Задержание является мерой

В соответствии с частью 16 статьи 14 Федерального закона «О полиции» Правительство Российской Федерации постановляет:

1. Утвердить прилагаемое Положение об условиях содержания, нормах питания и порядке медицинского обслуживания задержанных лиц в территориальных органах Министерства внутренних дел Российской Федерации.

2. Финансирование расходов, связанных с реализацией настоящего постановления, осуществляется Министерством внутренних дел Российской Федерации за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета, предусмотренных на его текущее содержание.

Председатель Правительства Российской Федерации

В. Путин

Положение об условиях содержания, нормах питания и порядке медицинского обслуживания задержанных лиц в территориальных органах Министерства внутренних дел Российской Федерации

1. Настоящее Положение определяет условия содержания, нормы питания и порядок медицинского обслуживания лиц, задержанных полицией по основаниям, предусмотренным частью 2 статьи 14 Федерального закона «О полиции» (далее — задержанные лица), и содержащихся в помещениях дежурной части территориальных органов Министерства внутренних дел Российской Федерации (далее — специальные помещения) не более 48 часов до принятия в отношении их решений, предусмотренных частью 2 статьи 14 Федерального закона «О полиции», за исключением лиц, задержанных за административное правонарушение.

Условия и порядок содержания лиц, задержанных за административное правонарушение, установлены постановлением Правительства Российской Федерации от 15 октября 2003 г. N 627 «Об утверждении Положения об условиях содержания лиц, задержанных за административное правонарушение, нормах питания и порядке медицинского облуживания таких лиц».

2. Специальные помещения оборудуются в соответствии с требованиями, устанавливаемыми Министерством внутренних дел Российской Федерации.

3. Задержанные лица содержатся в специальных помещениях под охраной сотрудников полиции в условиях, исключающих угрозу их жизни и здоровью. В целях осуществления наблюдения может использоваться аудио- и видеотехника.

4. Водворение задержанных лиц в специальные помещения осуществляется сотрудниками полиции круглосуточно при наличии документов, подтверждающих основания задержания.

5. Перед водворением в специальное помещение сотрудник полиции проводит опрос задержанного лица о наличии у него хронических заболеваний и жалоб на состояние здоровья. Результаты опроса заносятся в протокол о задержании.

6. Задержанные лица, находящиеся при них вещи и документы подвергаются досмотру в порядке, установленном законодательством об административных правонарушениях, если иной порядок не установлен федеральным законом.

7. Личный досмотр осуществляется сотрудниками полиции одного пола с задержанными лицами в присутствии 2 понятых того же пола.

В случае обнаружения у задержанных лиц при осуществлении личного досмотра предметов и вещей, запрещенных к хранению федеральным законом, сотрудниками полиции в установленном порядке принимается решение о привлечении указанных лиц к ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

8. У задержанных лиц изымаются предметы и вещи по перечню и в порядке, которые установлены Министерством внутренних дел Российской Федерации, о чем делается отметка в протоколе личного досмотра или протоколе о задержании.

Сотрудники полиции обязаны обеспечить сохранность изъятых у задержанных лиц предметов и вещей до истечения срока задержания, после чего они возвращаются задержанному лицу, за исключением предметов, являющихся орудием или непосредственным объектом правонарушения (до решения вопроса по существу) либо находящихся в розыске или изъятых из гражданского оборота, а также поддельных документов.

9. Задержанным лицам разрешается иметь при себе одежду, обувь (в одном комплекте), носовые платки, предметы личной гигиены и туалетные принадлежности.

10. В целях обеспечения учета лиц, подвергнутых задержанию, в территориальных органах Министерства внутренних дел Российской Федерации формируется и ведется реестр указанных лиц. Порядок формирования и ведения реестра лиц, подвергнутых задержанию, определяется Министерством внутренних дел Российской Федерации. Хранение, использование и распространение информации, содержащейся в реестре лиц, подвергнутых задержанию, осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации в области персональных данных.

11. При возникновении угрозы жизни и здоровью задержанного лица или угрозы совершения против него преступления либо иного противоправного деяния сотрудники полиции обязаны незамедлительно принять меры по обеспечению его личной безопасности.

12. Норма санитарной площади в специальном помещении, предназначенном для размещения задержанных лиц, составляет 4 кв. метра на одного человека.

