.2016 № 33а-12151/2016).

Кроме того, в суд апелляционной инстанции направлялись дела по жалобам, по которым не были подтверждены полномочия представителя лица, подавшего и подписавшего жалобу, в части наличия у него высшего юридического образования (не приложена копия диплома). При отсутствии у суда апелляционной инстанции возможности устранения названного недостатка жалобы (неявка в судебное заседание участников процесса, рассмотрение дела без вызова сторон в порядке упрощенного производства) это приводило к необходимости возврата дела в суд первой инстанции и снятия дела с апелляционного рассмотрения для совершения по жалобе процессуальных действий, предусмотренных ст. ст. 302, 299, 300 КАС РФ (апелляционное определение от 31.01.2017 по делу № 33а-912/17).

3. При вынесении определений об оставлении административных исков без движения судами не указывались конкретные недостатки иска, суд ограничивался цитированием положений статей 125,126 КАС РФ, что влекло за собой отмену таких определений и возврат административного иска в суд первой инстанции со стадии принятия к производству.

В определениях об оставлении административного иска без движения судами также указывалось на недостатки иска, которые в силу положений ст.125,126 КАС РФ не являются основанием для оставления иска без движения.

Так, например, в апелляционном определении от 18.10.2016 года по делу № 33а-10835/2016 установлено, что постанавливая определение об оставлении административного искового заявления без движения, судья районного суда пришел к выводу, что административным истцом не исполнены требования Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, предъявляемые к административному исковому заявлению, в частности нарушена часть 5 статьи 38 Кодекса административного судопроизводства РФ.

Судебная коллегия установила, что выводы судьи не соответствуют требованиям законодательства об административном судопроизводстве.

В административном исковом заявлении в качестве административных ответчиков истцом указаны Отдел судебных приставов и судебный пристав-исполнитель. Решение вопроса о том, являются ли указанные в административном иске ответчики надлежащими на стадии принятия административного иска к производству суда нормами КАС РФ не предусмотрено. Данные вопросы, на основании статей 38,43,221 КАС РФ, подлежат разрешению после принятия административного иска к производству, в том числе в ходе проведения подготовки по делу, исходя из предмета заявленных требований.

4. При вынесении определений о возврате административного иска судами допускались следующие ошибки.

Судебной коллегией отменялись определения о возврате иска по основаниям не устранения его недостатков в установленный определении срок, в связи с тем, что у административного истца отсутствовала реальная возможность в установленный судьей срок устранить недостатки, указанные в определении. Как правило, это было вызвано нарушением судом срока направления в адрес административного истца копии определения об оставлении иска без движения (ст. 130 КАС РФ), установления судом в определении срока для устранения недостатков без учета времени на доставку и получение по почте судебной корреспонденции, удаленности места жительства административного истца (апелляционное определение от 19.07.2016 № 33а-7667/16).

Были отменены определения районного суда о возврате административного иска в связи с тем, что приложение к административному иску копии доверенности представителя административного истца, хоть и не заверенной в установленном порядке, не является предусмотренным пунктом 4 части 1 статьи 129 КАС РФ основанием для возврата иска (апелляционное определение от 28 июня 2016 года по делу № 33а-6996/2016).

Отменялись определения судов о возврате иска в связи с тем, что, по мнению суда, административным истцом не были устранены в установленный срок в полном объеме недостатки иска, указанные в определении об оставлении иска без движения. Однако, судебная коллегия приходила к обратному выводу (апелляционное определение от 26.04.2016 № 33а-4711/2016).

Имели место случаи отмены определений о возврате административного иска в связи с тем, что основанием возврата являлось обстоятельство не устранения недостатков иска, указанных в определении об оставлении иска без движения, однако, как было установлено судом апелляционной инстанции, фактически основанием возврата иска явился недостаток иска, на который судом в определении об оставлении его без движения указано не было и, соответственно, не было предложено его устранить в установленный в нем срок (апелляционное определение от 04.04.2017 № 33а-3581/17).

Большое количество определений о возврате иска отменялось в связи с неправильным определением подсудности.

Так, например, по делу № 33а-2065/2017 (апелляционное определение от 21.02. 2017 года) возвращая административное исковое заявление, судья исходил из того, что поскольку административный ответчик находится в Центральном районе города Новосибирска, на основании статьи 22 КАС РФ, иск подсуден Центральному районному суду г. Новосибирска.