13. В отопительный сезон в специальных помещениях поддерживается температура не ниже 18 градусов по Цельсию.

Специальные помещения освещаются с наступлением темного времени суток и до рассвета.

14. В специальном помещении раздельно размещаются:

лица мужского и женского пола;

несовершеннолетние лица и совершеннолетние лица;

лица, имеющие признаки инфекционных заболеваний.

15. Запрещается размещение в специальных помещениях:

лиц, с заболеваниями (травмами), состояние которых определяется как «состояние средней тяжести» или «тяжелое», а также лиц, находящихся в тяжелой степени алкогольного или иного вида опьянения;

лиц, страдающих сахарным диабетом (в средней или тяжелой степени);

беременных женщин.

Указанные лица не размещаются в специальных помещениях при наличии у них справок или заключений, свидетельствующих о болезни или беременности, выданных медицинскими организациями государственной и муниципальной систем здравоохранения, станцией скорой медицинской помощи или медицинским работником выездной бригады скорой медицинской помощи.

16. Не подлежат размещению в специальных помещениях задержанные лица, имеющие при себе детей в возрасте до 14 лет (когда их возраст очевиден либо подтверждается свидетельством о рождении или иными документами), при невозможности передачи их родственникам или иным законным представителям.

17. Задержанные лица, находящиеся в специальных помещениях, располагаются на скамьях (диванах).

18. Задержанные на срок более 3 часов лица обеспечиваются в ночное время местом для сна, постельными принадлежностями и постельным бельем.

19. Выведение задержанных лиц из специального помещения для отправления естественных надобностей производится по их просьбе поочередно в сопровождении сотрудников полиции.

20. Задержанные лица имеют право получать предметы первой необходимости (гигиенические наборы), столовые предметы, постельное белье и продукты питания от родственников и других лиц, личность которых установлена.

Передаваемые задержанным лицам вещи, предметы и продукты питания проверяются сотрудником полиции и предъявляются задержанному лицу в присутствии передающего. Проверка вещей, предметов и продуктов питания не должна приводить к их порче и невозможности использования по назначению.

Использование предметов первой необходимости задержанными лицами допускается только под наблюдением сотрудника полиции. После использования указанные предметы хранятся вместе с другими вещами и предметами, изъятыми у задержанного лица, за исключением подлежащих утилизации использованных предметов личной гигиены и продуктов питания с истекшим сроком годности.

Запрещается прием и передача задержанным лицам предметов, веществ и продуктов питания, которые представляют опасность для жизни и здоровья человека или могут быть использованы в качестве орудия преступления.

21. Задержанные на срок более 3 часов лица обеспечиваются питанием по норме питания для подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, находящихся в следственных изоляторах Федеральной службы исполнения наказаний, в изоляторах временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел Российской Федерации и пограничных органов Федеральной службы безопасности, на мирное время, утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 11 апреля 2005 г. N 205 «О минимальных нормах питания и материально-бытового обеспечения осужденных к лишению свободы, а также о нормах питания и материально-бытового обеспечения подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, находящихся в следственных изоляторах Федеральной службы исполнения наказаний, в изоляторах временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел Российской Федерации и пограничных органов Федеральной службы безопасности, на мирное время».

22. В случае если предоставление горячей пищи невозможно, задержанные на срок более 3 часов лица обеспечиваются питанием по рационам, установленным в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 11 апреля 2005 г. N 205.

23. Организация оказания медицинской помощи задержанным лицам, их направление и доставление в медицинские организации государственной и муниципальной систем здравоохранения, охрана задержанных лиц при доставлении и нахождении в медицинских организациях государственной и муниципальной систем здравоохранения до истечения установленного срока задержания, привлечение медицинских работников указанных организаций для медицинского обеспечения задержанных лиц по месту их содержания, уведомление сотрудников полиции об окончании срока нахождения в медицинских организациях государственной и муниципальной систем здравоохранения задержанных лиц, направленных для прохождения стационарного лечения, осуществляются в порядке, определяемом Министерством внутренних дел Российской Федерации по согласованию с Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Организация оказания медицинской помощи задержанному лицу осуществляется сотрудниками полиции безотлагательно по требованию данного лица.

24. При необходимости сотрудники полиции принимают меры по оказанию задержанному лицу первой помощи, а также меры по устранению возникшей при задержании угрозы жизни и здоровью граждан.

25. При нахождении задержанного лица в состоянии, требующем срочного медицинского вмешательства, сотрудники полиции вызывают выездную бригаду скорой медицинской помощи для оказания медицинской помощи задержанному лицу.

26. В случае если по заключению медицинского работника выездной бригады скорой медицинской помощи задержанное лицо нуждается в лечении в стационарных условиях, оно направляется в медицинскую организацию государственной или муниципальной систем здравоохранения, в которой до истечения установленного срока задержания полиция обеспечивает охрану задержанного лица.

27. Задержанные лица по заключению медицинского работника выездной бригады скорой медицинской помощи могут пользоваться лекарственными препаратами для медицинского применения, которые подлежат хранению в территориальном органе Министерства внутренних дел Российской Федерации и выдаются задержанным сотрудниками полиции в порядке, установленном медицинскими работниками.

28. В случае тяжелого заболевания, травмы, увечья либо смерти задержанного лица сотрудники полиции незамедлительно, но не позднее 3 часов, сообщают об этом его близким родственникам или близким лицам, а также прокурору.

Задержание в самом широком смысле представляет собой меру государственного принуждения, которая осуществляется в ходе пра­воохранительной деятельности и заключается в кратковременном (на срок не свыше 48 часов) лишении человека права на свободу и личную неприкосновенность.

Задержание является достаточно распространенным методом государственно-правового регулирования. Существование подобной принудительной меры обусловлено самой сущностью правоохрани­тельной деятельности, направленной, как известно, на защиту жизни и здоровья, собственности, иных охраняемых государством социальных благ, на охрану общественного порядка, обеспечение общественной безопасности и других общественно-значимых интересов. Посредством задержания сотрудники полиции и иных правоохранительных органов в частности получают объективную возможность пресекать противо­правные действия отдельных лиц, предупреждать совершение ими но­вых правонарушений, удерживать их в своем «поле зрения» во время проверки на предмет причастности к совершению преступления, адми­нистративного правонарушения и т.д.

Таким образом, по своему правовому смыслу задержание имеет весьма существенное значение для современной правоохранительной практики полиции и иных правоохранительных органов.

Задержание преимущественно проводится на первоначальном эта­пе осуществления соответствующей правоохранительной деятельности, например, если лицо застигнуто в момент совершения противоправно­го поступка или сразу после, если лицо длительное время уклонялось от явки в правоохранительные органы или находилось в розыске и т.п. В связи с этим задержание следует отличать от иных мер государствен­ного принуждения, также выраженных в ограничении конституционных прав на свободу и личную неприкосновенность. Таковыми, например, могут являться меры уголовного наказания (лишение свободы, арест и т.д.), меры административного наказания (административный арест), принудительные меры медицинского характера (помещение в психиа­трический стационар), меры уголовно-процессуального пресечения (за­ключение под стражу и домашний арест) и некоторые другие. В отличие от всех указанных мер государственного принуждения задержание носит предварительный характер и зачастую осуществля­ется без наличия достаточных доказательств, подтверждающих проти­воправность поведения человека. Именно задержание в совокупности с другими предусмотренными законом средствами и методами позво­ляет сотрудникам полиции или иных правоохранительных органов со­брать необходимые сведения (достаточную доказательственную базу) для решения вопроса о возможности или, наоборот, невозможно­сти, применения к лицу какой-либо ответственности либо других мер государственно-властного реагирования.

Более того, в отличие от иных мер принуждения, связан­ных с ограничением права на свободу и личную неприкосно­венность, задержание носит исключительно внесудебный ха­рактер. Оно осуществляется на основании собственного реше­ния органа или должностного лица, осуществляющего пред­варительное расследование по уголовному делу, выполняю­щего оперативно-розыскные мероприятия или проводящего административную деятель­ность. Так, например, согласно ст. 91 УПК РФ правом задержа­ния подозреваемого по уго­ловному делу наделены орган дознания, дознаватель, следователь или руководитель следственного органа. В свою очередь в соответствии со ст. 27.3 КоАП РФ задержание могут проводить органы исполнительной власти и их должностные лица, в частности полиция, пограничные органы, таможенные органы и т.д.