Однако, в данном деле судом не были учтены положения ч.ч.1,2 ст. 22, ч.ч.3,4 ст. 24 КАС РФ, а также правовая позиция, изложенная в п.8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.09.2016 года № 36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации», что повлекло отмену определения с возвращением материалов по административному иску в суд первой инстанции со стадии принятия к производству.

При вынесении апелляционных определений от 17.01.2017 по делам №№ 33а-792/17, 33а-789/17 районным судом, наоборот, были учтены, но были не правильно применены положения ст. 22 КАС РФ и разъяснения, изложенные в п.8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.09.2016 года № 36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации», что повлекло отмену определений районного суда с возвратом административных исков в суд первой инстанции.

Апелляционным определением № 33а-7625/16 от 19.07.2016 года отменено определение суда о возврате иска в связи с его неподсудностью, поскольку судом не были учтены положения ст. 24 КАС РФ, при этом неверно определено место жительства административного истца, содержащегося на момент подачи иска в исправительной колонии.

Так, судом не было учтено, что поскольку на момент подачи иска административный истец отбывает наказание в местах лишения свободы, в силу п.1 ст. 20 ГК РФ, ст. 73 УИК РФ, ст. 2 Закона РФ «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» место отбывания лицом наказания или место его содержания под стражей в качестве меры пресечения является местом его пребывания, а не местом жительства. С учетом изложенного, лица, отбывающие наказание в местах лишения свободы, в случае наличия у них права на предъявление иска по месту своего жительства, вправе предъявить такой иск в суд по их последнему до осуждения месту жительства.

По делу № 33а-3433/2016, апелляционное определение по которому принято 22 марта 2016 года, районный суд исходил из того, что поскольку административный ответчик – судебный пристав-исполнитель исполняет свои обязанности в УФССП России по НСО, расположенном в Центральном районе г. Новосибирска, иск не подсуден районному суду.

С указанным выводом судьи районного суда судебная коллегия не согласилась исходя из положений ст. 22 КАС РФ, ст. 33 ч.1 ФЗ РФ «Об исполнительном производстве», из которой следует, что если должником является гражданин, то исполнительные действия совершаются и меры принудительного исполнения применяются судебным приставом-исполнителем по его месту жительства, месту пребывания или местонахождению его имущества.

С учетом этого, правовое значение для определения подсудности по данному делу – об оспаривании решений и действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя имеет не фактическое место нахождения административного ответчика, а место совершения им исполнительных действий.

5. Случаи отмены определений об отказе в принятии административного иска.

Отказывая в принятии административного иска к производству, судами неверно устанавливалась правовая природа спорных правоотношений.

В частности, апелляционным определением от 25 октября 2016 года по делу № 33а-11083/2016 было отменено определение судьи районного суда об отказе в принятии иска по следующим основаниям.

Судья пришел к выводу о том, что заявленные требования должны рассматриваться по правилам искового производства, предусмотренного положениями ГПК РФ, и не подлежат разрешению в порядке административного судопроизводства, с чем не согласилась административная коллегия.

При вынесении определения судьей районного суда не были учтены положения ст. 218 КАС РФ и правовая позиция, изложенная в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.09.2016 года «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации».

Из материалов дела следовало, что заявителем в административном исковом заявлении ставился вопрос о признании незаконным решения должностного лица органа, наделенного властными полномочиями, об отказе в принятии на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении.

Исходя из характера правоотношений и заявленных требований, спора о жилищных правах, который подлежит рассмотрению в порядке, предусмотренном ГПК РФ, по настоящему делу не усматривается. Постановка гражданина на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении сама по себе не влечет предоставление ему жилья и возникновение права пользования жилым помещением.

Кроме того, отказывая в принятии административного иска, судами не учитывалось следующее.

Апелляционным определением от 12 июля 2016 года по делу № 33а-7496/2016 отменено определение районного суда об отказе в принятии административного иска.

Как усматривалось из заявления, административным истцом заявлены требования о признании незаконным бездействия и возложении обязанности принять решение о предоставлении земельного участка в собственность, заключить договор купли-продажи земельного участка, то есть требования в их совокупности и взаимной связи сводятся к защите нарушенного права на получение в собственность земельного участка.

Таким образом, в данном случае имеет место гражданско-правовой спор, который не может быть разрешен в порядке административного судопроизводства.

Вместе с тем, вид судопроизводства (исковое или по делам, возникающим из публичных правоотношений), в котором подлежат защите права и свободы гражданина или организации, несогласных с решением, действием (бездействием) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, определяется судом, зависит от характера правоотношений, из которых вытекает требование лица, обратившегося за судебной защитой, а не от избранной им формы обращения в суд (например, подача заявления в порядке, предусмотренном главой 25 ГПК РФ, или подача искового заявления). Это же следовало из Постановления Пленума ВС РФ № 2 от 10.02.2009г., действующего на момент вынесения судом названного определения и утратившего силу в связи с изданием Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.09.2016 N 36.

В связи с этим, судебная коллеги пришла к выводу о том, что если требования, не подлежащие рассмотрению по правилам КАС РПФ, подлежат рассмотрению в ином судебном порядке тем же судом, то есть подсудны данному суду, вопрос о принятии заявления к производству суда должен быть разрешен на основании подлежащих применению к данным требованиям норм процессуального законодательства.

По аналогичным основаниям было отменено определение судьи районного суда об отказе в принятии к производству административного иска по делу № 33а-11967/2016 от 22.11.2016.

6. Неправильное применение норм процессуального права при прекращении производства по административному делу и оставлении административных исков без рассмотрения.

Районным судом были оставлены без рассмотрения иски Пенсионного фонда к физическим лицам о взыскании задолженности по страховым взносам и пени в связи с несоблюдением обязательного досудебного порядка урегулирования споров, установленного федеральным законом (ст. 196 ч.1 п.1 КАС).

Оставляя иск без рассмотрения районный суд указал, что в соответствии с ч.1 ст. 21 ФЗ № 212-ФЗ, для данной категории административных дел федеральным законом установлен обязательный досудебный порядок урегулирования спора, который истцом соблюден не был, в связи ненаправлением требования по месту жительства ответчика, указанному в ответе УФМС.

С такими выводами судебная коллегия не согласилась, указав, что из содержания статьи 286 КАС РФ, части 1 статьи 21 ФЗ № 212 –ФЗ «О страховых взносах в пенсионный фонд РФ..» следует, что обстоятельства неисполнения контрольным органом обязанности по направлению требования об уплате недоимки по страховым взносам, пени, свидетельствует об отсутствии у такого органа права на обращение в суд с иском, что должно оцениваться судом при вынесении решения и разрешении спора по существу.

Неоднократно судами прекращалось производство по административным делам по основаниям, предусмотренным ч.2 ст. 194 КАС РФ, ч.2 ст. 225 КАС РФ, с чем судебная коллегия не согласилась.

Так, по делу № 33а-2659/2017, апелляционное определение об отмене определения суда по которому принято 07 марта 2017 года, было установлено, что оспариваемым постановлением судебного пристава-исполнителя обращено взыскание на заработную плату и иные доходы должника по исполнительному производству. В постановлении указано о его направлении для исполнения по месту работы должника. Постановлением того же судебного пристава-исполнителя меры по обращению взыскания на доходы должника, примененные оспариваемым постановлением, были отменены. В данном постановлении также указано о необходимости его направления по месту работы должника. Однако, доказательств того, что оспариваемое постановление перестало затрагивать права административного истца – должника по исполнительному производству, в том числе, что постановление об отмене мер по обращению взыскания направлено в адрес работодателя, что удержания денежных средств по месту работы фактически не производились, в материалах дела не имелось.

Также по данному делу судебная коллегия исходила из того, что помимо требования об оспаривании постановления об обращении взыскания на заработную плату и иные доходы должника, административным истцом также были заявлены требования о признании незаконным бездействия судебного пристава – исполнителя. Эти требования подлежат оценке по существу с точки зрения законности такого бездействия и нарушения прав административного истца. В связи с этим прекращение производства по делу не основано на законе.

При рассмотрении в апелляционном порядке административного дела № 33а-2677/17, по которому вынесено апелляционное определение от 21 марта 2017 года об отмене определения суда о прекращении производства по делу, были установлены следующие обстоятельства.

Из положений частей 1,2 ст. 225, ч.2 ст. 194 КАС РФ следует, что прекращение производства по данной категории дел возможно в случае, если оспариваемое решение отменено или пересмотрено и перестало затрагивать права, свободы и законные интересы административного истца.

Из предмета заявленных административных исков по данному делу следует, что оспаривается бездействие должностного лица службы судебных приставов, выразившееся в неисполнении требований исполнительных документов, нерассмотрении заявлений административного истца.