Таким образом, задержание представляет собой кратковремен­ную меру государственного принуждения, имеющую исключительно предварительный характер. Факт задержания никоим образом не мо­жет расцениваться как признающий человека виновным в совершении какого-либо противоправного деяния и ставящим его вне закона. Сле­довательно, задержание нельзя считать ни мерой уголовного наказа­ния, ни мерой административного наказания, ни любой иной формой ответственности.

Согласно конституционному принципу презумпции невиновности вина считается доказанной, а человек подлежит ответственности лишь только после вступления в законную силу приговора суда (иного судеб­ного решения), а по некоторым делам об административных правона­рушениях — соответствующего постановления компетентного органа исполнительной власти или должностного лица. Поэтому задержанные лица, хотя и испытывают на себе некий груз государственного принуж­дения, связанный с временным ограничением права на свободу и лич­ную неприкосновенность, тем не менее, считаются невиновными и в остальном сохраняют за собой все предоставленные им государством права и свободы.

Административное право; административный процесс

УДК 351.74 + 343.1

ББК 67.99(2)116.1+67.99(2)93

DOI 10.24411/2073-3313-2019-10228

СУЩНОСТЬ ЗАДЕРЖАНИЯ КАК МЕРЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО ПРИНУЖДЕНИЯ В КОНТЕКСТЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРАВ И СВОБОД ГРАЖДАН

Елена Юрьевна КУЗМИНОВА, старший преподаватель кафедры административного права и административной деятельности ОВД Орловского юридического института МВД России имени В.В. Лукьянова, кандидат юридических наук E-mail: ele-kuzminova@yandex.ru

Научная специальность по публикуемому материалу: 12.00.14 — административное право;

административный процесс

Аннотация. В статье осуществлен анализ задержания как меры государственного принуждения в рамках административного и уголовно-процессуального законодательства. Отмечается, что в настоящее время общие требования порядка осуществления задержания не согласуются между собой, что порождает проблемы в правоприменительной практике.

Ключевые слова: уголовно-процессуальное задержание, административное задержание, полиция, свобода передвижения, доставление, срок, проблемы.

Задержание гражданина является одной из наиболее часто применяемых полицией мер государственного принуждения. Данная мера предполагает значительное ограничение прав и свобод человека и гражданина, и в первую очередь закрепленных ст. 27 Конституции Российской Федерации. Исходя из целей задержания как меры государственного принуждения и его оснований важно минимизировать такое ограничение.

Решение поставленного вопроса осуществляется законодателем в аспекте нормативно-пра-

вового регулирования оснований и процедуры задержания.

Отметим, что с понятием «задержание» мы можем столкнуться в рамках уголовного судопроизводства при задержании подозреваемого (глава 12 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации); административного производства, если речь идет об административном задержании (ст. 27.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях); а также в аспекте государственного принуждения полиции (ст. 14 Федерального закона

ЗАКОН И ПРАВО • 05-2019

Российской Федерации «О полиции»; далее — Закон о полиции).

Между тем анализ указанных норм позволяет сделать вывод, что отдельные их положения не согласуются между собой.

Федеральный закон «О полиции» как базовый документ, определяющий права и обязанности сотрудников полиции при решении задач, стоящих перед МВД России, в ст. 14 декларирует общие моменты задержания.

В части 2 ст. 14 Закона о полиции дан исчерпывающий перечень категорий лиц, которых полиция может задерживать.

Сказанное позволяет сделать вывод, что конкретизация отдельных положений требует отсылки к соответствующим нормам законодательства.

Из содержания анализируемой статьи следует, что Закон о полиции — это своего рода инструкция, определяющая алгоритм действий сотрудников полиции. Непосредственно сам порядок, связанный с должностными лицами, уполномоченными осуществлять задержание, сроками, документальным оформлением, регламентируется нормами уголовно-процессуального и административного законодательства.

Согласно п. 12 ч. 2 ст. 14 Федерального закона «О полиции» сотрудники полиции имеют право задерживать такую категорию лиц, как совершившие побег из психиатрического лечебного учреждения или скрывающиеся от назначенной судом недобровольной госпитализации в такое учреждение, до передачи их в психиатрическое лечебное учреждение. При этом в соответствии с п. 3 ст. 30 Закона Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»1 в случае обращения администрации психиатрической больницы, психоневрологического диспансера по фактам побега больного полиция оказывает им содействие в его розыске и задержании. Аналогичная ситуация связана с задержанием лиц, допустивших нарушение комендантского часа, в соответствии со ст. 31 Федерального консти-туционно-го закона Российской Федерации «О чрезвычайном положении»2.