Таким образом, предметом иска является бездействие, а не решение судебного пристава-исполнителя, которое на основании ч.1 ст. 14 ФЗ «Об исполнительном производстве» оформляется постановлением. Положениями ст. 218 КАС РФ четко разграничивается предмет оспаривания: решение, действие, бездействие.

В связи с этим, применение районным судом при принятии обжалуемого определения положений ч.2 ст. 194, ч.2 ст. 225 КАС РФ, предусматривающих возможность прекращения производства по делу в случае отмены либо пересмотра оспариваемого решения, ошибочно.

Наличие или отсутствие незаконного бездействия, устранение заявленного в административном иске бездействия должностного лица, установление фактов нарушения либо отсутствия нарушения прав и свобод административного истца оспариваемым бездействием подлежит установлению судом при рассмотрении дела по существу путем принятия решения, предусмотренного ч.2 ст. 227 КАС РФ, и не может являться основанием для прекращения производства по делу.

7. Судами неоднократно допускались ошибки, влекущие безусловную отмену судебного решения с направлением административного дела на новое рассмотрение, вызванные ненадлежащим извещением лиц, участвующих в деле, о времени и месте рассмотрения дела, разрешением вопроса о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле.

Так, по делу № 33а-9858/2016, апелляционное определение по которому об отмене решения суда и направлении дела на новое рассмотрение принято 04 октября 2016 года, было установлено, что после замены ответчиков, привлеченные к участию в деле в качестве административных ответчиков должностные лица, не были извещены судом о дате, времени и месте рассмотрения дела, судебное решение постановлено без извещения данных ответчиков.

Кроме того, при рассмотрении данного дела судом не были учтены положения пункта 12 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 17 ноября 2015 года № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» о надлежащем круге лиц, участвующих по данной категории дел.

По административному делу № 33а-9925/2016, апелляционное определение по которому об отмене решения суда и направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции принято 04 октября 2016 года, было установлено, что требования рассмотрены к должностному лицу службы судебных приставов, которое прекратило свои полномочия, при этом районным судом не были учтены положения пункта 12 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 17 ноября 2015 года № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства», статьи 43 КАС РФ, и решение о замене административного ответчика либо о привлечении соответчика принято не было. Кроме того, к участию в деле в качестве административного ответчика в силу закона подлежало привлечению УФССП по НСО. Указанных необходимых процессуальных действий судом выполнено не было, что повлекло за собой разрешение вопроса о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле (административный иск судом первой инстанции был удовлетворен).

По административному делу № 33а-10631/2016 от 25.10.2016 судом не было извещено о времени и месте рассмотрения дела привлеченное к участию в деле заинтересованное лицо УФССП по НСО, представителем которого подана апелляционная жалоба на решение. Это обстоятельство повлекло отмену решения суда и направление дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Аналогичная ситуация имела место по делу № 33а-8906/2016 от 06.09.2016, по которому судом не был извещен административный ответчик.

8. Судами неверно исчислялись сроки обращения в суд с административным иском, установленные ст. 219 КАС РФ, что влекло за собой необоснованный отказ в удовлетворении административного иска.

При рассмотрении апелляционной инстанцией 19 июля 2016 года дела № 33а-7300/2016 по апелляционной жалобе административного истца на решение суда, вывод суда первой инстанции о пропуске срока для обращения в суд не был подтвержден материалами дела.

В частности, судебная коллегия исходила из того, что в соответствии со ст. 219 КАС РФ срок для обращения в суд с административным иском начинает свое течение с даты, когда истец узнал о вынесении оспариваемого постановления об окончании исполнительного производства. Стороной административного истца указано на получение им копии оспариваемого постановления от третьего лица в названную им дату. Доказательств, опровергающих данные объяснения стороны административного истца, материалы дела не содержат. Административными ответчиками не представлено в суд первой инстанции доказательств получения административным истцом или его представителем копии оспариваемого постановления ранее указанной ими даты, также как и не представлено доказательств того, что взыскатель –административный истец или его представитель узнали об окончании исполнительного производства ранее даты, указанной в объяснениях стороны административного истца.

По административному делу № 33а-1206/17, апелляционное определение по которому принято 14.02.2017 года, были установлены следующие обстоятельства.

Из материалов дела следовало, что о нарушении прав и принятии административным ответчиком оспариваемого решения истцу достоверно стало известно из ответа от 20.05.2016 года. Доказательств доведения до сведения административного истца принятого и оспариваемого им решения о прекращении выплаты субсидии ранее указанной даты материалы дела не содержат. Журналы исходящей корреспонденции и регистрации уведомлений не подтверждают факт получения истцом решения о прекращении выплаты субсидии, либо факт его уклонения от получения такого решения по почте.

В связи с изложенным, судебная коллегия пришла к выводу о том, что, вопреки установленному судом первой инстанции, срок на обращение в суд с административным иском не пропущен.

Исчисление срока на обращение в суд с заявленными требованиями с даты, когда истец должен был узнать о нарушении права, что сделано судом первой инстанции, по существу противоречит положениям ч. 1 ст. 219 КАС РФ, которая по своему буквальному смыслу для исчисления срока исходит не из презумпции разумно предполагаемой осведомленности лица о нарушении его прав и законных интересов, а из того, что начало течения этого срока определяется моментом, когда заинтересованное лицо реально узнало о соответствующем нарушении.

Кроме того, как следует из положений ст. 159 ЖК РФ, п. 45 Правил предоставления субсидий на оплату жилого помещения и коммунальных услуг, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 14.12.2005 № 761, объяснений административного истца, субсидия перечислялась ему на банковский счет. Как пояснял в суде первой инстанции истец, услугой контроля поступающих на счет денежных средств он не пользуется, что не опровергнуто, такой обязанности у него не имеется. Следовательно, материалы дела не содержат и доказательств того, что о факте не поступления на счет истца субсидии истец достоверно знал либо должен был узнать с даты, указанной в решении районного суда, и потому, как указал суд, имел повод для обращения в уполномоченный орган за выяснением причин неполучения субсидии.

Также суды отказывали налоговым органам в удовлетворении административного иска по причине пропуска срока на обращение в суд, установленного п. 2 ст. 48 НК РФ – шесть месяцев со дня истечения срока исполнения требования об уплате обязательных платежей.

Однако, как указано в пункте 2 статьи 48 НК РФ, заявление о взыскании подается в суд общей юрисдикции налоговым органом (таможенным органом) в течение шести месяцев со дня истечения срока исполнения требования об уплате налога, сбора, пеней, штрафов, если иное не предусмотрено настоящим пунктом.

В абзацах 2 и 3 данного пункта закреплен иной порядок исчисления срока обращения в суд и он касается требований налогового органа об уплате налогов, пени, штрафов, сумма которых на момент направления требования не превышала 3000 руб.

9. При рассмотрении дел по административным искам налоговых органов о взыскании обязательных платежей и санкций допущены неоднократные ошибки при рассмотрении требований налоговых органов о взыскании пени.

Судами не были учтены положения п.4 ст. 289, КАС РФ, п.5,6 ст. 75 НК РФ и Определения Конституционного Суда РФ от 08.02.2007 № 381-О-П, от 17.02.2015 № 422-О о том, что обязанность по уплате пеней производна от основного налогового обязательства и является не самостоятельной, а обеспечивающей (акцессорной) обязанностью, способом обеспечения исполнения обязанности по уплате налога. В материалах рассмотренных дел, решения по которым в части взыскания пени были отменены, отсутствовали доказательства соблюдения установленного законом порядка взыскания недоимки по налогу, на которую начислены пени (апелляционные определения от 22.09.2016 № 33а-9485/2016, № 33а-9915/2016 от 04.10.2016, № 33а-11112/16 от 29.11.2016, № 33а-11169/2016 от 29.11.2016).

10. При рассмотрении дел об установлении административного надзора и административных ограничений, судами допущены ошибки в применении ст. 4 ФЗ № 64-ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы», поскольку административные ограничения устанавливались в формулировке, не соответствующей положениям указанной нормы права, неверно определялся срок административного надзора и применялись положения ст.5 ФЗ № 64-ФЗ без учета при этом изменений, внесенных в ст. 86 УК РФ, не указывалось в судебном решении о том, с какого момента начинается исчисление данного срока — ч.3 ст. 273 КАС РФ (апелляционные определения от 20.12.2016 № 33а-12703/2016, от 20.12.2016 № 33а-12841/2016, от 25.10.2016 № 33а-10978/2016, от 20.12.2016 № 33а-12913/2016).