Ни в одном из указанных случаев в нормативном содержании анализируемых правовых актов не закреплен порядок документирования факта задержания. Как правило, здесь идет речь о тех случаях задержания, порядок процессуального оформления которых не закреплен ни в УПК РФ, ни в КоАП РФ. Однако общие требования, предъявляемые к протоколу задержания,

должны соответствовать положениям Закона о полиции.

В то же время такое задержание не может являться административным, поскольку отсутствуют необходимые основания, связанные с противоправным поведением задерживаемого лица (подозрением его в совершении противоправных действий). Следовательно, отсутствует перечень должностных лиц, уполномоченных осуществлять такое задержание. Однако, по смыслу норм Закона о полиции, характеризующих назначение полиции, такое задержание в случаях, угрожающих жизни и здоровью человека, вправе осуществлять все сотрудники. Вопрос же документального оформления данного факта по-прежнему остается открытым.

На наш взгляд, необходима конкретизация формы и процедуры оформления протокола о задержании, который регламентирован ч. 14 ст. 14 Федерального закона Российской Федерации «О полиции» в отношении задерживаемых лиц, не совершавших противоправных действий, в отношении которых факт применения задержания связан с нарушением условий режима.

В то же время требуется придание такому протоколу статуса полноценного процессуального документа, на основании которого будут исчисляться сроки ограничения свободы передвижения задержанного лица, а также закрепляться основания и обстоятельства задержания, что позволит осуществлять объективный контроль за соблюдением законности и обоснованности при задержании и не допустить нарушения прав человека и гражданина.

Обращаясь к уголовно-процессуальному законодательству, предполагающему задержание лица по подозрению в совершении преступления, мы видим, что основанием такого кратковременного ограничения свободы являются случаи, перечисленные в ст. 91 УПК РФ.

Такая мера ограничена законодателем временными рамками, которые составляют 48 часов с момента задержания. УПК РФ предусматривает обязанность составления протокола задержания — процессуального документа, содержащего дату и время составления протокола; дату, время, место, основания и мотивы задержания подозреваемого, результаты его личного обыска и другие обстоятельства, что максимально способствует недопущению умаления чести и достоинства личности, нарушения прав и свобод человека и гражданина.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В частности, задокументированное время задержания с точностью до минуты является ос-

ЗАКОН И ПРАВО • 05-2019

новой для отсчета установленного законом максимального срока задержания. Такое категори-рованное утверждение по сроку не безосновательно. Дело в том, что п. 15 ст. 5 УПК РФ четко определяет, что задержание в рамках уголовно-процессуального законодательства исчисляется с момента фактического задержания. В данном случае фактическое задержание должно совпадать с фактическим лишением свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления.

Однако, несмотря на многочисленные судебные решения, практика знает не мало примеров расхождения момента фактического задержания с моментом доставления подозреваемого в кабинет к следователю (дознавателю) либо помещения в изолятор временного содержания.

Так, при рассмотрении Верховским районным судом Орловской области ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Ч. установлено, что фактически его задержание было произведено в 5 часов 00 минут 6 февраля 2016 г., а не в 21 час 40 минут 7 февраля 2016 г., как это было указано в протоколе задержания. С учетом данного обстоятельства мера пресечения обвиняемому Ч. была избрана на срок два месяца, т.е. до 5 апреля 2016 г.; в адрес органов следствия вынесено частное постановление3.

Такое положение дел не случайно и объясняется тем, что аналогичная мера ограничения свободы передвижения имеется в административном законодательстве, где в числе прочего названа вспомогательная мера в виде доставления, предшествующая задержанию. В результате практические работники, зачастую трактуя уголовно-процессуальное задержание по аналогии с административным, полагают, что процесс по доставлению задержанного лица рассматривается как самостоятельный этап (захват, удержание, доставление или перемещение).

Срок доставления КоАП РФ не уточняет и не включает его в отличие от УПК РФ в процесс задержания, что в итоге приводит к путанице на практике. Более удачная формулировка в этом отношении содержится в нормах Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан (далее — УПК РК), в п. 29 ст. 7 которого фактическое задержание определяется как ограничение свободы, включающее передвижение и принудительное удержание. В статье 129 УПК РК есть и отдельная мера обеспечения — доставление.