Указанные в настоящем обзоре ошибки, допущенные судами при рассмотрении административных дел, доведены до сведения районных судов г. Новосибирска и судов области путем проведения учебы с судьями в Новосибирском областном суде, а с судьями судов удаленных районов – посредством использования системы видеоконференцсвязи. Кроме того, данные ошибки доводились до сведения судей и председателей судов кураторами.

Судья Новосибирского областного суда А.П. Кошелева

Определение Верховного Суда РФ от 20.04.2017 N 11-КГ17-5 Обстоятельства: Определением возвращено административное исковое заявление о взыскании обязательных платежей и санкций, поскольку оно не подписано руководителем контрольного органа, от лица которого подается. Решение: Определение отменено. Материал по административному исковому заявлению направлен в суд первой инстанции для рассмотрения по существу со стадии принятия административного искового заявления к производству суда, так как оно подписано и подано уполномоченным на то лицом, его соответствующие полномочия подтверждены приложенной к административному исковому заявлению копией доверенности.

Положения части 1 статьи 287 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации по своему содержанию не исключают возможности применения правил части 8 статьи 54, статьи 56, части 6 статьи 57 данного Кодекса при подаче в суд и подписании административного искового заявления представителем контрольного органа, полномочия которого надлежащим образом оформлены и подтверждены доверенностью.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16.05.2017 N 15 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы»

Административное исковое заявление поднадзорного лица о досрочном прекращении административного надзора или о частичной отмене административных ограничений подписывается этим лицом либо его представителем при наличии у него соответствующих полномочий (часть 1 статьи 54, статьи 55, 56, 57 КАС РФ).

Определение Верховного Суда РФ от 10.04.2017 N 11-КГ17-2 Обстоятельства: Определением исковое заявление о взыскании задолженности по страховым взносам и пени на обязательное пенсионное и медицинское страхование возвращено, поскольку заявление не было подписано руководителем контрольного органа. Решение: Определение отменено, материал по исковому заявлению направлен в суд для рассмотрения по существу, поскольку в подтверждение полномочий на подписание и подачу заявления руководителем юридической группы учреждения к исковому заявлению была приложена копия доверенности, подписанная начальником учреждения, в которой оговорено право на подписание искового заявления и подачу его в суд.

Положения части 1 статьи 287 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации по своему содержанию не исключают возможности применения правил части 8 статьи 54, статьи 56, части 6 статьи 57 данного Кодекса при подаче в суд и подписании административного искового заявления представителем контрольного органа, полномочия которого надлежащим образом оформлены и подтверждены доверенностью.

Определение Верховного Суда РФ от 28.12.2016 N 11-КГ16-24 Обстоятельства: Определением административное исковое заявление о взыскании задолженности по страховым взносам и пени возвращено, так как заявление подписано лицом, не имеющим полномочий на его подписание и подачу в суд, уведомление, подтверждающее вручение копии заявления другим лицам, участвующим в деле, отсутствует. Решение: Определение отменено. Материал по административному исковому заявлению направлен в суд первой инстанции для рассмотрения по существу со стадии принятия его к производству, поскольку представлена копия доверенности, в которой оговорено право лица на подписание заявления и подачу его в суд, отсутствие уведомления о вручении копии искового заявления иным лицам, участвующим в деле, является основанием для оставления заявления без движения.

Положения части 1 статьи 287 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации по своему содержанию не исключают возможности применения правил части 8 статьи 54, статьи 56, части 6 статьи 57 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации при подаче в суд и подписании административного искового заявления представителем контрольного органа, полномочия которого надлежащим образом оформлены и подтверждены доверенностью.

Определение Верховного Суда РФ от 28.12.2016 N 11-КГ16-23 Обстоятельства: Определением административное исковое заявление о взыскании задолженности по страховым взносам и пени возвращено, так как заявление подписано лицом, не имеющим полномочий на его подписание и подачу в суд, уведомление, подтверждающее вручение копии заявления другим лицам, участвующим в деле, отсутствует. Решение: Определение отменено. Материал по административному исковому заявлению направлен в суд первой инстанции для рассмотрения по существу со стадии принятия его к производству, поскольку представлена копия доверенности, в которой оговорено право лица на подписание заявления и подачу его в суд, отсутствие уведомления о вручении копии искового заявления иным лицам, участвующим в деле, является основанием для оставления заявления без движения.

Положения части 1 статьи 287 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации по своему содержанию не исключают возможности применения правил части 8 статьи 54, статьи 56, части 6 статьи 57 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации при подаче в суд и подписании административного искового заявления представителем контрольного органа, полномочия которого надлежащим образом оформлены и подтверждены доверенностью.

Определение Верховного Суда РФ от 28.12.2016 N 11-КГ16-25 Обстоятельства: Определением возвращено исковое заявление о взыскании задолженности по страховым взносам, пени на обязательное пенсионное, медицинское страхование, так как заявление не подписано руководителем контрольного органа, от лица которого оно подается, и отсутствует уведомление, подтверждающее вручение копии заявления другим лицам, участвующим в деле. Решение: Определение отменено, материал по исковому заявлению направлен в суд для рассмотрения по существу, так как из представленных документов следует, что в подтверждение полномочий на подписание и подачу заявления к заявлению была приложена копия доверенности, в которой оговорено право на подписание искового заявления и подачу его в суд.

Положения части 1 статьи 287 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации по своему содержанию не исключают возможности применения правил части 8 статьи 54, статьи 56, части 6 статьи 57 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации при подаче в суд и подписании административного искового заявления представителем контрольного органа, полномочия которого надлежащим образом оформлены и подтверждены доверенностью.

Определение Верховного Суда РФ от 28.12.2016 N 11-КГ16-22 Обстоятельства: Определением административное исковое заявление о взыскании задолженности по страховым взносам, пеней возвращено заявителю. Решение: Определение отменено, материал по административному исковому заявлению направлен в суд первой инстанции для рассмотрения по существу, поскольку в подтверждение полномочий на подписание и подачу заявления к нему была приложена копия доверенности, подписанная начальником государственного учреждения, в которой оговорено право на подписание искового заявления и подачу его в суд.

Положения части 1 статьи 287 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации по своему содержанию не исключают возможности применения правил части 8 статьи 54, статьи 56, части 6 статьи 57 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации при подаче в суд и подписании административного искового заявления представителем контрольного органа, полномочия которого надлежащим образом оформлены и подтверждены доверенностью.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 14.09.2016 N 32-АПГ16-10 Требование: О признании незаконным решения комиссии об отказе в регистрации кандидата в депутаты, обязании зарегистрировать кандидата в депутаты. Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку заявитель, уведомивший окружную избирательную комиссию о самовыдвижении, одновременно не представил сведения о принадлежащем ему, его супруге и несовершеннолетним детям недвижимом имуществе, находящемся за пределами территории РФ, об источниках получения средств, за счет которых приобретено указанное имущество, об обязательствах имущественного характера за пределами территории Российской Федерации кандидата, а также сведения о таких обязательствах его супруги и несовершеннолетних детей по форме, предусмотренной Указом Президента РФ.

Доводы апелляционной жалобы о допуске в судебное заседание представителя административного истца Ильиной Е.Ю., не имеющей высшего юридического образования, в нарушение части 1 статьи 55 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, а также представителя административного ответчика по доверенности, не имеющей в нарушение части 6 статьи 57 данного Кодекса печати, не свидетельствуют о наличии оснований для отмены оспариваемого судебного акта, поскольку данное обстоятельство не повлекло принятие неправильного решения по делу.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 06.09.2016 N 25-АПГ16-5 Требование: Об отмене постановления окружной избирательной комиссии об отказе в регистрации кандидатом в депутаты в порядке самовыдвижения. Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку факт недействительности 350 представленных кандидатом подписей избирателей подтвержден соответствующими доказательствами, существенных нарушений при принятии оспариваемого постановления окружной избирательной комиссией не допущено. Несоблюдение срока вручения постановления избирательной комиссии об отказе в регистрации не является основанием к его отмене.

Довод апелляционной жалобы о том, что представитель административного ответчика Амелина Л.А. была допущена к участию в деле в нарушение положений статьи 57 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации: без доверенности на представление интересов комиссии и соответствующего решения комиссии, в связи с чем, изложенные Амелиной Л.А. доводы и представленные ею доказательства не должны были приниматься судом, не влекут отмену обжалуемого решения.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.09.2016 N 36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации»

20. Согласно части 5 статьи 57 КАС РФ полномочия представителя также могут быть выражены в заявлении представляемого лица, сделанном в судебном заседании в устной форме, на что указывается в протоколе судебного заседания, или представленном в суд в письменной форме.