Административное задержание также оформляется соответствующим протоколом: составляется процессуальный документ, в котором аналогично, помимо всего прочего, в обязательном порядке указываются время, место и мотивы задержания. Однако административное задержание в отличие от уголовно-процессуального исчисляется с момента доставления в территориальный орган МВД России.

Следовательно, составление протоколов административного задержания или задержания подозреваемого является гарантом соблюдения законности при осуществлении мер государственного принуждения, что должно выражаться не только в общих требованиях к содержанию протоколов задержания, но и во времени, с которого исчисляется его общий срок.

В результате, оставив вне правового поля факт доставления в рамках уголовно-процессуального задержания, законодатель тем самым придал бульшую значимость ограничениям прав и свобод граждан в уголовно-процессуальной деятельности перед административной.

Таким образом, анализируя приведенные положения по вопросам задержания в рамках различных отраслей права, мы видим, что законодатель, предусмотрев в ст. 14 Федерального закона «О полиции» общие положения задержания как меры государственного принуждения, ограничился общими вопросами. При этом анализ положений уголовно-процессуального и административного законодательства свидетельствует о том, что отдельные его нормы не согласуются между собой, что в свою очередь порождает коллизии в правоприменительной практике.

В данном случае уместно говорить о едином подходе к определению сущности задержания, начиная от порядка определения момента, с которого лицо ограничивается в передвижении, и заканчивая сроками и документальным оформлением.

2 Федеральный консти-туционный закон РФ «О чрезвычайном положении» от 30.05.2001 г. № З-ФКЗ // http:// www.consultant.ru

ЗАКОН И ПРАВО • 05-2019

Фактическое задержание (захват) лица — это проводимый правоохранительными органами, в частности полицией, ком­плекс мероприятий, в результате которых человек лишается фактической возможности свободно передвигаться, а правоо­хранительные органы, наоборот, получают фактическую воз­можность принудительно доставить его в орган дознания или к следователю.

Говоря о захвате, следует обратить внимание, что это действие само по себе является лишь самым первым актом, обуславливающим задержание подозреваемого в совершении преступления. Захват как таковой не реализует всех целей задержания. Однако посредством это­го сугубо обеспечительного мероприятия решаются две важнейшие организационно-правовые задачи: пресекается дальнейшая преступ­ная деятельность задержанного и обеспечивается возможность его до­ставления в орган дознания или к следователю.

Поэтому очевидно, что возможностью проводить фактическое за­держание (захват) наделен весьма широкий круг сотрудников правоо­хранительных органов. Это любые должностные лица, имеющие право доставлять задержанных для дальнейшего разбирательства в орган до­знания или к следователю. Например, согласно п. 13 ст. 13 закона «О по­лиции» таким правом обладает любой сотрудник полиции, действующий в пределах своих полномочий (сотрудник патрульно-постовой службы, инспектор ГИБДД, сотрудник ОМОН и т.д.). Аналогичные права имеют со­трудники ФСБ России, ФСКН России и пр.

Доставление — это деятельность правоохранительных органов по принудительному перемещению задержанного от места захвата к месту производства предварительного расследования. Итогом доставления является передача задер­жанного должностному лицу органа дознания или следователю, уполномоченному вынести процессуальное решение о задержании. Срок, затраченный на доставление лица к месту производства предварительного расследования, включается в общий срок задержания.

При этом сотрудники полиции и иных правоохранительных орга­нов должны обеспечить доставление задержанного в кратчайшие сро­ки с тем, чтобы он находился в подобном юридически незакрепленном статусе минимальное время.

К великому сожалению, в современной правоприменительной практике еще достаточно часто встречаются случаи грубого нарушения прав задержанных в этой части. Типичным тому примером может слу­жить знаменитое дело В.И. Маслова, впоследствии ставшее предметом для рассмотрения Конституционным Судом РФ.

Так 2 октября 1997 г. в рамках расследования по уголовному делу по ст. 163 УК РФ В.И. Маслов был принудительно доставлен в региональное управление по борьбе с организованной преступностью ГУВД г. Санкт- Петербурга и Ленинградской области, где без принятия решения о его задержании или заключении под стражу удерживался более 16 часов. За это время в отношении него был проведен ряд других следственных действий — опознание, допрос в качестве свидетеля, очная ставка.